Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
20 сентября 2019
Оптимизм Никиты Михалкова

Оптимизм Никиты Михалкова

По итогам 41-го Московского Международного кинофестиваля
Нина Катаева
06.05.2019
Оптимизм Никиты Михалкова

Второй раз Московский кинофестиваль провели в апреле, и, похоже, это станет традицией. И хотя актеры, вступая на красную дорожку, шутили «спасибо, что не в январе-феврале», президент кинофестиваля Никита Михалков романтично заявил, что страхи организаторов по поводу того, что из-за холода люди не пойдут, «не оправдались», «фестиваль стал, как подснежник в Москве», и у него самого даже возникло «внутреннее ощущение свежести – то ли потому, что снег сошел, то ли потому, что тяжелая зима кончилась».

Все-таки оптимизма президенту фестиваля не занимать: шутил он в этом году не меньше, несмотря на две перенесенные операции, из-за которых – на костылях – смог добраться только до брифингов и сцены на церемонии закрытия, гостей на красной дорожке не встречал.

Церемонии открытия и закрытия прошли в кинотеатре «Россия», а сам фестиваль – на восьми московских площадках, среди которых кинотеатр «Октябрь», как всегда, был основным. Михалковский оптимизм оправдан: несмотря на то, что фестиваль проводился в условиях ограниченного бюджета, это никак не сказалось на количестве и качестве программ.

Более того, никто не сокрушался, что каннских новинок нам теперь не видать, ведь во внеконкурсных программах были представлены лучшие фильмы Берлинале, Мостры, Сандэнса, Гетеборга, Роттердама, Торонто. К тому же, помимо существущих 25 программ, к популярным у зрителей «Спецпоказам», «Восьми с половиной», «Свободной мысли», «Фильмам, которых здесь не было» добавилось множество новых.

Это – «Дороги турецкого кино» в рамках перекрестного года культуры России с Турцией, где был показан фантастический фильм Семиха Капланоглу «Зерно», своеобразный парафраз «Сталкера» Тарковского – о том, что ждет планету после экологической катастрофы. Это и «XX век венгерского кино», где показали первую картину Иштвана Сабо «Пора мечтаний», которая вывела его на мировой экран. В рамках «Мира искусств» британский актер и режиссер Рэйф Файнс, большой поклонник русской культуры, показал свою работу «Нуреев. Белый ворон». Были также ретроспектива Мишеля Девиля, «Эра Мстителей», «ВГИКу 100 лет», «Третий возраст», «Кино для всех и для каждого».

Особо следует отметить «Первую серию». Да-да, на кинофестиваль проникли сериалы. Вам покажут одну серию, например, итальянской «Гоморры» или нашей «Идентификации», и вы потеряете покой – где посмотреть продолжение?

«А все дело в том, что сериалы активно проникают и в нашу жизнь, – заметил Михалков, – многие режиссеры, в частности, Мартин Скорсезе, уходят на ТВ, вот и мы сделали попытку воссоединения кино с сериалом. Тем более, что общих интересов у них немало, к тому же в сериале ты не ограничен таймингом, деньги те же, а количество зрителей кратно смотрящим кино на экранах мира». Не мог Михалков не признаться и в любви к «Одессе кинематографической», породившей таких звезд советского кино, как Марлен Хуциев, Петр Тодоровский, Станислав Говорухин, Евгений Бауэр. Да и сам Никита Сергеевич снимал там «Рабу любви». Фильмы мэтров показали в этой программе.

Михалков лаконично объяснился с прессой по поводу «Братства» Лунгина, которым должен был закрываться фестиваль, и программы «Эра «Мстителей» и с удовлетворением подвел черту под работой ММКФ за последние 20 лет – «Эра тусовок закончились». На брифингах, как всегда, состоялся страстный разговор о кино. «Что касается “Братства”, – сказал Михалков, – мы получили просьбу от ветеранов-афганцев фильм не показывать, поскольку картина их “оскорбила”. И не стали этого делать даже на свой страх и риск, посчитав, что “Братство” – довольно среднее кино, сотканное из клише, и показывающее афганскую войну исключительно такой, какой она была в представлении его авторов».

Вместо «Братства» показали фильм знаменитого Вернера Херцога, снятый в соавторстве с Андрэ Сингером (США), «Встреча с Горбачевым». Картина, как и ожидалось, также вызвала немало споров, поскольку транслировала взгляд на Горбачева с той стороны Берлинской стены, которую он разрушил.

И этим вошел в историю. «Действительно, если смотреть на саму фигуру Горбачева, в фильме есть реально трогательные вещи, – заметил Михалков. – И я помню свои слезы, когда увидел первого секретаря ЦК, без бумажки говорившего простые замечательные слова. К чему это привело, мы знаем, и все помним, каким образом эйфория наша постепенно разрушалась глобальным обманом. Но мы посчитали возможным закрыть фестиваль этим фильмом – это взгляд большого режиссера на исторические события и нашего политического лидера».

Защитил Михалков и любителей комиксов, зрителей франшизы «Мстители» (США), которая давно превратилась в самый крупномасштабный сериал в современной истории. «Зрители разные, – сказал он, – эту картину все ходят смотреть, и она зарабатывает деньги». Мимоходом заметил, что зрителей всегда интересует кино про нестандартных людей. «Но тут следует различать игру в нестандартность, чтобы быть в тренде. Вот, скажем, фильм про Павленского, который приколотил гвоздями мошонку на Красной площади, точно все захотят увидеть. И еще важно различать, что преследует режиссер, снимая нестандартных людей. Когда я вижу нищих голых старух в бане, понимаю, что человеческого отношения к живым существам тут нет, документалист не стремится рассказать о том, в чем их проблемы, он просто спекулирует на том, насколько они унижены и оскорблены».

«В кино что в американском, что в нашем, – сказал также Михалков, – цепляет одно – талантливо или нет. Меня трудно зацепить “Бэтменом” или картинами, в которых не особо понимаешь, что смотреть, кроме – как. Ну да, над “Трансформером” работали 400 человек, рисовали компьютерную графику, но всегда важен ответ на вопрос, потеряешь ли что-то внутренне, если не увидишь это. А потеряешь только в том случае, если фильм способен взволновать. Вот “Крестный отец” – великое кино, несмотря на то, что американский боевик. Или “Ночное такси” – при всех американских прибамбасах это чувственное, насышенное кино. Между прочим, с огромным удовольствием смотрю латиноамериканские фильмы, считаю, будущее именно за этим кинематографом, зрелищным и наполненным духом и чувством. Латиноамериканцы выходят на мировой экран, и если бы мне предложили их ретроспективу для фестиваля, был бы рад это сделать.

И сериалы американские смотрю с удовольствием, но их трудно представить здесь, равно как и нашу “Ликвидацию” и “Домашний арест” на HBO, у нас разный менталитет. К счастью, закончилось время, когда уровень фильма определяло лишь то, попал ли он на западный рынок: все увидели, как стало меняться отношение к художественным произведениям с учетом политики. И для меня было бы величайшим счастьем, если бы то, что делаем здесь, пользовалось успехом у нашего зрителя. В последние годы интерес к отечественному кино возрастает, оно находит свою дорогу. И пусть пока не все хорошо по качеству, но когда людям интересно смотреть про себя, это о многом говорит.

Надо сказать, что в течение многих лет кино в России делалось от обратного. Снимали то, что нельзя было снять при Советской власти, и приучили людей к тому, что они не захотели смотреть на мерзость, им потребовался свет в окошке.

Это не значит, что надо начинать снимать ландриновое кино или потакать плохим вкусам, но, мне кажется, эта “зависимость от зрителей” работает на индустрию. Потому что появилось кино, которое возбуждает в людях надежду, желание жить».

Претензий к молодым у руководителя Академии кинематографического и театрального искусства накопилось немало: они научились быстро впитывать легкодоступную информацию, и мало стремятся к тому, чтобы размышлять над жизненными явлениями, исследовать их, думать, читать, смотреть. Собственный взгляд на мир только из этого и рождается. «Можно научиться языку, монтажу, склеивать несклеиваемые вещи – это будет новаторством, но научиться мыслить “с листа” невозможно. В молодежном кинематографе с интересом смотрю на то, как они порой делают свое кино, и не всегда с удовлетворением – что. Порой выйдешь после иного фильма и понимаешь, что он – ни о чем, величайшее умение режиссера – рассказать историю так, чтобы она взволновала зрителя, и в этом смысле нам всем есть о чем думать».

Когда спросили о востребованных жанрах, Михалков ответил так: «Назову спортивную драму, комедию, но оговорюсь, что, конечно, надо разграничивать: все мы воспитаны на русской литературе, и последний бомж, не знающий, кто такой Достоевский, все равно человек из страны, где жил этот писатель. Его поступки будут соответствовать тому, как он живет, как себя чувствует, чего хочет, и тут мы увидим, что вновь упираемся в Достоевского, Толстого и Чехова. В то, что волнует, за что хочется зацепиться.

Сегодня зрителю трудно, потому что прошло то время, когда все бежали на клубничку, другой отсчет начинается, знаменитые артхаусные картины отходят в сторону, потому что зритель дал понять, что его это не волнует. Прессу, киноведов, кинематографистов – да, но все равно это не то кино, которое заставит человека прийти второй раз. Помню, одна женщина сказала мне: “Настоящее искусство то, что хочется прочесть, услышать, увидеть еще раз”. Очень важный критерий. Помню картину Маджида Маджиди “Мухаммад: Посланник Бога” – не представляю, как можно было так проникновенно, сказочно-увлекательно рассказать про своего Бога, я бы очень хотел, чтобы подобное сняли про Христа. Наивная и в то же время насыщенная чувством и пульсирующей мыслью картина также взволновала меня, не мусульманина, как и всех тех, кто сидел в зале, кто исповедует ислам».

В заключение Михалков сообщил журналистам, что дело со строительством фестивального комплекса медленно, но движется: имеется участок земли на набережной. Для продвижения проекта потребуются очень большие усилия и деньги, но есть компания, которая этим занимается, и, когда заложат фундамент, он сообщит об этом.

***

В программе ММКФ-2019 было показано 213 фильмов из 64 стран мира, из них – 134 российских. Сеансы посетили более 60 тысяч зрителей. В основном конкурсе, который второй год демонстрирует качество нового уровня, показали 13 художественных фильмов.

Из них три российских – «Воскресенье» Светланы Проскуриной (Диплом Федерации киноклубов России), «Надо мною солнце не садится» Любови Борисовой (приз зрительских симпатий), «Эпидемия. Вонгозеро» Павла Костомарова. Среди документалистов соревновались семь картин, и в коротком метре – 14. Конкурс короткого метра судило жюри под председательством актрисы и режиссера Алисы Хазановой (Россия) в составе режиссера Огнена Главонича (Сербия) и отборщика фестиваля «Сандэнс» Хайди Цвикер (США). Приз вручили фильму Дельфин Деложе «Тигр» (Франция) – о двух закадычных подругах, о предательстве, о фатуме. Приз получила атташе по культуре посольства Франции в РФ, так как режиссер занята на съемках полнометражного игрового дебюта.

Документалист из Великобритании Кевин Сим, председатель жюри документального кино, вместе с которым работали российский реежиссер Борис Караджев и киновед из Киргизии Гульбара Толомушова, вручил приз создателям картины «Потому что мы мужики» Петтеру Сорммеру и Ю Вемунну Свендсену из Норвегии.

Рок также вмешивается в судьбу героев – участников успешного мужского хора, один из которых оказывается тяжело болен. «В течение часа фильм словно расширяет ваш взгляд на людей, которые вас окружают, то согревая ваше сердце, то разбивая его», – прокомментировал Кевин Сим главную ноту картины.

Лауреаты с большим отимизмом покидали сцену, у конкурса документалистов на ММКФ – слава «оскароносного», у многих участников есть все шансы попасть на самые престижные фестивали.

Основное жюри работало под председательством известного южнокорейского режиссера, лауреата международных кинофестивалей Ким Ки Дука. Члены жюри вручали лауреатам основные призы. Приз за лучшую мужскую роль в финском фильме «Пустота» – некогда успешного писателя Ээро, карьера которого идет под откос, получил Томми Корпела, который не смог прилететь на церемонию закрытия из-за спектакля. Актриса, продюсер и директор Театра на Таганке Ирина Апексимова, вручавшая приз, с пониманием отнеслась к ситуации и передала Серебряного Георгия режиссеру Алекси Салменперя. Приза за лучшую женскую роль удостоилась прекрасная юная иранка Соха Ниасти, героине которой пришлось пережить настоящую психодраму из-за подруги, по неосмотрительности впавшей в кому. Этой ролью актриса дебютировала, и по шквалу эмоций, в которые погружает вас ее героиня на экране, можно предположить, что ее творческая карьера будет вполне успешной. Приз из рук финской актрисы Марии Ярвенхельми получил режиссер фильма Расул Садрамели, автор кассовых хитов иранского проката и фестивальный призер.

Дебютантом оказался и лауреат приза за лучшую режиссуру фильма «Она смеется» Валерио Мастандреа, известный итальянский актер театра и кино, трехкратный лауреат премии Давид ди Донателло. Его фильм – о смерти, точнее, об ожидании похорон, как со стороны близких людей, так и заводской профсоюзной организации, полиции, прессы: рабочий Мауро погиб на работе. Та, которая «смеется» – это вдова рабочего Каролина с сыном-подростком, которая никак не может заплакать, мучительный ритуал соболезнований мешает ей понять и прочувствовать, что произошло. Пока камерное действо почти всего фильма не взрывается символическим водопадом слез с потолка и пустым гробом, выставленным для прощания… Приз коллеге вручил один из самых авторитетных режиссеров Турции Семих Капланоглу.

И спецприз жюри достался дебютанту – режиссеру невероятно красивой картины «Жизнь морских обитателей» Чжан Чи (Китай). Еще бы, по первой профессии Чжан – художник, а действие фильма протекает на острове в мертвый сезон, куда герой приехал в поисках пропавшей жены, и в его фантазиях что только ему не привидится. Особенно, когда среди его новых знакомых такие разные островитянки, и у каждой, по сюжету, кто-то пропал. Фильм полон непонятных слов, фигур, многогранников, камер и гаджетов, в нем постоянно сталкиваются, перекрывая друг друга, реалистичный и иллюзорный миры, а уж что до морских обитателей, то они способны на самые невероятные проявления. Похоже, приз, врученный итальянским сценаристом и режиссером Валией Сантеллой, попал настолько в точку, что лауреат, только что рассказавший нам о десятилетнем прозябании без работы, на глазах приободрился, загорелся новыми идеями и даже заговорил с более уверенными интонациями.

Гран-при – из рук Ким Ки Дука – получил Фархат Шарипов за фильм «Тренинг личностного роста» (Казахстан). Родился лауреат в Алма-Ате, в СССР, в 1983 году, поэтому его откровение – «Для меня счастье быть здесь, потому что все мы, считаю, до сих пор живем в одной большой непонятной стране» – для нас более чем понятно.

Да и фильм (на русском языке), показывающий, какие жуткие, необратимые трансформации происходят порой с людьми, с помощью разнообразных «тренингов» добравшихся до тех высот, где царят «хозяева жизни», тоже более чем понятен. Лауреат сообщил, что имя его отца близко по звучанию к «Жоре», поэтому Золотой Георгий отправится на хранение к нему.

Приз за вклад в мировой кинематограф получил Ким Ки Дук, награду «Верю. Константин Станиславский» – Рэйф Файнс, знакомый всем по роли Волана-де-Морта в «Гарри Поттере», а также Онегина в фильме своей сестры и Ракитина в «Двух женщинах» Веры Глаголевой. В фильме «Нуреев. Белый ворон» он – Пушкин, учитель танцовщика в ленинградском хореографическом училище. В «Российских программах» призом наградили фильм Натальи Мещаниновой «Сердце мира». И в целом ММКФ-2019 прошел в атмосфере желания радости, как отметил Михалков, мы перестали находиться в конфронтации.

Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

злой
08.05.2019 17:36
Кланы Кончаловских- Михалковых и пожалуй все...Несколько кассовых кинорежиссеров,несколько кукольных личиков в любом фильме и весь наш российский кинематограф во всей красе.

Эксклюзив
18.09.2019
Алексей Чичкин
Заметки экономиста и публициста о пройденном и пережитом.
Фоторепортаж
20.09.2019
Подготовила Мария Максимова
Обновленный Музей обороны и блокады Ленинграда открыл двери для посетителей.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».