Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
23 февраля 2020
Простота хуже воровства

Простота хуже воровства

27.09.2004

Первые главы книги повествуют о тяжелой судьбе семейства Корбель, дважды бежавшего из родной Чехии, сначала от фашистов, в Англию, потом от коммунистов, в Америку. О том, как Мария-Яна, она же Мадлена Корбель встретила бедного и скромного американского юношу, неожиданно оказавшегося наследником медиа-магнатов Паттерсонов и финансовых воротил Гуггенхеймов, звали его Джо Олбрайт. Далее Мадлен Корбель-Олбрайт узнает, что ее дедушки и бабушки по обеим линиям, которых она наивно считала чехами, на самом деле были евреями и жертвами Холокоста. Героиня переосмысливает свою жизнь, и, осознав свое еврейство, постигает себя, но не отказывается при этом от веры в непорочное зачатие Девы Марии, равно как и от свиных ножек с капустой[8] . Здесь обязательно нужно упомянуть об отце героини, г-не Йозефе Корбеле. «Мадам секретарь» не раз подчеркивает, что в интеллектуальном отношении наибольшее влияние на нее оказали отец и Збигнев Бжезинский[9] . Кто такой «железный Збиг» и в чем суть его идей, народонаселению постсоветского пространства, то есть нам с вами, хорошо известно, пожалуй, даже слишком хорошо. Что же из себя представляет господин Корбель?

Американским читателям мемуаров, вероятнее всего, известен Джозеф Корбель, профессор факультета международных отношений университета в Дэнвере, Колорадо, автор пяти фундаментальных монографий, преимущественно по истории Восточной Европы («Коммунизм Тито», «Коммунистическое ниспровержение Чехословакии» и другие). Гораздо меньше известно о Йозефе Корбеле, чешском дипломате, работавшем в Югославии и Индии, в спешке бежавшем из «оккупированной советами» Праги через Белград в Лондон и далее в США, где попал под волну антикоммунистических чисток, вдохновлявшихся сенатором Дж. Маккарти. Почти десять лет Корбель был «на заметке» у ФБР, в силу чего не мог получить американское гражданство. Он одинаково не переносил фашистов, коммунистов и республиканцев-маккартистов и, что особенно важно для нас, смог привить эти убеждения своей дочери[10] .

«Чтобы понять меня, нужно понять моего отца», – замечает «мадам секретарь»[11] . Чтобы до конца понять г-на Корбеля, нужно, конечно же, ознакомится с его научными работами, что в нашей стране сделать непросто – на русском языке его антисоветские опусы не публиковались, да и на английском давно не переиздавались. Однако, некое общее впечатление об этом человеке, на основании мемуаров его дочери, все-таки можно составить. И это впечатление, мягко говоря, не слишком благоприятное. Взять хотя бы историю с еврейским происхождением г-жи Олбрайт и ее погибшими в концлагере Аушвиц родичами, в том числе самыми близкими – двумя бабками и дедом. Мадлен Олбрайт клянется своим читателям, что узнала об этом, уже став Государственным секретарем. До этого она считала, что ее предки были чехами и погибли по естественным причинам, «от старости»[12] . В другом месте «мадам секретарь», правда, проговаривается, что определенные сомнения у нее были, но она предпочитала об этом не думать[13] . Кончилось это тем, что материалы о трагической судьбе бабушек и дедушек г-жи Олбрайт, появившись на страницах «Washington Post», стали предметом обсуждения всей Америки.

«Некоторые репортеры не только писали о трагедии моих бабушек и дедушки и других членов моей семьи, но на основе этой истории ставили под сомнение мою честность и личные качества моего отца», - вспоминает г-жа Олбрайт[14] . И в самом деле, умолчав о гибели своих родителей и своем еврейском происхождении, Йозеф Корбель поступил, по меньшей мере, странно. Не менее странно нежелание самой «мадам секретаря» разбираться с белыми пятнами в семейной истории и странностями в поведении отца.

Американская пресса объясняла такое поведение г-жи Олбрайт «или стремлением сделать карьеру, или каким-то сочетанием снобизма и стыда»[15] . Сама она винит в запоздалом раскрытии тайны своего еврейства… республиканцев-антикоммунистов. «Разгул маккартизма в 1950-х гг. мог вызвать у родителей неуверенность относительно того, чего еще можно ожидать. Возможно они и хотели мне обо всем рассказать, но так и не нашли для этого подходящего времени», - пишет она[16] . Не слишком убедительные аргументы, мягко говоря. И, в конце концов, безотносительно политического климата в США: может ли считаться честным и порядочным человек, годами обманывающий собственную семью, пусть даже из лучших побуждений? Этот вопрос «мадам секретарь» оставляет без ответа.

Вообще же г-н Корбель предстает перед нами со страниц мемуаров не как лжец, цинично манипулирующий своей семьей, а скорее как романтик и идеалист, живущий в мире придуманных воздушных замков, готовый, однако, ради сохранения своего иллюзорного мира на любой обман. К примеру, в эмиграции Йозеф Корбель создает для себя образ некой идеальной Чехии, с годами все больше отдаляющийся от реальной действительности. «Чехословакия в период между двумя мировыми войнами была единственной действующей демократией в Центральной Европе, - пишет г-н Корбель в одной из своих книг. –В то время как другие европейские страны переживали политические и социальные потрясения, страдали от финансовой нестабильности и одна за другой поддавались напору фашизма, Чехословакия являлась оплотом мира, демократии и прогресса»[17] . Такая картина, мягко говоря, далека от реальной действительности, но г-н Корбель, похоже, искренне верил в свои слова. Разделяет эту веру и Мадлен Олбрайт.

Столь же мало общего с реальным человеком имеет и изображаемый Мадлен Олбрайт со слов отца образ Томаша Масарика, первого президента Чехословакии. В описании г-жи Олбрайт Масарик предстает законченным американофилом, который «с энтузиазмом воспринял принципы, на которых строилась американская политическая система» и перенес их на чешскую почву[18] . Глубокую преданность Масарика идеалам демократии, в американском ее понимании, и американскому образу жизни как таковому, «мадам секретарь» иллюстрирует следующим примером: «Масарик был женат на американке Шарлотте Гарриг и совершил прогрессивный шаг, приняв ее девичью фамилию в качестве своего второго имени»[19] . Вот, значит, что такое прогресс – женится/выйти замуж на американке/за американца, принять ее/его имя в качестве своего и ассимилироваться, если ты имеешь счастье жить в США, или перестроить свою страну по американскому образцу, если ты имеешь несчастье жить за пределами «страны свободных, родины храбрых». Сама Мадлен Олбрайт строила свою жизнь в полном соответствии с данной парадигмой…

В 1959 г. Мадлен Корбель выходит замуж за Джо Олбрайта, младшего отпрыска рода Медилл-Паттерсонов по одной линии и Гуггенхеймов по другой, молодого человека принадлежащего к creme de la creme, - так сказать, верхним сливкам американского общества. Причем сама «мадам секретарь» клянется, что была уверена в бедности своего избранника и в том, что он ходит к Корбелям домой, чтобы покушать сытной чешской еды[20] . Семейство Паттерсонов-Гуггенхеймов принимает Мадлен не слишком охотно, но после рождения в 1961 г. дочерей-близнецов она становится полноправным членом клана.

Мадлен Олбрайт не работает, предпочитая в свободное от воспитания троих дочерей время совершенствовать свое образование в частности, выучивает русский язык (за восемь недель)[21] . Она тяготится ролью домохозяйки, будучи классическим воплощением оксюморона о кухарке, мечтающей управлять государством. Вспоминая о том времени, она пишет: «Я считала и считаю, что у женщин должна быть возможность принимать свои собственные решения, основанные на их собственных жизненных обстоятельствах, а всем, кто с ними не согласен, не следует лезть не в свое дело!» [22]. Этот взгляд г-жа Олбрайт, судя по всему, переносит и на обязанности Государственного секретаря: известно, что бомбардировки Сербии и косовскую операцию в кулуарах Белого дома называют «войной Мадлен», собственно, «мадам секретарь» и не скрывает, что действовала вопреки мнению экспертов (естественно, мужчин) из Пентагона[23] .

Через знакомство с супругой сенатора Эдмунда Маски, а затем и самим сенатором «мадам секретарь» приходит в большую политику. В 1976 г. Маски приглашает г-жу Олбрайт стать своим помощником в Сенате. В 1978 г. г-жа Олбрайт переходит на постоянную работу в Совет Национальной Безопасности США к Збигневу Бжезинскому, где ее работа заключается в «осуществлении связи» между Совбезом и Сенатом. По этому поводу «мадам секретарь» позволяет себе немного пошутить. Глава, посвященная расставанию с Маски и переходу на работу к Бжезинскому, называется «С полюса на полюс»[24] . Переводчики мемуаров объясняют в примечании, что «pole» с маленькой буквы значит «полюс», а с большой – «поляк». Сенатор Маски по происхождению был поляком, как и Бжезинский, отсюда шутка - «Мадлен Олбрайт перешла с полюса на полюс»[25] . Они целомудренно умалчивают о том, что «pole» это еще и «палка», то есть каламбур получается не с двойным, а с тройным дном и при этом очень дурнопахнущий. То, что эта шутка, действительно достойная забора (четвертое значение слова «pole» – заборный столб), не просто вошла в книгу, но и дала название одной из глав, много говорит об авторе - не меньше, чем история с «кавказской республикой Молдова».

Вообще, мемуары «госпожи секретаря» пестрят шутками на тему секса, объектом которых является она сама и другие представители американского руководства. Вот, пожалуй, наиболее яркий пример: когда «мадам секретарь» вместе с Хиллари Клинтон представляли США на Всемирном женском конгрессе 1995 г. в Пекине, некий представитель китайского правительства обратился к ним с вопросом, - не знают ли они, «где находится страна Лесбия»[26] ? Г-жа Олбрайт отнесла этот вопрос на счет китайской «оторванности от мира», хотя, вероятнее всего, это был образец тонкой китайской иронии. Вообще, Мадлен Олбрайт часто ставили на вид чрезмерную близость с Первой Леди. «Однажды меня спросили, было ли уместно для нас двоих поддерживать такие тесные контакты?», - рассказывает она. Ответила «мадам секретарь» жестко, хотя и несколько двусмысленно: «Я не Томас Джефферсон, а Хиллари – не Марта Вашингтон»[27] .

Но вернемся к Бжезинскому. Впервые Мадлен Олбрайт встретилась с ним, когда тот преподавал в привилегированном женском колледже Уэллсли. Работе с Мадлен, ученицей колледжа, Бжезинский уделял особое внимание, а будущая «мадам секретарь» с упоением слушала его лекции. В дальнейшем г-жа Олбрайт еще больше сблизилась с «железным Збигом» благодаря дружбе с его супругой Муской. Кульминацией их отношений стал маскарадный вечер в доме Бжезинских, когда Збиг и Мадлен в рассчитанном на двоих костюме изображали лошадь. Г-н Бжезинский был «первым пилотом», а г-жа Олбрайт «вторым пилотом» - так она это называет[28] . Можно сказать и по-другому: Бжезинский был головной частью лошади, а Мадлен Олбрайт его надежным тылом. Ситуация, описание которой не совсем уместно в серьезной политической литературе, пусть и полухудожественной по жанру, потрясающая по своей вульгарности, является очень точной метафорой взаимоотношений Бжезинского, Олбрайт и американского государства. «Лошадь», в таком случае, - это американская внешняя политика. «Голова»-Бжезинский задал ее курс (и продолжает его корректировать поныне), а «кормовая часть», в лице Мадлен Олбрайт, следует этому курсу, не слишком оглядываясь по сторонам. Скользкая тема, рискованная метафора, но г-жа Олбрайт подает этот сюжет с гордостью, в качестве лучшего доказательства свей дружбы и политической близости с Бжезинским. К этой истории, равно как и к мемуарам в целом, очень хорошо подходит русская пословица: простота хуже воровства…

В 1981 г., после победы Рейгана на президентских выборах, вся команда президента Джимми Картера, включая «лошадиную» пару Бжезинский-Олбрайт, была вынуждена покинуть Белый дом. «Пора было подумать о следующем полюсе, о новом поляке», - комментирует эту перемену в своей жизни г-жа Олбрайт, полагая, видимо, что не все читатели поняли ее шутку с первого раза[29] . За новыми впечатлениями она отправилась в Польшу, где и познакомилась с самым харизматичным «полюсом» всех времен и народов – Лехом Валенсой. Официально она собирала в Польше материал для докторской диссертации, неофициально - устанавливала отношения с польской оппозицией, вероятнее всего по заданию своего патрона Бжезинского[30] . По возвращении из Польши (шел 1982 г.) г-жу Олбрайт ждал неприятный сюрприз. Ее муж Джо, измученный «полярными» путешествиями своей супруги, потребовал развода.

Обстоятельствам своего развода «мадам секретарь» уделяет тридцать пять страниц текста - она страдала, не знала, что делать и, в конце концов, завела любовника. Звали его Барри Картер[31] . Но это не знаменитый брат-наркоман президента Джимми Картера (отравившийся ЛСД и потерявшй рассудок[32] ), это, судя по всему, просто однофамилец. В любом случае, их отношения были недолгими («он был значительно моложе меня и хотел своих детей, я же уже прошла через этот этап» [33]), «мадам секретарь» быстро пришла к выводу, что «от мужчин одни проблемы», и решила всецело посвятить себя политике и борьбе за права женщин. «Когда я стала государственным секретарем, я поняла, что… никогда не смогла бы подняться так высоко, если бы была замужем», - так заканчивает Мадлен Олбрайт главу, посвященную краху ее семейной жизни[34] .

В 1986-1990 гг. (время «перестройки» в СССР и революций в Восточной Европе) г-жа Олбрайт часто бывает в Праге, много общается с чешскими диссидентами, в том числе Иржи Динстбиром, будущим министром иностранных дел Чехии, и Вацлавом Гавелом, будущим президентом[35] . Сама она описывает эти поездки как события частного порядка, однако, представляется, что в данном случае «мадам секретарь» скромничает. Есть все основания предполагать, что визиты г-жи Олбрайт в Польшу и Чехию и ее контакты с оппозицией носили не частный, а вполне государственный характер, хотя и были не вполне легальны. Разумеется, тень Бжезинского, головной половины лошади-тяжеловоза американской геополитики, неотступно маячила рядом с г-жой Олбрайт во время ее путешествий…

В 1992 г. она уже «среди первых участников команды Клинтона, которые пришли в Белый дом»[36] . 1 февраля 1993 г. Мадлен Олбрайт приступает к исполнению обязанностей представителя США в ООН. За время работы г-жи Олбрайт в ООН был создан Международный трибунал по военным преступлениям в бывшей Югославии, продолжены начатые предыдущей администрацией военные действия в отношении Ирака, начаты бомбардировки сербских позиций в Боснии, осуществляются «миротворческие миссии» в Руанде и Сомали, представители Израиля и Палестины подписывают так называемую «Декларацию о намерениях», положившую начало прямому диалогу обеих сторон при активном участии США, конфликтующие стороны в Боснии и Герцеговине заключают мирный договор в Дэйтоне. Все эти события происходят при непосредственном участии, а иногда (как в случае с Гаагским трибуналом) и по инициативе Мадлен Олбрайт. 5 декабря 1996 г. Президент Клинтон объявляет о назначении г-жи Олбрайт Государственным секретарем на время своего второго президентского срока. Г-жа Олбрайт становится первым Госсекретарем-женщиной в истории США.


[8]Там же; стр. 71-72 и 327-328

[9] Например: там же; стр. 86-87

[10]Там же; стр. 46-47

[11] Там же; стр. 18

[12] Там же; стр. 320

[13] Там же; стр. 296

[14] Там же; стр. 319

[15] Там же; стр. 320

[16] Там же; стр. 321

[17] Там же; стр. 18-19

[18] Там же; стр. 18

[19] Там же.

[20] Там же; стр. 59

[21] Там же; стр. 80

[22] Там же; стр. 81 и 83

[23] Там же; стр. 512

[24] Там же; стр. 113

[25] Там же; стр. 115

[26] Там же; стр. 267

[27] Там же; стр. 440

[28] Там же; стр. 113

[29] Там же; стр. 132

[30] Там же; стр. 135

[31] Там же; стр. 152

[32] Эту страшную историю подробно описал уже упоминавшийся К. Бакли в сборнике рассказов «Дебаты под «Мартини»».

[33] Там же.

[34] Там же; стр. 153

[35] Там же; стр. 159-162

[36] Там же; стр. 177



Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
18.02.2020
Валерий Панов
75 лет тому назад погиб один из лучших полководцев Красной армии.
Фоторепортаж
21.02.2020
Подготовила Мария Максимова
На выставке в Музее Международного нумизматического клуба представлено 234 экспоната.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».