Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
21 сентября 2021
Бастуй, не бастуй - проиграешь

Бастуй, не бастуй - проиграешь

Ни одна забастовка, прошедшая в России за последние два года, не была признана судом законной
Борис Кагарлицкий
24.03.2008
Бастуй, не бастуй - проиграешь

В конце марта в Москве на Волгоградском проспекте прошел митинг, устроенный активистами свободных профсоюзов и представителями левых организаций. Основное требование митингующих - внесение поправок в Трудовой кодекс, потому что сегодня он дискриминирует свободные профсоюзы и лишает их легальной возможности бастовать.

В те самые дни, когда в Москве инициаторы митинга согласовывали с властями место и время его проведения, в Набережных Челнах администрация КамАЗа разбиралась с «зачинщиками» очередной стачки, спровоцированной сокращением заработной платы. В интервью журналистам рабочие рассказали, что им выплатили около 4 тысяч рублей, что на 2 тысячи меньше обычной ежемесячной зарплаты. «Нормальная» заработная плата на КАМАЗе не превышает 6.5 тысяч, причем картины не меняют даже бесконечные сверхурочные в выходные дни. Как отмечает местная пресса, такие баснословные заработки достаются далеко не всем, новички получают по 2.5-3 тысячи рублей.  

Как выяснилось, у рабочих из зарплаты вычитали деньги за грязь на рабочих местах.

Вместо того чтобы организовать уборку помещения, администрация предпочла штрафовать рабочих. В ответ на решение начальства рабочие цеха сборки кабин и мостов автомобильного завода 14 марта без предупреждения почти на четыре часа остановили производство, требуя повышения заработной платы и оплаты сверхурочных работ.

В эту смену на конвейере было собрано 30 грузовых автомобилей вместо обычных 100.  

Администрация КамАЗа назвала это «незапланированной остановкой производства по инициативе части работников» - страшное слово «забастовка» боялись даже произносить - и обвинила протестующих в том, что ими совершено «нарушение законодательства о порядке разрешения трудовых споров». Лидеры официального, входящего в ФНПР профсоюзного комитета тут же солидаризировались с начальством и с готовностью осудили «зачинщиков несанкционированной акции». Высказывания функционеров ФНПР были даже более агрессивными, чем заявления администрации. «Застрельщиками акции явились два-три недовольных человека, - заявил Виталий Корсаков, представитель официального профкома. - Это локальный рядовой конфликт, порожденный из желания «раскачать лодку». Не стоит придавать этому серьезного значения».  

Поскольку, как утверждает руководство КамАЗа, зачинщики акции протеста нарушили федеральное законодательство о порядке разрешения коллективных трудовых споров, их можно наказать. Формально администрация права: она не была, в соответствии с нынешними законами, предупреждена о готовящейся акции, не была сформирована согласительная комиссия. Начались увольнения. Одного активиста забрали в РУВД, а когда несколько часов спустя его отпустили, на проходной ему попросту не дали войти на территорию завода.  

Рабочие активисты, однако, от борьбы не отказались. Они выставили руководству завода список из 20 требований, потребовали поднять зарплату и улучшить условия труда. Стачка произошла на фоне резкого увеличения производства. Если в 2007-ом с конвейера сошло 52 тысячи автомобилей, то в нынешнем году планируют выпустить 65 тысяч. Производительность труда, по данным местной прессы, выросла на 25.6 процента, а выработка каждого работника составила 921.6 тысячи рублей. Нагрузка на рабочих растет - но отнюдь не зарплата.  

В конце концов, администрация вынуждена была вступить с рабочими в переговоры об условиях и оплате труда. Однако они ничего не дали.

Администрация объявила, что конфликт разрешен, так и не удовлетворив основных требований бастовавших. Недовольные рабочие прямиком со встречи отправились в отдел кадров писать заявления об уходе…  

История конфликта на КамАЗе великолепно отражает общую ситуацию на многих российских предприятиях. В то самое время, когда конфликт в Набережных Челнах более или менее начал угасать, аналогичное, хотя и менее острое, противостояние развернулось в Перми на фабрике «Нестле-Камская». Правда, здесь официальный профсоюз проявил большую решительность, выступив с критикой администрации. Профсоюзные активисты, требующие повышения оплаты труда, решили пикетировать центральный офис компании в столице.  

Усиливающаяся социальная напряженность на значительном числе российских предприятий - оборотная сторона их относительного успеха. Экономический рост, устойчиво продолжавшийся на протяжении 2006-2007 годов, способствовал подъему профсоюзного движения и увеличению числа трудовых конфликтов, вызванных борьбой трудящихся за повышение заработной платы и улучшение условий труда. Люди хотят, чтобы плоды успеха доставались не только новой буржуазии и приближенной к ней бюрократии. Положение на рынке труда радикально изменилось, спрос на рабочую силу, особенно квалифицированную, превосходит предложение. Неудивительно, что наемные работники пытаются использовать эту ситуацию и повысить свой жизненный уровень.  

Между тем, доля заработной платы в себестоимости продукции остается в России одной из самых низких среди индустриально развитых стран. Несмотря на падение курса доллара и удорожание рубля в долларовом исчислении, зарплата рабочих в отечественной промышленности существенно уступает не только заработкам их коллег в Западной Европе и США, но и в таких странах, как Бразилия или Аргентина.  

Стремительный рост новых свободных профсоюзов, не входящих в систему Федерации независимых профсоюзов России - закономерное следствие нового положения вещей.

Но усиление забастовочной активности профсоюзов вызвало ответные меры со стороны властей и работодателей.

С середины 2007-го можно говорить о том, что в масштабах страны разворачивается настоящая кампания репрессий против активистов свободных профсоюзов.  

Российское законодательство о забастовках и Трудовой Кодекс дают администраторам, желающим расправиться с недовольными работниками, богатые возможности. Эти законы находятся в прямом противоречии с действующими международными нормами, о чем, в частности, неоднократно заявляла Международная организация труда. Законодательство откровенно дискриминирует профсоюзы, охватывающие меньшинство работников предприятия, ограничивая их право на заключение коллективных договоров и ведение переговоров. Поскольку новый профсоюз на первых порах всегда меньше старого, его можно «прессовать» на совершенно законных основаниях.  

Еще более анекдотическим выглядит законодательство о забастовках, требующее, по сути дела, согласования всех деталей стачки с работодателем, против которого она направлена. Абсурдность такой ситуации признают даже лидеры официальных профсоюзов. В частности, Олег Нетеребский, заместитель председателя ФНПР, председатель Комиссии Общественной палаты РФ по трудовым отношениям и пенсионному обеспечению, констатировал, что «провести забастовку по закону невозможно».  

Пример - ситуация с конфликтом на российских железных дорогах. В ноябре 2007-го Российский профсоюз локомотивных бригад железнодорожников заявил о намерении провести забастовку. Уже 23 ноября, хотя стачка еще не началась, Московский городской суд по иску работодателя принял решение об ее незаконности. Между тем, не существует нормы закона, дающей право суду принимать решение о еще не произошедшем событии – в данном случае о не начавшейся забастовке. Законопослушный профсоюз, однако, отказался от стачки, предпочтя хождение по судам.  

Удручающий список репрессий против рабочих активистов приведен в докладе Института глобализации и социальных движений, опубликованном 17 марта. Все истории похожи друг на друга и все они проникнуты духом мрачного абсурда, напоминая страницы из романов Кафки.  

За минувшие два года ни одна забастовка, прошедшая в России, не была признана судом законной.  

Забастовочные действия обычно продолжаются не более одного дня, после чего прекращаются решением суда.

В противном случае участники стачки оказываются под угрозой судебных репрессий. В свою очередь, многие забастовки не объявляются официально, принимая характер «работы по правилам», после чего зачинщики подвергаются взысканиям и увольнениям за нарушение трудовой дисциплины. Так случилось с работниками «Почты России» в Санкт-Петербурге. После забастовки 26 октября 2007-го были уволены трое профсоюзных активистов – Максим Рощин, Игорь Конин и Дмитрий Пацук. Затем администрацией был обнародован список из восьми сотрудников, подлежащих увольнению. Одна из водителей, Любовь Воробьева, также активно участвовавшая в акции, решила взять больничный лист. Когда она зашла в здание, чтобы сдать ключи от автомобиля, дорогу ей преградили трое охранников и в принудительном порядке препроводили к начальству, где ей было предложено подписать постановление администрации об ее увольнении. После отказа в ее адрес последовали угрозы. В итоге бедную женщину из кабинета вызволили пришедшие на помощь другие водители смены.  

За участие в «незаконной забастовке» летом 2007-го в Тольятти были уволены с АвтоВАЗа двое рабочих, членов профсоюза «Единства». В ноябре лидеру профсоюза Петру Золотареву на встрече с руководством предприятия обещали восстановить их на своих местах, дальше посулов дело не продвинулось.  

Сергей Пенчуков проработал сварщиком на Таганрогском автомобильном заводе полтора года. 25 октября 2007-го он направил генеральному директору ТагАЗа уведомление о создании на предприятии первичной профсоюзной организации. Ранее профсоюзной организации на заводе не было, а права наемных работников, по мнению рабочих активистов, нарушались постоянно. Новый профсоюз вошел в состав Всероссийской конфедерации труда (ВКТ), о желании вступить в нее заявили около 200 человек. Организация начала свою деятельность с обращения в прокуратуру Таганрога и в Государственную инспекцию труда Минздравсоцразвития РФ по Ростовской области с просьбой проверить условия труда и соблюдение норм трудового законодательства на ООО «ТагАЗ». Профсоюзный активист предположил, что администрация предприятия не выполняет установленные законодательством правила оплаты труда за сверхурочные, необоснованно не выдает ежемесячные расчетные листки, а также нарушает нормы охраны труда в окрасочном производстве. В ответ Пенчукова перевели на низкооплачиваемую работу, а 18 декабря уволили за прогул, которого он не совершал: перед тем, как взять отгул за сверхурочно отработанное время, Пенчуков написал заявление на имя начальника цеха. Оно потом странным образом исчезло.  

Ну а просто судьбоносное решение - с точки зрения возможных последствий для рабочего движения - вынес 19 апреля 2007-го года Пресненский районный суд города Москвы по иску ЗАО КБ «Ситибанк» против первичной профсоюзной организации работников банка. Своим решением суд признал протокол учредительного собрания профсоюзной организации недействительным. Основания? Работники не смогли представить доказательств факта проведения ими собрания: точного места парковки машины председателя профкома в день собрания; наличия у проживающего в квартире, где происходило собрание, работника документов, подтверждающих факт аренды им данного помещения. На основании столь весомых и очень убедительных для каждого россиянина аргументов, решением суда профсоюз был фактически признан несуществующим. На момент проведения разбирательства администрация ЗАО КБ «Ситибанк» без законных оснований уволила семь работников компании-членов профсоюза.  

Принятое судом решение открывает перед судами и работодателями поистине безграничные горизонты. Можно составить на каждого из нас длинный список того, чего у него нет. И вообще, докажите, что вы существуете на самом деле, принесите справку.  

Исторический опыт свидетельствует: репрессии против свободных профсоюзов ведут, в конечном счете, не к снижению активности рабочего движения, а к его радикализации и политизации.

 Российская специфика состоит в том, что значительная часть репрессий осуществляется на основе действующего законодательства, которое «творчески» интерпретируется судами, администрацией и местными властями. В свою очередь, рост напряженности в сфере трудовых отношений неизбежно ведет к росту числа конфликтов, которые нынешние законы способны лишь усугубить. Вопрос о пересмотре законодательства о забастовках и Трудового кодекса встает в повестку дня, превращаясь в один из важнейших общественно-политических вопросов 2008-го для исполнительной власти.  

Чиновники и предприниматели любят рассуждать о социальном партнерстве и социальной ответственности. Но - друг с другом, в лучшем случае – с журналистами. Когда же в дискуссию пытаются вмешаться рабочие, следует грубый окрик, за которым необходимо ждать каких-нибудь более весомых – в буквальном смысле слова – аргументов. Самый типичный ответ на вопрос о повышении зарплаты - приказ об увольнении.  

Только ведь резкий скачок инфляции стал сигналом, провоцирующим бурный рост конфликтов. Остановить его не удастся никаким судам и милиции – ведь конфликты вызваны объективными экономическими условиями. Нравится это власти и работодателям или нет, но рабочий протест будет становиться только сильнее.  

И властям, и судам придется с этим рано или поздно смириться. Можно конечно позаботиться о том, чтобы профсоюзный лидер или участник пикета не забывал точно указывать место парковки, а также мощность двигателя своей машины и дату прохождения техосмотра. Можно даже потребовать предоставлять в суд копию полиса ОСАГО - нет сомнений, что тут же придумают что-нибудь новое. Реальный результат подобной практики может быть только один: если власти стараются превратить законопослушных граждан в злостных нарушителей закона, то они своего добьются.  

Борис Кагарлицкий - директор Института глобализации и социальных движений  

 

 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
20.09.2021
Владимир Малышев
Что показали итоги выборов в Госдуму Российской Федерации.
Фоторепортаж
20.09.2021
Подготовила Мария Максимова
В Центральном Доме Российской Армии проходит выставка народного художника России Евгения Корнеева.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.