Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
7 июля 2020
Русский язык в контексте национальной безопасности

Русский язык в контексте национальной безопасности

16.08.2005

Как это ни покажется парадоксальным на первый взгляд, но одним из важных факторов обеспечения национальной безопасности России и окружающих ее государств является русский язык.

Анализ информационных аспектов национальной безопасности России показывает, что именно русскому языку существуют сегодня достаточно серьезные угрозы, которые не позволяют оставить без внимания эту важную, но еще недостаточно осознанную проблему.

В числе этих угроз можно выделить четыре наиболее важных:

1. Засорение русского языка терминами и словесными оборотами иностранного происхождения, не свойственными традициям русской словесности.

2. Все более широкое использование в русской речи слов и оборотов жаргонного характера.

3. Активное сокращение русскоязычного информационного пространства в т.н. "ближнем зарубежье", т.е. в новых независимых государствах, которых еще недавно были республиками СССР.

4. Вытеснение русского языка из зоны "дальнего зарубежья" и все большее ограничение его использования в качестве одного из мировых языков международного общения.

Если говорить о лингвистических проблемах русского языка, то главными угрозами здесь являются все большее и не обусловленное объективной необходимостью засорение русского языка словами и словесными оборотами иностранного и жаргонного происхождения. Задумайтесь только, на каком языке изъясняется между собой наше студенчество, какую речь мы слышим ежедневно по каналам российского радио и телевидения, каким языком пишутся сегодня статьи и заметки в большинстве наших газет и журналов, и станет совершенно ясно, что сегодня русский язык переживает такую фазу своего развития, которую следует охарактеризовать не иначе, как глубокий кризис.

Одним из главных факторов, содействующих распространению в русском языке терминов иностранного происхождения и слов, являющихся производными от этих терминов, является процесс все более активного воздействия на российское общество западной культуры, который некоторые культурологи успели окрестить процессом "вестернизации". Основными направлениями, на которых наиболее активно проявляется воздействие этого процесса, являются массовая культура, экономическая деятельность, политика и информатика.

Что касается массовой культуры, то здесь процессу "вестернизации" активно содействуют СМИ, предназначенные для молодежи, т.е. для наиболее активной и наиболее чувствительной к внешнему влиянию части населения России.

В сфере финансово-экономической деятельности влияние западной терминологии и ранее не свойственных для русского языка оборотов речи за последние годы также заметно усилилось. Причинами этого являются повышенное внимание работников этой сферы к западным методам ведения деловых операций, а также появление в России большого количества различного рода учебных центров, факультетов и институтов, имеющих прозападную ориентацию в научно-методической области своей деятельности. (Мы все чаще встречаем не только западные экономические и финансовые термины, но и не свойственные русскому языку обороты речи типа "прайс-лист", "бизнес-план", "Горбачев-фонд" и т.п.)

Что касается информационной сферы нашего общества, то здесь широкое распространение американских терминов наблюдается в сфере публикаций в области информатики и вычислительной техники. Особенно сильно это проявляется в области программного обеспечения. Этот процесс начался еще в начале 1970-х годов, когда в СССР было принято решение о проведении широкомасштабных работ по созданию Единой системы электронно-вычислительных машин (ЕС ЭВМ). При этом происходило заимствование многих англоязычных терминов, которые стали все более широко употребляться в технической документации, а также в статьях и монографиях, издававшихся на русском языке, часто вытесняя при этом использовавшиеся ранее русские термины.

Если проанализировать причины этого явления, то их можно разделить на две основные группы.

Первую из них составляют причины объективного характера, обусловленные спецификой самого процесса развития средств вычислительной техники и информатики. (Общеизвестно, что по целому ряду направлений лидерство здесь захватили американские компании, которые контролируют большую часть мирового рынка средств информатики.) Вторую группу составляют причины субъективные. Одна из них заключается в том, что в последние годы в России появилась и продолжает сохраняться мода на использование американских терминов в технической литературе по вычислительной технике и информатике. В связи с этим можно привести характерный пример, когда выпускник одного из наших ВУЗов поступая на работу написал в своей анкете: "Владею английским в объеме ОС ЕС".

В 1993 году в Смоленске была издана книга Владимира Быкова "Русская феня. Словарь интержаргона асоциальных элементов". И сегодня каждый житель России, полистав на досуге вышеуказанное издание, сможет лично убедиться в том, что "наезд", "разборка", "зачистка" и тому подобные слова, которые мы ежедневно слышим не только из уст дикторов радио и телевидения, но также и в речах высокопоставленных государственных деятелей России, это не технические термины из лексикона слесарей-водопроводчиков, а прямые заимствования из словаря представителей преступного мира. И означают они вполне конкретные деяния этих представителей, очень даже наказуемые в уголовном порядке.

Понятно, что процесс криминализации общества оказывает свое влияние и на его язык. Только зачем же этому содействовать? Ведь активно продвигаясь в данном направлении, мы с большой степенью вероятности можем оказаться в ситуации, когда криминальный интержаргон станет привычным и повсеместным.

В чем же причины того, что государственные мужи позволяют себе обращаться к своим согражданам на языке, гораздо более уместном на лесоповале или в тюремной камере, нежели в цивилизованном обществе? Понимают ли эти люди, что они творят?

...Ответы на эти вопросы, думается, пока лучше оставить психологам. Ясно лишь одно: в обстановке ложно понимаемого плюрализма и вседозволенности мы поступим весьма безответственно, если позволим и далее засорять русский язык подобного рода "приобретениями" из криминальной лексики.

Тот факт, что зона активного использования русского языка в т.н. "ближнем зарубежье" быстро сокращается, теперь уже не вызывает сомнений. Это вызвано следующими тремя основными причинами:

1. Проявлением тенденций национального сепаратизма в политике многих лидеров государств-новоделов.

2. Экономическими проблемами в странах "ближнего зарубежья", затрудняющими проведение мероприятий, необходимых для экономической, учебно-методической и организационной поддержки процесса сохранения и развития русскоязычного информационного пространства в этих странах.

3. Ослаблением традиционного влияния Российской Федерации на процессы изучения и распространения русского языка в странах СНГ и Прибалтики.

Пройдет еще десять лет и вырастет новое поколение людей, не знающих русского языка. И это будет информационная катастрофа, в которой пострадают как сами эти государства, так и Россия.

Нельзя забывать и о том, что на территории этих стран проживают многие миллионы русских, лишенных возможности дать своим детям необходимое образование на родном языке и практически оторванных от своей национальной культуры. А это уже нарушение важнейших прав человека.

...Развитие у человека способностей как к абстрактному, так и к логическому мышлению существенным образом зависит от богатства того языка, на костром он мыслит. Таким образом, лишая своих граждан возможности глубокого изучения богатого русского языка, современные политики искусственно ограничивают возможности их интеллектуального развития. На пороге наступающей информационной эры, в которой интеллект и научные знания будут являться важнейшими факторами социально-экономического развития, это не только недальновидно, но и стратегически опасно.

Необходимо также помнить, что от богатства того языка, на котором способен мыслить человек, зависит и процесс формирования его общего мировоззрения. Т.е. "образ мира", который формируется в нашем сознании, определяется не только уровнем знаний и идеологическими установками, но также и теми языковыми средствами, с помощью которых он формируется в процессе мышления. Поэтому глубокое изучение богатого языка – это не только важное условие интеллектуализации общества, но и способ формирования адекватных представлений о глобальной картине мира.

Русскоязычное информационное пространство сокращается почти во всех странах мира. За рубежом практически бессмысленно искать какие-либо русскоязычные информационные материалы. На международных выставках и научных конференциях русский язык вообще не используется (кроме тех случаев, когда мероприятие проводится на территории России или СНГ).

Исключение составляет лишь Китайская Народная Республика, где интерес к русскому языку в последние годы возрастает. На постоянной основе в КНР русский язык изучают несколько миллионов человек (точных данных нет).

...Очевидно, что единое русскоязычное пространство – это наше национальное богатство. И это богатство теперь тает у нас на глазах. Идет разрушительный процесс, последствия которого начинают ощущаться уже сегодня, несмотря на то, что большинство населения бывших республик СССР еще достаточно свободно владеет русским языком. Но уже подрастает новое поколение, которое, по всей видимости, им так уже владеть не будет. Ведь русский язык – это не только средство межнационального общения. Это мощный системообразующий фактор, фундамент нашей державы. И если этот фундамент дает трещины, то есть основания беспокоиться и за судьбу всего здания.

Владимир Потехин



Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
07.07.2020
Николай Савченко
Новые факты о «памятнике неизвестному фашисту» в Россоши.
Фоторепортаж
17.06.2020
Подготовила Мария Максимова
Главархив Москвы и центр госуслуг «Мои Документы» запустили виртуальный музей, посвященный Великой Отечественной.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».