Фонд исторической перспективы Столетие
Рассылка новостей

e-mail:
 

ИНФОРМАЦИОННО - АНАЛИТИЧЕСКОЕ ИЗДАНИЕ ФОНДА ИСТОРИЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЫ
интернет-газета издаётся с 21 сентября 2004 года

22 сентября 2017

 
ТАКЖЕ В РУБРИКЕ
Минздрав пригрозил семьям, отказывающимся от вакцинации детей.
21.09

В стране принята программа, предполагающая тотальный контроль за гражданами и их жизнью.
14.09

О председателе сельхозкооператива Надежде Ясниковой слагают легенды.
06.09

О том, чем отличается набор студентов в этом году, рассказывает доктор исторических наук, ректор Московского педагогического государственного университета.
01.09

Итоги III Международного военно-технического форума «Армия-2017» впечатляют.
30.08

Слово из Оптиной пустыни в праздник Успения Пресвятой Богородицы.
28.08

Бывший замминистра и организатор дефолта оказался банальным контрабандистом.
25.08

Оппозиционеры возмущены задержанием режиссера К. Серебренникова.
23.08

Один за другим «Первый канал» покидают популярные ведущие.
16.08

Министерство культуры РФ выдало разрешительный документ на прокат кинофильма.
15.08

О выступлении российских спортсменов без флага России.
15.08

На чьи деньги «борец с коррупцией» отдыхает с семьей за бугром.
09.08

Беседа с одним из самых известных священников Москвы, педагогом, автором многих книг.
07.08

Устюжна – город, не покорившийся врагу в самые смутные времена, празднует свое 765-летие.
03.08

«Если бы мы не встали на блокпосты, бои шли бы сегодня не в Донбассе, а в Крыму», – уверен ополченец Николай Качин.
27.07


Общество

Воины в белых халатах

Они спасли жизни миллионам наших соотечественников
Татьяна Корсакова
22.02.2017
Комментарии Версия для печати Добавить в избранное Отправить материал по почте
Воины в белых халатах

Вспоминая в канун праздника 23 февраля своих предков, прошедших Великую Отечественную, давайте помянем и военных медиков – врачей, медсестер, санинструкторов, нянечек, фельдшеров, санитаров, которые помогали нашим искалеченным войной родным выжить…

Стоит при этом проявить внимание к памяти двух советских политиков, врачей по профессии, – Николая Александровича Семашко и Зиновия Петровича Соловьева, создавших непосредственно после Октябрьской революции беспрецедентную систему советского здравоохранения. Начали они с декретов, защищавших здоровье народа, с организации самого здравоохранения, а затем настояли на немедленном открытии сети медицинских вузов. Врачей для простого народа в России не хватало. Не должно было их хватить и для войны…

… Уж как богат и могуч был Дон – я не о реке, а о мощном Войске Донском, поставлявшем Российской империи самых храбрых бойцов, а не смогли атаманы уговорить царских чиновников учредить в Ростове-на-Дону университет с медицинским факультетом, чтобы тот выпускал ученых лекарей, которые лечили бы народ по станицам и казачьим хуторам. Уж и миллионы предлагали на это, и место под застройку… И не было бы счастья, да несчастье помогло.

В связи с началом Первой мировой войны и наступлением немецких войск был вынужден эвакуироваться вглубь России Императорский Варшавский университет. Куда его пристроить? В обеих столицах, а также в Киеве университеты врачей выпускали. В Томске работал единственный в Сибири Императорский Томский университет с единственным медицинским факультетом. В Саратове уже несколько лет внутри недавно открытого Николаевского университета действовал медицинский факультет. В Дерпте (он же Юрьев, он же Тарту), в старейшем университете, тоже выпускали врачей… И тут вспомнили о прошениях донских атаманов.

Так Ростов в один момент обрел университет с медицинским факультетом. Варшавяне создали в городе хорошую научную школу.

И надо же было такому случиться, что на переломе эпох именно в этот самый университет, получивший название Донского, поступила учиться на врача девочка с казачьего хутора Фролов Донского края Зина Ермольева. Ее сразу заинтересовала наука, причем наука относительно новая – микробиология. Студентка оказалась ответственной и въедливой. И именно ей, З.В. Ермольевой, суждено было стать профессором, академиком АМН СССР, создателем первого советского пенициллина (крустозина ВИЭМ), за что автор была удостоена Сталинской премии первой степени, которую она отдала на строительство истребителя с надписью на борту «Зинаида Ермольева».

Ее пенициллин «успел» на войну и спас тысячи жизней советских солдат. А сама Ермольева оказалась во время войны во фронтовом Сталинграде, где спасала от холеры мирное население, которое не смогло эвакуироваться из разбомбленного города.

Незадолго до войны у Зинаиды Виссарионовны арестовали и расстреляли второго мужа, микробиолога А.А. Захарова. Первый муж – основатель советской школы медицинской вирусологии Лев Александрович Зильбер, специалист номер один в СССР по клещевому энцефалиту, родной брат известного советского писателя Вениамина Каверина, за считанные годы три раза попадал в поле зрения НКВД, сидел в разных лагерях и только после заступничества крупных ученых, в том числе и бывшей супруги, донской казачки З.В. Ермольевой, перед Сталиным был освобожден, причем Сталин, извинившись за энкавэдэшников, вручил ему Сталинскую премию. А Каверин после оглушительного и вполне заслуженного успеха «Двух капитанов» написал о своей бывшей невестке «Открытую книгу».

В том же 1942 году, когда Ермольева отправилась в горящий Сталинград, неподалеку, в Ставрополе, с риском для жизни, перед самым входом в город немецких войск спасла важнейшие медицинские документы о борьбе с туляремией врач-микробиолог, выпускница Саратовского мединститута Магдалина Петровна Покровская. Она стала известна в Советском Союзе тем, что тайно привила себе чуму, чтобы проверить действие противочумной сыворотки, потом о ее подвиге узнали, была написана пьеса, поставлен спектакль…

Это были личности. Отдельные. Знаменитые.

Но во время войны не одному-двум-трем по отдельности – миллионам советских медиков предстояло стать героями и тружениками. А где их взяли?

Для того, чтобы это понять, нам придется вернуться в конец 1917 года по старому стилю. 25 октября (7 ноября) – переворот в Петрограде. И уже на следующий день, 26 октября, при Военно-революционном комитете Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов был образован медико-санитарный отдел, которому поручалось реорганизовать медико-санитарное дело в стране.

Это был зародыш Наркомата здравоохранения. Но очень деятельный зародыш. По его инициативе и следуя первой программе РСДРП (1903 г.) Совнарком издал до конца 1917 года по старому стилю декреты о 8-часовом рабочем дне, о помощи пострадавшим от несчастных случаев на предприятиях, о страховании на случай болезни и т.д. Медико-санитарные отделы были созданы при местных Советах по всей стране. 2 декабря 1917 г. врачебные коллегии трех Народных комиссариатов – Внутренних дел, Путей сообщения и Государственного призрения обратились к населению Советской России с совместным воззванием «О борьбе с заболеваемостью, смертностью и антисанитарными условиями жизни широких масс населения». Это обращение стало первым программным документом Советского государства в области здравоохранения. В июне 1918 года в Москве состоялся Всероссийский съезд медико-санитарных отделов Советов. 11 июля 1918 г. по его материалам Совнарком принял декрет «Об учреждении Народного комиссариата здравоохранения» — первого высшего государственного органа, объединившего под своим руководством все отрасли медико-санитарного дела страны. В состав первой Коллегии Наркомата здравоохранения РСФСР вошли В.М. Бонч-Бруевич (Величкина), А.П. Голубков, П.Г. Дауге, Е.П. Первухин, Н.А. Семашко, 3.П. Соловьев. Первым народным комиссаром здравоохранения РСФСР был назначен Николай Александрович Семашко.

Один за другим в бывшей Российской империи открывались медицинские вузы и факультеты при университетах, которые превращались через несколько лет в институты.

Повторил судьбу Варшавского университета Юрьевский – он вместе с русскими профессорами и преподавателями был переведен в Воронеж. Заработали Самарский и Смоленский мединституты, медицинский факультет Туркестанского университета… Через 15 лет – новая волна: создан медицинский институт в Сталинграде и других крупных областных городах Европейской и Азиатской частей СССР… Это была настойчивая, целенаправленная политика правительства. Средние школы страны давали миллионы выпускников, которым хотелось получить высшее образование. Очень многие выбирали медицину.

Выбрала ее и моя будущая мама, Галина Мишаткина, дочь директора и воспитательницы детдома в Хвалынске. Золотая медалистка, она сходу поступила в Саратовский мединститут. Началась переписка с братом – будущим артиллеристом, которому, увы, предстояло погибнуть при освобождении Эстонии, и с родителями.

«Саратов, 4/XII-39 г. Здравствуйте, мама и папа! Спешу сообщить, что сдала 29 ноября анатомию (так называемые «кости»). Сколько облегчения и радости! Да еще как сдала? Отлично! Да-да. Сама не ожидала даже, так как в этих костях столько названий… Ваша Галя». «5 декабря. Утро. Еще малость напишу. Вчера была в кино на картине «Высокая награда». У вас шла она? Если еще нет, то непременно сходите – замечательная картина. А картину «Доктор Калюжный» видели? Наверное, нет, т.к. она у нас здесь-то недавно идет. Эта уж еще лучше. Главное, там мы – медики, студенты, только окончившие институт и выходящие на самостоятельную работу. Обязательно сходите. С приветом – Галя».

Ее «самостоятельная работа» началась через четыре года – в качестве военного хирурга в военном госпитале на Северском Донце, под знаменитым Святогорским монастырем, о путешествии в который столь поэтично писал Иван Бунин. Галине был 21 год, девочка, почти подросток. Первые два года в Саратовском мединституте она и ее сокурсники обучались в обычном темпе по утвержденной программе. А потом, после начала Великой Отечественной войны, началась гонка.

Профессора обзорно дали малоупотребимые на фронте психиатрию и гинекологию, сократили терапию, не говоря уж об «истории партии» с «философией», зато усиленно гоняли по военно-полевой хирургии.

Старшекурсников выпустили по эрзац-программе и отправили на фронт фельдшерами, и им потом, после Победы, – тем, кто выжил в кровавой каше начала войны, пришлось доучиваться в институте. Студенты маминого курса окончили институт настоящими врачами, и все равно мама всю жизнь вынуждена была ездить на курсы повышения квалификации – то в Ленинград, то в Москву. Но так полагалось всем врачам в СССР.

Приближался реальный фронт.

Кто бы мог подумать, что в Сталинград, город в 400 километрах вниз по Волге, войдут немцы и там начнется изнурительная городская битва: за каждый квартал, площадь, овраг, за каждый дом, для немцев – за выход к Волге. После учебы и самостоятельных занятий саратовские студенты-медики ходили в госпитали, куда привозили раненых из Сталинграда, наблюдали за операциями, ассистировали, а уж в совсем свободные минуты щипали корпию. Старшие медсестры госпиталей выдавали им ветхие, стиранные-перестиранные простыни, и надо было ногтями раздирать эти полотна на крошечные кусочки, которые становились отличным перевязочным средством наподобие ваты, потому что обернутая бинтами масса корпии хорошо впитывала кровь. Ногти и кончики пальцев болели и немели от этого процесса. Кормили студентов «так себе», и для мамы было огромным счастьем, отстояв очередь к лотошнице на углу центральной улицы имени Кирова, бывшей Немецкой, и Максима Горького, купить и съесть бутерброд – хлеб и кусочек сыра.

Потом, после Святогорска, был госпиталь на острове Хортица, в городской черте Запорожья. Мама не любила рассказывать о войне, но однажды обмолвилась, что на Хортице было очень страшно оперировать, потому что пули и снаряды перелетали через крышу их госпиталя, а ей пришлось бы в случае чего закрыть собой раненого.

«Кто говорит, что на войне не страшно, тот ничего не знает о войне», - писала знаменитая советская поэтесса, военная медсестра Юлия Друнина.

И ведь это было только начало. Мамин госпиталь шел – иногда буквально шел, пешком, потому что грузовики и телеги отдавали раненым, еще не вывезенным на Большую землю, – от одного освобожденного украинского города до другого. Николаев, Одесса, Самбор, где мама (лейтенант, между прочим) вышла замуж за капитана Красной Армии Александра Корсакова, потом польские города – Сандомир, Коньске, Бреслау. Под Бреслау (ныне Вроцлав), в деревне Дойч-Лиссе, расположился, наконец, ее последний на войне госпиталь; они с моим будущим отцом и однополчанами съездили на экскурсию в поверженный Берлин.

Задумайтесь, 41% военврачей в Великую Отечественную войну - женщины. 100% медсестёр (как молоденькая Юлия Друнина) и санитарок – тоже женщины. Санинструкторы и фельдшеры – большинство женщины.

«Нельзя притворяться перед собой», - как точно сказано у Юлии Друниной в стихотворении о войне. Война выявляла самые сокровенные черты характера человека.

Кто не знает сейчас имя архиепископа Луки, в миру Валентина Феликсовича Войно-Ясенецкого, лауреата Сталинской премии первой степени, профессора, доктора медицинских наук и доктора богословия, автора знаменитых «Очерков гнойной хирургии», по которым до сих пор учатся студенты-медики, и духовных книг, художника-иллюстратора, великолепного, безотказного врача-хирурга, а в посмертной жизни – святого Луки Крымского? Тому, кто знает этого великого русского православного человека, хорошо известно, сколько претерпел он от тупых прислужников власти в советское время. Долгие годы Валентин Феликсович совмещал работу хирурга и священнослужителя, утром и днем выступал перед студентами-медиками Среднеазиатского университета с лекциями, оперировал больных, вечером как епископ Лука служил в храме, а ночью писал свои книги, иллюстрируя собственными рисунками. По надуманным обвинениям его три раза ссылали. Он и в ссылках «совмещал» – люди шли и шли к нему и как к врачу, и как к исповеднику. К началу Великой Отечественной войны Войно-Ясенецкому было уже больше 60 лет. Обид, казалось, должна была накопиться туча. Но в начале войны он отправил телеграмму председателю Президиума Верховного совета СССР М.И. Калинину: «Я, епископ Лука, профессор Войно-Ясенецкий… являясь специалистом по гнойной хирургии, могу оказать помощь воинам в условиях фронта или тыла, там, где будет мне доверено. Прошу ссылку мою прервать и направить в госпиталь. По окончании войны готов вернуться в ссылку. Епископ Лука».

Всесоюзный староста эту телеграмму не получил. Красноярский крайком ВКП(б) распорядился сам. С осени 1941 года Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий стал консультантом всех госпиталей края и главным хирургом эвакогоспиталя. И по-прежнему оперировал – делал по нескольку операций в день…

…Вспомним их всех, мужчин и женщин, в праздник защитников Отечества!


Специально для «Столетия»


Статья опубликована в рамках социально значимого проекта «Россия и Революция. 1917 – 2017» с использованием средств государственной поддержки, выделенных в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 08.12.2016 № 96/68-3 и на основании конкурса, проведённого Общероссийской общественной организацией «Российский союз ректоров».




Комментарии


ВЕРА
05.03.2017 20:12

«Когда началась Первая мировая война, Великой Княжне Татьяне исполнилось семнадцать лет. Для Нее наступило совершенно особое время, — время, когда в полной мере проявились не только Ее доброта, милосердие, но и душевная стойкость; большие организаторские способности, а также талант хирургической сестры…»
Баронесса С. К Бухсгевден (врач-хирург)

Мои мечты стремятся вдаль,
Где слышны вопли и рыданья,
Чужую разделить печаль
И муки тяжкого страданья.

Я там могу найти себе
Отраду в жизни, упоенье,
И там, наперекор судьбе,
Искать я буду вдохновенья.

почитатель Столетия
03.03.2017 18:37

Судя по современному календарю в РФ,каких только праздников  на сегодняшний день не отмечают,скоро такими темпами и православный календарь догоним,через день красные даты!Конечно народ,в честь которых  отмечают достоин! Только действительно,ну нет в нашей многострадальной стране,праздника именно для военных медиков и всех людей,кто в какой-то мере причастен к событиям ВОВ! Тогда где наши различные советы ветеранов и ОП РФ.Именно они возвратили в строй сотни тысяч бойцов и командиров.Благодаря им,многие вернулись с фронтов и работали на благо страны.В противном случае,необходимо собирать деньги на памятник,именно памятник,а не доски на стенах бывших госпиталей! Где его воздвигнуть,пусть решает народ и не медлить,до 9 мая рукой подать!

ВЕРА
28.02.2017 13:22

Сестре милосердия

Нет, не думайте, дорогая,
О сплетеньи мышц и костей,
О святой работе, о долге…
Это сказки для детей.

Под попрёки санитаров
И томительный бой часов
Сам собой поправится воин,
Если дух его здоров.

И вы верьте в здоровье духа,
В молньеносный его полёт,
Он от Вильны до самой Вены
Неуклонно нас доведёт.

О подругах в серьгах и кольцах,
Обольстительных вдвойне
От духов и притираний,
Вспоминаем мы на войне.

И мечтаем мы о подругах,
Что проходят сквозь нашу тьму
С пляской, музыкой и пеньем
Золотой дорогой муз.

Говорим об англичанке,
Песней славшей мужчин на бой
И поцеловавшей воина
Пред восторженной толпой.

Эта девушка с открытой сцены,
Нарумянена, одета в шёлк,
Лучше всех сестёр милосердия
Поняла свой юный долг.

И мечтаю я, чтоб сказали
О России, стране равнин:
— Вот страна прекраснейших женщин
И отважнейших мужчин.

стихи - Николай Гумилёв; 10 марта —
конец мая 1915 года

Неравнодушный
25.02.2017 12:05

Статья не только хорошая,ее главная ценность - она побуждает к размышлению.Итак, "25 октября (7 ноября) – переворот в Петрограде. И уже на следующий день, 26 октября, при Военно-революционном комитете Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов был образован медико-санитарный отдел, которому поручалось реорганизовать медико-санитарное дело в стране".Отсюда три вывода:Первый,свидетельство о гуманности советской власти. Второй, большевики были единственной партией, которая имела программу развития страны, государственного устройства и четкое понимание их реализации в случае завоевания власти. Это было обеспеченно наличием в рядах большевиков профессионалов в различных отраслях промышленности, медицины и так далее.Яркий пример того деятельность  Семашко.  Власть большевикам досталась, если можно сказать,по случаю.Она валялась на земле,они ее подобрали, но были теоретически подготовлены и понимали важность ее удержания. (Ничего не стоит революция,которая не может себя защитить). И еще,по моему, самый главный вывод,третий: временщики случайно оказавшиеся во власти, оседлав народное волнение,не имея программы действия, общего центра подготовки власти и, по сему,не имея теоретического обоснования цели революции (стратегии) и практического воплощения (тактики),как правило являются разрушителями государственных институтов,в том числе  и здравоохранения. Такими были представители временного правительства, февральская революция в целом, и, к сожалению, власть Ельцина и его команда, без понимания сути экономического перехода от социализма к капитализму, объявили о закате плановой экономики и торжестве рыночной. Все это в одночасье,не успев опустить свои задницы в правительственные кресла. Это привело к развалу здравоохранения и повышенной смертности.  Я не любитель критиковать чужое мнение, я даже уважаю его,конечно если она есть у оппонента. Но сомневаюсь,есть ли она у самой активной участницы всех обсуждений на сайте "Столетия" Веры. Она имеет тягу к познаниям. Начетчица по определению,она выхватывает  цитату,выдает ее в большом объеме, и задает короткий вопрос,а что это такое? Так вот,она как стойкий защитник царской России привела пример создания обители княгиней Елисаветой Федоровной. Пример,очень поучительный,благородный,независимо от причин побудившей ее к этому поступку, смерть мужа. Но в то же время  забывает отметить о  ужасающее состояние  медицины в целом и доступность лечения для всей массы населения В царской России. Это и отдаленность медицинских центров, и бедность населения.Медицинские центры были в основном сосредоточенны в городах,там на одного врача приходилось 500-700 пациентов, в среднем по России 6000, а в сельской местности до 20000 человек на одного врача. И очень интересная статистика: Если медицинский центр или врач находились  в радиусе 6 верст, обращение к врачу было почти 100%, 6-12 верст снижалось до 50%,а далее падало до 0.На окраинах России доходило до того,что в радиусе 100-150 км не было  ни врача,ни медицинского учреждения.Результат, средняя продолжительность жизни у мужчин 31 год,у женщин - 33 года.  Ради справедливости следует отметить государственное финансирование с 1900 по 1910 годы увеличилось с 46 миллионов рублей до 145,более чем в три раза. Но и в этом случае на человека приходилось по 90 копеек в год,значит до этого по 30 копеек. Комментарии излишне,думаю.В цитате фигурирует словосочетание "профессиональные нищие". Нищенство в России было всеобъемлющим, потому государство вынужденно было это ограничить, выдавая разрешение, тем самым утверждая наличие в государстве прослойки нищего населения. Попрошайничество без разрешения приравнивалось к бродяжничество и преследовалось по закону. При том,что поступок Елисаветы Федоровны был единичным,и больше похож на протест против социальной справедливости, а не явление вытекающее из нравственных устоев правящего класса,следует признать: Правящая верхушка в современной России, даже переплюнула богатеев Царской России,и вопрос Веры к современной "элиты" правомерным.   В царской России  1% богатых людей владел 30% богатства страны,  в современной России 1% богатых владеют 71% богатств страны. Это тоже имеет прямое отношение к доступности медицинского обслуживания. Лучшее медицинское обслуживание,его доступность были в СССР, худшее в царской России, неудовлетворительное в современной России. Автору спасибо за статью,и вечная память и низкий поклон погибшим  в боях ВОВ медикам, пожелания крепкого здоровья и долголетия живым.

Игорь
24.02.2017 0:01

Спасибо. Прекрасная статья.

ВЕРА
23.02.2017 21:37

23 февраля (по н.ст.) 1909 года начала свою деятельность Марфо-Мариинская обитель милосердия в Москве.

Основательницей и первой настоятельницей обители была Святая преподобномученица великая княгиня Елисавета Феодоровна. Когда в 1904 г. началась Русско-японская война, княгиня отправляла на фронт санитарные поезда, продовольствие, обмундирование, лекарства, подарки и даже походные церкви с иконами и утварью, а в Москве открыла госпиталь для раненых и комитеты по призрению вдов и сирот военнослужащих. Спустя всего несколько лет, Елизавета Федоровна, продав часть своих драгоценностей и дом в Санкт-Петербурге, приобрела на Ордынке большой участок с роскошным садом, где и была основана Обитель.

Обитель оказывала духовно-просветительскую и медицинскую помощь нуждающимся, которым часто не просто давали еду и одежду, но помогали в трудоустройстве, устраивали в больницы. Нередко сестры уговаривали семьи, которые не могли дать детям нормальное воспитание (например, профессиональные нищие, пьяницы и т. д.), отдать детей в приют, где им давали образование, хороший уход и профессию.

В Обители действовали: больница для женщин и детей, дом для бедных чахоточных женщин, бесплатная амбулатория с выдачей лекарств, трудовой приют для девочек, воскресная школа для взрослых женщин, бесплатные библиотека, столовая и странноприимница.

В обители вели прием известнейшие в Москве врачи. Под их руководством все сестры проходили специальное обучение. Больница в Марфо-Мариинской Обители считалась лучшей в Москве."

А что делает нынешняя "элита" для людей?


Николай
23.02.2017 20:38

Поддерживаю предложение учредить "День медика", может быть - фронтового медика.
Маршал К. Рокоссовский сказал правду: "Мы выиграли войну ранеными". В 1944 году я видел у очень многих встречавшихся бойцов Красной Армии на гимнастёрках нашивки, обозначавшие лёгкое ранение - нашивка красного цвета и тяжёлое ранение - желтого цвета. Часто - по несколько нашивок.
Сведения о количестве раненых бойцов, прошедших через наши военные госпитали, не встречались, но судя по числу боевых невозвратных потерь, военные врачи вылечили более 20 - 25 миллионов раненых. Этот великий труд, вынесенный во многом женщинами, должен быть увековечен в России и почитаем всеми новыми поколениями.

интерн
23.02.2017 12:37

Несмотря на все эти заслуги каждого из числа тех  кто спас тысячи наших бойцов,вытащил на своем горбу еще больше и все равно,Героя носит только одна из них.Наверное настала пора сделать день фронтового медика и вспомнить всех,именно всех,живых и мертвых!Неужели не стыдно,награждать ежегодно одних и тех же"заслуженных".

Петр Петрович
22.02.2017 20:39

Хорошая статья, правильная. Спасибо!

Врач
22.02.2017 6:47

Мой отец, пошел добровольцем на фронт, добровольцем, потому что у него, практически не видел правый глаз, а добровольцами брали почти всех. Войну начал в сентябре 41-го под Москвой в звании гвардии военврача второго ранга, всю войну провоевал сначала младшим, потом старшим врачом полка "Катюш". Даже ему, врачу, пришлось застрелить в упор одного из немецких диверсантов, проникших в расположение полка с целю диверсии - нацисты же охотились за "Катюшами, и напавшего на нашего часового, потом еще пришлось лично уничтожать врагов, войну закончил в Праге. Потом еще умудрился остаться на действительной службе, закончил двухгодичный факультет усовершенствования врачей в Военно-морской медицинской академии имени Кирова и вышел в отставку по выслуге лет, имел боевые награды ордена и медали. Да уж, были люди в то время в нашей стране!

Добавить комментарий

Ваше имя *
Комментарий *
CAPTCHA
Введите слово
с картинки *




ПОИСК

Доигрались в агрессоров…

Каким же самолетом управлял разбившийся в Неваде один из лучших пилотов ВВС США?

Урал. Революция. Судьбы.

В Екатеринбурге проходит выставка, посвященная 100-летию Октябрьской революции.

НАШИ ПАРТНЕРЫ
Новый сайт Фонда исторической перспективы
Институт демократии и сотрудничества
Другая Европа






Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.

Всемирный Русский Народный Собор Аналитический портал о Балтийском регионе Официальный сайт журнала 'Международная жизнь'
Научное Общество Кавказоведов
Столетие
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Cвидетельство о регистрации средства массовой
информации Эл № ФС77-42440 от 21 октября 2010 года.

Адрес: Москва, ул. Долгоруковская, д. 33, кор. 2.
Copyright © Stoletie.RU

При частичной или полной перепечатке материалов
портала, ссылка на Столетие.RU обязательна
электронная почта: post@stoletie.ru.

Редакция | Контакты | Карта сайта