Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
23 апреля 2018

Телепандора

20% из тех молодых людей, которые «активно» смотрели телевидение в возрасте до 14 лет, готовы совершить любое преступление
Денис Щукин
21.02.2011
Телепандора

Об агрессивной сущности телевидения у нас говорят много. На Западе эта тема тоже одна из обсуждаемых в обществе. Но там не только «разговоры разговаривают». Там регулярно проводят исследования о влиянии теленасилия на уровень преступности. И почти полвека тому назад выяснили, что через 10-15 лет после появления в стране телевидения с элементами насилия и агрессии преступность возрастает. В России такого рода комплексные исследования не проводились. Жаль: нас ведь «аршином общим не измерить»!

После того как рухнул «железный занавес», на российские телеэкраны вначале хлынул поток западных боевиков, фильмов ужасов и прочей мерзости, а несколько позже и скопированных с них доморощенных киноподелок. Преступность в стране резко пошла в рост. Ученые НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ выяснили, что за последнее 10-летие преступность увеличивалась в среднем на 2,4% в год. Однако вряд ли кто со всей определенностью может сказать, какую роль в этом процессе сыграло телевидение. И это плохо, потому что в нашей стране значительно большее число семей имеет телевизор, чем, скажем, телефон и ванную. Феномен нашего общества (впрочем, не только нашего) как раз и заключается в том, что телевизор, становясь для многих основным источником информации, создает совершенно особую коммуникативно-психологическую конфигурацию. В условиях тотальных страхов насильственные и эротические сюжеты оказались самыми востребованными.

Статистика свидетельствует, что на 90% телеэфир заполняют взрывы, пожары, природные катаклизмы, скандалы, катастрофы, преступления, цифры ущерба, жертв и т.д. Но «пипл» всю эту муть «хавает», причем не без удовольствия, и не только в России.

По данным опроса Фонда «Общественное мнение», именно негативные темы пользуются наибольшей популярностью среди телезрителей. На первое место (25%) респонденты выдвинули катастрофы, преступления и скандалы.

Примерно о том же говорят и результаты исследования, проведенного специалистами Тель-авивского университета (Израиль). Ученые установили, что плохие новости вызывают у людей гораздо больший интерес, чем хорошие, а также доказали, что скорость распространения плохих новостей «из уст в уста» почти вдвое больше скорости, с которой расходятся хорошие вести. Исследования, проведенные в Соединенных Штатах, Канаде и Южной Африке с 1957 по 1989 года, четко зафиксировали тенденцию: с появлением телевидения количество убийств увеличивается.

За время массового распространения ТВ в мире были проведены тысячи исследований о воздействии телевидения на психическое и интеллектуальное здоровье человека. Все больше ученых подтверждает связь между временем пребывания у телеэкрана и преступным поведением. Журнал The Western Journal of Medicine (США) опубликовал результаты ряда исследований: телепередачи и фильмы, содержащие акты насилия, являются причиной 15—20% актов насилия в реальной жизни.

Телевизионное насилие особенно опасно для детей в возрасте до 8 лет, потому что они далеко не всегда могут различить, где начинается реальная жизнь, а где кончается фантазия. Был поставлен такой опыт. Двухлетним детям показали «мультик» «Том и Джерри». После фильма дети начали драться табуреточками, некоторые брали игрушечный молоток и как «мультяшные» герои норовили ударить кого-то, даже взрослого. А четырехлетний ребенок после просмотра «Матрицы» стал бить кулачками маму и папу, так как увидел, что «хороший дядя» Нео именно так дрался с «плохими дядями». Известны случаи, когда дети после просмотра фильмов про супермена, пытались летать, выпрыгивая из окон многоэтажных домов.

Не исключено, что скоро и у нас дети будут руководствоваться подобными мотивами. Значительная часть зарубежных мультфильмов, которыми сейчас переполнен отечественный телеэфир, изобилует агрессивными или аморальными сценами. Вспомним хотя бы уродливых покемонов и киборгов, трансформеров, которые постоянно уничтожают друг друга. Даже в целом добродушные американские мультфильмы, например, широко известный у нас «Шрек» (по-немецки, кстати, шрек – это ужас), содержат сцены, воспитывающие жестокость.

Стоит ли удивляться тому, что в Америке 9-летняя девочка, насмотревшись «мультиков», убивает кухонным ножом 5-летнюю подружку из-за любимой игрушки, а 13-летние российские школьники жестоко расправляются с одноклассником, который вовремя не отдал мизерный долг?

И как же разительно отличаются от нынешнего кинотовара «для детей» добрые советские «мультики» - «Снегурочка», «Аленький цветочек», «Карлсон», «Леопольд», «Казаки» и многие другие, которые вызывают положительные эмоции, воспитывают стремление к взаимопомощи, щедрости, доброте, милосердию, любви, к дружбе и согласию между всеми людьми, независимо от цвета кожи и национальности. В 2001 г. в США был опубликован доклад главного хирурга страны, посвященный проблеме молодежного насилия. В докладе подчеркивалось, что просмотр фильмов и телепрограмм, содержащих акты насилия, является фактором риска для подростка. По силе воздействия на сознание ребенка этот фактор находится на том же уровне, что и бедность, социальная среда, низкий уровень интеллекта и т.д. Сегодня 20% из тех молодых людей, которые «активно» смотрели телевидение в возрасте до 14 лет, готовы совершить любое преступление.

За последние 40 лет в мире было проведено более 1000 исследований, посвященных влиянию телевидения и кинематографа на детей. Исследования проводились во многих странах мира, тем не менее, выводы практически идентичны: агрессия на экране делает детей более агрессивными по отношению к людям, животным и к неодушевленным предметам. В 1999 г. Центр социологии образования РАО опросил 1152 школьника Москвы (учащихся 7, 9, 11-х классов), чтобы узнать их отношение к насилию на телеэкране. Только треть подростков (30,8%) считали, что в телетрансляциях слишком много сцен насилия. Почти столько же (31,6%) думали, что эти сцены существуют в допустимом количестве. Остальные 37,6% вообще никогда не задумывались над этим. Исследование показало также, что в среднем на один час телетрансляций приходилось 4,2 сцены насилия и эротики. То есть каждые 15 минут зритель российского телевидения видел на экране акт агрессии, насилия или эротическую сцену. Если учесть, что общая длительность ежедневных телепросмотров у школьников составляла приблизительно 2,3 часа, то не сложно сделать вывод о том, что в среднем российский подросток ежедневно видел не менее девяти «живых картинок» насилия или эротики. Это самые «свежие» данные, увы. Вместе с тем социологи отмечают, что прошедшие 10 лет насилия на ТВ стало больше, но телеаудитория к этому вполне адаптировалась.

Конечно, понимание того, что ТВ действительно превращается в «генератор» насилия, в обществе есть, однако это понимание никак не трансформируется в однозначно негативное отношение к этому явлению. Исследовательский холдинг ROMIR Monitoring провел всероссийский опрос среди 1600 респондентов по вопросу ограничения насилия на ТВ. Почти половина россиян (45%) выступает за то, чтобы полностью запретить показ по телевидению сцен насилия. А другая половина – только вдумайтесь! - против такого запрета. Различные политические силы в российском обществе неоднократно ставили вопрос об ужесточении контроля над ТВ, создании общественных советов (общественной цензуры).

Сегодня в Америке, как и во всем индустриальном мире, 98% семей имеют телевизор. В среднестатистической семье телевизор работает по семь часов в сутки, на каждого члена семьи приходится по четыре телечаса. Если доживете до 80 лет, - что подавляющему большинству россиян не «грозит», - но если все-таки удастся «уложиться» в этот евростандарт, то имейте в виду, что 10 - 12 годиков жизни вы подарите «ящику». А не «уложитесь» в отведенные вам сроки, корректируйте цифры с поправкой на выводы демографической науки. Но не забудьте приплюсовать год-два, которые «съест» у вас развратная госпожа-реклама. И еще: заботясь о будущем нации, примите к сведению, что ваш ребенок, внук в среднем проводит возле телевизора 3-5 часов в сутки (по данным исследователей И. Черезова и Д. Салюк). Для сравнения: польский подросток смотрит телевизор 2-4 часа в день. В США телевизору дети посвящают больше времени, чем обучению. В Швеции ученики в течение 10 школьных лет проводят 18 тысяч часов перед телевизором. Наши ребята-девчата тоже имеют все шансы до 18 лет увидеть по «телику» более 18 тыс. убийств и около 200 тыс. других насильственных сцен. Взрослые - вряд ли меньше. Потому большинство исследователей-психологов склоняются к существованию прямой связи между экранным насилием и насилием реальным, считая, что экран продуцирует соответствующее поведение, в первую очередь, молодежи.

Социологическое исследование, проведенное в 80-х годах в США среди осужденных, показало: 63% заключенных совершили преступления, копируя телевизионных героев, а 22% переняли из телефильмов «технологию» преступления. Широко известен случай, когда два грабителя попытались повторить ограбление поезда, перевозящего деньги. Причем образцом для подражания послужило не реальное ограбление, совершенное в Англии в 1950-е годы, а фильм, снятый об этом – «Поезд с деньгами» (Money Train). В начале 2003 г. два молодых американца убили свою мать и расчленили ее тело, чтобы избавиться от улик. В одном из эпизодов популярного телесериала «Семья Сопрано», который любили смотреть убийцы, мафиози действовали аналогичным образом.

Известно также, что организованные преступные группировки нанимали профессиональных сценаристов, которые разрабатывали им планы будущих преступлений, иногда даже не подозревая об этом, – они просто «творили».

А по сценарию какого сериала (боевика) действовали убийцы в российской станице Кущевка?Подобные примеры массовых убийств телевидение навязывает нам десятками, если не сотнями ежедневно. Посчитал как-то количество трупов в некоторых «кассовых» фильмах с участием Сталлоне и Шварцнегера. Получилось в среднем 90-100 за минуту. Не слабо! А ведь привыкли, не правда ли? И спокойно пьем чай, даже смеемся, когда в это время на экране умирают. Страшная это привычка. С тяжелыми и долговременными последствиями для общества.

Здесь есть чему поучиться у Запада. Там вопрос ставят так: если ТВ не изменить, значит, нужно изменить его аудиторию. Конечно, речь идет, скорее, о попытках сделать аудиторию более требовательной к телепродукту, чем сейчас. Этим, в частности, занимается медиа-образование (есть такое популярное направление в Европе и Северной Америке - media education). Это вроде инструкции по пользованию молотком, где обязательно имеется раздел о технике безопасности. То есть описывается, при каких условиях этот полезный в домашнем хозяйстве инструмент становится опасным. Медиа-образование - это «руководство по эксплуатации» масс-медиа для самого широкого круга потребителей, начиная с детей. Опасности, которые несет этот, в принципе полезный, инструмент, связаны с фальсификацией и пропагандой, переизбытком экранного насилия, порнографией и оболванивающей рекламой. Цель - привить своего рода психологический иммунитет к упомянутым «инфекциям».

Сказанного, думается, вполне достаточно, чтобы понять всю сложность проблемы патогенного влияния ТВ. Решение этой проблемы предусматривает системные усилия и их постепенную, не революционную, реализацию. Попытки улучшить телевидение одним махом могут эту полезную идею довести до абсурда, как многое в нашей стране и доведено.

По всей планете люди, осознавшие вред TВ, вступают в Общество не смотрящих телевидение.

Они периодически проводят акции под названием «Недели отказа от «телика». Вроде, как бывшие курильщики, алкоголики, наркоманы. Чтобы, так сказать, личным примером…

До нас это популистское движение еще не докатилось. В отечественных криминальных сериалах «про бизнес» и «про милицию» нормальное общество, как правило, отсутствует. Зрители видят людей, которые борются за выживание и постоянно попадают в невероятно опасные ситуации. Обычный человек показан как простак, эксцентрик или просто дурак. Нормой поведения, даже образа жизни является нарушение закона. Поэтому в российских сериалах «про бандитов» содержится минимум позитивной дидактики. Героев созидающих почти нет. Как правило – сплошные разрушители. Вообще, сама идея работы наверняка кажется странной и заказчикам, и авторам фильмов, потому что логика их иная: внедрить в общественное сознание новые страхи, добавить, так сказать, адреналину, которого и без того в избытке. Такая же установка свойственна и создателям информационных программ.

Сегодняшнее российское телевидение воплощает в себе не столько свойства медиума самого по себе, сколько характеристики производящей его системы. Первым и часто единственным критерием оценки продуктов массовой культуры в России считается их рейтинговая успешность, способность окупаться. Другие критерии, в частности качество, к телевизионной продукции применяются гораздо реже. Массовая культура, между тем, обладает большим дидактическим потенциалом. Это значимый механизм социализации человека, трансляции норм, стилей поведения, представлений о том, каким должно быть общество, что такое «обыденное», как оно строится. Описывая мир, в котором хотелось бы жить, мы выбираем те или иные его определения, характеристики. Именно они и должны применяться к продуктам массовой культуры, которые этот мир ежедневно создает.

К счастью, наша жизнь еще не такая, как на телеэкране, она, вообще, другая. Не могу согласиться с теми, кто называет телевидение «зеркалом нашего общества» или даже «кривым зеркалом». Зеркала пассивны, а ТВ старается не только переконструировать все – от исторической памяти до реалий наших дней, но и активно влиять на общественно-политические и экономические процессы, корреллируя их с моделью будущего социума, создающегося в соответствии с неведомо где и кем изготовленной матрицей. Сегодня очень важно, чтобы пренебрежительное отношение российских интеллектуалов к телевидению сменилось иной установкой: отношением к нему как к среде, с которой следует активно работать. Один лишь переход к цифровым медиа не изменит ситуацию. Зрители, приученные к сегодняшнему стандарту телевидения, автоматически не превратятся в думающих пользователей. Именно поэтому, как никогда прежде, необходимо вести ежедневную работу по осмыслению самых разных телевизионных процессов, заниматься анализом телетекстов и рефлексией как авторского, так и зрительского опыта.

В этой связи хочу подчеркнуть и ту роль, которую могут сыграть независимые эксперты. Последние годы их мнение почему-то остается «за кадром».

На Западе достаточно нескольких критических рецензий и фильму, телепрограмме обеспечен провал. В российской культуре телевизионные критики малочисленны, их почти не видно и не слышно.

Они часто встроены в систему медийных холдингов и зависимы от своих хозяев также, как и телеканалы. Таким образом, в отечественной медиакультуре сложилась закрытая система производства, распространения и оценки телевизионных программ, для которой вопрос о качестве во многом третьестепенен. Главное – прибыль. Только на рекламе телевидение зарабатывает миллиарды. По результатам 2010 г. объем рекламного рынка РФ составил около 7,9 млрд. долл. США, что почти на 1 млрд. долл. больше, чем годом ранее. При этом в 2011 г. объём российского рынка рекламы достигнет 9,3 млрд. долл., из которых около 55% будет приходиться на ТВ (приблизительно столько же ТВ заработало и в 2010 г.). Сейчас на рынке предлагается более 10000 наименований художественных фильмов, около 5000 документальных лент и т. д. Выбирай на любой вкус и цвет. Но какой обвал теленасилия ждет нас потом, спрогнозировать невозможно. Зато вполне очевидно, что криминализация эфира приводит к криминализации общества, и если бы только к криминализации.

Профессор Галина Силласте, доктор философских наук, заведующая кафедрой социологии в Финансовой академии при правительстве РФ, провела исследование «СМИ в сельском социуме: конфликт гуманизма и насилия». Даже на примере такой специфической аудитории стало отчетливо видно, какие опасности привносит в общество наше телевидение.

ТВ внедряет в сознание людей: культ насилия и убийств; прославление мошенников и воров; унижение женщин и девочек; уничижение, осмеяние прошлого России и Советского Союза; восхваление западного мира и его идеалов. Происходит необратимая деформация шкалы ценностей.

Такова социальная плата за искореженное телевидением сознание. Особенно угрожающе звучит этот вывод в контексте безжалостного терроризма, восполняющего свои кадры за счет молодых людей, порой очень юных. По большому счету, речь сегодня надо вести не о телевидении как таковом, а прежде всего, о разрушительных последствиях его деятельности для национальной безопасности. По своей глубине и масштабности проблемы телевидения становятся, таким образом, частью большой политики. А коль так, то именно государство должно, в первую очередь, озаботиться безопасностью отечественного телепространства, а не перекладывать свои обязанности на плечи хрупкого гражданского общества, которое пока само нуждается в опеке.

И Запад, со всеми его великолепными исследованиями, нам тут не поможет. Да и вряд ли захочет помогать. Там давно оценили уровень угроз, которые принесло в общество телевидение, с завидным постоянством отслеживая тенденции его развития. И столь же давно широко распахнули крышку ящика телевизионной Пандоры. Теперь не знают, как избавиться от тех бед, которые выползают из этого ящика и методично разрушают западноевропейскую цивилизацию. Да уже и не в состоянии избавиться: болезнь настолько запущена, что остается только наблюдать, констатировать и ждать естественного конца.

Неужели горький опыт Запада и здесь ничему нас не учит? А ведь наш случай сложнее: многие российские беды истекают как бы из двух «телеящиков» сразу - импортного и, скроенного по его подобию, отечественного. Искать пути решения проблемы в западных исследованиях не только бесполезно, но и вредно: там отражен совершенно иной мир с чуждыми и даже порой враждебными для нас ценностями, стандартами, установками. Вместе с тем зарубежные исследования дают возможность отследить тенденции, характерные для всего постиндустриального сообщества, которые и нас не минули. А во всем остальном опять придется идти своим особенным путем. Только вот каким именно? Собственные исследования на заданную суровой действительностью тему – в жестоком дефиците.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 14 найденных.
Дмитрий Попов
15.11.2011 1:30
Прекрасная статья! Огромная благодарность автору за неё. Очень надеюсь, что благодаря таким материалам гораздо больше наших граждан осознает всю пагубность западной дряни, которой всех нас пичкают как с экранов телевизора, так и в кинотеатрах. Абсолютно согласен с тем, что это совершенно чуждая, опасная и враждебная псевдо-культурная среда, с которой нужно бороться, а ни в коем случае не подражать. Нужно запретить показ всех фильмов и сериалов со сценами насилия и разврата. В советское время была цензура, и поэтому телевидение было нравственно здоровым и действительно могло научить детей (и не только детей) чему-то полезному. И в советское время родители могли оставить ребёнка перед телевизором, не опасаясь за его психическое и нравственное развитие. А что происходит сегодня?! Это же форменный геноцид русского население посредством СМИ! Некоторые считают, что за возвращение цензуры выступают только пожилые люди, однако, это не так. Мне 29 лет и я совершенно убеждён в том, что цензура является единственным способом возрождения культуры и морали  в нашей стране. Когда же, наконец, наши государственные деятели поймут, что всё, что приходит с тлетворного Запада надо тщательно проверять прежде чем выпускать в эфир. Телевидение давно пора наконец очистить от тошнотворной американской заразы, которая насаждает насилие и разврат и тем самым разлагает подрастающее поколение нашей страны. За примером далеко ходить не надо: один лишь аморальный сериал "Зена королева воинов" (на канале ТВ-3) чего стоит, вываливая с экрана всю глубину пошлости, низости и деградации поганой американщины. И всё это видят дети! Необходимо добиться того, чтобы не менее 95% телевизионных программ, фильмов (включая кинопрокат) и сериалов на всех каналах были отечественного производства. Нужно возрождать наш кинематограф, беря за основу все великие достижения наших талантливых режиссёров, а также увеличивать объём показа советских фильмов, которые всегда характеризовались душевностью, глубиной, огромной нравственной силой и несли в себе подлинный смысл. Только так можно воспитать новое поколение, которое не будет равнодушно к судьбе нашей великой страны.
Медиаобразование
12.03.2011 13:38
Александр Федоров: «Медийное насилие должно уступить место медиаобразованию»

Интервью журналиста Е.Альтовского с президентом Ассоциации кинообразования и медиапедагогики, экспертом МОО ВПП ЮНЕСКО «Информация для всех», июль 2008 год


1.    Что сегодня можно сказать об «экранном насилии»? В какой степени оно выражено?
    Формулировка понятия «насилие на экране» в российской науке принадлежит К.А.Тарасову: оно трактуется исследователем, как аудиовизуальное изображение разновидности «социального взаимодействия, в котором одно действующее лицо (или группа лиц) осуществляет негативное принуждение по отношению к другому действующему лицу (или группе лиц) посредством угрозы или реального применения физической силы, имеющее своим последствием телесные повреждения, моральный и имущественный ущерб».
    Сегодня многие ученые мира обеспокоены негативным влиянием сцен экранного насилия на детскую аудиторию. Речь идет и о том, что те или иные средства массовой информации практически нарушают права ребенка, определенные документами ООН, не соблюдают возрастные ограничения при демонстрации (прежде всего по телевидению) сцен насилия на экране. Этой проблеме посвящены многие зарубежные исследования, касающиеся воздействия насилия в экранных медиатекстах на детскую и молодежную аудиторию.
    Особая строка – изображение насилия на ТВ. В 2000 году я провел специальный мониторинг на эту тему (подробнее об этом можно прочесть в моей монографии «Права ребенка и проблема насилия на российском экране», опубликованной в 2004 году и имеющей интернет-вариант на сайтах  http://www.auditorium.ru, http://edu.of.ru/medialibrary,  на сайте Ассоциации кинообразования и медиапедагогики России http://edu.of.ru/mediaeducation), на портале «Информационная грамотность и медиаобразование» http://www.mediagram.ru.  Практически все телеканалы (кроме СТС) включали в свои новостные выпуски (от 3-х до 8-ми раз в сутки) материалы, содержащие сцены насилия (документальные съемки окровавленных жертв  убийств, катастроф, военных действий, терроризма и т.д.). При этом значительная часть этих выпусков приходилась на дневное время. Шли и телепрограммы, специализирующиеся на сюжетах, связанных с насилием и жертвами насилия, кровавыми подробностями катастроф и т.п., причем, в большинстве случаев - с утренними повторами вечерних и ночных программ. «Дежурная часть», «Криминал», «Криминал: Чистосердечное признание», «Дорожный патруль», «Петровка, 38»... В среднем каждый выпуск подобной передачи - 15-20 минут. Но общее количество часов, отведенных на четырех тогдашних ведущих российских  каналах для специализированных передач о насилии и преступлениях, составило примерно 22-23 часа в неделю (то есть примерно по 6 часов в неделю «криминальных передач» на один канал!).
Что же могла увидеть детская аудитория в утренних и дневных «криминальных» передачах? Вот лишь несколько примеров. Понедельник. Показ крупным планом окровавленных трупов детей, убитых квартирным грабителем, и жертв очередной мафиозной «разборки». Вторник. Снова на экране трупы убитых - задушенных и зарезанных. На сей раз показаны полуразложившиеся человеческие тела. В тот же день в 18-45 на экране кадры с окровавленным наркоманом-убийцей, выбросившимся из окна седьмого этажа. Плюс крупный план лица убитого бандита. Среда, четверг, пятница, суббота... Снова по многим каналам демонстрируются кадры с окровавленными трупами, изуродованными телами... Кстати, «криминальные» передачи разных каналов в течение дня показывали практически одни и те же сюжеты о преступлениях. Все это сплеталось (и, увы, сплетается и на сегодняшнем ТВ) в однообразный сериал экранного насилия...
Мониторинг был повторен мной в течение недели в сентябре-октябре 2003 года (при поддержке фонда МакАртуров). Специальные передачи о преступлениях и катастрофах продолжали транслироваться – как в дневное, так и в вечернее время («Дежурная часть», «Дорожный патруль», «Петровка, 38» и др.). В среднем каждый выпуск подобной передачи, как и раньше, длился 15-20 минут.  Однако они перестали заполнять эфир по выходным дням, некоторые каналы сузили их ежедневную периодичность. Поэтому  общее количество часов, отведенных на 4-х ведущих российских  каналах для специализированных передач о насилии и преступлениях, сократилось примерно с 23-х до  9-10   часов в неделю (то есть в пересчете на один канал эфирное время «криминальных передач» тоже снизилось примерно вдвое) …
К сожалению, поток экранного насилия в сотнях игровых фильмов (российского и зарубежного производства), в которых без конца убивают и режут, не снизился на ТВ ни в 2003, ни в 2004 году. Большинство из этих лент демонстрируются не после 22-00 часов вечера, а во вполне доступное для детей от 3-х до  10-ти лет время…
2.    Каковы должны быть ограничения в показе насилия на экране, на Ваш взгляд?
На основе многолетних исследований я составил  проект классификации возрастных рейтингов по отношению к аудиовизуальной продукции любого типа:
Фильмы, телепередачи, видеокассеты, Video CD, DVD, компьютерные диски всех типов для  просмотра, продажи, проката:
«0»   -  для общей аудитории, без возрастных ограничений;
«7+» -  для аудитории старше семи лет;
«13+» - для аудитории старше 13 лет;
«15+» - для аудитории старше 15 лет;
«18+» - для аудитории старше 18 лет.
Такая классификация отвечает традиционному для России делению аудитории на дошкольников (до 7 лет), подростков (до 14 лет), старшеклассников (до 16 лет) и совершеннолетних (старше 18 лет). Естественно, здесь возможны варианты и дополнения. Например, введение рейтингов «13-В» или «15-В» (то есть дети до 13 или 15 лет допускаются к просмотру только в сопровождении взрослых).
В пунктах видеопроката, продажи видеокассет, DVD, Video CD и CD-ROMов необходимо четко соблюдать аналогичные правила возрастных ограничений: для этого на каждой видеокассете или диске с записью фильма или компьютерной игры покупатели должны иметь возможность прочесть   указанные возрастные ограничения или убедиться в отсутствие оных.
По-моему, в России нужен и четкий временной диапазон для демонстрации фильмов, передач, выпусков новостей, содержащих сцены насилия в ежедневной сетке телепрограмм. По аналогии с международной практикой, вероятно, можно предложить российским телеканалам воздерживаться от показа сцен насилия с 6 утра до 10 вечера; а, кроме того, - использовать систему знаков возрастных рейтингов, как в публикациях телепрограмм, так и перед их демонстрацией в эфире.
3.    «Экранное насилие» в России и за рубежом. Каковы сходства и различия в решении этой проблемы?
Сходство я вижу в том, что и в России и за рубежом в последние годы  проблема экранного(медиа)насилия все чаще становится предметом обсуждения.  Но есть и серьезные отличия. В большинстве развитых стран возрастные система возрастных рейтингов  по отношению к медиапродукции не только утверждена законодательно, но и соблюдается на практике. Ведущие западные телеканалы давно уже избегают показа кровавых боевиков в утренние, дневные и ранние вечерние часы. А кроме того на Западе тема экранного насилия вот уже лет 40-50 стала импульсом для многочисленных научных исследований. В России такие исследования все еще плод труда отдельных ученых (К.А.Тарасов, В.С.Собкин, Д.Жмуров и др.).
4.    Каково его воздействие на несовершеннолетнюю аудиторию (на основе Ваших исследований)?
Проведенный мною (при поддержке Фонда МакАртуров) социологический опрос 450-ти российских школьников  показал, что 54% опрошенных заявили, что сцены насилия на экране запоминаются надолго. И лишь 16% убеждены, что забывают подобные сцены тотчас же после завершения просмотра/сеанса. Дольше всего помнят об увиденных сценах насилия на экране младшие школьники (64%), особенно – девочки 7-9 лет (76%), следовательно, большинство из такого рода респондентов оказываются под воздействием эффекта «продленного экранного насилия»…
Результаты опроса показали, что в среднем каждый десятый школьник охотно назвал среди своих любимых фильмов ленты со сценами жестокого насилия  и их жестоких героев-убийц в качестве своих фаворитов, у которых нравятся такие черты, как красота, сила и смелость (от 10% до 15% голосов опрошенных). Именно на этих персонажей от 12% до 18%  учащиеся хотят походить в поведении, профессии, во взглядах на жизнь, в отношении к людям…
17% учащихся нравятся  фильмы, телепередачи, компьютерные игры, содержащие сцены насилия.  От 8% до 10% учащихся убеждены, что насилия на экране может быть столько же или даже больше, чем сейчас.  Около трети опрошенных не имеют однозначного ответа по проблеме изображения насилия на экране.
Около половины опрошенных,  указали, что их не привлекает экранное насилие (21% испытывают ненависть к любому насилию, 25% неприятен вид крови, 15% боятся насилия в любом виде), но на деле не имеют устойчивых убеждений по данному вопросу.
63% из 450 опрошенных признались, что просмотр сцен экранного насилия вызывает у них чувства расстроенности, подавленности, замкнутости, безразличия, агрессивности и ожесточения. Отсюда понятно, что 73%  учащихся крайне негативно реагируют на демонстрацию сцен экранного насилия – отводят взгляд в сторону, выключают звук телевизора, переключают его на другую программу или отключают вовсе, выходят из комнаты… При этом среди младших школьников 7-8 лет такого типа реакция  характерна для 90% опрошенных. Отсюда неудивительно, что около 80% опрошенных в той или иной степени высказываются в пользу ограничений показа насилия на экране и сужения спектра его аудитории за счет несовершеннолетних.
Однако я убежден, что проблема не только в том, что медианасилие может способствовать увеличению криминализации общества (основные причины современной преступности, конечно, не медийные, а социально-психологические). Главное, что хрупкая психика детей младше 7-10 лет в результате контакта с «агрессивными» медиатекстами подвергается серьезной травме, итогом которой часто становятся страх, заикание, тревожное, подавленное эмоциональное состояние и т.д. Я не раз наблюдал подобные явления в жизни.
5.    Где, как Вам кажется, «недоглядела» школа в процессе, если так можно выразиться, «экранного» воспитания детей?
Главный просчет современной школы видится мне в том, что там еще слабо (в отличие от многих западных стран) развито движение кино/медиаобразования.
6.    Почему современная школа так пассивна в этом вопросе?
Пассивность современной российской школы, на мой взгляд, объясняется слабой медиакомпетентностью  (или медиаграмотностью) самих учителей. Выход из этой ситуации может быть только один – включать медиаобразовательные курсы в учебные планы педагогических вузов, организовать медиаобразовательные курсы для школьных учителей и преподавателей вузов. Ассоциация кинообразования и медиапедагогики вот уже много лет предпринимает ряд усилий в этом  направлении. Так с нашей подачи в 2002 году Министерство образования РФ зарегистрировала новую специализацию для педагогических вузов «Медиаобразование» и присвоило ей государственный номер 03.13.30.  Теперь наша Ассоциации предпринимает попытки открыть не только специализацию, но и новую полноценную специальность  «медиаобразование», выпускники которой могли бы преподавать курсы по медиаграмотности в российских вузах, прежде всего – педагогических.
7.    Вы поднимали вопрос отношения школьных учителей к проблеме насилия на экране. Расскажите об этом поподробнее.
В 2003-2004 годах (при поддержке Фонда МакАртуров) я провел социологическое исследование  на эту тему. В результате выяснилось, что среди основных причин притягательности экранного насилия учителя и учащиеся выделяют прежде всего развлечение;
учителя обсуждают проблемы насилия на экране вдвое реже, чем учащиеся, зато число педагогов, которые избегают такого рода дискуссий вдвое больше по сравнению со школьниками;  среди учителей преобладает убеждение, что экранное насилие  причастно к росту преступности в обществе. Треть опрошенных учителей согласны в том, что надо запретить только самые жестокие медиатексты, четверть педагогов выступает за полный запрет показа насилия на экране. Однако среди школьников впятеро больше (по сравнению с учителями) тех, кто считает возможным сохранение нынешней степени интенсивности экранного насилия, а каждый десятый школьник полагает, что показ насилия на российском экране может быть даже расширен.
8.    Что такое медиаобразование? Расшифруйте. Его возможности? Когда, зачем вводить? Его реализация?
Медиаобразование в современном мире рассматривается как процесс развития личности с помощью и на материале средств массовой коммуникации (медиа) с целью формирования культуры общения с медиа, творческих, коммуникативных способностей, критического мышления, умений полноценного восприятия, интерпретации, анализа и оценки медиатекстов, обучения различным формам самовыражения при помощи медиатехники. Медиаграмотность помогает человеку активно использовать возможности информационного поля телевидения, радио, видео, кинематографа, прессы, Интернета, помогает ему лучше понять язык экранных искусств.
ЮНЕСКО дает этому направлению в педагогике следующее определение: «Медиаобразование (media education) связано со всеми видами медиа (печатными и графическими, звуковыми, экранными и т.д.) и различными технологиями; оно дает возможность людям понять, как массовая коммуникация используется в их социумах, овладеть способностями использования медиа в коммуникации с другими людьми; обеспечивает человеку знание того, как: 1)анализировать, критически осмысливать и создавать медиатексты;  2)определять источники медиатекстов, их политические, социальные, коммерческие и/или культурные интересы, их контекст; 3)интерпретировать медиатексты и ценности, распространяемые медиа; 4) отбирать соответствующие медиа для создания и распространения своих собственных медиатекстов и обретения заинтересованной в них аудитории; 5) получить возможность свободного доступа к медиа, как для восприятия, так и для продукции. Медиаобразование является частью основных прав каждого гражданина любой страны мира на свободу самовыражения и права на информацию и является инструментом поддержки демократии. … Медиаобразование рекомендуется к внедрению в национальные учебные планы всех государств, в систему дополнительного, неформального и  «пожизненного» образования» [Recommendations Addressed to the United Nations Educational Scientific and Cultural Organization UNESCO. In:  Education for the Media and the Digital Age. Vienna: UNESCO, 1999, pp.273-274. Reprint in: Outlooks on Children and Media. UNESCO, 2001, p.152].  
Для осуществления главных целей медиаобразования ЮНЕСКО стремится активно содействовать:
-сравнительному анализу существующих в развитых странах методологий и методик медиаобразования (с последующим распространением наиболее перспективных из них);
-разработке механизмов оценки эффективности медиаобразовательных акций;
-проведению дальнейших исследований в области медиаобразования;
-обучению медиаграмотности преподавателей, студентов, инструкторов, членов неправительственных организаций и ассоциаций и других заинтересованных лиц (в том числе – на летних курсах по медиапедагогике, в процессе дистанционного образования);
-официальной легализации медиаобразования в различных странах, разработке соответствующих учебных планов (формальных и неформальных);
-созданию сборника кратких руководящих принципов медиаобразования, учебников и пособий для преподавателей и родителей, собрания материалов,  публикаций, наборов инструментария, адаптированного к региональным модулям);
-сотрудничеству различных медиаагентств, благотворительных фондов с учебными заведениями,  неправительственными организациями, другими частными или общественными учреждениями, имеющими отношение к образованию и воспитанию;
-разработке и внедрению интернетных медиаобразовательных сайтов для практиков, преподавателей и инструкторов (с условиями доступа к необходимым ресурсам);
-организации местных, национальных и международных медиаобразовательных форумов (с установленной периодичностью), связанных с учебными заведениями;
-созданию сети специализированных медиаобразовательных фильмов и фестивалей;
-консолидации существующих федераций, профессиональных ассоциаций и центров документации медиаобразовательного характера;
-публикации рекомендаций в поддержку общественных медиа (некоммерческих и коммерческих), рассчитанных на детскую и молодежную аудиторию;
-контролю над деятельностью медиаагентств разных видов, чтобы гарантировать качество и доступ к средствам массовой информации для молодежи и т.д. [UNESCO, 2002].
Думается, что эти рекомендации ЮНЕСКО чрезвычайно актуальны сегодня и для России.
Медиаобразование можно разделить на следующие основные направления: 1)медиаобразование будущих профессионалов – журналистов (пресса, радио, телевидение, Интернет), кинематографистов,  редакторов, продюсеров и др.; 2)медиаобразование будущих педагогов в университетах, педагогических институтах, в процессе повышения квалификации преподавателей вузов и школ на курсах по медиакультуре; 3)медиаобразование как часть общего образования школьников и студентов, обучающихся в обычных школах, средних специальных учебных заведениях, вузах (которое, в свою очередь, может быть интегрированным с традиционными дисциплинами или автономным (специальным, факультативным, кружковым и т.д.); 4) медиаобразование в учреждениях дополнительного образования и досуговых центрах (домах культуры, центрах внешкольной работы, эстетического и художественного воспитания, в клубах по месту жительства и т.д.); 5)дистанционное медиаобразование школьников, студентов и взрослых с помощью телевидения, радио, системы Интернет (здесь огромную роль играет медиакритика); 6)самостоятельное/непрерывное медиаобразование (которое теоретически может осуществляться в течение всей жизни человека).  При этом во всех этих направлениях важную роль может играть медиакритика.
Медиаобразование  тесно связано не только с педагогикой и художественным воспитанием, но и с такими отраслями гуманитарного знания, как искусствоведение (включая киноведение, литературоведение, театроведение),  культурология, история (история мировой художественной культуры и искусства),  психология (психология искусства, художественного восприятия, творчества) и т.д.    Отвечая нуждам современной педагогики в развитии  личности, медиаобразование расширяет спектр  методов и форм проведения занятий с учащимися. А комплексное изучение прессы, кинематографа, телевидения, видео, Интернета, виртуального мира компьютера (синтезирующего черты практически всех традиционных средств массовой коммуникации) помогает исправить, например, такие существенные недостатки  традиционного художественного образования как одностороннее, изолированное друг от друга изучение литературы, музыки или живописи, обособленное рассмотрение формы  (так называемых «выразительных средств») и содержания при анализе конкретного произведения.
Медиаобразование предусматривает методику проведения занятий, основанную на проблемных, эвристических, игровых и др. продуктивных формах обучения, развивающих индивидуальность учащегося, самостоятельность его мышления, стимулирующих его творческие способности через непосредственное вовлечение в творческую деятельность, восприятие, интерпретацию и анализ  структуры  медиатекста, усвоение знаний о медиакультуре. При этом медиаобразование, сочетая в себе лекционные и практические занятия, представляет собой своеобразное включение учащихся в процесс создания произведений медиакультуры, то есть погружает аудиторию во внутреннюю лабораторию основных медиапрофессий, что возможно как в автономном варианте, так и в процессе интеграции в традиционные учебные предметы.
Предложения профессора А.В.Шарикова (см. http://edu.of.ru/mediaeducation)  о создании при крупнейших университетах факультетов коммуникации (или факультетов массовой коммуникации) кажутся мне весьма убедительными и перспективными. Тем паче, что в западных университетах такого рода факультеты (communication studies, media studies) уже давно заменили традиционные для России факультеты журналистики, вобрав при этом, конечно, все функции подготовки будущих профессионалов в сфере прессы, радио, телевидения и Интернета. Другой возможный вариант видится  мне в открытии при университетах и педагогических вузах факультетов  «Информационных технологий в области образования». На этих факультетах можно было бы готовить преподавателей по следующим специальностям: информатика; информационная безопасность; медиаобразование; менеджмент в сфере информационных образовательных технологий и медиаобразования; организатор досуга в медиасфере и т.д.
Организация аналогичных факультетов была бы, наверное, вполне уместной и в университетах/институтах культуры и искусства. Там набор специальностей мог бы быть следующим: культурология; искусствоведение (включая театроведение и киноведение); медиаобразование; менеджмент в сфере культуры,  медиа и образования и т.п. Сходного мнения придерживаются и другие ведущие медиапедагоги России –  О.А.Баранов, В.В.Гура, Н.Б.Кириллова, А.П.Короченский, В.А.Монастырский, С.Н.Пензин, Г.А.Поличко, Л.В.Усенко, Н.Ф.Хилько, И.В.Челышева и многие др. В Челябинске в 2004 году уже сделаны первые шаги в подобном направлении – создан Центр медиаобразования при Южно-Уральском государственном университете. Несколько позже созданы такого рода центры в Екатеринбурге, Перми, Томске и др. городах России.
9.    Ваши рекомендации руководителям школьных учреждений.
Можно предложить  также следующие примерные рекомендации для медиаорганизаций, российской общественности (родителей, педагогов, ученых и др.) и государственных структур относительно соблюдения прав ребенка на получение гуманной, не содержащей насилия аудиовизуальной информации. Для:
1)государственных структур: разработать эффективную модель государственной социокультурной, экологической (экология человека) политики в области регулирования отношений несовершеннолетней аудитории  с медиатекстами, содержащими сцены насилия; усовершенствовать соответствующие законы и механизмы их исполнения/контроля; поощрять развитие медиаобразования;
2)корпораций и различного рода организаций/фирм, связанных с производством, распространением/прокатом/продажей медиатекстов: создавать и широко распространять познавательные и увлекательные медиатексты (кино/видео/телефильмы, радио/телепередачи, интернетные сайты, компьютерные/видео игры с отсутствием или минимальным присутствием насилия; переносить показ медиатекстов, содержащих сцены насилия, на позднее вечернее и ночное время в телевизионной сетке; избегать шокирующих восприятие детской аудиторией визуальных деталей изображения насилия в теленовостях и других телепередачах в утренние, дневные и ранние вечерние часы; при создании медиатекстов акцентировать негативное отношение к насильственным действиям, показывать иные, ненасильственные способы решения тех или иных проблем; строго соблюдать возрастные рейтинги для демонстрации, продажи, проката любых медиатекстов.
3)родителей: контролировать контакты своих детей (особенно дошкольного возраста) с медиатекстами разных видов и жанров с учетом возможностей отрицательного воздействия на несовершеннолетних  сцен экранного насилия, ориентируясь при этом на систему возрастных рейтингов и мнения специалистов в области медиакультуры и педагогики; опираться при этом на индивидуальные психологические и интеллектуальные особенности своих детей; уделять время совместным с детьми контактам с медиатекстами с их последующими обсуждениями, в том числе и на тему насилия на экране и в жизни;
4)педагогов: активно использовать возможности медиаобразования,    экранных искусств, Интернета, компьютерной анимации, интерактивной игры для развития творческих и коммуникативных способностей детей, их критического мышления (в том числе по отношению к медиатекстам на тему насилия), эстетического восприятия и вкуса;
5)ученых, публицистов: продолжать исследования тематики воздействия медианасилия на несовершеннолетнюю аудиторию, пропагандировать результаты данных исследований в средствах массовой информации.
Словом, России нужна осмысленная система взаимоотношений несовершеннолетней аудитории с медиакультурой.

Федоров Александр Викторович,
Президент Ассоциации кинообразования и медиапедагогики России, доктор педагогических наук, профессор, руководитель Ведущей научной школы России в области гуманитарных наук «Медиаобразование и медиакомпетентнсть»
Русский
03.03.2011 4:36
Не надо новых законов. Не надо играть с мерзавцами на том поле, где рулят они. Надо как можно больше таких вот статей.  И тогда однажды к власти в России придет национально ориентированная команда. А законы они пусть принимают любые...
Родион из М.
23.02.2011 18:33
Спасибо автору за такую хорошую статью. Нужен отдельный закон о телевидении, где было бы учтено все, о чем написано в статье.
Akskl
23.02.2011 3:21
Тут, в США, любой домашний телевизор можно запрограммировать, так, чтобы он не показывал фильмов для взрослой аудитории. Чтобы смотреть такие фильмы надо вводить специальный пароль-код, который известен только родителям. Порнухи, кстати нет на ТВ, есть вроде бы какие-то платные каналы с эротикой.
владимир
22.02.2011 17:18
TV-открыто ведет " Духовную войну "против населения РОССИИ и в первую очередь -русской нации.Спасибо за статью.
Акумов
22.02.2011 11:06
// Опасности, которые несет этот, в принципе полезный, инструмент,..//

А,кто и как, в принципе, измерял его полезность? Полезный для кого? Для действующих властей, как инструмент манипуляции сознанием, инструмент атомизации и одебиливания граждан, - несомненно полезен.

  Мне ещё посчастливилось знать людей, которые, практически, не знали TV. Они были чище (м.б. потому, что каждый день на них не выливали "телепомои"), они были комуникабельнее и менее атомизированы(т.к. было только живое общение) у них было больше здравомыслия (они обсуждали свои проблемы, а не проблемы телегероев, поступали в соответствии со здравым смыслом, а не телешаблонами), вели более здоровый образ жизни, читали больше книг и т.д.
  По факту того, какое TV сегодня (да и было с момента зарождения) , вывод напрашивается сам.
Ящик телепандоры лучше закрыть.
student
22.02.2011 11:04
Любование уродством и нечистью - основа искусства 20-21 века.
Медиаобразование
22.02.2011 10:22
Федоров А.В. Права ребенка и проблема насилия на российском экране. 2004. 418 с.
http://edu.of.ru/mediaeducation/default.asp?ob_no=19995
Медиаобразование
22.02.2011 10:19
Ключевые сайты по медиаобразованию:

http://edu.of.ru/mediaeducation/ – Российский общеобразовательный портал. Ассоциация кинообразования и медиапедагогики России

http://edu.of.ru/medialibrary    - Электронная библиотека «Медиаобразование»
http://edu.of.ru/medialibrary/default.asp?ob_no=34437    -   журнал “Медиаобразование»
http://www.mediagram.ru – Информационная грамотность и медиаобразование

http://edu.of.ru/mediacompetence -  Всероссийская научная школа для молодежи «Медиаобразование и медиакомпетентность»

http://window.edu.ru – Единое окно доступа к образовательным ресурсам (поиск статей и книг по медиаобразованию по ключевому слову – медиаобразование).


Отображены комментарии с 1 по 10 из 14 найденных.

Эксклюзив
16.04.2018
Андрей Соколов
А некоторые российские издания поддержали удар Запада по Сирии.
Фоторепортаж
16.04.2018
Подготовила Мария Максимова
В День космонавтики на ВДНХ после масштабной реставрации открылся павильон «Космос».