Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
25 октября 2021
А вы устали давать взятки?

А вы устали давать взятки?

Чем ближе к Москве, тем круче коррупция
Андрей Терентьев
20.05.2008
А вы устали давать взятки?

Специалисты Аналитического центра Юрия Левады («Левада-Центра») установили, что взятки в России приобрели характер полной и абсолютной пандемии. Мощнейшей питательной средой для размножения коррупционного вируса стала Москва.

Все 90-е годы российского чиновника целенаправленно и системно разлагали: параллельно грабежу национального достояния велась самая настоящая информационная война против традиционных моральных и нравственных ценностей: воровство объявлялось «предприимчивостью», взятки – невинной «благодарностью», ответственное отношение к собственной стране, патриотизм – «последним прибежищем негодяев»…  

Народу либералы втолковывали, что взяточничество – характерологическая черта русского народа, и ничего, мол, с этим не поделаешь. Так, бывший помощник Бориса Ельцина, а ныне глава некоего фонда "Индем" Георгий Сатаров утверждает: «Коррупция в советское время была всеобъемлющей системой, и в этом смысле корни нынешней коррупции были заложены уже тогда, так же, как традиции мздоимства пришли из докоммунистического времени».

Насчет «традиций мздоимства» – можно и поспорить, где и когда они были или есть круче, а что касается размаха коррупции в советское время – то это абсолютная либеральная чушь.

Впрочем, знаменитый борец с советской коррупцией, бывший старший следователь по особо важным делам при Генеральном прокуроре СССР Тельман Гдлян – вполне авторитетный оппонент г-на Сатарова и Ко – убежден: «Никакого сравнения быть не может между старыми красными мафиози и нынешними демократически-белыми мафиозными группировками. Сегодня коррупция стала идеологией правящего класса, уже трудно сказать, где начало и где конец этому! От Владивостока до Калининграда и от Архангельска до Астрахани. Говорят, в высшей исполнительной власти места стоят 20-30 млн. долларов. Ничего святого не осталось, все покупается и все продается».  

На этом фоне «народные взятки» (хотя – тоже дело греховное!), на которые напирают либералы – это жалкий мизер по сравнению с той системой «откатов», которая была порождена приватизаторами и реформаторами «гнезда Борисова». Вот лишь некоторые примеры. Социологи из того же «Левада-Центра» выяснили, что средний размер взятки, которую приходится «народу» давать для решения собственных проблем составляет 5 тысяч рублей. Премаксимальная взятка, которую давали опрошенные, - 75 тысяч. Минимальная - всего 20 рублей. Самая распространенная мзда составляет 500 или 1000 рублей. Вслед за ними следует взятка в 3000 рублей. Для многих «дававших» сумма взятки свыше 1000 рублей – заметная прореха в личном бюджете.  

Но главное здесь не это: несмотря на уверения либеральных пропагандистов, нашим людям противно давать взятки.

Это не согласуется с моралью большинства из них, представляется безнравственным, постыдным делом. Вывод: в массе своей наш народ не приемлет этот стиль отношений, он еще не не сломан идеологией мелких лавочников и шинкарей.  

Интересно, что эта «особенность национального характера» ярче всего проявляется в далекой от центра Сибири. По данным социологов «Левада-Центра», 83% сибиряков никогда не давали взятки. Только 17% признались, что в последние пять лет им пришлось раскошелиться на мзду. На Урале не охваченными коррупцией оказались 72% жителей. В Поволжье, расположенном ближе к федеральному центру, данная цифра ниже - 68%.  

Но в Центральном федеральном округе честных граждан только 57%, а в Москве взятки дает половина всех жителей.  

Теперь – о взятках не «народных», а тех, которые дают «наверху». Не буду приводить примеры взяточничества в политической сфере, и пересказывать истории про цену места в списке депутатов Государственной Думы или – из недавнего прошлого – на выборах губернаторов и мэров. Но когда узнаешь, сколько стоит место начальника крупной государственной компании или высокого чиновника, наделенного правом распоряжаться серьезными бюджетными средствами в министерствах и разных там службах и агентствах (а на сей счет тоже есть социологические и еще больше эмпирических подтверждений), сознание, порой, отключается - столь мощный шоковый заряд оно получает. Счет идет на сотни тысяч долларов, иногда – на миллионы тех же самых «зеленых».  

Еще больший шок получают те, кто стал обладателем знаний об «откатах» за государственные подряды: сегодня в разных ведомствах они колеблются от 20 до 45% получаемых средств.

 Как же в этих условиях правительству реализовывать планы экономического и социального развития страны? Если на тот или иной подряд исполнитель реально получает 60-70% денег от стоимости проекта, да попутно еще считает обязанным отрезать «чуть-чуть» и себе, что же тогда остается «для дела»? Понятно и без помощи Счетной палаты.  

Главное, что об этих художествах высоких чиновников народ знает поголовно – слухами (весьма точными) земля полнится. Впрочем, если кто не знает, пусть съездит на экскурсию в «Республику Рублевка» или в прочие элитные районы Подмосковья, и посмотрит на дворцы, которые построили на свои скромные зарплаты министры-миллионеры и их ближайшие, близкие и неблизкие подчиненные. И об этих дворцах народ тоже знает. Но в них все так же продолжают обитать «живущие на одну зарплату» владельцы, и государству на это глубоко наплевать. Что уж говорить о тех, кто сшибает с древних бабушек и прочего «народа» пятисотки, тыщенки и прочие мелочи.  

И все же многие страны, столкнувшиеся в своем развитии с подобной бедой, сумели как-то найти пути предельной минимизации бюрократических условий и процедур, способствующих безнаказанной и наглой коррупции во всех эшелонах государственного управления, найдены десятки и сотни различных решений. Есть из чего выбрать оптимальные и для борьбы с российским беспределом.  

Только вся беда в том, что попытка фронтального наступления на коррупцию всегда и везде наталкивается на серьезные политические конфликты.

В современной России коррупция также глубоко эшелонирована, и за ней стоят мощные политические и экономические интересы.

Радикальность борьбы с коррупцией определяется не одним только наличием или отсутствием политической воли, а соотношением политических ресурсов и того масштабного сопротивления, с которым может столкнуться антикоррупционный проект. Не стоит также сбрасывать со счетов и то, что многие из создателей нынешнего коррупционного беспредела все еще регулярно мелькают на телеэкране и раздают интервью газетчикам.  

Представляется маловероятным, что это доставляет удовольствие нынешним лидерам страны. Но факт налицо: продолжающееся присутствие этой малой, но наглой группы «капиталистических революционеров» в нынешней политической и экономической жизни страны, с одной стороны - говорит о сохранении ими определенных властных рычагов, а с другой – о наличии с их стороны больше угрозы для антикоррупционеров.  

Есть и еще одна опасность в борьбе с коррупцией: нынешнее состояние электронных СМИ, в первую очередь, телевидения также не дает шансов на успех. Гламурно-либеральная пропаганда безнравственности, которой пронизано большинство телеканалов, загубит любую программу, любой национальный проект.  

Не воспитывая людей нравственными, победить коррупцию невозможно. Оттого идею создания наблюдательных советов на телевидении надо рассматривать не просто как надежду на прекращение растления народа, а как проблему национальной безопасности и важнейший элемент борьбы с коррупцией.  

Но при этом не стоит забывать, что репрессивная составляющая борьбы с коррупцией – обязательный элемент любой успешной зарубежной программы борьбы с коррупцией. Если коррупционер уверен, что государство его примерно не накажет, - толку от борьбы с ним не будет. Разглагольствования о том, что репрессиями ничего не решить – сущее вранье. Вор должен сидеть в тюрьме! Если он уверен, что его туда не посадят из соображений гуманизма и воинствующего либерализма, плевал он на все антикоррупционные проекты и прожекты: денег наворовано немерено, и даже если его вышвырнут из кресла, есть на что пожить в свое удовольствие на склоне лет!  

Пока ситуация за фронте борьбы с коррупцией представляется крайне сложной, несмотря на решительно заявленное руководством страны желание дать ей решительный бой.

Утешает только то, что есть немало исторических примеров, когда в гораздо более безнадежных условиях казнокрадство и мздоимство удавалось преодолеть путем последовательного, настойчивого внедрения определенных правил игры.

Разговоры о том, что коррупция - это неизлечимое явление, либо – заведомо заказные, либо – измученно-выстраданные за годы обращения в капитализм «дорогих россиян».  

Каждый раз, когда «сверху» народу делают пассы, свидетельствующие о том, что коррупционерам всех мастей «дадут по мозгам» – народ воодушевляется, надеется и верит. Народ устал давать взятки, и наблюдать, как на эти деньги продолжаются элитные «стройки века» во всех регионах страны. А если народ совсем устанет – пойдет «пускать красного петуха», и тогда мало никому не покажется, – ни коррупционерам, ни тем, кто их породил, ни тем, кто с ними «недоборолся».  

 

 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Инна
 Для объяснения порчи нужна не статья, а многотомник, чего уж тут выпендриваться! Хорошо, что про взятки опять заговорили.
Стрелец Амвросий
 В Кремле - святые, в Лондоне - святые, только мы тут все - грешные.
Василий
Автор или не знает, или сознательно пытается упростить проблему: коррупция не сводится к банальному взяточничеству. По-латински это слово значит "порча". Такой испорченной страны как дикокапиталистическая РФ - таких стран мало на свете (имеется ввиду развитые страны, а не африканские бантустаны) ...
Инна
 А что не пишите о коррупции в Кремле? Там что, святые сидят?

Эксклюзив
19.10.2021
Лариса Черкашина
К 210-летию дня пушкинского Лицея.
Фоторепортаж
19.10.2021
Подготовила Мария Максимова
Сегодня трудно поверить, что эти картины когда-то были опальными и гонимыми...


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.