Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
6 декабря 2019

Шапито-шок

Размышления известного журналиста после телепремьеры фильма «Шапито-шоу»
Татьяна Корсакова
08.11.2012
Шапито-шок

В дни этих странных ноябрьских праздников канал НТВ впервые показал на телеэкране кинофильм режиссера Сергея Лобана (сценарист Марина Потапова) «Шапито-шоу».

Картина эта получила на ХХ Открытом фестивале кино «Киношок» Гран-при, а на 33-м Московском международном кинофестивале специальный приз жюри «Серебряный Георгий». Мне рассказывали, что при ее просмотре залы покатывались со смеху (фильм и позиционируется как музыкальная комедия с элементами драмы). Наверное, в этих залах сидела одна молодежь. Мне же, как человеку опытному, ни разу не захотелось даже улыбнуться. Страшная картина. Именно потому, как всё подмечено и написано, поставлено и снято (а сделано это очень талантливо!), она и страшная. Просто современным молодым людям, видимо, невдомек, как страшно они живут, думаю я, – а они точно так же не понимают, как мы могли жить и радоваться при «страшной» Советской власти.

Предупреждал ведь классик, ох, с какой тревогой предупреждал о том, что будет, когда все станет можно. Ну, вот и стало.

Крым, лето, Симеиз, первое десятилетие XXI века. Тридцать лет с якобы дня наступления обещанного нам Хрущевым коммунизма. Голозадые нудисты с криком «Панкуха!» бросаются в море с парапета; при всех целуются «голубые»; компания взрослых красногалстучных пионеров, не прекращая ни на минуту стёба над всем и всеми, потребляет экстази; широко и бесконтрольно поставлено разнообразное предпринимательство: и бесконечные развлекательные шоу, живьем и по телевизору, и наркобизнес, и сдача в наем бесчисленных душных каморок для желающих «культурно отдохнуть» («Не сломайте мне кровать!»); наконец, всем доступен Интернет и любые в нем душевные и духовные анонимные излияния – каждому ведь есть что излить из себя (о, совсем, совсем не случайно не раз появляются на экране сцены, когда надравшихся героев, pardon, результативно тошнит!).

С Интернета все и начинается. Двум одиноким московским сердцам уютно вдвоем в одной большой Сети. Вдруг маленькая катастрофка. Мать Веры спрятала модем, и виртуал стал недоступен. Вере (Вера Строкова) ужасно одиноко, и она настаивает на том, чтобы встретиться с Киберстранником (Алексей Подольский) наяву. И вот тут-то и наступает настоящая катастрофа. Как это – наяву? Обладателю фантастического ника, облысевшему и пузатому партнеру Веры по Сети лет тридцати с небольшим, неведомы приемы обыкновенного человеческого общения. А новообретенная подруга тащит его автостопом в Крым, она хочет то гулять, то кушать, то… вообще жить. Без ника, без модема, без клавиатуры!.. Такого Киберстранник не ожидал. Это натуральная подножка, подставленная реальной жизнью. Он кричит Вере: «Я не понимаю, как я мог тебе поверить? Я ведь жил абсолютно нормально! Мне не нужно было ничего, абсолютно ничего!».

Ничё так, да? Вслушайтесь в эту мысль, которую вялый русский книгочей считает признаком нормальной жизни: «Мне не нужно было ничего, абсолютно ничего», вроде как: уж каким-нибудь образом на новую модель компьютера и мобильника, на коммунальные услуги, книги и бутерброд с кофе я себе всегда заработаю, а с остальным – с вашими банальными идеями политики, любви, реальных путешествий, брака, активного участия в демографическом подъеме и пр. – подите от меня подальше.

Ну а теперь, после того, как вы вслушались в мысль жителя Сети, взгляните за окно, где бы вы ни жили, и никогда больше не возмущайтесь тем, что ваш взгляд натолкнется на множество нерусских лиц. В радиусе трехсот метров от моего дома в Останкине я, например, встречу ребят-армян, которые ремонтируют обувь всему району, а также парикмахершу-армянку Мэри, которая очень меня устраивает как мастер, благородного грузина директора, который смог сохранить статус старого продовольственного магазина на Звездном бульваре, молодых узбеков, которые торгуют всегда свежими мясопродуктами в бывшем книжном магазине на Аргуновской, наконец, целые взводы тружеников киргизов, которые именно повзводно, человек по 15-16, быстро и ловко колют лед в наших дворах, сажают кусты и деревья, поддерживают чистоту, реконструируют дорожки в сквере.

В большинстве своем приезжие бодры, здоровы, веселы, вовсе не чураются демографических процессов и стремятся быть в жизни не Интернет-хлюпиками, но победителями.

Или вам все еще кажется, что стрельба на кавказских свадьбах в Москве была просто милым озорством от избытка чувств?

Перед тем, как выпалить подруге свое утлое признание, Киберстранник назвал ее страшным человеком: «Я должен тебе сказать, что ты самый страшный человек, которого я встречал в жизни!». Этот припев с почти одинаковым словесным довеском встретится в фильме четыре раза, по числу новелл, или узлов картины. В конце концов, начнешь понимать, что так называют здесь возмутителей спокойствия, тех, кто, несмотря на разрешенную свободу, все-таки живет – пусть плохо, пусть хорошо – но как-то по-своему. Вывод: сохраняешь себя – «страшный человек»!

Еще одна линия (они в картине перекрещиваются, переплетаются, камера в одном «узле» настигает главных героев, едва замечая других, а в другой новелле уже «другой» становится главным – отличная, кстати, операторская работа Ивана Мамонова и Евгений Цветкова) рассказывает о много чего знающем Отце (Петр Мамонов) и безрезультатно «креативном» Сыне. Они пытаются понять друг друга через восемь лет жизни врозь, помочь друг другу, и вроде начинает получаться – и вдруг пустота… Нет образца, нет идеала, никто никого ничему не учит по-настоящему, по душе. Только фиглярство, недобрая насмешка, недообразованность, смешение стилей, какое-то злокачественное дурновкусие. И неплохие всё будто бы люди – но законы современной шоу-жизни, когда любой факт действительности превращается в шоу, в предмет обсуждения, обнажения, вываливания человека в меду или в грязи, заставляют всех играть на публику, выпендриваться и, в конце концов, с горя пить. И это вам не уважаемое «горе от ума», а безобразное, дурное горе от полного неумения жить, от неумения узнавать и принимать жизнь.

Единственным разумным человеком в этой крымско-московской кутерьме оказывается глухой певец Леша, объясняющий смысл песен на языке жестов (прекрасный актер Алексей Знаменский, выпускник Государственного специализированного института искусств). Он чист. Он не желает принимать шуточек окружающих и их правил игры. Леша и его еще более бескомпромиссные товарищи сопротивляются этому новоязу отношений – их-то ведь учителя и книги учили жить по-настоящему! Зритель не может не полюбить этих ребят, но понимает, что его герои живут за герметичным забором тишины, отсекающим от них жизнь со всеми ее нюансами, а те из глухих, кто умеет читать по губам, прочитывают порой такое, что не верят своим глазам.

Бывают же вот такие фильмы-приговоры, где смеяться можно, но не хочется!..

Впрочем, есть и здесь забавное место. Один из двух главных героев новеллы «Сотрудничество» продюсер Сергей (Сергей Попов), который пытается создать шоу «Эрзац-звезда» с Ромой Легендой, двойником Виктора Цоя (Сергей Кузьменко), рассказывает Роме, украв из квартиры отца картину и везя ее антиквару, об авторе этого полотна с дирижаблями:

- Известный советский художник. Мой дед.

- Ого.

- Его картины в Пушкинском музее.

- Здорово! Схожу посмотрю…

Вся фишка в том, что в Пушкинском музее (ГМИИ им. А.С.Пушкина) картины советских художников, равно как и российских, как известно, не демонстрируются. Действительно смешно. 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

хорошая мама
12.11.2012 23:04

Очень здорово! И написано, чувствуется, на одном дыхании, и читается так же! Как узнаваемы герои, как они страшны, эти киберстранники. Наши русские мужчины все чаще становятся такими вот, к сожалению...
фаворский спб
11.11.2012 21:21
Автор во многом прав, подобные фильмы и есть духовная жвачка для поколения выбравшего пепси. А вот насчет Пушкинского музея не совсем понятно. Он ведь изначально строился с целью ознакомить публику с европейскими художественными шедеврами,пусть и их копиями. Ну а после растаскивания эрмитажных фондов по всей России и вовсе превратился в московский филиал Эрмитажа. А название музея приурочили к 100- летию гибели поэта, оттого его тогда и не закрыли.
Инна
09.11.2012 10:31
Как же это здорово, про Пушкинский музей!
это же какая картина: и все нынешнее надувательство ("впаривание") нам ТОЛЕРАНТНОСТИ, за которой опять стоит надувательство!
rex
09.11.2012 0:48
cпасибо за замечательную, умную стать)) это даже не рецензия - а много шире:))

Эксклюзив
06.12.2019
Валерий Мацевич
Будут ли страны Прибалтики проситься обратно в российскую «оккупацию»?
Фоторепортаж
28.11.2019
Подготовила Мария Максимова
В Государственном историческом музее открылась выставка, посвященная графу А.А. Аракчееву.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».