Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
4 декабря 2021
У храма Христа Спасителя

У храма Христа Спасителя

Православная столица прощается со своим правящим Архиереем
Александр Музафаров
08.12.2008
У храма Христа Спасителя

В титуле предстоятеля Русской Православной Церкви – Патриарх Московский и всея Руси – слово «Московский» отнюдь не просто обозначение административного церковного центра. Глава Русской Церкви по должности является и правящим епископом московской епархии. И в этот зимний день московские прихожане прощались не только с главой русской Церкви, но и со своим городским епископом. Смотрите наш фоторепортаж

Известие о том, что проститься с Патриархом можно будет в храме Христа Спасителя мгновенно облетело православную Москву, и уже с самого утра около огромного собора стали собираться люди.  

Мы подошли к храму в половине шестого. Были расставлены милицейские кордоны, которые вежливо, но твердо направляли всех выходивших из метро в сторону улицы Ленивка, а с нее – на набережную. Именно там и начиналась длинная людская очередь. Очень разные люди стояли в ней – вот пожилая дама интеллигентного вида, в черной шиншилловой шубе с белой розой в руках, изящная молодая девушка в коротком приталенном пальто и изящной черной шляпке, мужчина в летах – смотришь на него и сразу видишь – человек все привык делать основательно – вот и сейчас оделся потеплее, взял перчатки, небольшой рюкзачок с постными пирожками и термосом с чае, которым он охотно делится с окружающими. А вот почти полная противоположность – молодой человек в легкой кожаной куртке с книгой в руках. Рядом с ним молодая пара – парень совершенно неформального вида – модная черная шапочка, серьга в ухе, кольца на пальцах и девушка в синтепоновом пальто с несколькими гвоздиками. Хочется задать вопрос - почему они здесь? Но таких вопросов никто не задает, потому что в этой очереди есть люди очень разные, но нет людей случайных. Сложно «случайно» простоять несколько часов на пусть и теплом, но все же декабрьском ветру, медленно двигаясь в людском потоке.  

Люди разговаривают. Темы самые разные – кто-то вспоминает, как пришел в Церковь, кто-то рассказывает о паломнических поездках, говорят и о житейском, обычном… А еще люди вспоминают о том, как им довелось видеть Святейшего. Кто-то увидел его впервые в Пскове, во время закладки новой церкви, кто-то видел Патриарха во время богослужения в монастыре, кто-то даже сподобился причаститься у него...

И слушая эти простые рассказы, понимаешь, что Патриарх был не просто титульным архиереем московским, но подлинным пастырем столицы, которого знали и любили простые миряне.

Раздается низкий, несколько глуховатый удар колокола. Все разговоры мгновенно прекращаются, лица людей светлеют, многие крестятся. Звон плывет от удара к удару, проникая в их сердца. Потом стоявшие в тот день на колокольне храма Христа Спасителя звонари скажут, что были поражены тем, как звучали колокола. Никогда такого звона не было - колокола звонили, словно резонируя с устремлениями многих тысяч человеческих душ…  

Люди медленно двигались дальше. Было холодно. Хотя, с другой стороны, можно ли назвать холодом декабрьскую температуру +5?  

Простояв четыре часа, сворачиваем на улицу Войтовича. Внутри оцепления оказался работающий киоск фирмы «Стардогс». Его продавщица предлагает всем желающим бесплатный горячий чай. «Вот только сахар закончился», - говорит она с сожалением. Молодой парень покупает сосиску в булке.  

«Она же не постная», - несколько говорит основательный мужчина в кепке.  

- Да ладно, - отмахивается парень, – при изготовлении этой сосиски животные явно не пострадали…  

Его собеседник укоризненно качает головой.  

- Подумаешь, сосиска, - вступает в разговор молодая девушка в платочке, - хотите расскажу, вам как Патриарх с котом служил?  

- С котом? – переспрашивают ее.  

- Ну да, с таким пушистым котом. Было это в одном южном городе, руководство которого выделило землю для постройки нового храма на месте бывшей городской свалки. И батюшка, строивший храм, в первую очередь завел себе огромного кота, чтобы крыс гонять – крыс на этом месте много было. Кот освоился и в построенном храме считал себя одним из главных лиц, может менее главным, чем настоятель, но куда более главным, чем диакон. И вот в этот храм приехал Патриарх. Идет служба – сам Святейший, рядом – местный владыка, благочинный, настоятель и вдруг в алтарь входит кот и прыгает прямо на престол. И по-хозяйски так всех оглядывает – что это мол вы тут делаете?.. Все замерли – так бы кота, конечно, согнали, но в присутствии Патриарха все же дышать бояться, не то что шевелиться. А Святейший смотрит на кота этого, добро так улыбается и говорит – ну что же, несите ему фелонь, пусть служит с нами….  

На лицах людей улыбки. История еще раз напомнила о доброте ушедшего предстоятеля. Да и в целом настроение собравшихся было печальным, но это была светлая печаль.

Святитель Феофан Затворник писал о смерти: «К довершению горя думаем: умер, не стало... А он и не думал переставать быть....».

Удивительное дело – мы простояли к храму почти 5 часов, но нет чувства усталости. Никто не говорит об этом. Напротив, чувствуется бодрость. Разговоры примолкли, впереди кто-то открыл молитвослов и на несколько голосов поют Акафист. Рядом с нами молодой человек запевает духовные песни. Так и стоять проще.  

Мимо очереди проходят делегации подмосковных монастырей, духовенство….  

-Ну, вечерняя служба кончилась, они и приехали, – замечает кто-то.  

- А сколько же к завтрашнему дню народа будет! – говорит бабушка в сером платке – весь Питер, почитай, утренними поездами приедет. Патриарх же у них долго владыкой был….  

Приедут. Многие приедут, да и сейчас уже приезжают. Проходящий мимо человек говорит, что очередь от самого Большого Каменного моста тянется и меньше не становится. Иные специально приезжают в ночь с последним поездом метро, чтобы, отстояв очередь, на открывшемся метро потом уехать.  

Чем ближе к дверям храма, тем уже коридор и тем быстрее мы идем. Вот и последние барьеры остались позади – цепочка металлоискателей и вход.  

Залитый светом собор, чтение Евангелия, свечи, белые ризы духовенства. Патриаршие иподиаконы просят не задерживаться, но каждый старается хоть на секунду замереть, бросить последний взгляд на гроб Патриарха. Многие встают на колени…. Служители едва успевают убирать складываемые пришедшими цветы….  

Мы выходим из храма на улицу и попадаем обратно в реальный мир. Мир, где плохо говорящие по-русски женщины торгуют цветами, где выстроилась очередь таксистов, с изрядно подросшими ценами, где в вагоне метро пахнет спиртным…. В мир, из которого ушел наш Патриарх.  

Сколько он сделал, сколько предстоит сделать тому, кто придет ему на смену и всем нам – видно, чуть отойдя от храма в сторону. Только бы не забыть о том чувстве единения, что было среди нас эти шесть часов... 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
30.11.2021
Беседа с замечательной русской актрисой, отметившей недавно юбилей.
Фоторепортаж
01.12.2021
Подготовила Мария Максимова
В Москве проходит выставка о полководцах, 80 лет назад отстоявших столицу.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.