Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
18 декабря 2018
«Там, в небе, все кажется совсем иным»

«Там, в небе, все кажется совсем иным»

Герой России Александр Гарнаев уверен: без бескорыстной романтики настоящим летчиком стать невозможно
Сергей Птичкин
20.08.2012
«Там, в небе, все кажется совсем иным»

Уже стали недавней историей торжественные мероприятия по случаю 100-летия российских ВВС. А 19 августа мы отметили православный праздник Преображения - но и должны были праздновать День воздушного флота. Должны были – но, конечно, забыли.

После всех этих торжеств - состоявшихся и нет - можно спокойно подумать о том, какая же сегодня авиация у России, есть ли у нее будущее, кто и почему становится пилотом. Лучше всего рассказать об этом может тот, чья жизнь, фактически с рождения, связана с небом. Человек, которого обстоятельства оторвали от неба. И который к небу вернулся. Это – Александр Гарнаев.

Все летчики – люди в той или иной мере одухотворенные. Близость к небу и ощущение полета, наверное, пробуждают в человеке такие чувства и эмоции, которые выводят его на совершенно иной, высший уровень восприятия нашей житейской действительности. Александр Юрьевич Гарнаев как раз и принадлежит к таким неординарно талантливым и в высшей степени одухотворенным людям.

Родился он в городе Жуковский Московской области 1 сентября 1960-го в семье Героя Советского Союза, заслуженного летчика-испытателя СССР Юрия Александровича Гарнаева. И это определило его судьбу. Отец погиб, когда сыну не исполнилось и семи. В воскресенье вечером, 6 августа 1967-го, во Франции при тушении большого лесного пожара, в сложных условиях гористой местности потерпел катастрофу вертолет Ми-6. Командиром тяжелого пожарного вертолета и был летчик-испытатель Юрий Гарнаев.

У Александра и мысли не возникало, что он выберет профессию, отличную от летной. В небо поднялся в пятнадцать лет в аэроклубе родного города.

В 1981-м с золотой медалью окончил Армавирское высшее военное авиационное Краснознаменное училище, после чего служил в строевом Гвардейском истребительном авиационном полку ВВС Московского военного округа в Кубинке. В 1985-м поступил в школу летчиков-испытателей Минавиапрома СССР, после ее окончания с июня 1987-го работал летчиком-испытателем в ОКБ имени А.И. Микояна. В 1989-м, опять же с отличием, заочно окончил Московский авиационный институт. В 1994-м перешел на летно-испытательную работу в ЛИИ имени М.М. Громова, где затем многие годы командовал отрядом летчиков-испытателей. В 1998-м Александр Гарнаев - естественно, с отличием - окончил Российскую академию госслужбы при президенте Российской Федерации по специальности «Государственное и муниципальное управление», в этой же академии четырьмя годами позже успешно окончил аспирантуру и защитил диссертацию, получив ученую степень кандидата экономических наук. Это – «на земле». А в его биографии летчика – освоение более 60 типов опытных, серийных и модернизированных летательных аппаратов. В 1998-м ему присвоили звание Героя России, в 2002-м он стал заслуженным летчиком-испытателем.

Он не только испытывал боевые самолеты, но и выполнял в начале «смутных» девяностых очень рискованные рейсы в составе экипажа Ил-76 по всему миру. В том числе - участвовал в перевозке оружия, боеприпасов, еще каких-то «стремных» грузов и вооруженных людей. А когда разобрался, что их наивно-советский экипаж используют «втемную», организовал настоящий угон Ил-76 из столицы ЮАР в Москву. Сюжет для фильма?

А еще Александр Гарнаев написал интереснейшие книги, в которых подмечены такие тонкости испытательной работы и жизни летчика вообще, которые мог выделить и очень точно описать человек действительно очень одаренный.

В книге «Аэроузел-2» он применил очень интересный прием. Свои размышления об испытательной работе автор перемежает выдержками из дневника своего отца. Практически каждый испытатель ведет свой дневник – просто не всегда его личные размышления выносятся на суд читателей. В данном случае получилась очень даже зримая связь времен - и кричащая трагедия разрыва неделимой истории Великой России.

Из последних записей в дневнике отца, которые привел в своей книге Александр Гарнаев:

«Когда я был мальчишкой (по году рождения - ровесник Октября), много читал Жюля Верна. И был очень разочарован, когда узнал, что он написал свои чудесные произведения, никуда не выезжая, почти не выходя из дома. Но он был великий фантаст, и теперь мы видим, что его гениальная фантазия сбывается. Романтика наших дней, даже если она и кажется фантастической, - в труде. Первый мой шаг в жизни - токарь. Потом индустриальный техникум. Об авиации я сначала даже не мечтал - время было слишком трудное. Семья наша жила бедно, я ведь наелся в первый раз досыта, когда попал уже в летную школу. Профессия летчика всегда была романтичной. И теперь уже мы, опытные летчики, не романтики, а фанатики своего дела. Мы его любим и не променяем ни на что».

Юрий Гарнаев – достойный сын советского времени. Родился в 1917-м, рос в нищете, но получил высшее образование, стал летчиком. Был оклеветан, осужден, отправлен в лагерь. Досрочно освобожден. Вернулся к летной работе. Стал испытателем. Достиг вершин в этой профессии, удостоен звания Героя. Александр Гарнаев – сын России переломного периода. Пришел в боевую авиацию в годы, которые сейчас объявлены пиком застоя…

Александр видел все: последний взлет ВВС СССР, последние и самые интересные испытательные работы в области боевой авиации Советского Союза, гибель великой авиационной державы, становление капитализма в бывшем мировом оплоте социализма.

Кем он был, я рассказал. Сегодня он – командир гражданского авиалайнера, пилот коммерческой авиации. Когда в начале 1993-го Александр Гарнаев вернулся в новую Россию после всех своих «чудес на виражах», он записал в дневнике:

«Ответа на вопросы, что же все-таки происходит здесь, на моей родной земле, за какие грехи окружающим достойным людям ниспосылаются все нынешние мучения (и, как правило, тем большие, чем более достойный человек), какую же действительную - не декларативную - цель ставят перед собой те «наверху», которым вдруг стало дано право принимать решения, предопределяющие судьбы миллионов ныне живущих и их потомков - не находилось! Словно тонущий, я продолжаю цепляться за любую возможность летать: там, в небе, все кажется совсем иным - гораздо чище. Суровее, но правдивее. И люди, поднимаясь туда, становятся совершенно другими. Хочется там оставаться всегда! Но в баках кончается топливо».

Нет, к счастью, «топлива в баках» у Александра Гарнаева еще осталось в достатке. Он стал депутатом в то время, когда можно было только за счет этих заветных корочек сколотить огромный финансовый капитал. Потом был просто чиновником, и опять с немалыми возможностями по личному обогащению на совершенно «законных» условиях. Миллиардером не стал по личному убеждению, хотя мог – вне всяких сомнений. Зато нашел силы вернуться в авиацию.

Мне удалось связаться с Александром Гарнаевым, находившимся в это время в небе, где-то между Токио и Сан-Франциско. Я спросил его:

«Вы пришли в авиацию в романтичное время, когда юноши были уверены, что мы всегда будем летать дальше, выше и быстрее всех. Какова мотивация у сегодняшней молодежи при выборе профессии летчика?»

После долгого раздумья он, грустно вздохнув – это было слышно в трубке – ответил: главная мотивация, увы, деньги. По его словам, в последние годы именно хорошая зарплата, которую получают летчики, стоит у них на первом месте. Даже в военные летные училища зачастую поступают только для того, чтобы бесплатно получить образование, какое-то время отслужить и уйти в коммерческую авиацию. А. Гарнаев уточняет: этот процесс закономерен, во всем мире резко растет спрос на летные кадры, но, с его точки зрения, это и печально, потому что выхолащивается высший смысл летного дела. Один из лучших пилотов СССР и новой России уверен: без бескорыстной романтики настоящим летчиком стать невозможно. На вопрос, где сложнее, в военной авиации или в гражданской, он ответил так, как, наверное, и должен был сказать настоящий мастер высшего пилотажа. По его мнению, профессиональное летание в военной авиации и на «гражданке» всегда требует полной самоотдачи. Любая небрежность чревата гибелью людей. В военной авиации может разбиться, к примеру, один пилот истребителя. А если его самолет упадет на городские кварталы или на взрывоопасный объект? В истории советских ВВС было немало случаев, когда пилоты боевых машин могли катапультироваться и спастись, но тогда на земле погибли бы десятки, а то и сотни людей. Летчики до последнего уводили падающие самолеты вдаль от населенных пунктов. При разборе таких катастроф зачастую становилось ясно, что причина – именно в чьей-то изначальной небрежности. А в гражданской авиации за спиной командира большого лайнера всегда десятки, если не сотни пассажиров. Поэтому полет всегда требует максимального напряжения и - без всякого пафоса! – полной самоотдачи.

Я не удержался, чтобы не задать вопрос: «Вы неоднократно смертельно рисковали в годы испытательной работы, обстоятельства сложились так, что стали политиком, а это, все знают, возможность хорошего заработка. Почему вернулись в авиацию?». Собеседник рассмеялся. Да, сказал, наверное, вернулся в авиацию потому, что романтик неба, а не романтик больших денег. Летная работа была, есть и будет неизмеримо ответственнее политической деятельности, во всяком случае, на том уровне, на котором он в ней «варился». А что такое «хороший заработок политика»? Это, извините, коррупция. Сейчас же я, сказал А. Гарнаев, не только получаю удовольствие от каждого дня своей работы, но и честно, без «левака», зарабатываю очень хорошие деньги.

Он пришел в авиацию, когда именно человек управлял летательным аппаратом, и от его мастерства зависело все. Сейчас самолетами, военными и гражданскими, управляют компьютеры. А пилот становится фактически оператором ЭВМ. Каково ощущение командира огромного воздушного судна, летящего в паре с «киборгом»? Этот вопрос привел Александра Гарнаева в некоторое замешательство. Вот что он ответил: «Компьютеризация и автоматизация современных летательных аппаратов имеет очень жесткую «обратную связь». Необходимо удовлетворять все большим и большим профессиональным требованиям, несоизмеримо растет, непрерывно и динамично меняется потребный объем знаний, а сама летная работа постоянно усложняется растущими нормами налета и сокращениями экипажей.

В СССР никому и присниться не могло, что десять и более летных часов по три сотни пассажиров будут регулярно перевозить, скажем, из Москвы в Токио и обратно всего два бессменных пилота, без всяких штурманов, бортмехаников и прочих «усилителей».

Управлять машиной стало несравнимо проще! И в то же время летать стало в чем-то тяжелее. Но это, наверное, настоящая диалектика летной жизни. Это - развитие. Действительно, сложнейшими системами современного авиалайнера в полете управляет машина, назовем ее условно «киборгом», но он в любом случае подконтролен человеку. И если человек настоящий профессионал летного дела, уверен, он всегда найдет общий язык со своим «кибернетическим вторым пилотом».

Мы только что отметили столетие ВВС, и напоследок, конечно, мне очень хотелось узнать, считает ли Александр Гарнаев, что у наших Военно-воздушных сил есть будущее? В ответ услышал по-военному четкое: «Будущее есть!». А вот каким оно будет – целиком и полностью зависит от позиции командования ВВС.

Честный ответ. 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Горнаев Анатолий
24.11.2015 13:16
Прекрасная статья!читая - ощущаешь гордость за Любушку -Авиацию, за летчиков-испытателей,просто рядовых золотых летчиков, за Юрия Александровича Гарнаева и старую гвардию летчиков-испытателей, за Александра Гарнаева! Да пусть  живым сопутствует Удача, а павшим и ушедшим Вечная Память и Царствие Небесное!!!!!!
Евгений Лушников
14.10.2012 10:59
Главное, что Саня любит небо и вообще всю мать АВИАЦИЮ, ХОРОШО, ЧТО ТАКИЕ ОРЛЫ ЖИВУТ С НАМИ РЯДОМ И РАДУЮТ НЕ ТОЛЬКО РОДИНУ,НО И ВСЕХ НАС...!!!!!!!!!!!!!!!
читатель
26.08.2012 19:43
Приятно почитать спокойный и добрый текст о настоящем профессионале. У нас что не статья в любом издании - так какой-то надрыв: так жить нельзя! А как можно? Пример Гарнаева как раз и показывает, что даже в наше сумасшедшее время есть возможность оставаться нормальным человеком и, к тому же, заниматься любимым делом. Побольше таких материалов - может мы и добрее станем.
Валерий
22.08.2012 13:40
Читал Аэроузел. Хорошо пишет и летчик-испытатель отменный. Я его встретил в сентябре 1995 года в Луховицах. Хоронили летчика-испытателя Сергея Шапошникова, разбившегося на МиГ-29. Он готовился к выступлению в ЮАР. Самолет был исправен, но Сергей слишком низко снизился, не хватило высоты, чтобы взмыть в верх.
Я не знал, что Александр ушел в авиакомпанию. Деньги там платят действительно хорошие. Командир импортного самолета типа А330, А320 получает до 400 тыс рублей. Деньги, как сам Гарнаев говорит, "хорошие".

Эксклюзив
17.12.2018
Олег Миклашевский. Киев
В «незалежной» появилась ПЦУ: что дальше?
Фоторепортаж
10.12.2018
Подготовила Мария Максимова
В Выставочных залах Сытного двора в Коломенском проходит выставка, посвященная Александру I.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».