Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
8 декабря 2021
«Нас было много на челне…»

«Нас было много на челне…»

Беседа с главным режиссёром московского «Театра на Покровке» Геннадием Шапошниковым
13.12.2017
«Нас было много на челне…»

Театральный режиссёр Геннадий Викторович Шапошников, кажется, умеет всё: и сотворить «кассовый спектакль» для антрепризы и перевести на язык сцены эпическое полотно «Тихого Дона». Поставленный им на сцене Иркутского драматического театра спектакль «Последний срок» по повести Валентина Распутина получил «Золотого Витязя» в 2009 году. А его постановка оперы «Джанни Скикки» Дж. Пуччини – дебют в новом для него жанре – в 2010 году была отмечена высшей театральной наградой страны «Золотой маской».

«Мы часто жалуемся на нехватку режиссёров, – писал в те годы один из самых известных российских театральных критиков Борис Поюровский о постановщике «Последнего срока». – Но вот знакомьтесь, Геннадий Шапошников – молодой человек средних лет, приятной наружности, явно отмеченный даром Божьим, сочинил спектакль, после которого хочется жить».

– Геннадий Викторович, позвольте начать разговор с иркутского опыта. И потому, что имя Валентина Григорьевича Распутина дорого нашим читателям, и потому, что вы были лично знакомы, и потому, что поставили по его повестям свои знаменитые спектакли «Последний срок» (2008) и «Прощание с Матёрой» (2016). Что было важно для Вас при переносе на театральную сцену прозы Валентина Распутина?

Мы всё чаще сталкиваемся с тем, что стремительные ритмы современной жизни, привычка к информационному фастфуду сформировали у наших зрителей «клиповое сознание». Удовлетворение им приносит не глубина содержания, а скорость смены впечатлений. И, конечно, это обстоятельство нельзя не учитывать, работая над спектаклем. С другой стороны, – настоящая мощная русская литература, проза Валентина Распутина вступает в конфликт с таким миропониманием. Театр и автор ломают стереотипы «клипового мышления», когда заводят нелёгкий разговор о проблемах морали и нравственности, заставляющий душу трудиться, сострадать, переживать, очищаться… Так было и в «Последнем сроке», так было и в «Прощании с Матёрой».

Распутин очень строго относился к инсценировкам и экранизациям своих произведений, но иркутскую постановку «Последнего срока» назвал «более чем хорошей»: «Спектакль поставлен с любовью, в нём работают живые актёры и рассказывают о простых человеческих чувствах. Здесь нет слезливости, но есть слёзы. Которыми люди очищают свою душу, заново осмысливая всё происходящее, осмысливая, может быть, свои поступки, свою жизнь».

Эти нравственные уроки, которые оставил нам в наследство Валентин Распутин, мы преподаём теперь каждому новому поколению нами воспитанных зрителей.

– Не могу не спросить и о другом иркутянине – Александре Вампилове. Вы поставили с его земляками и «Старшего сына», и «Прошлым летом в Чулимске». Спектакли яркие, вампиловские…

Александр Вампилов, как известно, родился в один год с Валентином Распутиным и учился с ним в одном ВУЗе, правда, курсом младше. Его драматургия, как и распутинская проза, идёт не от головы, а от сердца. Она невероятно трогает, она цепляет человека за живое, призывает открыть сердце и будит в нас человеческое.

Александр Вампилов написал произведения такой силы, такой глубины, что знать их нужно обязательно. Прочитывая «Старшего сына», к примеру, задумываешься, насколько молодые люди могут быть жестокими и даже не понимают, что своим «невинным» обманом, они влезли в чужую семью и перевернули всё с ног на голову. Но, с другой стороны ведь не зря Александр Валентинович рассказал эту историю. Он же не только это хотел сказать. Здесь прочитывается и то, что в огромном мире, где есть место и для предательства, и для обмана, абсолютно незнакомые друг другу люди могут стать смыслом существования...

В этом году постановке Иркутского драмтеатра «Старший сын» исполнилось десять лет. 2017 год – это и год 80-летия Александра Вампилова. Эти две даты символично сошлись на XI Международном театральном фестивале современной драматургии, который носит имя Александра Валентиновича Вампилова.

– Сравнительно недавно вы возглавили московский «Театр на Покровке», который был создан в сентябре 1991 года режиссёром Сергеем Арцибашевым. Тогда эстетика малых сцен и камерных была очень актуальна. Пафос эпохи застоя уже всем надоел. А в маленьком зале, когда зритель сидит на расстоянии вытянутой руки, можно было вести с ним искренний, доверительный диалог о чём-то важном для всех...

Кино, а за ним и телевидение создали театру немало проблем: они пользуются более выразительными средствами (глядя на сцену, не угадать, к примеру, что по щеке героини скатилась слеза). Снимая кино, режиссер делает много повторов, пока не добьётся от актёра нужного жеста. В театре нет черновиков, всякий спектакль – игра набело, без возможности что-то исправить. Быть может, еще и поэтому зритель перекочевал из театрального зала на диван перед телевизором.

Тогда в поисках своего места под солнцем театр переместился на маленькую площадку, поближе к зрителям, чтобы слышали они даже шепот, видели мельчайший мимический нюанс, прочувствовали внутренние противоречия личности героев драмы…

Работать под «увеличительным стеклом», скажу я вам, и актёру, и режиссёру невероятно сложно. Фальшь видна моментально. Ошибиться нельзя. Наигрывать невозможно. Не все выдерживают такое напряжение. Но кто остался, получает нескрываемую радость творческой игры.

И знаете, не всех зрителей, но какую-то их часть, мы «отвоевали» у кино и телевидения. Искренностью, душевностью, достоверностью, состраданием, доверительностью…

– Сегодня многие режиссёры классику осовременивают, интерпретируют, вносят новые смыслы… А как обходятся с литературным материалом в «Театре на Покровке»?

«Нас было много на челне…». Нас – имею в виду театры с классическим репертуаром. Только когда это было – давно, ещё до перестройки… Теперь нас можно по пальцам пересчитать… Многие вдруг прозрели: жизнь – это жизнь, а что на сцене – это понарошку. Кто-то не выдержал соперничества с кино и телевидением, кто-то спасал театральную кассу, кому-то отказало чувство меры. Иные от отчаяния...

Но оставшихся на челне, самых наивных, волновало другое. Они погружались в суть человеческой природы. Они говорили со своим зрителем о вечных ценностях – о любви и ненависти, о чести и достоинстве, о верности и предательстве… Этим, собственно, и сильна классика, которая призвана донести из далёкого прошлого в наше светлое будущее полезную информацию о человеке.

Всякий раз, перечитывая классику, находишь что-то новое для себя. Поражаешься, как много веков назад можно было предвидеть и описать то, что происходит с нами сейчас. Изумлённый, спешишь поделиться этими открытиями с самыми близкими – со своими зрителями.

Так у меня было с Александром Васильевичем Колчаком, учёным, полярным исследователем, человеком высокой чести и долга, а потом уже военным, политическим деятелем. К слову, его превосходно сыграл на иркутской сцене незабвенный Георгий Георгиевич Тараторкин. Или вот буквально в эти дни в «Театре на Покровке» мы с артистами открываем нечто совершенно новое в «Вишнёвом саде» А.П. Чехова. И удивляемся, как это до сих пор не замечали.

Классика тем и хороша, что она всегда актуальна. Она призывает думать, она предполагает, что и создатели спектакля, и зрители потратят какие-то свои внутренние ресурсы, умственные и духовные, чтобы узнать новое о себе и своей жизни.

– Можно заметить, что есть такие театральные эпохи, когда режиссеры и театры очень становятся активны по отношению к зрителю. Это и период революционной романтики, и военного лихолетья, и воодушевления «шестидесятников», и надежд «перестроечников». Занимаетесь ли вы формированием своей аудитории и какого зрителя вы любите?

Каждый режиссёр мечтает о своём зрителе, умном, воспитанном, с развитым эстетическим вкусом, который, охотно оторвавшись от своего компьютера или телевизора, приходит на все премьеры театра. Постигает глубинный замысел режиссёра. Восхищается талантливой игрой актёров. А с возрастом приводит в храм искусства и многочисленное своё семейство. Мечты, мечты, где ваша сладость?..

В жизни всё наоборот. Камерный зал нашего театра классического репертуара на 75 процентов заполняют школьники, которым лень читать Гоголя, Пушкина и Грибоедова, а писать сочинение надо. Мы юноше, глубокомысленно погруженному в айфон, предлагаем безупречное прочтение классики, а он учителю русской словесности – тщетные свои догадки «зачем Герасим бросил Муму под поезд». Никого не хочу обидеть, даже случайного и невнимательного нашего зрителя. Мы, конечно, всеми силами стараемся вырастить своего театрала, воспитать его вкус к классике. Мы общаемся с ним через сайт и театральные странички в социальных сетях, приглашаем на открытые репетиции, организуем квесты, посвящённые предстоящим премьерам, и многое другое. И свято верим, что наши усилия не будут напрасными.

– В «Театре на Покровке» с 8 по 10 декабря 2017 года прошла научно-творческая конференция «Голоса истории: современная историческая драматургия». Вам лично интересна история в театре?

Не уверен, что прав, но у меня сложилось ощущение, что русский классический театр становится чрезвычайно востребованным в преддверии и в разгар всякого рода социальных потрясений. А вот потребность в новой драматургии возникает, когда наступает затишье, и общество начинает понимать тщету своих усилий, своих несбывшихся надежд... И тогда за перо берется драматург, чтобы всем всё объяснить.

Историческая драма переживает сейчас свой «звёздный час»: она пытается в нашем далёком прошлом найти причины этих несбывшихся надежд. Вернуть Отечеству духовные скрепы милосердие, сочувствие, сострадание друг другу, поддержку и взаимопомощь – дефицит того, что всегда, во все исторические времена делало нас крепче, сильнее, чем мы всегда гордились. Помочь согражданам по-новому взглянуть на русскую историю, народные традиции, на их собственную национально-культурную идентичность.

Всё это общие слова. А конкретика – она в пьесах победителей конкурса «Историческая драма + История.doc» драматургов Елены Богдановой, Веры Галактионовой, Александра Игнашова, Юрия Лугина, Дмитрия Романова, Андрея Убогого. Стоит вчитаться в эти произведения, и вся история великой нашей державы, со всеми её победами, открытиями, противоречиями, трагедиями, откроется перед нами. И, как знать, может кто-то, посмотрев спектакли по этим драматическим произведениям, найдёт ответ на волнующие его вопросы бытия.


Беседу вёл Алексей Тимофеев

Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Светлана
14.12.2017 11:27
...и, как мать школьника, которому сложно привить интерес к литературе, замечу, что школьную программу постигаем в основном благодаря театральным постановкам, в частности, на "Ревизора" ходили. А почему собственно нет, если этот прием работает!
Светлана
14.12.2017 11:21
Уже видела несколько постановок режиссера. Очень радует, что режиссер действительно не пытается заигрывать с модной публикой и выдавать конъюнктурщину, а делает качественные высокохудожественные произведения. Это редкое явление в современной российской театральной жизни.
Рок
13.12.2017 23:08
Неужели у нас еще есть такие режиссеры? Которые ставят классику без похабщины на сцене, с уважением говорят о Распутине. Будем знать.
Федор
13.12.2017 14:27
Очень важно давать слово умным режиссерам не радикального направления. Спасибо. Приду к Вам в театр.

Эксклюзив
07.12.2021
Валерий Панов
Размышления о новой публикации руководителя Россотрудничества Евгения Примакова.
Фоторепортаж
07.12.2021
Подготовила Мария Максимова
В Государственном историческом музее открылась выставка «Российская империя».


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.