Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
16 апреля 2021
Синематограф как предвестие

Синематограф как предвестие

125 лет назад, 28 декабря 1895 года, в Париже состоялся первый в мире киносеанс
Валерий Бурт
28.12.2020
Синематограф как предвестие

Знаменательное событие проходило в зале «Гран кафе» на бульваре Капуцинов, 14. Публика была поражена, увидев на экране движение: спешили пешеходы, мчались велосипедисты, к перрону подходил поезд, из него выходили пассажиры… Это были незатейливые фрагменты повседневной жизни, но они вызвали бешеный восторг.

Больше всех были довольны те, кто придумал «движущиеся фотографии» – два энергичных улыбчивых француза Луи и Огюст Люмьер, которые в это время радостно потирали руки. Они поняли, что напали на золотую жилу! Ведь вряд ли, когда братья затевали свое дело, они думали, что прославятся. Просто хотели понять, что выйдет из их затеи и, конечно же, изрядно подзаработать…

Их отец Антуан имел в Лионе небольшую фабрику по производству фотоматериалов. Дела шли не ахти как, и одно время папаша Люмьер даже хотел свернуть дело. Но ему помогали вдумчивые и сноровистые сыновья, и предприятие осталось на плаву. Через несколько лет отец отошел от дел, и братья возглавили семейную фирму.

Доподлинно неизвестно – Луи или Огюсту пришла в голову счастливая идея. Но, так или иначе, они стали корпеть над диковинным в то время изобретением – киносъемочным аппаратом. Фотографией в конце XIX века уже никого было не удивить, но заставить двигаться кадры еще никому не удавалось...

Говорят, что Луи был более смекалист в технике. Именно ему историки отдают лавры изобретателя аппарата для съемки и проекции «движущихся фотографий», получившего название «синематограф». Луи использовал изобретенный Томасом Эдисоном кинетоскоп, заставивший изображения двигаться. А снимать фильмы братья начали вдвоем. Впрочем, вернее назвать их работы короткими, на несколько десятков секунд, сюжетами.

фото к бурту.jpgЕще один человек стоял у истоков кино, но его имя обычно упоминается лишь вскользь. Это – способный инженер Жюль Карпантье, собравший первый проекционный аппарат для показа лент, снятых Люмьерами.

Вскоре они поделились своими новинками с публикой. 22 марта 1895 года братья провели лекцию в Париже, в зале на улице Ренн, а затем показали фильм «Выход рабочих с фабрики Люмьер»: под стрекот аппарата на белом полотне экрана появлялись люди, они шли, переговаривались между собой. Зрелище продолжалось меньше минуты. Однако зрителей оно буквально ошеломило.

Затем Люмьеры дали еще несколько сеансов в разных городах Франции и Бельгии. Самый большой показ состоялся 13 июля 1895 года в парижском салоне «Ревю женераль де сьянс», где было показано 12 фильмов. Народ снова был в восторге.

Самым же первым показом, ознаменовавшим рождение кинематографа и вошедшим в историю, считается прошедший в столице Франции 28 декабря 1895 года. После этого слава Люмьеров разгорается с неистовой силой.

В 1896 году братья совершили мировое турне, посетив со своими фильмами Лондон, Нью-Йорк, Бомбей. На экранах появлялись рабочие, пожарные, лодочники, автомобилисты, женщины с детьми. И снова зрители были в восторге. Они радовались, что получили новую забаву, но еще не понимали, какое важное место займет кино в их жизни.

В кадры попадали не только незнакомые, случайные люди, но и сами Люмьеры, их близкие, знакомые. Так было, например, в фильме «Прибытие поезда на вокзал Ла-Сьота». Об этом рассказывал Луи Люмьер в конце 1940-х годов: «На перроне подпрыгивает маленькая девочка, за одну руку ее держит мама, за другую – бонна. Это моя старшая дочь, мадам Трарье, теперь уже четырежды бабушка. Там же с ними моя мать, госпожа Антуан Люмьер – ее легко узнать по шотландской шали».

Фильмы Люмьеров просты, незатейливы, но в них – огромная историческая ценность. Сегодня благодаря этим сюжетам мы познаем неведомый XIX век. Видим людей разных сословий, разных профессий, характеров, бедных и богатых, трогательных и странных, смешных и серьезных, удивляемся их привычкам, обычаям, одежде. Перед нами предстают улицы различных городов: Лиона, Парижа, Лондона, Каира, Стамбула…

Несколько лет назад вышел французский документальный фильм «Люмьеры!», в который вошли кадры более ста картин основателей кино. Их показ сопровождается не только музыкой – в основном их современника Камиля Сен-Санса, но и закадровым комментарием директора Люмьеровского института в Лионе, историка кино Тьерри Фремо, который и скомпоновал работы классиков.

В картине есть небольшой фрагмент, посвященный Москве конца позапрошлого столетия. Заезжий оператор стоял на Тверской (совсем не широкой в ту пору) и снимал привычную уличную суету. По булыжной мостовой двигались пролетки, телеги, шагали люди – одни безмятежно, вальяжно, другие – торопливо. Они давно обрели вечный покой, но сейчас ожили и посылают нам привет из далекого прошлого…

В конце XIX столетия во многих странах начались показы фильмов братьев Люмьер (всего они сняли более тысячи фильмов). Стоит упомянуть, что представители фирмы начали выполнять заказы, исполняя роль заезжих операторов. Так, в 1896 году французы получили предложение запечатлеть коронацию Николая II. Почетная миссия была поручена оператору Камиллу Серфу.

Одними из первых эти кадры посмотрели великая княгиня Мария Павловна и великий князь Кирилл Владимирович. Газета «Петербургский листок» писала, что высочайшие особы «изволили смотреть серию картин, изображавших моменты коронационных торжеств в Москве. Картины эти имели необыкновенный интерес и вызвали гром аплодисментов».

Кинематограф в России развивался стремительно. Уже в мае 1896 года в московском театре «Эрмитаж» и в петербургском саду «Аквариум» демонстрировались сюжеты, снятые российскими операторами – «Перенесение иконы Озерянской Божьей Матери» и «Вид харьковского вокзала в момент отхода поезда с находящимся на платформе начальством».

Однако еще довольно долго российские зрители довольствовались импортными картинами, хотя в России понемногу стали появляться профессиональные киноактеры, операторы и режиссеры. Наконец, в 1906 году произошло знаменательное событие: Александр Ханжонков открыл первое в стране кинопредприятие – «Торговый дом Ханжонкова» Несколько позже его примеру последовал Александр Дранков, создавший киноателье «Торговый дом Дранкова». Эти два господина долгое время конкурировали между собой. Но первый художественный фильм в Российской империи создал все же Дранков.

В 1908 году он в качестве оператора в содружестве с режиссером Владимиром Ромашковым снял шестиминутную «фильму» – так выражались в России – по сценарию Василия Гончарова «Понизовая вольница». Источником вдохновения для создателей ленты стала известная народная песня «Из-за острова на стрежень». В съемках приняли участие 150 статистов. В главной роли – Степана Разина – был занят известный трагик Евгений Петров-Краевский.

Сегодня трудно смотреть эту картину без улыбки. Актеры беспорядочно бегают в кадре, размахивая руками, содержание можно понять лишь при помощи титров. В финале атаман Разин поднимает увесистую княжну и бросает ее из челна в воду. Нельзя не заметить, что в решающий момент актрису подменяют манекеном.

В то время зрители были не избалованы шедеврами, как, впрочем, и критики. И потому зрелище пришлось им по душе. «Картина эта до известной степени делает эру в истории русского кинематографического театра, – отмечал журнал «Сцена». – В ней впервые наш синематограф вступает на национальную почву, в ней впервые он дает роскошную и выдержанную в историческом колорите картину. Театр «Колизей», благодаря своему огромному экрану, смог блестяще поставить эту картину. Не останавливаясь ни перед какими затратами, он пригласил хор певчих, которыми будут исполнены «Вниз по матушке по Волге» и «Из-за острова на стрежень»…»

В том же 1908 году Россия отмечала 80-летие Льва Толстого. В Ясную Поляну, где жил великий писатель, устремились целые десятки российских и иноземных кинематографистов. Они караулили хозяина повсюду – у дома, в лесу, саду, купальне.

Старик был настолько утомлен этими приставаниями, что почувствовал себя больным. Однако безжалостные визитеры не успокаивались и продолжали съемки. Тогда это казалось издевательством, сейчас же мы благодарны им за то, что они проявили такую назойливость и оставили для истории поистине бесценные кадры.

Лев Николаевич был мудрым человеком. Он понял, что за кинематографом будущее: «Вы увидите, как эта цокающая штучка с вертящейся ручкой перевернет что-то в нашей жизни, – в нашей писательской. Это поход против старых способов литературного искусства. Атака, штурм. Нам придется прилаживаться к бледному полотну экрана и холодному стеклу объектива…»

В то время Россию уже охватил кинематографический бум. Один за другим в разных городах страны открывались залы, в которых зрители переживали, смеялись, плакали, наблюдая за приключениями героев. В Москве появились кинотеатры на Тверской, у Сретенских и Покровских ворот, на Петровке, Страстном бульваре, Пресне, в Дорогомилово, в Сокольниках.

На Арбате было полдюжины заведений и его окрестили кинематографической улицей. Среди множества электротеатров – так называли кинотеатры – выделялся «Художественный» на Арбатской площади. Все казалось в нем удивительным: причудливое здание, зрительный зал на 400 мест, фойе со светящимся фонтаном, гирлянды электрических лампочек на фасадах, мраморные колонны и яркий свет ажурных люстр. В день открытия в «Художественном» 10 ноября 1909 года давали фильмы «Жоржетта», «Ангел примирения» и другие…

Кинематограф не оставлял равнодушным никого. В том числе, известного поэта и писателя Андрея Белого: «Синематограф – сколько целомудренной грусти, надежды, сколько воспоминаний при этом слове! Синематограф – чистое, невинное увлечение на сон грядущий после трудового дня! Синематограф – уют, трогательное поучение! Синематограф – предвестие!».

Вернемся в «Художественный» Вот что писал о нем корреспондент «Синема-фоно», заглянувшеий в кинотеатр зимой 1911 года: «…Зрительный зал занят, ни одного свободного места, все унизано оживленными рядами лиц… Многие ведут прерванную беседу… Но вот медленно гаснет электричество, вспыхивает белый четырехугольный экран. Разговоры забыты…

Когда на экране видовые картины, у зрителей невольно срываются восклицания: "Какая прелесть!..", "Как хорошо!..", "Мало…", "Как жаль…", "Да, целуйтесь же!.." – понуждают они супругов. И когда действительно те заключают ссору нежными объятиями, раздается: "Ну вот, давно бы так!.."».

У поэта Юрия Левитанского есть такие строки:

Жизнь моя, кинематограф, черно-белое кино!
Кем написан был сценарий? Что за странный фантазер
этот равно гениальный и безумный режиссер?
Как свободно он монтирует различные куски
ликованья и отчаянья, веселья и тоски!..

Жизнь и впрямь напоминает кино, которое начинается с рождения человека. Это фильм, где мы сами себе режиссеры. В нем – сотни артистов и тысячи статистов. Одни «кадры» забываются, другие остаются в памяти навсегда. И так хочется, чтобы это «кино» никогда не кончалось…

А кинематограф – нам в помощь.


Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Козельман
31.12.2020 12:38
Неплохо написано, да и материал познавательный. Посмотрел фильм "Люмьеры!" и убедился, сколько же там интересного. Эти два замечательных человека открыли то, что было скрыто от нас, людей XXI столетия. Как люди в веке XIX, во что одевались, как забавлялись. Съемка Тверской улицы в Москве просто потрясающая! Ничего особенного, но с каким умилением смотришь на людей, их лица, походку. Кажется, еще немного услышишь и говор, и запахи. Спасибо, Огюст и Луи!

Эксклюзив
08.04.2021
Андрей Соколов
Запад грозит России, а внутри нее открыто ведется враждебная пропаганда.
Фоторепортаж
13.04.2021
Подготовила Мария Максимова
В Московском планетарии открылась выставка фотографий, посвящённая первому космонавту Земли.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.