Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
20 сентября 2019
Война Никиты Михалкова – 3

Война Никиты Михалкова – 3

В день выхода фильма на широкий экран я шёл в кинотеатр, искренно надеясь на победу «Цитадели». Но, увы…
Александр Кондрашов
26.05.2011
Война Никиты Михалкова – 3

Надеялся, что всё разрешится, что унижение сменится преодолением, потоптавшись на территории либеральных мифов о войне и изжив их, режиссёр рванет к горним высям эпоса, к непреложной художественной истине, и могучий очистительный катарсис смоет в финале всё, что смущало и даже возмущало в «Предстоянии».

В телерепортажах об официальной премьере в «Октябре» известные люди говорили, что всё хорошо, «Цитадель» удалась на славу, «мы увидели прежнего Никиту», и т.д. и т.п. И вот близкий мне кинотеатр «Ладога», первый премьерный сеанс, в зале шесть человек (год назад было ненамного больше), и фильм… Мало того что ожидания не оправдались, впечатление было горестным, мучительным, давящим…

Измена

Говоря о своём фильме, Михалков не раз вспоминал «Спасти рядового Райана» Спилберга, американский миф о Второй мировой, в котором создан типический образ американского солдата-героя. Многочисленные рядовые и офицеры рискуют жизнью и гибнут во имя того, чтобы найти и отправить простого американского солдата к матери, так как после гибели двух братьев он остался у неё единственным сыном. Какой же миф, какой типический образ русского солдата, русского офицера воссоздаёт выдающийся русский режиссёр?

Первая военная сцена «Цитадели» начинается с того, что «вдруг, откуда ни возьмись, маленький комарик» спасает жизнь рядового штрафника в исполнении Артура Смольянинова.

Здесь, в окопах 43-года, все и всё, как в 41-м. Простой русский солдат в «Цитадели» предстал таким же пушечным мясом, как и в «Предстоянии», – несчастным, безропотным, гонимым в бессмысленный бой такими же безропотными младшими командирами – отступать некуда, позади заградотряды.

А что же старшие офицеры? В предыдущей части их не было, а здесь есть – подонки, трусы, самодуры, садисты-особисты. Других в фильме нет. Значит, эти типические. Генерал (Роман Мадянов) спьяну решил совершить очередную попытку штурма немецкой крепости, грозит подчинённым пистолетом, и никто (ни замполит, ни штабные офицеры) не осмеливается ему возразить, вырвать наконец из рук пьяного скота оружие и уложить, чтобы проспался… И это, повторяю, 43-й год, уже после Сталинграда, когда руководство войсками было отмобилизовано, бить фрица научились не числом, а умением. Положим, во время войны всякое бывало, и командиры бывали всякие. Но нам показали только подонков и трусов. Поневоле это – обобщение. Быдло – пьяные, мокрые хари зажравшихся офицеров, и быдло – покорный им народ. И это не про наше подловатое время, не про нынешнюю чиновную сволочь, которая в баньке «решает вопросы», а про время героическое, трагическое…

Сталин. Если в «Предстоянии» это – воплощение чего-то сказочно пугающего, то в «Цитадели» это, извините, дурак. Генерал-лейтенант Котов перед ним трепещет, а мне не страшно, мне смешно, потому что в уста Максима Суханова вложен бред.

Если нам показывают реальный военный быт, притом достоверно и точно, если речь идёт не о Пунических войнах, а о войне, десятки тысяч участников которой ещё живы, и живы люди, которые знали Сталина лично, то невозможно не задаться вопросом: а почему он не приказал эту чёртову цитадель попросту разбомбить – к тому времени у нас уже было превосходство в авиации и артиллерии? Зачем вообще было её брать? И вообще его ли это уровень? Это же не Кёнигсберг в конце концов.

Но Сталин у Михалкова ставит вопрос «политически» и говорит кровожадные глупости про возможную гражданскую войну между теми, кто воевал, и теми, кто отсиделся в тылу на оккупированных территориях, про весь мир, который должен ужаснуться, увидев фотографии тысяч и тысяч убитых немцами людей в штатском… Глубокоуважаемые сценаристы, тогда не было современных пиар-технологий, а преступлений, совершённых Гитлером, уже было достаточно для того, чтобы «ужаснуться».

Чушь, но, тем не менее, на Верховного навешено новое преступление против человечности. То есть к тому, что советский народ – быдло, добавлено, что его вождь – дурак и вурдалак.

Странно напоминать Никите Сергеевичу, что во время войны антифашистская часть Европы молилась на Красную армию и Сталина, в том числе, и бóльшая часть белого движения.

А какими предстали в фильме нацисты? Милыми ребятами – офицер в «Цитадели» в ужасе от внеочередной громадной порции пушечного мяса, говорит благородно, что он солдат, а не палач. Немчик в финале вообще вызывает сострадание, симпатичен и пулемётчик-меломан... Не был, что ли, вермахт нацистским, а откуда же тогда сейчас прибалтийские марши и львовские надругательства над ветеранами?

Никита Михалков потрафил нынешним европейским трендам во взглядах на войну так, как никто другой до него. Никто. Куда там «Штрафбату» или «Сволочам»!

Вот почему «Цитадель» гораздо спокойнее, чем «Предстояние», приняла наша либеральная пресса. Прав был Сванидзе: «Михалков снял фильм художественно слабый, но идейно-политически правильный – антисталинистский, антитоталитарный». «Цитадель» получилась на порядок «идейно-политически правильнее» и до обидного художественно слабее, чем «Предстояние».

Живые и трупы

Венок притч здесь прервался, а то притчевое, что осталось, натужно и не очень нужно. К слову сказать, православных мотивов уже нет, как корова языком слизнула, – послушался, видно, Никита Сергеевич дружеской критики своих либеральных ненавистников.

Мастерски снята сцена родов под обстрелом, хороша Анна Михалкова (вообще очень хорошая актриса). Но почему только этот грузовик уцелел? Чтобы услышать очередную антисталинскую лабуду, когда новорождённого хотят назвать Иосифом Виссарионовичем, увидеть глумливого раненого старика, который то и дело скабрёзничает про «ссать и родить нельзя погодить»? Или потому что в машине – дочки режиссёра? Нет, конечно, Бог так управил. Но почему он так управил? Мало ли праведников погибло на войне? И один раз Господь уже Наденьку спас…

Притча с машиной, которую раскачивают спящие солдаты, напомнила о словах, вытатуированных на ступнях арестованного подмосковного прокурора: они устали (как недавно сообщалось в прессе). Этот эпизод с трудолюбивой метафорой бесконечной военной усталости, возможно, стрельнул бы, если перед ним была бы мощная по темпоритму сцена, а не та «дуэль» Котова с Арсентьевым, что произошла в прибрежных кустах.

Олег Меньшиков в «Цитадели» сделал всё, что мог. Даже больше. Хотя делать ему особенно нечего. Он должен найти и привезти к Сталину рядового Котова. Всё. Но надо наполнить чем-то существование героя в кадре. Чем он живёт? Презрением ко всем, в первую очередь к самому себе. Кстати, почему от него, полковника НКВД, ушла Маруся (талантливая Виктория Толстоганова)? Как посмела? (Это и многое другое, надеюсь, прояснится в 13-серийной телеверсии.) Он унижен, он унижает.

Тема унижения в фильме сквозная. Но невозможно всю роль построить на инфернальной обиде и смертной тоске.

«Поимка» Котова смотрится юмористически. Испугавшись Мити, Котов поднимает бойцов в атаку, Митя бесстрашно бежит за ним, потом вдруг трусит, но заградотрядовцы зачитывают ему приказ Сталина (это точно для зарубежных зрителей), потом два немолодых человека кувыркаются по воронкам и… чудесным образом оказываются у тихой речки. Котов униженно канючит: не надо меня, Митя, опять на Лубянку. Арсентьев раздевается, обнаруживая загорелый, кроме белых ягодиц, тыл торса (во время войны в Сочи отдыхал?), входит в воды, совершает предсмертное омовение, потом рассказывает Котову «страшную правду» и вручает пистолет. Котов его не убивает. Не смешно.

Нет конфликта. Всё, что было между комдивом Котовым – идейным большевиком из простых, одним из тех, о ком Михалков снял первый свой фильм с пророческим названием «Свой среди чужих, чужой среди своих», и Митей, вынужденным энкавэдэшником из дворян, полностью исчерпан в первых «Утомлённых», а теперь даже женщину им делить не надо. Какое-то инфантильно-фантомное противостояние.

Долгожданная сцена возвращения Котова на дачу тоже трещит от «непоняток». Во-первых, зачем здесь Арсентьев? Чтобы Кирик у него пистолет попросил, а Митя его в очередной раз унизил? Ну ладно, предположим, опять для рифмы с первыми «Утомлёнными». Но тому, что Маруся вышла замуж за Кирика (к выдающемуся актёру Владимиру Ильину никаких претензий нет), я до сих пор, посмотрев фильм ещё пару раз, не поверил. Опять какой-то не следующий из логики развития характеров сценарный выверт. Не поверил и их семейному побегу, тем более после того, как Котов победно «вернул» себе жену. Сцена их отъезда натужно-ненужная, и женитьба безногого героя Павла Деревянко на какой-то золотушной дурочке с веселящейся поперёк войны толпой, безудержно быдловатая радость «а-ля рюс», и братание Котова с народом, дарение часов и поцелуев… Цыганского хора только не хватало.

Моисей Сергеевич

И вот то, ради чего сделан фильм. Не будем вслед за другими смеяться над великолепно снятыми паучком и мышкой-норушкой, попробуем понять режиссёра. Котов, преобразившийся из уркаватого штрафника в генерала, ведёт за собой «чёрную пехоту». Кстати, когда особист (Сергей Маковецкий) двинулся за ним: «Пойду тоже пройдусь» – меня резануло какой-то страшной правдой. А Котов приставил к своему виску пистолет – не резануло, «на зло маме уши отморожу» – фашистский снайпер в начале фильма головы из окопа не давал высунуть, а тут толпы офицеров в полный рост... Ну да ладно. Пусть библейский символ. Котов, как Моисей, ведёт народ к спасению, и воды отверзаются, и цитадель взрывается по воле Божией. Но когда Котов стал Моисеем? Где и как произошёл перелом? Перед Митей он только что унижался, перед Сталиным дрожал… Когда он преобразился в бесстрашного пророка? Или, допустим, это современная метафора: руководитель выведет народ из беды, только когда станет праведником, и народ в него и в Бога поверит. Но всё это слишком в лоб для такого мастера, как Михалков. И никак не вырастает из предыдущего.

Сцена встречи с дочерью, как и сцена родов, не могла не тронуть. Это лучшая сцена Михалкова-актёра, и если бы его герой, отослав на безопасное расстояние дочь, подорвался бы на проклятой мине, я бы многое простил фильму.

Но финал с сумасшедшим немцем и замечательной Инной Чуриковой, проникнутый европейскими ценностями, завершившийся тем, что Наденька перестала наконец заикаться и танки под хоровое исполнение томного шлягера 30-х пошли на Берлин, – подкосил. Это вне вкуса вообще.

Я верил и верю в талант Михалкова и не могу понять, почему он так творчески опростоволосился. Ведь снял же режиссёр на завершающем этапе «Цитадели» «12», фильм замечательный, русский, как раз «большого стиля», ведь и в «Предстоянии» были пронзительные, мощные сцены. В чём дело?

Госкино на Михалкова не было – Ермаша, который бы закрыл проект ещё на стадии сценария. Его, кстати, писали талантливейшие люди: Эдуард Володарский, Глеб Панфилов и Владимир Моисеенко, но они такие разные...

Михалков не мог на деньги олигархов, для которых Сталин натурально страшный сон, снять про войну иначе. И рассчитывать не то что на приз, а и на просто приглашение в Канны, если бы снял что-то менее антисоветское про войну.

Такие фильмы, как замечательная «Брестская крепость» (продюсер Игорь Угольников, режиссёр Александр Котт), в Канны не приглашают – там про Россию хотят либо плохо, либо ничего.

Но во имя чего снят фильм с бюджетом в полсотни миллионов долларов? С кого спросить за фиаско в прокате? И какие законы поставил над собой художник (не по законам же военного времени его судить)? Никаких. Полное беззаконие, эстетический беспредел, режиссёрский произвол. С нами Бог, и всё позволено. Но Бог ли? Или бес? Который вконец запутал. Верные поклонники Михалкова, «наследники идей», прощали Никите Сергеевичу конъюнктурное участие в политике: агитацию за НДР (Черномырдина и Рыжкова), за Березовского, когда тот баллотировался в Думу, и многое другое… Понятное дело, кинорежиссёру нужно у кого-то просить деньги на кино, но тогда странно выступать в роли бесогона – со своими бы чертями разобраться.

Впрочем, вдруг случится чудо, и многосерийная телеверсия всё-всё поставит на свои места? Не верится. В любом случае её демонстрация будет воспринята как совместная акция Михалкова и Федотова по окончательной десталинизации России.

По материалам «Литературной газеты»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 84 найденных.
Петр Петрович - Майору
08.06.2012 1:59
От себя я уже все сказал, если вам этого мало, перечитайте еще раза два.
Интересно, когда будут снимать фильмы о вашей войне, вы тоже будете так категоричны и предвзяты? Или будете рады, что ваш ратный труд не забыт и верно оценен соотечественниками? Вот подумайте об этом хорошенько и не торопитесь с ответом. А впрочем, можете и не отвечать вовсе, никто же не заставляет. Удачи вам в переосмыслении вашего бытия и его смысла.
Майор
07.06.2012 1:28
Ну, начались стандартные наборы слов: "фильм художественный", "сами снимите"...
Неужели сказать что-нибудь от себя настолько тяжело?
Фильм Михалкова никакого патриотизма, кроме отвращения, не вызывает. Скорее совсем наоборот. А если Вы так уважаете талант Михалкова - создайте фонд имени его и собирайте деньги на его "шедевры". Я же лично ничего шедеврального вего пасквилях не вижу. И не желаю отчисления денег с уплаченного мною налога на опошление истории своей Родины, за службу которой имею три боевых награды, неизвлеченный осколок и пулевое ранение.  СВОЮ работу я выполнял без нареканий. Объяснено доходчиво?
Петр Петрович - Майору
06.06.2012 1:35
Майор, если вы приходите смотреть фильм и ждете от него повидла, то кроме повидла вы ничего больше и не увидите. Цитадель это не документальный фильм, это фильм художественный, задача которого пробудить в человеке чувства, мысли, патриотизм. Как добивается этого художник, это его сугубо личное дело. Если вы знаете, как сделать лучше, делайте, а мы вам поаплодируем и даже стоя. Да,а сколько фильмов вы уже сняли и где их можно посмотреть?
Майор - Петру Петровичу
27.05.2012 15:43
Господин, назовите адекватных старших офицеров в обеих частях михалковского "шедевра".
Это Котов-то, вместо того, чтобы применять свои офицерские знания по предназначению, продолжающий "вопреки злобному командованию", сидеть рядовым в штрафбате (опустим дикую глупость самой ситуации)?
Или идиот Митя?
Во всей этой кинодряни был ОДИН вменяемый офицер (и то не старший) - тот, что в "Предстоянии" пытался остановить безудержный драп и организовать оборону, и за это был пристрелен "адекватными офицерами по Михалкову".
Так что - "не ловите, и неловимы будете..."
Петр Петрович
15.05.2012 18:17
\\\\ Говоря о своём фильме, Михалков не раз вспоминал «Спасти рядового Райана» Спилберга, американский миф о Второй мировой, в котором создан типический образ американского солдата-героя. \\\\

Во всей этой американской бутафории есть только одна стоящая сцена. Немец и американец борются, и когда немец стал одолевать американца, то нож, за который шла борьба, стал медленно входить в грудь американского солдата. Взгляд глаза в глаза. Вот тот ужас и удивление, написанные на лице американца и есть те истинные чувства, которые человек испытывает в момент смертельной опасности. Как, уже? Это и будет моим концом? Наш разум до самого конца не верит в реальность происходящего. Спилберг большой художник!

Михалков также мастер с большой буквы. Какая жуткая сцена защиты Москвы и в конце ее курсант с оторванными ногами, замерзающий в снегу в полном сознании. Какое одиночество! Да, воюем мы вместе, но умираем каждый в одиночку.
Фильмы Михалкова это маленькие и большие откровения, надо только внимательно смотреть. Имеющие глаза да увидят.
Петр Петрович - Автору Статьи
15.05.2012 18:08
\\\ А что же старшие офицеры? В предыдущей части их не было, а здесь есть – подонки, трусы, самодуры, садисты-особисты. Других в фильме нет. \\\

Голуба, фильм-то многосерийный, и офицеров там тьма, и плохих и хороших. Да и сам Котов офицер, и сослуживцы его по штрафному батальону тоже.

Буду ловить вас на любом вашем промахе или сознательном коверкании фактов.


Петр Петрович
15.05.2012 17:52
Цитата из статьи.

\\\ А какими предстали в фильме нацисты? Милыми ребятами – офицер в «Цитадели» в ужасе от внеочередной громадной порции пушечного мяса, говорит благородно, что он солдат, а не палач.\\\

Смотрим в книгу видим фигу?
С одной стороны русский офицер Котов, отказавшийся быть тупым исполнителем воли царя Сталина и с другой - немецкий офицер, брезгливо отдавший таки приказ стрелять в безоружных людей. Человек против зверя, вот что показал Михалков в этой сцене.

ЛИК
31.12.2011 0:29
Даже если включить банальную логику, то 5 млн. (сборы) - 55 млн. (бюджет) = -50 млн(убыток). Вообще-то это всегда называлось растратой, но, конечно же, у нас просто не хватает мозгов уловить смысл. И лично я не желаю, чтобы часть моих налогов шла господину барину на его пасквили. И это именно мое дело. так что, уважаемая, "не учите жить-с" (С)
ЛИКА
08.12.2011 4:23
Я считаю,что глупо обсуждать других,в том,как они зарабатывают деньги,а Михалков это делает не плохо и у него это получается,т.ч.народ,прекратите завидывать!!! Сами же,я так понимаю, смотрите его фильмы ,а какие это деньги бюджетные или нет,это не ваше дело,главное,чтобы смысл был и хватило мозгов его уловить,т.ч.,как-то вот так,ребятки...  
Питерский - Реалисту
09.06.2011 17:49
...Спасибо и Вам, добрый Вы, однако, человек...
Отображены комментарии с 1 по 10 из 84 найденных.

Эксклюзив
18.09.2019
Алексей Чичкин
Заметки экономиста и публициста о пройденном и пережитом.
Фоторепортаж
20.09.2019
Подготовила Мария Максимова
Обновленный Музей обороны и блокады Ленинграда открыл двери для посетителей.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».