Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
21 октября 2021
Сергей Катырин: «Почему сегодня мало желающих идти в малый бизнес»

Сергей Катырин: «Почему сегодня мало желающих идти в малый бизнес»

Беседа с вице-президентом Торгово-промышленной палаты Российской Федерации
06.06.2008
Сергей Катырин: «Почему сегодня мало желающих идти в малый бизнес»

О российском малом бизнесе власть в последнее время говорит как никогда много: это - и залог социального мира, потому как именно из малого и среднего бизнеса в основном и вырастает полноценный средний класс, который иным путем, указами, циркулярами и распоряжениями, создать нельзя. И рост ВВП очень зависит от малого предпринимателя, способного освоить те ниши, куда ни крупный бизнес, ни госкорпорации не пойдут. Инновационные разработки, опять-таки, удел прежде всего «малых», разворотливых, способных вмиг перестроиться, воплотить идею в опытном образце, чтобы потом на его основе крупный бизнес развернул массовый выпуск. О проблемах малого бизнеса рассказал нашему корреспонденту вице-президент Торгово-промышленной палаты Российской Федерации Сергей Катырин:

- Все действительно так. Малый бизнес сегодня по определению - важнейшая составляющая любой рыночной экономики. Но пока не у нас, а в развитых странах. Там вклад малого предпринимательства в ВВП доходит до 70 процентов, а в России, по оценкам, около 17. У нас сегодня примерно 1.13 миллиона малых предприятий – крайне недостаточно для такой большой страны, и занято на них только 10 процентов работников, а на Западе в малом предпринимательстве работает больше половины трудоспособных. Темпы развития малого бизнеса у нас невысоки, да и структура его не самая лучшая: около половины – торговля и бытовое обслуживание, а доля так нужных стране инновационных малых предприятий - не более одного процента, работающих в здравоохранении и образовании – и того меньше. Минимальна доля работающих в сфере науки и информационных технологий: буквально несколько процентов. Предприятия малого наукоемкого бизнеса на Западе создают до 50 процентов крупных нововведений и являются лицензиарами почти половины инноваций на мировом рынке.  

Мало сегодня желающих идти в малый бизнес. Людей можно понять... О причинах этого скажу ниже. Вообще представители малого бизнеса уже давно с откровенным скептицизмом стали воспринимать звучащие со всех сторон обещания грядущих счастливых дней. И это очень грустно, потому что, по моему ощущению, как раз сегодня появляется шансы, пусть и с немалым трудом, выправить ситуацию и обеспечить малому предпринимательству достойное и уважаемое место в нашей экономике и в нашей жизни.  

- Да, вот свежее заверение властей: к 2020-му в малом бизнесе будет занято до 70 процентов трудоспособного населения страны... 

- Все зависит от того, как взяться за дело. Прежде всего, нужны финансовая поддержка развития малого и среднего бизнеса и - особенно - полноценное законодательное обеспечение. Первый шаг уже сделан, 14 мая президент подписал указ «О неотложных мерах по ликвидации административных ограничений при осуществлении предпринимательской деятельности». Теперь правительство в двухмесячный срок обязано разработать и внести в Госдуму проекты нескольких новых федеральных законов. Будет резко ограничено количество проверок - кроме налогового контроля - малого бизнеса. Предполагается, что внеплановые инспекции станут допустимыми только в исключительных случаях. Лицензирование планируется заменить обязательным страхованием ответственности, и так далее. То есть речь идет о вещах, давно ожидавшихся бизнесом.  

Но ни в коем случае нельзя останавливаться или давать слабину. Иначе чиновничество, особенно «на местах», вдали от центра, превратит все в показушную кампанейщину и сведет на нет любые благие начинания и планы.  

В прошлом году был принят закон о малом и среднем предпринимательстве, о необходимости которого долго и упорно говорила, в частности, ТПП РФ, и над содержанием которого работали многие наши эксперты. Впервые мы законодательно определили, что такое средний бизнес – раньше его официально как бы и не было, отсутствовали четкие критерии, кого считать «средним». Теперь определено: средние предприятия - это те, где работает максимум 250 человек. На малых должно быть не больше ста человек, на микропредприятиях - не больше пятнадцати. Градация бизнеса есть во всех развитых странах, хотя численность, естественно, устанавливается везде своя. Она нужна как основа для различных форм содействия со стороны государства, для установления льгот, налогов.  

- Но впечатление такое, что шаг этот получился коротким. Закон в полную силу пока не работает.  

- Должен заработать. Закон получился, как говорится, рамочным, потому что он - результат политико-экономического компромисса различных сил. Противодействие его появлению со стороны отдельных структур было очень сильным. Это и понятно: такой законодательный акт становится базой для появления на экономической, да и политической, арене России новой силы: большого социального слоя, самостоятельного, не зависящего от бюрократии, конкурентоспособного, серьезно влияющего на судьбы страны. Именно сильный малый и средний бизнес – это реальный барьер монополизму, пышно цветущему сейчас и в «нефтянке», и на ряде других наших рынков.  

- А не получится ли, как пророчил классик: жаль только, жить в эту пору прекрасную уж не придется?…  

- Политическая воля в стране выражена более чем ясно. На реальные шаги со стороны властей предпринимательские «низы» тут же отреагируют. Скептицизм можно побороть только конкретными делами. Некоторые необходимые малому бизнесу законодательные акты могут быть приняты еще до окончания весенней сессии парламента. В частности, речь идет о законе, который предоставил бы малым бизнесменам справедливый доступ к приватизации объектов недвижимости, тех квадратных метров, которые они сегодня арендуют. Для предпринимательства доступ к инфраструктуре - это в прямом смысле вопрос жизни и смерти. Муниципалитеты должны избавиться от излишнего имущества, в том числе от ненужных зданий, помещений, в которых сейчас, как правило, и размещается малый бизнес. Если этот нежилой фонд реализовать на аукционе – все будет скуплено крупным бизнесом, а малый останется за воротами.  

Работа над совершенствованием налогового законодательства применительно к малому и среднему бизнесу тоже идет, хотя ее следует максимально ускорить. Наша налоговая система по-прежнему априори считает бизнес, в том числе, естественно, и малый, вечным злостным уклонистом-неплательщиком, а свою главную задачу видит в «выбивании» платежей. Между тем, в той же Европе налоговая система направлена на развитие, на расширение малого бизнеса. Больше бизнеса – больше налоговых отчислений. То есть начинающим надо помочь стать на ноги, а, например, инновационным малым предприятиям, работающим в сфере науки, вообще следует создавать «зеленую улицу», в том числе и налоговыми льготами: результаты работы нужны всей экономике, всему обществу. Но соответствующего инновационного законодательства еще нет.  

- Мы, похоже, плавно перешли к конкретным проблемам российского малого бизнеса, которым, говорят, несть числа.  

- Их, действительно, много, они хорошо известны, взять хотя бы те же административные, бюрократические барьеры, которые еще предстоит разрушать и разрушать. Как в таких условиях выживать - тоже хорошо известно: надо давать «на лапу». Но желающих прикарманить чужие деньги столько, что они буквально в очередь к каждой фирме стоят, готовые проверить, проконтролировать, предписать, запретить, обязать, обратить внимание, потребовать. К тому же есть подспудные способы давления. Что значит требование получить 25 печатей на документ о землеотводе? То же выжимание взяток: заплати – и «добро» дадут в мгновение ока, в противном же случае потратишь месяцы, а то и годы, потому что каждая печать действительна определенное время, не успел все завершить – начинай сначала.  

Доступ к инфраструктуре - еще одна головная боль малого бизнеса. Скажем, подключение к электросетям: в одних регионах за киловатт энергии сегодня берут тысячу-две рублей, в других – десятки тысяч, в третьих энергокомпании вообще требуют от бизнесменов за свой счет сделать сети, подстанции и передать им. Замечу, что в тарифах на электроэнергию, на газ предусмотрены и средства на развитие. Иными словами, энергетики получают деньги два раза за одно и то же. Наконец-то правительство занялось этим и должно до сентября утвердить план мероприятий, которые упростят и удешевят для предпринимателей присоединение их объектов к электрическим сетям. Это очень хорошая новость.  

Есть и проблема так называемых бизнес-инкубаторов. Там, собственно, и реализуется задача поддержки начинающих малых фирм, особенно инновационных, по определению малодоходных, а первоначально вообще не имеющих денег на покупку офиса, на подключение к сетям. Из заявленных пятисот инновационных бизнес-инкубаторов создано в стране пока лишь порядка ста. А куда уходить фирмам, ставшим «на крыло», чтобы освободить место для начинающих? На Владимирском тракторном заводе освободившиеся из-за снижения объемов производства цеха, например, отдали городу для размещения там малого бизнеса. Но в других-то местах найти свободные и доступные по цене квадратные метры ох, как не просто.  

Очень дорогие у нас деньги для малого бизнеса, которому нужны небольшие, в сущности, кредиты. Но чем меньше одалживаемая сумма – тем больше на нее «накручивают» процентов, иначе банкирам, что называется, «неинтересно» работать. В итоге микрокредитование у нас в стране развито плохо, это всего лишь процентов пятнадцать от требуемого объема, а малый бизнес нуждается как минимум в 6-8 миллиардах долларов в год кредитных денег.  

Во всем мире каждое крупное предприятие окружено работающими на него малыми и средними фирмами. Это выгодно: конкуренция малых обеспечивает «старших» комплектующими нужного качества и в нужном количестве. Не нужны большие складские помещения, снижается безработица, крупное предприятие поручает малым разработку и проверку новых технических решений. Казалось бы, вот она, одна из магистральных дорог развития малого предпринимательства и у нас. Но – нет, не получается. Достаточно малому бизнесу, использующему упрощенную систему налогообложения или платящему вмененный налог на прибыль, начать продавать свою продукцию крупному предприятию, как тут же возникает проблема с уплатой НДС. На Западе с этим давно разобрались. Например, 1953-м конгрессом США было создано Управление по делам малого бизнеса, одно из основных направлений работы которого - предоставление займов для малого бизнеса. Само управление займы не дает, но выступает в качестве гаранта для банков.  

Когда я задал соответствующий вопрос в Минфине, то из ответа стало ясно: проблему решать не готовы.  

А так называемое «правило второй руки»? В развитых странах принято, чтобы предприятие, получив госзаказ, солидную его часть, порядка трети, разместило на малых предприятиях. У нас такого нет.  

- Похоже, на эту тему можно говорить практически бесконечно…  

- Точно. Но с подобными проблемами и бедами малого бизнеса в других странах в целом справились. Почему мы должны быть хуже? Да, много времени было упущено, мы совсем недалеко ушли за полтора последних десятилетия, надежды на принципиальные перемены появились только в последнее время. Теперь нужно не останавливаться, альтернатива невеселая: торможение, недоверие и массовое отступление малого бизнеса. Но это слишком мрачный сценарий. Полноценной экономики, тем более инновационно ориентированной, без малого бизнеса быть не может в принципе.  

Беседу вел Александр Бондарь 

 

 

 

 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
15.10.2021
Валерий Панов
Чем вызвана необходимость амнистии гастарбайтеров-нарушителей?
Фоторепортаж
19.10.2021
Подготовила Мария Максимова
Сегодня трудно поверить, что эти картины когда-то были опальными и гонимыми...


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.