Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
19 сентября 2018
Врата небесного пути

Врата небесного пути

Как Китай превращает культуру в опору национальной экономики
Светлана Селиванова, Пекин
12.09.2018
Врата небесного пути

Настоящий книжный бум начался в Поднебесной после «культурной революции», с приходом политики реформ и открытости. Литература «шрамов», как она была названа по одноимённому рассказу Лу Синьхуа, всколыхнула китайское общество. Её воздействие на него, пожалуй, сравнимо с эффектом нашей перестроечной литературы. Кстати, в Китае в 80-е она была необыкновенно популярной. Нашу журнальную прозу тех лет китайцы переводили с колёс. Сама в этом убедилась, оказавшись в 1987 году в Китае. Тогда же был налицо в центре КНР и провинциях всплеск интереса к русскому языку, проходили совместные симпозиумы, конференции (на одну из них и я была приглашена).

Шрамы и реформы

Увы, «золотое время» продлилось года три-четыре. С провалом горбачёвской перестройки интерес к нашей стране, в том числе к литературе, захлебнулся, став прерогативой аналитических центров и официальных структур. Да, впрочем, и собственно китайская литература стала терять позиции. Как мне объясняли тогда: «У нас четыре модернизации на повестке! Нам не до художеств!»

Но... В Китае всё меняется стремительно! С модернизациями успешно справились, повестка изменилась, теперь на очереди другие задачи и цель, обозначенная как «китайская мечта» – гармоничное среднезажиточное общество. Но может ли гармония быть построена исключительно на материальной базе? На этот вызов последовали ответы.

Китайское общество и те, кто стоит у его руля, сегодня пытаются заполнить духовный вакуум, образовавшийся в нелёгком беге на новой исторической дистанции. И в качестве одной из опор они видят культуру и литературу, книгу, в частности.

В 2010 году в Китае началась масштабная структурная реформа во всех областях книжной индустрии – от издательской до книгораспространительской. За пять лет реформирования было учреждено более 130 издательских корпораций и крупных мировых медиа­групп, многие из которых вошли в топ 50 мировых издательств. В рамках объявленной программы «Чтение для всех» Национальный издательский фонд спонсировал более 2000 издательских проектов, было создано более 100 тысяч городских и сельских читательских стендов, 600 тысяч сельских комнат-читален.

Серьёзной модернизации подверглись библиотеки и книжные магазины. Тут особая история.

Миллиард томов

Первая публичная библиотека Поднебесной была основана в 1902 году в городе Шаосин провинции Чжэцзян. Именно на это время – конец правления последней императорской династии Китая Цин – приходится начало массовой популярности чтения среди китайцев. В 1909 году открывается Императорская библиотека Пекина – предшественница современной Национальной библиотеки КНР. К 1936 году в Китае существовало уже свыше 5000 библиотек.

Вторжение японских захватчиков обернулось трагедией и для книгохранилищ. Только за первый год войны Китай потерял 2000 библиотек. Японцы уничтожили или увезли множество редких изданий.

После образования в 1949 году КНР страна пережила настоящий библиотечный бум. Постоянные очереди вынуждали книгохранилища работать круглосуточно. Самыми популярными были издания по инженерному делу и технологиям – так исподволь и создавалась теоретическая основа роста нового Китая. В отдалённых районах действовали мобильные библиотеки. Иногда, чтобы называться библиотекой, «учреждению» достаточно было нескольких книг и стульев. Кстати, мобильные передвижные библиотеки и сегодня популярны в Китае, особенно в сельских районах.

В целом китайский библиотечный книжный фонд сегодня – это около миллиарда томов.

И чашка кофе с книжкой

По мере роста в Китае потребительских расходов на культурный досуг китайские книжные магазины внедряют различные новшества. Точки продажи книг превращаются в «центры знаний» и «культурные центры», укрепляя увядающую индустрию.

Например, сеть книжных магазинов CITIC Books, принадлежащая китайской корпорации CITIC Group, предлагает клиентам из так называемого поднимающегося класса дополнительные услуги и продукцию, в частности, дроны и телефоны с 3D-технологиями.

Для диверсификации доходов магазины сети также предоставляют эксклюзивные услуги по персонализированному подбору книг в соответствии с возрастом и интересами клиентов. «Книжные магазины теперь продают не только книги. По сути, они продают образ жизни», – отметил гендиректор CITIC Books Фан Си. Согласно годовому отчёту CITIC Press, головной компании CITIC Books, чистая прибыль холдинга в 2016 году достигла 128 млн. юаней (около 18,6 млн. долларов США) при увеличении на 28 процентов в годовом исчислении.

По словам Фан Си, доходы компании будут и дальше расти по мере увеличения числа сетевых магазинов. Только в этом году планируют открыть 60 новых.

Ощутимо, что книжные магазины ищут свои ниши на рынке. Один из магазинов в Гуанчжоу, например, представляет собой своего рода бутик, где продаются дизайнерские аксессуары и предметы. В Пекине появился книжный магазин-кафе с… кошками. Можно приятно провести время за чашечкой кофе и с интересной книгой в компании любимцев.

Стимулом к преобразованию китайских книжных лавок послужили изменения в структуре потребления, которое становится всё более многогранным и ориентированным на культуру.

«Не так давно право решать, какую продукцию выпускать на рынок, полностью принадлежало крупным компаниям, – говорит председатель CITIC Group Чан Чжэньмин. – Однако те времена давно ушли в прошлое, модель потребления изменилась по мере придания первостепенного значения желаниям потребителя».

У каждого книжного магазина свой способ реагирования на этот вызов, будь то продажа произведений искусства или кофе. «Изменения в книжных магазинах отражают основные тенденции в экономике», – считает Чан Чжэньмин.

Расходы в сфере культуры стремительно растут на фоне осуществления мер китайского правительства по стимулированию культурного сектора. В период 13-й пятилетки (2016–2020 гг.) Китай намерен превратить культуру в опору национальной экономики.

Местные администрации также оказывают поддержку реальным книжным магазинам, в том числе в виде премий и налоговых льгот.

А вот последнее решение столичных властей. 19 июля в Пекине был запущен специальный инвестиционный проект по поддержке книжных магазинов. Ежегодно муниципальное правительство намерено выделять в качестве субсидий 50 млн. юаней 150 книжным магазинам города. Планируется, что инвестирование даст толчок развитию домов книги, будет способствовать их превращению в полноценные культурные центры.

Му Пин приглашает на Арбат

Китайский книжный магазин есть, кстати, и в нашей столице. В самом начале Арбата (дом 6/2) два года назад открылся магазин китайской книги (правда, почему-то с французским названием «Шанс боку»). На праздновании его первой годовщины мне довелось побывать. Пригласил автор проекта и основатель магазина китайский журналист и издатель Му Пин. Познакомилась я с ним три года назад в Пекине. Тогда уже у Му Пина было издательство китайских книг в русских переводах – классика, история, философия, искусство, современная литература в лучших её образцах – очень хорошие книги! В разговоре поделился Му Пин и идеей московского магазина. И вот прошёл всего год и – получилось! «Китайская мечта» быстро становится реальностью, в этом я уже давно убедилась!

За год магазин превратился в центр китайской культуры: здесь можно купить книги, послушать китайскую музыку, посмотреть фильм, встретиться с авторами и переводчиками, послушать лекции, взять уроки китайского рисования и даже китайской гимнастики.

И конечно, попить настоящего китайского чая. Интереснейшее место для тех, кто хочет знать о Китае больше!

А у Му Пина новые планы – совместно с Чжэцзянской издательской группой (партнёром и по московскому проекту) открыть аналогичные магазины – китайские культурные центры чуть ли не по всему маршруту Великого шёлкового пути.

Ушла я из магазина с подарком – прекрасно изданным альбомом под поэтическим названием «Красные врата небесного пути. Картины нравов и пейзажей старого Пекина».

Кстати, замечу, что, продвигая свою культуру, китайцы популяризируют и нашу: в магазине есть целый раздел переводов русской литературы на китайский.



Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

ort
14.09.2018 13:41
У нас слово "культурный"- это на грани оскорбления. А вот, хе-хе- слово "авторитет"-
это значит совсем не то, что "культурный" или "учёный".
Хмурый
14.09.2018 3:27
Китай, в отличие от России нынешней, имеет свою идеологию. В этом и вся суть. А нас по похмельному велению ЕБНа идеологии всякие шейнисы и шахраи лишили. Вот мы и мекаем, как стадо баранов, хотя и у баранов есть своя идеология - следовать за вожаком. На бойню.
Светлана*
14.09.2018 2:51
Сирожа
13.09.2018 19:42

Так, вот именно потому, чтоб мы забыли кто мы есть...привыкайте..
Сирожа Светлане*
13.09.2018 19:42
/вы знаете, что именно Русь всегда именовалась Поднебесной? С чего вдруг Китай стал именоваться так журналистами?/
Дело не в названиях, а в сути. У них программы "Чтение для всех", а у нас Дом 2 и "Битвы экстрасенсов". Поэтому, наверное, журналисты теперь правильно Китай именуют.
Светлана*
13.09.2018 3:07
Поднебесной...а вы знаете, что именно Русь всегда именовалась Поднебесной? С чего вдруг Китай стал именоваться так журналистами?

Эксклюзив
17.09.2018
Беседа с историком и политиком, президентом Фонда исторической перспективы.
Фоторепортаж
11.09.2018
Подготовила Мария Максимова
К 190-летию со дня рождения великого русского писателя.