Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
18 октября 2021
Он сражался духом и стихом

Он сражался духом и стихом

К 75-летию Юрия Поликарповича Кузнецова
Сергей Казначеев
29.02.2016
Он сражался духом и стихом

Выдающийся русский поэт, писатель, переводчик, педагог, редактор, деятель культуры и образования – список заслуг и регалий можно продолжать и продолжать, но главный титул, который необходимо присвоить этой незаурядной, яркой и самобытной личности - великий патриот России.

Разумеется, литературная, культурная и филологическая общественность не могла пройти мимо столь знаменательной даты: на страницах центральной прессы появилось немало значимых публикаций, знакомящих нас с новыми гранями его творчества. На разных площадках столицы и за её пределами прошли публичные мероприятия, посвященные монументальной фигуре Юрия Кузнецова.

Прежде всего, личность Поэта поражает масштабом задач, которые он всю жизнь ставил перед собою. И его проникновенная лирика, и его крупные формы, и позднее творчество, включающее в себя такие визионерские сочинения, как поэмы о Христе и «Сошествие в ад», его проза и публицистика – всё это подтверждает мысль о том, что мы были современниками великого человека, титана духа.

Поэтическая палитра Ю. Кузнецова предельно широка и многопланова: тут и любовная, и военная, и историческая, и патриотическая, и сакральная темы, раскрытые и инструментованные с несравненной филигранностью и разнообразием.

Казалось бы, в наследии столь серьёзного человека нет места для юмора, но в реальности мы находим среди его стихов немало задорных, комических, иронично звучащих строк и произведений

Даже его редакторская – на первый взгляд, почти техническая – работа потрясает грандиозностью свершений. Он был требовательный редактор. Мог внести изменения в чужие стихи. О этого хуже они – как минимум – не становились, хотя, признаться, в них проявлялось нечто фирменно кузнецовское… Редактировал он и классику. Чего стоит хотя бы его культуртрегерская миссия по подготовке к печати трёхтомного издания книги А.Н. Афанасьева «Поэтические воззрения славян на природу». Казалось бы, это не дело поэта, ему бы писать стихи, а не корпеть над чужим, сверхсложным исследованием. Но все эти труды были выполнены Кузнецовым с честью и на высоком профессиональном уровне.

Особая статья – его поэтические переводы. Кузнецов был неутомимым переводчиком. Он брался и за классику, и за современную поэзию; особенно с Северного Кавказа. Когда-то Арсений Тарковский обмолвился: «Ах, восточные переводы, как болит от вас голова!..» Вероятно, голова болела и у Юрия Поликарповича, но, сколько бы десятков и сотен строк ни требовалось выдать на-гора, это, как кажется, не мешало его личному творчеству.

Благодаря Кузнецову мы получили новые переводы из Шиллера, Байрона, Китса, Мицкевича, Рембо, восточных поэтов-классиков, карело-финские руны, песни южных славян, стихи венгерских, сербских и национальных поэтов нашей страны.

Положа руку на сердце, признаемся: некоторые наши национальные таланты не всегда держали планку высокой художественности; и тогда Кузнецову-переводчику приходилось делегировать им своё мастерство и богатую образность. Настанет время, когда поэт соберёт свои лучшие переводы под обложкой книги «Пересаженные цветы». Без него, например, мы не узнали бы многих баллад такого яркого хорватского поэта, как Мирослав Крлежа. В сборнике «Баллады Петрушки Кремпуха» более десятка кузнецовских переложений.

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II перевёл на современный русский язык и изложил в стихотворной форме «Слово о Законе и Благодати» митрополита Илариона (1998). В планах поэта-переводчика было обращение к тексту «Божественной комедии» Данте, но не всем намерениям дано осуществиться.

Даже судьба, внешность и манеры поэта выделяли его из писательской среды. Отец, погибший на войне, служба в армии на Кубе во время Карибского кризиса, руководство творческим объединением московских поэтов, преподавательская работа в Литинституте, сотрудничество в издательстве «Советский писатель», – на всём этом лежит печать значительности. Некоторые современники Кузнецова упрекали его в высокомерии: дескать, вчера сидели за одним столом, нынче он проходит, не замечая тебя. Но в реальности никакого высокомерия не было: поэт часто был настолько погружён в себя и творческие планы, что не замечал ничего вокруг. От себя могу добавить, что Кузнецов запомнился замечательным собеседником, внимательным и деликатным. Жалею только, что мало успел повидаться с ним: всё ведь думаешь – куда торопиться, ещё поговорим, сойдёмся поближе, а глядь – его уже и нет. А он ушёл так неожиданно и безвременно… Общаться надо вовремя, большие люди часто покидают дольний мир внезапно: их отзывают высшие миры, как пел Игорь Тальков.

11–12 февраля этого года в Литературном институте имени А.М. Горького проходила десятая, юбилейная конференция «Юрий Кузнецов и будущее России». В ней приняли участие десятки специалистов: литературоведов, критиков, издателей, людей самых разных взглядов и позиций.

Казалось бы, конфликты и резкие столкновения взглядов в такой ситуации неизбежны. Как человек, которому доверили вести заседания, я опасался, что начнутся разборки и взаимные обиды. Но ничего этого не произошло, разговор состоялся деловой, глубокий и обстоятельный.

Порассуждать о творчестве Ю.П. Кузнецова приехали его сторонники и ученики не только из разных уголков страны, но и представители Зарубежья: поэт и переводчик Роберт Винонен (Финляндия), азербайджанский писатель Годжа Халид; заочно среди участников конференции были Франтишек Апанович (Польша), Мамед Исмаил (Турция) и другие ценители поэзии Кузнецова, которые по разным причинам не смогли приехать в Москву, но пришлют в оргкомитет свои доклады.

Участники конференции сделали и прослушали несколько десятков ярких, содержательных докладов. Программа мероприятия не ограничивалась стенами аудитории: обсуждение важных вопросов продолжалось на уровне кафедральных и иных пространств, выходящих на пределы Литинститута. Под занавес конференции было зафиксировано, что изучение наследия поэта должно быть продолжено, что и свидетельствует о неисчерпаемости настоящего, подлинного таланта.

25 февраля в Большом зале Центрального дома литераторов состоялся литературно-художественный вечер «Он сражался духом и стихом».

В программе, которую вела Алла Васильевна Панкова, директор Бюро пропаганды художественной литературы Союза писателей России, прозвучали выступления, стихи и песни на стихи Ю.П. Кузнецова.

Кроме того приглашённые гости смогли увидеть множество документальных кадров, клипов и видеосюжетов, выразительно иллюстрирующих личность и творчество Поэта.

Молодые годы юбиляра, его служба на Кубе во время Карибского кризиса, усилия по сохранению памяти отца и его однополчан, громадная просветительская работа Ю. Кузнецова (он никогда не отказывался от поездок по стране, даже если эти командировки собратьям по перу казались не престижными) – всё это и многие другие стороны его души и деятельности нашли яркое отражение в горячих и искренних словах участников этого грандиозного проекта.

В течение всего вечера поэзия Кузнецова звучала в исполнении народного артиста России Валентина Клементьева и заслуженной артистки России Татьяны Шалковской, артистки Московской филармонии Ларисы Савченко. Свой музыкальный талант демонстрировал Государственный академический Кубанский казачий хор. Большой интерес зрителей вызвало яркое, эмоциональное выступление народного артиста России и Украины, композитора, руководителя Государственного академического Кубанского казачьего хора Виктора Захарченко, написавшего десятки песен на стихи Ю. Кузнецова.

Кроме того в вечере приняли участие певица, лауреат Фатьяновской литературной премии Надежда Колесникова, писатель, критик и литературовед Сергей Куняев и др. Все выступления проходили с большим воодушевлением и встречали тёплый приём публики. Одним словом, вечер стал впечатляющей чертой, которой были подведены итоги юбилейных торжеств.

Впрочем, чествование и изучение личности большого Поэта, бесспорно, продолжится. Так Бюро пропаганды художественной литературы СП России планирует проведение программ посвященных творчеству Ю. Кузнецова в Крыму и в Городе-герое Севастополе.

Незадолго до своей кончины в кругу близких людей Юрий Поликарпович Кузнецов говорил: «Нам нужно прорваться в XXI век!». Он сделал это, о чём наглядно свидетельствуют прошедшие торжества и чтения.


Сергей Казначеев - доцент Литературного института им. А.М. Горького, доктор филологических наук.

Специально для Столетия


Статья опубликована в рамках проекта на средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации от 17.01.2014 № 79-рп и на основании конкурса, проведённого Обществом «Знание» России».



Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

ВЕРА
21.03.2016 19:27
Ирина, спасибо за размещённое в вашем комментарии стихотворение. Улыбнулось!
Ирина
14.03.2016 8:07
Набрала на статью очень поздно!Люблю поэзию Кузнецов и он по настоящему помогает нам жить в сегодняшнем мире.  Жаль что в России нет уже таких поэтов
Выполняя просьбу Читателя:
Тегеранские сны.
Вдали от северных развалин
Синь тегеранская горит.) —
Какая встреча, маршал Сталин!
Лукавый Черчилль говорит.
Я верю в добрые приметы,
Сегодня сон приснился мне.
Руководителем планеты
Меня назначили во сне!
Конечно, это возвышенье
Прошу не принимать всерьёз...
— Какое, право, совпаденье,
— С улыбкой Рузвельт произнёс.
В знак нашей встречи незабвенной
Сегодня сон приснился мне.
Руководителем Вселенной
Меня назначили во сне!
Раздумьем Сталин не смутился,
Неспешно трубку раскурил:
— Мне тоже сон сегодня снился
— Я никого не утвердил!
Станислав Зотов
14.03.2016 2:07
Юрий Поликарпович Кузнецов был непростым человеком, сложной личностью. Он был великим поэтом, осмыслить творческое наследие которого ещё предстоит. Но многих, с кем он был знаком, отпугивала его излишне менторская позиция. "Звать меня Кузнецов, я один, остальные - обман и подделка". - Да, сказано хлёстко, но несправедливо. Первая часть фразы полностью оправдана: "Звать меня Кузнецов, я один...", но остальные ведь тоже подделкой не были. Иначе придётся признать обманщиками и поддельщиками таких поэтов "кузнецовской" эпохи, как Николай Рубцов и Станислав Куняев. И многих других. Я думаю, сам Юрий Поликарпович не очень-то верил в справедливость такой своей позиции, ведь он был учителем молодых поэтов, преподавал в Литературном институте, многих он вывел в люди, не считал же он их обманщиками. Но зачем же бросаться хлёсткими фразами? Слово поэта - очень сильное оружие. Может быть это объясняется тем, что Кузнецов был поэтом от ума, стихи его мудры, но тяжеловесны, ему не хватало полёта, какой-то поэтической восторженности, лёгкости, светлости, что есть у Рубцова. Вот он и эпатировал читателя такими фразами, максимализм которых должен был быть списан на поэтический восторг, позволительный большому поэту. Это относится и к его знаменитому "Я пил из черепа отца..." - уж сколько ругали Кузнецова за этот эпатаж! Но большому поэту простительно многое. А Кузнецов был глыба, поэзия его хорошая школа для начинающих талантов новой русской поэзии, которая обязательно состоится в 21 веке.
Читатель
03.03.2016 10:52
Газета Столетие как всегда на высоте! !!!! Замечательная статья о русском гении. Не в каждом профессионал ном литературном издании такое качество работы и такой замечательный подбор литературных имен совремнных русских классиков.и примите маленький  совет - давайте пожалуйста хоть пару стихов!!!!!
Ну это уже высший пилотаж!!!!!

Эксклюзив
15.10.2021
Валерий Панов
Чем вызвана необходимость амнистии гастарбайтеров-нарушителей?
Фоторепортаж
11.10.2021
Подготовила Мария Максимова
В столичном метро появился новый тематический поезд.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.