Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
30 ноября 2021
Ад. Послесловие

Ад. Послесловие

Заметки о книге «Сталинград. 1942-1943. Величайший провал Гитлера. Сталинградская битва глазами американских и британских журналистов»
Людмила Овчинникова
28.10.2013
Ад. Послесловие

Это необычная книга подготовлена Фондом исторической перспективы и выпущена издательством «Вече». Она целиком составлена из статей и репортажей американских и английских журналистов, написанных в дни Сталинградской битвы. Многие статьи переведены на русский язык впервые. В книге представлено более 120 уникальных фотографий военного времени.

Бывают книги, читая которые, будто разворачиваешь свиток своей собственной жизни...

Случилось так, что наша семья – моя мама, я и 3-летняя сестренка не смогли выехать из Сталинграда. Пять с половиной месяцев мы просидели сначала во дворе, в земляном убежище, а потом в бетонированном подвале, куда пустили нас соседи.

Я помню чувство гнетущего одиночества среди взрывов, воронок, убитых тел. Наш подвал прикрывала сверху крыша поваленного деревянного домика.

В темноте я пробиралась на крутые ступеньки лестницы, чтобы подышать свежим воздухом и через щелочку среди досок увидеть какую-нибудь звездочку в небе. В ночном воздухе раздавался свист пуль, осколков. Дальние и ближние разрывы. Потом, уже после боев я подсчитала – от нашего подвала до переднего края, где немцы уже построили блиндажи, было всего 350 моих шажков.

Глядя на звездочку, мелькнувшую в дымном небе, я думала: «Неужели мы больше ничего на свете не увидим? Ведь где-то в мире идет жизнь – гремят трамваи, люди спокойно ходят по улицам, играет музыка».

Я никогда не выезжала из Сталинграда. Но мне вспоминались беспредельные пространства, представленные на географических картах, развешенных на стенах нашего класса. «Неужели в мире никто не узнает, как мы страдаем? Не может быть!»

И слезы текли по немытым щекам. «Спускайся скорее!» - кричала мама. Но я знала, что не имею права показать в подвале эти слезы. В скученном пространстве чувства мгновенно передаются друг другу. И чтобы выжить, нельзя поддаваться отчаянью.

Каждая клеточка в моем теле дрожала от страха, желания жить и ускользающей надежды.

Давние чувства всплыли в памяти, когда я стала читать эту книгу, составленную из газетных материалов, напечатанных в дни Сталинградской битвы.

Мы ничего не знали о том, что происходит на свете. Даже о том, что творится на верхней части нашей широкой улицы – не знали. Мы были будто на острове, затерянном среди войны. Как бы были мы поражены, если бы вдруг узнали, что в эти дни Президент США Ф. Рузвельт в своей беседе у камина, приведенной в книге, так описывал стратегическую обстановку того времени: «Русский фронт. Здесь немцам по-прежнему не удается одержать сокрушительную победу, о которой Гитлер объявил еще полгода назад… По всей вероятности миллионам германских солдат предстоит пережить еще одну суровую зиму на русском фронте».

Наталия Нарочницкая, президент Фонда исторической перспективы, написала о тех суровых днях: «Война с фашизмом приняла планетарный характер, и стала мировой не только по географическому охвату, но и по ее великому смыслу».

Пережив многие дни и ночи в сталинградском подвале, я могу со знанием дела сказать: человек способен выдержать такое, о чем и рассказать непросто: холод, голод, обстрелы, когда стены подвала тряслись от близких разрывов. Я видела, какое терпение и мужество проявляли наши матери. Но чтобы выдержать выпавшие сталинградцам страдания, людям нужна была надежда. Мы были одиноки и затеряны среди войны.

Фабула этой необычной книги, на мой взгляд, заключается в том, как день за днем в нашей стране и в мире рождалась и крепла эта надежда: Сталинград выстоит, Сталинград победит! А с этой великой Победой придет надежда для всего мира – разгромить фашизм. Об этом писали западные журналисты.

Рассказывая о том, как рождалась эта книга, автор идеи и один из научных редакторов И.В. Ногаев написал: «Газеты потемнели от времени…Некоторые фрагменты даже рассыпались. Но буквы упорно сопротивляются неумолимому времени, упрямо не желая быть стертыми, забытыми».

О зарубежных авторах корреспонденций в предисловии к русскому изданию также написано: «Они были, прежде всего, патриотами своей страны и профессионалами, пытавшимися донести до читателя свой взгляд на то, что видели в СССР: на фронте, в тылу, в поездках по стране.

Это был взгляд со стороны людей другого социального строя и другой культуры, с совершенно иными акцентами, чем те, которые были характерны для советской прессы того времени.

И именно поэтому он для нас особенно интересен и ценен сегодня».

Владимир Романов, генеральный директор Фонда исторической перспективы, пишет в предисловии к русскому изданию: «Западные военные корреспонденты не просто следят за событиями на Восточном фронте. Они описывают их с нескрываемой надеждой на победу русских. «На протяжении четырнадцати месяцев Россия выдерживала натиск, который страшно себе представить, но она справилась с этим и продолжает справляться». – «Чикаго Дейли Трибюн». По мере того, как разворачивается Сталинградская битва и становится все более очевидным, что гитлеровцам не удается овладеть городом, тональность статей становится еще более эмоциональной, авторы не пытаются скрывать своих чувств радости, восхищения, надежды. «Среди развалин разбомбленных зданий, - говорится в заметке, которую «Нью-Йорк Таймс» опубликовала 20 сентября под заголовком «Сталинградский эпос», - предопределялся исход решающей битвы – исход, который мог повлиять на ход войны в ближайшие месяцы, а возможно и годы».

В сентябре 1942 года Лиланд Стоу в газете «Дейли Бостон Глоуб» в своей статье пишет: «Есть в СССР огромная армия, о которой вы редко где услышите или прочтете, хотя по силе, преданности и самоотверженному патриотизму она ничуть не уступает бесстрашно воюющим русским боевым частям. Это армия рабочих, простых людей, давно позабывших о 8-часовом рабочем дне, вот уже целый год трудящихся в суровых условиях по 11, 12, а иногда и 14 часов в сутки». Они ведут свою невидимую войну, невоспетые герои и героини».

А я вспомнила рассказ своего отца. Когда его после нескольких операций (одна пуля, ранившая его, прошла в нескольких миллиметрах от позвоночника) выписали из саратовского госпиталя, он поехал в Челябинск. Вдвоем с напарником, таким же инвалидом, они вырыли землянку, где земляные уступы служили кроватями. Спали на ватных спецовках, полученных на заводе, ими и укрывались. По-мужски отец не любил говорить нам о своих тяготах, но догадаться было не трудно...

Когда отец вернулся в Сталинград и нашел нас, пришла новая беда. На восстановлении завода отец брался за любую работу. Сварщиком он никогда не работал. Но ему выдали сварочный аппарат, только защитных очков на разрушенном заводе не нашлось. Отец работал, глядя на ослепительное пламя сварки. И однажды рабочие привели его домой, взяв под руки. Отец ослеп.

В предисловии к русскому изданию Владимир Романов отмечает: «Западные журналисты внимательно отмечают подвижки в общественной жизни и настроениях, наметившихся во время войны, поворот к отечественной истории и возвращении ее героев. Во многих статьях – размышления о причинах той самоотверженности и самоотречения, с которой сражаются советские люди. «Идет вооруженное столкновение духа и воли. И в этом столкновении преимущество русских тоже становится все более заметным», - пишет журналист «Таймс» 21 октября. Развивая эту тему, журналисты находят непредвзятые слова для того, чтобы рассказать о достижениях предвоенных пятилеток, в ходе которых была создана экономическая система, которая «воспитала в стране новый менталитет, новые умения и придала новых сил».

Слово менталитет тогда не было в ходу, но проявление его виделось во всем.

«Германский меч притупился», - делает вывод майор Элиот, корреспондент газеты «Нью-Йорк Херальд Трибьюн», - побывавший в России на фронтах.

Я вспоминала, как часто сидела, прижав ухо к бетонной стене подвала. Так мы слушали войну. Представления у меня были детские: я вспоминала в эти минуты, как Илья Муромец прикладывал ухо к земле, чтобы услышать топот вражеских коней. И все-таки стена подвала соединяла нас с внешним миром. Мы не знали обстановки на фронте. Но если слышали дробный стук немецкого пулемета, то понимали – что-то дрогнуло на переднем крае, и немцы приближаются к нашему убежищу.

Мы слышали, как взрывы орудий перекрывали нашу улицу с необычным названием – Карусельная. Видимо, когда-то здесь, на окраине рабочего поселка, стояли карусели, где отдыхал рабочий люд. Дрожала от мощных взрывов бетонная стена. И даже мы, загнанные под землю, почувствовали, когда у немцев что-то пошло не так. По нашей улице к Волге враг не прорвался. К нашему великому счастью, подвал, где мы ютились, остался до самого конца в расположении десантников 39-й гвардейской дивизии, защищавшей заводской поселок завода «Красный Октябрь».

Отголоски тех событий были отражены тогда в материалах газеты «Таймс», которые передавал из Сталинграда специальный корреспондент этой газеты.

«Как следует из донесений, русским вполне хватает сил, особенно сил артиллерии, для того, чтобы сдерживать неприятеля».

Так оно и было. Мощные взрывы перекрывали нашу улицу, отрезая путь наступавшим немецким войскам. И наш крохотный пятачок день за днем спасали расположенные за Волгой артиллерийские батареи.

В конце ноября 1942 года в овраге, куда я пришла за кашей к солдатской кухне, вдруг услышала такой разговор: «Ты слышал – к нам идет Донской фронт». Смысла этого разговора я не поняла, а спросить постеснялась. «Что же такое – Донской фронт и почему он движется к Сталинграду?» Эту удивительную новость я принесла в подвал. Это сообщение взрослые поняли по своему: очевидно, свежие войска с Дона идут на помощь Сталинграду. Мы знали и видели – сколько убитых и раненых день за днем было в дивизии, которая защищала наш район. Много осталось окопов и траншей, в которых воевать было некому. Не знали мы только тогда, что немцы уже окружены под Сталинградом.

Наш подвал по-прежнему был затерян среди войны. Много было смертей вокруг. Но чего я боялась даже больше смерти, что наводило на меня панический ужас, так это мысль, что нас могут захватить немцы. К нам по водосточным трубам с бугра улицы пробрались две женщины. Они рассказали нам, как действуют каратели: подойдя к земляному убежищу, где укрывались жители, немцы бросали внутрь гранаты. Раненых пристреливали, а живых куда-то гнали по заснеженной степи. Как потом мы узнали – в концлагерь Белой Калитвы.

Я помню себя сидящей напротив двери. Когда мы слышали, что бой приближается, я обнимала маму и с ужасом думала: вот сейчас – сейчас откроется дверь и полетит граната.

Этот непередаваемый, животный страх остался черной меткой в моей памяти на всю жизнь. Может быть, трудно в это поверить, но страх был такой, что притуплял даже чувство голода, когда непрерывно сосало под ложечкой.

Сейчас, в нашей стране трудно найти фильм или спектакль, в котором бы среди красноармейцев непременно не присутствовали выходцы из лагерей, бывшие уголовники. С особенным интересом читаются на сей счет строки из статьи, напечатанной в газете «Таймс» в феврале 1943 года, в которой журналист оценивает потенциал Красной Армии и причину ее побед:

«Солдат призывали на интенсивную подготовку, максимально приближенную к условиям боя. При этом - та же самозабвенная жажда знаний, которая стала неотъемлемой частью гражданской жизни СССР. Красная Армия – это мыслящая армия, и в глазах ее бойцов вы найдете неугасимое любопытство, многочисленные таланты и способность к самопожертвованию, сталь присущую русскому народу».

Так оценивали наших солдат-победителей журналисты самых популярных газет Америки и Англии. Стыдно сейчас смотреть, как на экране изображают наших бойцов, будто явившихся из уголовного мира. Стыдно и горько!

Когда мне сейчас приходится выступать в школах, и дети спрашивают: «Что меня больше всего поразило в Сталинграде», я знаю, что им ответить. Больше всего меня поразило милосердие наших солдат. Я и сейчас вспоминаю об этом с удивлением. Мы были в отчаянном положении. У нас не было продуктов. Мы съели помидорную ботву, общипали траву-лебеду, которой заросли овраги. Нам не выдавали даже блокадные 100 граммов хлеба: магазины и дороги были разбиты, склады сгорели. Мы по-прежнему чувствовали себя одинокими. И надежда остаться в живых ускользала от нас с каждым днем. Немцы засели на бугре нашей улицы и стреляли по каждой движущейся точке.

И вот запомнилась обычная картина: спускается к нам боец. Оглядевшись, говорит: «Детей-то сколько!» В подвале было три матери и восемь детей. И боец начинает развязывать свой вещевой мешок. Достает кусок замерзшего хлеба или брикет каши и кладет на нашу теплую плиту. Мы никогда не просили. Знали, что у самих бойцов в котлах не густо. Продукты доставляли по Волге нерегулярно, под прицельным огнем немецких орудий.

И все-таки солдаты нас жалели. Делились хлебом. Так мы выживали. Об одном жалею – не спрашивали их имен. Как и они – ни о чем не расспрашивали нас. Оставляли хлеб и уходили. Потом мы сами ползали в овраг к солдатской кухне.

В книге приводится рассказ журналиста Мориса Хиндуса о трудностях военного времени, напечатанный в газете «Дейли Бостон Глоуб»:

«Однажды вечером я пришел на почту, чтобы отправить телеграмму в Америку. Вдруг кто-то похлопал меня по плечу. Оглянувшись, я увидел капитана Красной Армии, врача, с которым я познакомился до войны в Киеве. Мы поболтали немного, как вдруг он произнес:

- Вернулся только из Средней Азии. Вот тебе подарок. В Москве такого нет.

Он достал из вещмешка две луковицы. Я с удовольствием их взял и, вернувшись, в гостиницу, поделился луком с одним австралийским журналистом и его женой, которые также забыли вкус лука».

Но однажды произошло чудо. Поздним вечером к нам зашла большая группа бойцов. Видно было – усталые и замерзшие. Мы сгрудились в углу, чтобы оставить им больше места. Бойцы легли вповалку на полу и сразу уснули.

Командир сел с нами у самодельного светильника. И мы завели привычный разговор: «Когда же придет Донской фронт?» И вдруг командир сказал: «Да мы и есть – Донской фронт!»

Что тут началось! Наши матери так закричали, что бойцы стали просыпаться: «Что здесь происходит?» Это был крик измученных, затравленных войной людей, которые вдруг поверили: не зря надеялись и ждали, придет конец нашим страданиям.

Это невероятно: в Сталинграде немцы разрушили все мартеновские печи, но уже через полгода, 31 июля 1943 года, в разрушенном цехе завода «Красный Октябрь» была выдана первая сталь.

Летом 1943 года я впервые увидела, как мимо нашего дома по разбитой шоссейной дороге по ночам двигались танки, на каждом из которых было начертано белой краской: «Ответ Сталинграда». Они выходили из ворот тракторного завода и двигались к железнодорожной станции. В то время наладить производство новых танков на заводе было еще невозможно. Но рабочие вместе с военными находили на улицах Сталинграда подбитые танки и доставляли на тракторный завод. Опытные специалисты восстанавливали эти побывавшие в боях танки и снова отправляли их на фронт.

«Ответ Сталинграда» можно было написать и на разрушенной стене цеха, где металлурги выпускали первые плавки, и на изрешеченных осколками домах, которые строители возрождали к жизни. И на дверях нашей школы, которую стали восстанавливать еще раньше, чем заводской цех, и на детском садике, который открылся уже через два месяца после боев и куда я водила свою сестренку.

Детей, по тем моим понятиям, хорошо кормили. В комнатках стояли железные кровати, которые принесли с пепелищ. Каждый, кто видел войну, знает, что на пепелищах остаются трубы печей и железные кровати, да еще оплавленные огнем кастрюли, чугунки, которые тоже собрали на пепелищах и принесли в детский сад. Воинская часть подарила детям солдатские одеяла.

Книга завершается высказыванием заместителя премьер-министра Британии Клемента Эттли: «Стоит отдать должное советскому военному командованию. Они создали не армию роботов, а армию мыслящих, инициативных людей. Но муштра мало чего стоит, если у войска нет боевого духа, а дух зависит от веры в то, за что воюешь».

P.S. Фильм "Сталинград" я ждала с надеждой и, признаться, со страхом: в небольших отрывках фильма, увиденных в Интернете, обнаружила стиль клипового кино. И это меня насторожило.

Уже в зрительном зале кинотеатра «Октябрь» в первый раз меня резануло, когда я увидела некую Машу, в которую влюблен немецкий офицер, с красивыми завитыми локонами. Конечно, куда же без локонов под обстрелом! Художник имеет право на вымысел, но не до такой же степени!

Потом подобные "галантерейные излишества" стали накатывать с экрана один за другим. К сведению создателей фильма, мы в нашем подвале никогда не снимали шерстяных платков, пальто и валенок ни днем, ни ночью, так и спали, прижавшись друг к другу: в любой момент стена или угол подвала могли отвалиться от взрывов, и надо было успеть выбежать наружу в теплой одежде.

Многое поражает в этом фильме. Среди боев защитники дома сверкают белозубыми улыбками. Но особенно странным показался один эпизод. Бывший крестьянин вспоминает о своих детях, пуля одна за другой вспарывают его ватник. Но улыбка почему-то не сходит с его лица.

А когда среди защитников дома появляется бывший оперный певец в концертном костюме и исполняет арию Каварадоси из оперы Пуччини, у меня появилось желание выйти из зала. У нас в подвале был патефон. Когда его заводили, у меня сосало под ложечкой. Звуки пробуждали воспоминание об ушедшей мирной жизни. И песни в подвале мы пели. Хотя со стороны могло показаться, что это воют люди, пораженные смертной тоской.

Но больше всего меня поразило, что, посмотрев фильм, мы ничего не узнали о защитниках дома. Кто они? Откуда родом? Как сложились эти характеры? Что питало их мужество? Ведь каждый из них - историческая личность. И у них были живые прототипы - защитники Дома Павлова. Это были яркие, интересные люди. Они выступали в школах и на телевидении. В Волгограде их многие помнят.

Я вспоминала, как в фильме Сергея Бондарчука появляется командир батареи капитан Тушин. Навсегда запоминаешь виноватую улыбку героя, робко смотрящего на генералов. Подобного художественного проникновения в личности героев не встретишь в фильме "Сталинград". И хотя некоторые персонажи подолгу мелькают на экране, их характеры остаются скрытыми. Они выглядят схематичными. И это, на мой взгляд, главный просчет фильма. Зритель видел много батальных сцен. Сегодня же время художественного проникновения в эти великие события. И в судьбы героев, совершивших подвиг.

Полный текст материала, опубликованного в «Российской газете» 



Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 35 найденных.
Василий
11.11.2013 20:08
Фильм Бондарчука боюсь смотреть, поскольку расстроюсь. Это, наверное, такое же фуфло, как и 9-я рота. Ничего этот барчук не умеет. Больше шума.
хант
06.11.2013 2:07
Недавно по каналу культура смотрел передачу с Сергеем Мирошниченко.Он рассказал как прочитав повесть Г. Жженова(Саночки)был под большим впечатлением от прочитанного и предложил автору снять игровой фильм.На что Георгий Степанович ответил примерно  следующие точно не помню(С кем ты собрался снимать? С теми у которых в глазах счетчики ?которые только и думают сколько зелени они срубят за сьемку)К чему я это?Ни в коем разе не оправдываю Бондарчука но  назов  ите мне хоть одного современного актера равному тем с кем работал его отец в фильме (Они сражались за Родину)Где они соврем.Лапиковы Никулины Шукшины Бурковы?Нету и уже небудет.Я это к тому что ты хоть тресни а хорошего фильма про войну,да и просто хорошего фильма уже не снимешь













0  
Михаил
05.11.2013 11:08
ВиталийМ ( Херсон)
04.11.2013 21:20

Фильм скачаю и попробую смотреть.  Лучшее, что я видел о войне это фильмы "Проверка на дорогах","Двадцать дней без войны".
Что случилось, что сделали со всеми нами, с народом? Из людей превратились в алчных потребителей: деньги, деньги! Мерзко.

Верно!Продали страну за "корчвагены".
А по мне, так самый хороший фильм про войну, это "Горячий снег". В нем правдиво показаны те, кто отправлял немецкие танковые кулаки в металлолом-ПТУРы(противотанковые укрепрайоны). Расчеты 76 мм пушек. Именно они перемолотили немецкие танки в своей основе.Это было и под Сталинградом, и под Москвой, и на Курской дуге, Балатоне.....
ВиталийМ ( Херсон)
04.11.2013 21:20
Фильм скачаю и попробую смотреть.  Лучшее, что я видел о войне это фильмы "Проверка на дорогах","Двадцать дней без войны".
Что случилось, что сделали со всеми нами, с народом? Из людей превратились в алчных потребителей: деньги, деньги! Мерзко.
Михаил
04.11.2013 14:27
Проходивший мимо
30.10.2013 5:51

//ему выдали сварочный аппарат, только защитных очков на разрушенном заводе не нашлось. Отец работал, глядя на ослепительное пламя сварки. И однажды рабочие привели его домой, взяв под руки. Отец ослеп.// Если бы он хоть немного поварил без МАСКИ, он бы на другой день уже не смог работать физически. А сделать маску пара пустяков. Так что не надо.

Надо,"проходивший мимо", надо! Я на даче варю без маски. Причин несколько. При определенном навыке, глаза не так страдают, как кажется на первый взгляд. А вот кожа лица слазит как бумага. Ультрафиолетовые ожоги. Приходилось на лицо наматывать какую нибудь материю. Поэтому я верю тому, что тому сварщику на заводе приходилось работать без маски по причине того, что есть места в технике, куда и голым еле пролезешь.А не то что с маской. А сварить место надо. И в основном такие места слабо освещены. Поэтому вспышка дуги в таких местах очень повреждает глаза. Нам, избалованным современной техникой этого не понять.
лесник
02.11.2013 13:46
       Грустно. Грустно и страшно, когда сын старается перечеркнуть, замарать великое дело своего отца.
      Не получиться, Федя!
     О чести вспомни!
Петр Петрович
02.11.2013 4:31
Отличная статья, огромное спасибо Людмиле Овчинниковой. Людмила, вы не только разбередили душу, но заставили задуматься о некоторых очень важных вещах.
Черт с ним с Бондарчуком младшим, пусть его совесть будет мучить на старости лет, что пошел он против памяти своего замечательного отца и оболгал собственный народ.
Я хочу обратиться к молодежи.
Молодые люди, наша страна СССР была повержена без единого выстрела со стороны наших вечных геополитических врагов. В нас не стреляли из пушек, не кидали на нас бомбы, не жгли напалмом. Нас, вернее ваших отцов и матерей, победили через разум. Бомбили не города и села, бомбили умы, разрушали мировоззрение, лишали цели и патриотизма.  Ложь, ложь и еще раз ложь, вот самое мощное оружие наших врагов.
Но падение СССР не означает, что война за умы закончилась, она вошла в следующую стадию, идет окончательное добивание противника. Тактика отравленного колодца, которую применяет противник, делает сегодня очень затруднительным поиск правдивой информации о нашей стране, ее истории. Везде ложь, помноженная на ложь, источники знания стали сомнительными. Но это сегодня, завтра ложь будет восседать на месте правды и никто уже не будет в состоянии осознать, что это ложь.
Ваших отцов и матерей ложью склонили к безропотному разрушению страны, вас тоже будут ложью принуждать к разрушению сегодняшней России. Будьте бдительны и не верьте никому, все подвергайте сомнению, ищите заслуживающие доверия источники знания и самостоятельно осмысливайте информацию оттуда почерпнутую. В информационной войне выиграют трезвые скептики.

О книге.
Очень замечательно, что появился еще один довольно объективный источник информации о нашей стране. Западным журналистам была дана возможность правдиво писать о нашей стране самой войной. Как только война подошла к концу, на журналистов и писателей, с симпатией относящихся к СССР, одели удавки. Железный занавес, которым капиталисты отгородились от СССР, в первую очередь отсекал правдивую информацию о СССР гражданам капиталистических стран. Буржуям надо было любой ценой уничтожить популярность страны советов среди граждан западного мира. И им это удалось, вся информация о СССР с тех пор стала поступать через средства массовой информации, находящиеся под жесточайшим прессом цензуры. Граждане западных стран тоже стали жертвами промывания мозгов и вдалбливания в их сознание ложных истин о СССР и его гражданах. Сейчас ситуация не стала лучше. О современной России говорят и пишут мало, а если и говорят, то чаще с ухмылочкой или с ненавистью. Ко мне обратился с вопросом один мой зарубежный знакомый, мол, Россия стала маленькой после распада СССР? Ну что такому сказать? Терпеливо объяснил бедолаге, что не взирая на отколовшиеся республики Россия является самой большой и самой богатой ресурсами страной мира. Знакомый морщился и явно мне не верил. Интересно, а сам он не мог взять карту и удовлетворить свое любопытство? Видно, не мог, его ум, сформировавшийся под влиянием промывателей мозгов, сделал сего индивида покорным рабом масс медиа, слепо верящего любому вранью ими исторгнутыми. Странно, что он вообще ко мне обратился, жил бы и дальше, как жил. Но нет, теперь, видно, будет до конца жизни спрашивать себя: неужто Россия  и вправду такая большая, ух ты?!
Молодые люди, не уподобляйтесь моему знакомому, думайте сами, ищите ответы сами и помните, что Россия сейчас ведет нешуточную информационную войну и врага от друга порой отличить бывает очень сложно, так ловко он маскируется под патриота страны.
из комментариев других
01.11.2013 20:21
Последний пример дискредитации Великой Победы – это фильм Бондарчука -младшего «Сталинград». Конечно, этот фильм не о Сталинградской битве. Этот сугубо коньюктурный фильм своим фантастическим сценарием имеет мизерное отношение к этой великой битве. Но благодаря усилению с помощью современных кинематографических технологий у зрителей эффекта присутствия и цели - « срубить побольше бабла », чётко прослеживается ещё одна цель в рамках президентской программы десталинизации, инициированной еврейскими идеологами в 2005 году.

Когда я услышал, что фильм с громким названием «Сталинград» создал наш кинематографический «Бонд», возглавляющий российский бомонд, то я с досадой поморщился, потому что с легкостью догадался, что эта бездарь создал очередную «кровавую мясорубку» по типу голливудского «блокбастера» или подобно его фильму «9-я рота», в котором Бондарчук-младший ради красивой антисоветской картинки (военное командование якобы цинично бросило свою роту на произвол судьбы, - и поэтому душманы всех перебили и захватили высоту) грубо исковеркал исторические факты. Но когда я прочитал, что основными продюсерами этого фильма со священным для нас названием являются кинокомпания из США «Каламбия Пикчерс» и два киношных еврейских магната Родзянский и Златопольский , то я напрягся от предчувствия коварной «засады». И, к сожалению, предчувствие оправдалось. Этот фильм, подобно многим голливудским фильмам, полностью напичкан различными политологическими и психологическими крючками-смыслами, которые неизбежно должны зацепиться за сознание зрителей.

Эта поделка, с использованием законов психологии и психоаналитики, основной нитью тонко и «ненавязчиво» сознанию и подсознанию зрителей многократно, с использованием различных средств навязывает мысль, что Сталин и Гитлер – это одно и то же, что нет разницы между советской социалистической системой и гитлеровским фашизмом.

В фильме это выглядело так:

1. Непосредственно сюжет фильма, связанный с войной, начался с яркого визуального подтверждения давнего утверждения либералов, что СССР Отечественную войну, Вторую мировую войну не выиграл, – а всего лишь забросал врага горами трупов своих граждан, а в данном фильме – ещё и горами горящих трупов. Потому что в прочтении этого сюжета есть два совершенно абсурдных варианта: первый – советское командование (а руководил этой операцией К .Рокоссовский …) было настолько бездарно, что не видело на высоком вражеском берегу огромных складов с горючим или не догадывалось, что эти склады можно в любой момент быстро взорвать, - и бросило на явную смерть дивизию.

Второй вариант – а если советское командование не было столь бездарно и знало об этих складах, то оно цинично, умышленно и бесчеловечно направило на смерть несколько тысяч солдат и офицеров. Зачем? – Возможно, по замыслу создателей фильма для того – чтобы остальные дивизии, глядя с другого берега на жуткую гибель своих товарищей, ещё больше возгорелись ненавистью к врагу и боевым духом… Эта яркая картина фильма якобы лишний раз «доказывает», что советская власть была точно такой же бесчеловечной – как гитлеровская, даже - более бесчеловечной чем гитлеровская, потому что Гитлер так со своими солдатами и офицерами не поступал. Какой из этих двух мерзких вариантов предполагала бурная фантазия создателей фильма - могут ответить только они, или могут на эту тему невнятно отболтаться.

2. В фильме для рядовых и даже офицеров обеих армий эта кошмарная война была ужасна, потому что якобы одинаково непонятна и бессмысленна ( помните обращение к В.Путину – «ведь Гитлер и Сталин не спросили мнения своих граждан – воевать или нет?» ...). Поэтому в фильме обе стороны только тогда приобрели смысл в войне – когда обе стороны встретили по девушке. Все советские воины влюбились в еврейскую девушку Катю , которая, в отличие от другой «героини» русской девушки –«шлюхи» и «немецкой подстилки» Маши , героически помогала советским воинам сражаться. И чтобы дошло даже самому дебильному зрителю - их командир прямым текстом с раздражением говорит: насколько тонко и сомнительно выглядит идея защиты Родины, Отчизны, своих родных, что только – когда они встретили девушку Катю, то сопротивление и борьба советских воинов приобрела какой-то конкретный смысл, и его воины хлипкую любовь к Родине и Сталину легко и быстро променяли на любовь к Кате .

А доведенный до отчаяния бессмысленностью войны гитлеровский офицер нашел себе единственное утешение в этой войне - насиловать русскую красавицу Машу. Которая в начале - вроде даже задумала его убить кухонным ножом, но потом сработал известный закон «стокгольмского синдрома» - она в него влюбилась и готова была за ним бежать подальше от Родины хоть до берегов Индии; в общем - предательская любовь космополитична даже до такой степени.

3. Чаще всего употребляемые слова в анализе смыслов этого фильма это – бесчеловечность и равность. Бесчеловечным было в фильме Бондарчука-младшего и отношение советских воинов к жителям Сталинграда, которых кормили только гитлеровцы, а советские воины о них совершенно не заботились, кроме одной Кати (по причинам любви к ней). Поэтому на этом фоне советские воины выглядели хуже гитлеровских. К тому же русские воины в фильме были ещё и не благородны, беспощадны, беспринципны – ибо они нарушили некое табу и убили немца «на водопое».

Но после этого создатели фильма тут же уровняли немцев в бесчеловечности с помощью демонстрации какой-то фантастической древней немецкой кровожадной традиций – сжигать евреев перед боем . Ну, как же в фильме без этого…

4. Отдельная «песня» в этом фильме – это отношение населения Сталинграда ко всему окружающему. В фильме население почему-то не покинуло поле боя, побоище, и при этом совершенно не помогало, кроме естественно одной Кати, советским войскам. Можно только догадываться о причине: каково отношение советских войск к советскому населению – таково и обратное отношение. И это отношение подтверждает жительница Сталинграда, говоря, что ей всё равно – кто захватывает город, не зависимо от этого - это её город, она в нём живёт… В этом случае обе воюющие армии и соответственно – обе воюющие страны приравнены в глазах населения. Более того, эта женщина с презрительным видом укоряет советских солдат, демонстрируя негативное к ним отношение: вроде как оправдано поведение гитлеровцев – они захватчики, а вы защитники – почему не защищаете, не обороняете?...

А вот советский мальчик, наевшись немецкой тушенки, неоднократно радостно встречал немцев криками « Хайль Гитлер! ». Был бы старше – явно пошёл бы с охотой служить в гитлеровскую армию, а не в советскую. На этом примере видно, что советское население относиться к гитлеровским войскам даже лучше, чем к советским.

Не гуманным, пожалуй - и бесчеловечным было и отношение жителей Сталинграда к кормилице русской «шлюхе» Маше , которая своим сексуальным трудом зарабатывала немецкие тушенки и шоколад и делилась с ними, а они - неблагодарные и жестокие её всячески обзывали, преследовали, третировали.

Маша в фильме специально отчетливо говорит: меня всё равно расстреляют - или немцы или равно свои, разницы нет… Но всё-таки это потенциальное равенство было нарушено фактом её безжалостного убийства советским хамоватым снайпером-«зверем», который «даже хуже зверей» (якобы не убивающих на водопое, что, кстати, является явной ложью сценаристов). Этот яркий персонаж, сильно похожий своими повадками и лицом на персонажа из комедийного сериала «Интерны» - врача Быкова , до такой степени был поражен «героизмом» гитлеровского офицера, демонстративно подставившего свою грудь под выстрел, что наконец-то от этого в шоковом состоянии благородно не убил его, чем смертельно подставил многих своих товарищей.

И в конце фильма советская артиллерия беспощадным ударом ещё раз уравнивает и сравнивает обе воюющие за дом стороны….

Вычурность фантазии создателей фильма впечатлила, но эта якобы непредсказуемая и временами абсурдная вычурность целенаправленно плясала всё время вдоль одной оси с повторяющимися внушениями: смотрите – обе стороны омерзительно бесчеловечны, и в этом смысле друг друга достойны, равны в этой бессмысленной жестокой войне, и равно, одинаково должны быть осуждены.

То есть: советский социализм необходимо также осудить – как и гитлеровский фашизм, ибо оба сломали монопольную власть организаторов и победителей в Первой мировой войне, установленный ими с 1919 года однополярный «новый мировой порядок». И кроме якобы «единственно верной» формы организации жизни - либерального капитализма - Сталин посмел создать альтернативную ему другую форму общественно-политической организации жизни людей, государства.

Сталин сломал ещё и замысел всё тех же организаторов и Второй мировой войны - расширил ещё больше территорию социализма. И теперь новые гегемоны, господствующие на планете после разрушения СССР, старательно пытаются дискредитировать советский социализм, который создал в тяжелейших условиях Сталин, и оставить только якобы безальтернативный либеральный капитализм, причём в новой России – только в самой радикальной негативной его форме: в виде грабительского олигархического колониального капитализма, где роль России – лишь в виде сырьевого придатка Запада.

Последней ярко выделенной, демонстративной притворной патриотической фразой в фильме Бондарчук-младший – неумело, как фиговым листком, пытается прикрыть коварную смысловую начинку своего заказного детища.

У грамотной части зрителей фильма в сознании сложился потрясающий калейдоскопический каламбур, эффектно стирающий, обнуляющий давнюю «устарелую» матрицу понимания войны, и благодаря ярким эмоциям от «эффекта присутствия» «реперные точки» новой матрицы понимания поставлены и в сознании и в подсознании.

Этим, а не только коньюктурным «баблом», объясняется потрясающая тотальная реклама –пропаганда этого фильма.

Для надежного закрепления этой новой матрицы и для максимального охвата населения России и бывших республик СССР предусмотрены ещё и «контрольные выстрелы в голову» - в виде 10-ти серийного телевизионного варианта этого фильма, который в течение нескольких лет будут настойчиво повторять на многих телеканалах. Для многих этот фильм является интеллектуальным тестом, например, Г. Зюганов по своей интеллектуальной слепоте не разобрался в этом фильме и стал его расхваливать и пропагандировать. Искренне хотелось бы – чтобы у коммунистов был более умный и надежный лидер.

Выйдя из кинотеатра, мне впервые за полвека захотелось плюнуть в рожи создателей этого политтехнологического продукта. А когда негативные эмоции немного схлынули, то вспомнилось: «что природа отдыхает» на детях гениальных родителей. И не столько явная бездарность холеного Бондарчука-младшего, сколько его бессовестность пытается полностью перечеркнуть всю эпоху, которую создавал и которой так гордился его великий отец.
ссср
31.10.2013 14:29
Сейчас, в нашей стране трудно найти фильм или спектакль, в котором бы среди красноармейцев непременно не присутствовали выходцы из лагерей, бывшие уголовники"- правильно отмечает автор,но всякая власть пропагандирует именно через литературных и кино героев свою идеологию,навязывают таким образом "свою"правду.Вот тут есть такой от души комментарий"Неужели Вы не увидели боль и страх ребенка, правдиво описавшего свою "жизнь" в подземелье? " Да мы не видим больше ребенка и его слез,если бы было иначе,то втрагедии Беслана мы увидели слезы и боль ребенка пришедшего в школу ,а пропавшего в ад.Нет не увидели,тем более слепыми по отношению в прошлому становятся наши дети и внуки.Одно прошу винить в этом только себя,за то ,что охладев к прошлому идем за долларом.
Иноземец.
31.10.2013 10:59
Мало кто уже помнит, как выглядела обычная жизнь людей в 50-60 годы. Мы, детьми, в войну играли в развалинах и с настоящим оружием. Поломаным конечно, битым. Выпрямляли что-то, чинили в меру сил, приклады делали из досок, ну и.т.д. Периодически весь арсенал взрослыми изымался, и начинались новые раскопки... К чему это я - все еще дышало войной. Она никуда не ушла. С отцами в баню ходили, и нас детей поражало, какие страшные шрамы у мужиков из нашего барачного поселка, практически у всех. Так ходят , смеются - а на самом живого места нет. Все ведь воевали . На праздники одевали ордена и медали, собирались за столами во дворе возле волейбольной площадки, за которыми обычно играли в домино и в шахматы. Мы,  мальчишки, бегали тут же, слушали, просили ордена показать и потрогать. Мы , конечно, все их знали - это Красное Знамя, это медаль За Отвагу.
Но один случай запомнился мне на всю жизнь. Что-то такое тогда произошло,  что заставило это отложится в детской памяти. Мужики бутылочку давят, курят, беседуют, вспоиминают. Это наше любимое время - такое услышишь ! Не кино тебе, и не книжка ... Праздник, 9 Мая. Все в орденах. Ну и между делом кто и за что получил... И у одного  помню - небольшого роста щупленьки такой мужичек, мы его знали - спрашивают : а ты за что свою Звезду получил, где воевал-то тогда ?
... Сталинград...64-я армия... Октябрь 1942-го...
Тищина... И все молча встали. Фронтовики ! Орденоносцы ! У многих как у Жукова на груди. А перед достаточно скромным Орденом Красной Звезды за Сталинград ВСЕ ВСТАЛИ !!!
Вот это почему-то в память врезалось навсегда. Что тут еще добавть. Кто поймет - тот поймет, кто нет - да и Бог с ними. Главное-то что ? Как ответил однажды мне на вопрос один ветеран, как же все-та-ки по-бе-ди-ли (!!!)эту чудовищную, отлаженую машину, это вермахт ?... Посидел, затянулся пару раз  и сказал : ...Не знаю... Наверно НА ХАРАКТЕР ВЗЯЛИ !

Вечная Память Героям !!!


Отображены комментарии с 1 по 10 из 35 найденных.

Эксклюзив
24.11.2021
К 100-летию историка переиздается ее книга «Россия и отмена нейтрализации Черного моря».
Фоторепортаж
23.11.2021
Подготовила Мария Максимова
Цикл работ знаменитого художника впервые в полном объеме представлен в Москве.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.