Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
22 сентября 2019
«Сербы вам не по зубам, будет вам второй Вьетнам»

«Сербы вам не по зубам, будет вам второй Вьетнам»

Девять лет назад, 24 марта 1999 года, началась военная операция НАТО против Югославии
Никита Бондарев
25.03.2008
«Сербы вам не по зубам, будет вам второй Вьетнам»

Эту операцию с цинизмом, выходящим за рамки приличий, натовские стратеги назвали «Милосердный ангел». В результате бомбардировок погибло более пятисот мирных жителей, экономический ущерб, нанесенный Сербии, приблизительно оценивается в миллиард долларов.

В ходе бомбардировок было разрушено большое количество не только военных, но и гражданских объектов: белградский телецентр и телебашня, больницы и пожарные депо, нефтеперерабатывающие комбинаты и электростанции, заводы и фабрики, в том числе химические и фармацевтические, склады агропромышленной продукции и элеваторы, мосты, автострады, вокзалы и железнодорожные развязки, правительственные здания, в том числе парламент Югославии, жилые дома, находившиеся в непосредственной близости от «стратегических» целей. Экономика страны была отброшена на уровень 1945 года, сотни тысяч людей остались без работы, адекватная оценка ущерба экологии региона не произведена до сих пор.  

Все это хорошо известные факты, о которых СМИ нам не преминут в ближайшие дни напомнить.

Но с началом натовской агрессии связано и другое событие, о котором в новостных сюжетах если и упоминают, то вскользь.

Речь идет о стихийной акции протеста у стен американского посольства в Москве.  

Влияние событий 25-27 марта на нашу новейшую политическую историю до сих пор не было по достоинству оценено. А между тем ряд принципиально важных пропагандистских тезисов, без которых сложно себе представить современную российскую политическую риторику, был впервые во весь голос озвучен именно тогда. Многие приемы партийного строительства, особенно в области молодежных организаций, воспринимающиеся сейчас как данность, также восходят именно к опыту стихийных массовых протестов весны 1999 года. Хронология протестных акций в общих чертах такова.  

24 марта с наступлением темноты у посольства собираются несколько десятков сербов. Сначала их активность ограничивается антиамериканскими лозунгами, затем, видя, что милиция по отношению к ним настроена вполне лояльно, сербы переходят к более активным действиям. В частности, в близлежащем магазине покупаются банки с лечо, которые довольно быстро разбитваются о стены посольства. Лечо, то есть овощи в томатном соусе – традиционный продукт болгарского агропрома, но российские журналисты «для интереса» сообщают, что это сербское национальное блюдо, чем несказанно удивляют общественность Сербии – там и слова-то такого не знают… В какой-то момент протест принимает форму откровенного вандализма, кто-то из числа присутствующих мочится под двери посольства, что, естественно, фиксирует телевидение. Сами сербы настаивают, что обмочил посольство «какой-то проходивший мимо пьяный хулиган». Как бы то ни было, этот акт переполняет чашу терпения милиции и протестующих разгоняют. Но джинн уже выпущен из бутылки: на протяжении всей ночи к посольству подъезжают желающие поддержать «братьев сербов» или просто поучаствовать в снисходительно воспринимаемом властями вандализме. В основном это футбольные болельщики, а также разного рода маргинальные элементы. Кто-то из них остается на противоположной посольству стороне Новинского бульвара, основная часть не солоно хлебавши возвращается домой. То есть, на данном этапе акция является прежде всего протестом самих сербов против бомбардировок Сербии, она стихийна, ее политический посыл четко не сформулирован (звучит в основном площадная брань и хрестоматийное «yankee go home»), вовлеченность в акцию российской общественности минимальна.  

25 марта акция переходит на качественно новую стадию. Рано утром напротив посольства начинают появляться небольшие группы студентов, отпросившихся с занятий или просто прогуливающих. Некоторые из них имеют наспех изготовленные плакаты на русском и английском языках. Чуть позже появляются легкие на подъем ЛДПР-овцы с флагами, транспарантами и мегафоном. В толпу вливаются любопытствующие прохожие, уже упоминавшиеся футбольные фанаты, панки-анархисты, хиппи-пацифисты и прочие неформалы. Большая часть протестующих – именно молодежь, плюс какое-то количество завсегдатаев коммунистических митингов пенсионного возраста, но их немного. Толпа на 90% состоит из россиян, а сербов, в отличие от предшествующего дня, почти нет. В какой-то момент человеческая лавина, сформировавшаяся на противоположной посольству стороне Садового кольца, повинуясь некоему невербализованному, но совершенно явному посылу, переходит трассу и занимает площадку перед посольством. Милиция пытается призвать собравшихся к порядку, но не слишком активно.

Задерживают только тех, кто кидает в посольство твердые предметы, как то стеклянные банки или чернильницы. Тех, кто швыряет яйца, пакеты с кефиром или брызгает на посольство кетчупом, милиция как бы не замечает. И это при том, что митинг официально не разрешен.

Картинка толпы, разгоряченной как осознанием своей правоты, так и ощущением того, что «сегодня можно», транслируется по телевизору. К посольству приезжают все новые и новые люди. Появляются представители молодежных леворадикальных организаций, также с мегафонами и знаменами. Футбольные болельщики из противоборствующих лагерей братаются друг с другом, образовывая вокруг посольства живую ленту из фанатских шарфов, в которой ЦСКА мирно соседствует со «Спартаком», а «Торпедо» с «Динамо». Воистину небывалое зрелище, подобные случаи не отмечались ни до весны 1999 г., ни после. Именно среди фанатов рождается неофициальный лозунг (слоган) акции – «сербы вам не по зубам, будет вам второй Вьетнам». Вообще, без преувеличения можно сказать, что в те дни у американского посольства отметились представители всех молодежных субкультур, в том числе априори аполитичных. В толпе были и любители экстремальных видов спорта, и представители клубной «кислотной» культуры, и граффитчики, разрисовавшие тротуар у посольства и стены окрестных домов (до стен самого посольства их, все-таки, не допустили). Особо необходимо отметить, что в толпе практически отсутствовали пьяные, во всяком случае, днем. И это не было связано с вмешательством разного рода «направляющих» и «смотрящих», как это бывает сейчас на организованных властями массовых мероприятиях. Единого организационного начала в толпе не было, но всем было ясно, что появиться у посольства пьяным или с бутылкой в руке – значит дискредитировать саму идею протеста, обусловленного праведным гневом. Тех, кому это не было ясно, вежливо просили пойти пить пиво в другое место. С наступлением темноты, однако, в толпе стали появляться люди не только пьяные, но и очевидно находящиеся под воздействием наркотиков. Зазвучали призывы взять американское посольство штурмом или спалить его. Именно в этот момент в дело вмешался ОМОН, толпа была разогнана, около четырехсот человек задержано.  

Ночь с 25 на 26 марта для руководства России прошла, как стало известно позже, в долгих и сложных «консультациях». У окружения Б. Ельцина события двух «протестных» дней вызывали опасение, было желание акцию запретить, а участников наказать. Возможно, сыграла свою роль память о событиях осени 1993 г. В конечном итоге, однако, возобладало мнение Ю. Лужкова, с самого начала поддерживавшего акции массового недовольства, и Е. Примакова, в знак протеста развернувшего самолет по пути в Вашингтон на переговоры (т.н. «петля Примакова»). Позиция Лужкова и Примакова состояла в том, что протестующих нужно не разгонять, а брать под свой контроль и направлять в цивилизованное русло. Именно так, в конечном итоге, и было сделано.  

26 марта митинг у американского посольства был официально разрешен, пришедшие к посольству неорганизованные манифестанты оказывались зажаты между стройными рядами лужковской Московской федерации профсоюзов слева и молодежного «Яблока» справа. И те, и другие были хорошо организованы, в наличии имелись транспаранты, флаги, партийная символика, плакаты с лозунгами, раздававшиеся желающим. Поговаривали о том, что Лужков пришлет протестующим полевые кухни с горячим обедом, но от этой идеи градоначальник, видимо, отказался. Движение по Садовому кольцу было с самого начала частично перекрыто, в какой-то момент кольцо оказалось полностью блокировано. Водители, впрочем, гудками и выкриками выражали свою солидарность с митингующими. Вообще, именно 26 марта протестные акции достигают своего апогея. По всей стране происходят акты сжигания американских флагов.

В Интернете вовсю идет дискуссия о том, сколько будет стоить покупка для Сербии пары С-300 и переправка их на Балканы (по сообщениям участвовавших – собрали 600 долларов, которые в итоге прогуляли в сербском ресторане).

Митингующие у американского посольства ждут появления то ли Лужкова, то ли Примакова, то ли обоих разом. Появился у посольства только В. Жириновский, но и его встретили аплодисментами. В целом акция начала дрейфовать в сторону стандартного первомайского официоза «системной» оппозиции. Сербов среди манифестантов было буквально 2-3, да и те быстро ушли, молодые неформалы также начали чувствовать себя некомфортно и ближе к середине дня разошлись.  

27 марта у стен американского посольства прошло под знаком КПРФ и Г. Зюганова. Акция, начинавшаяся как спонтанная, стихийная, ориентированная на свободомыслящую молодежь, не столько патриотическую, сколько антиглобалистскую, окончательно уподобилась коммунистическим шествиям с иконами и портретами Сталина. 28 марта официально разрешенного митинга у посольства не было, но пара пикетов напротив посольства весь день простояла. 29 числа у посольства не было никого, кроме уборщиков, счищающих следы народного гнева.  

Возвращаясь к высказанным в начале статьи положениям о влиянии событий 25-27 марта на российскую политическую жизнь, необходимо отметить следующее. Мысль о том, что молодежь может быть активным участником политического процесса, на протяжении девяностых годов была властям предержащим отнюдь не очевидна. Девяностые годы применительно к молодежи прошли под знаком «пофигизма». Интересоваться политикой, вообще иметь политические взгляды, считалось не модным и не стильным, вне зависимости от вектора политических симпатий. Чтобы поднять молодежь на выборы президента в 1996 г., политтехнологам пришлось, с одной стороны, задействовать все возможности российской «попсы» (создание телеканала «Муз-ТВ», трансляция его торжественного открытия Б. Ельциным) и пустить в дело терминологию, рассчитанную на любителей компьютерных игр («голосуй или проиграешь»). С другой – нагнетать страх перед коммунистическим реваншем, представляя вялого и нерешительного Зюганова в образе этакого коммунистического Фредди Крюгера с серпами вместо пальцев. Но все эти ухищрения мало что дали, раскачать молодежь не удалось, и победил Ельцин еле-еле (есть мнение, что и вовсе не победил). Прошло буквально три года, и ситуация изменилась на 180 градусов. Никого никуда не надо было зазывать, ничего не пришлось сулить. Молодые и активные пришли сами, сами себя организовали, сами себя проконтролировали на предмет пьянства и прочих эксцессов. Отсюда вывод: молодое поколение может быть не только объектом, но и субъектом политической активности, если не скармливать ему набившую оскомину идеологическую жвачку про коммунистическую угрозу и либеральные ценности. Наиболее эффективно воздействующими на молодежь оказались рассуждения на стыке модного на Западе антиглобализма и чисто российской тоски по утраченному имперскому могуществу. Ситуация же с натовскими бомбардировками Сербии явилась идеальным воплощением этой антиглобалистско-имперской парадигмы. В этом смысле все возможные «Наши», «Местные», «Идущие вместе» и «Молодые гвардии» есть прямое следствие протестных акций 25-27 марта, а сожжение ими «порнографических» романов В. Сорокина напрямую вытекает из сожжения в 1999 г. американского флага.  

Видный российский молодой антиглобалист, лидер группы «Кирпичи» В. Васин, срифмовал по совсем другому поводу: «вещи, задуманные чисто и душевно, частенько заканчиваются просто плачевно». К сожалению, в России почти всегда именно так и бывает. Спонтанный всплеск гражданского самосознания у поколения, считавшегося пассивным и аполитичным, оборачивается созданием новой ВЛКСМ. Но мы, те, кто были в 1999 г. у американского посольства, на самом деле хотели как лучше.  

 

По материалам Фонда «Русский мир»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
18.09.2019
Алексей Чичкин
Заметки экономиста и публициста о пройденном и пережитом.
Фоторепортаж
20.09.2019
Подготовила Мария Максимова
Обновленный Музей обороны и блокады Ленинграда открыл двери для посетителей.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».