Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
19 ноября 2018
Нам, огрубевшим…

Нам, огрубевшим…

Мысли академика О.Н. Трубачева о русском языке
Наталья Масленникова, кандидат филологических наук
15.08.2007

Книга великого русского филолога XX века, академика О.Н. Трубачева "В поисках единства" выходит уже третьим изданием (с 1992 года) и все равно ее не достать. Тиражи научных трудов ученого вообще, как нарочно, удивительно малы. В основу книги положены выступления О.Н. Трубачева на Кирилло-Мефодиевских праздниках в Новгороде и Смоленске, Киеве и Минске.

В обращении к читателю автор подчеркивает главную идею своих размышлений: "… я буду говорить о единстве важном для всех нас…". Сегодня, в пору обострения политических страстей, его слова приобретают особую значимость. Они звучат напоминанием нам, растерявшимся и ожесточенным, о вещах, "неподвластных звону злата" - о духовном всероссийском возрождении, об организующем и единящем начале, которое Трубачев определил, как — Русский языковой союз.

Вот что, в частности, писал ученый: "Нам, огрубевшим от нашей материально неблагополучной жизни, самое время напомнить, что крушение материального Союза ССР не означает полного и бесповоротного его крушения, ибо последнее, смею надеяться, все же не затронуло лучшую, в полном смысле нетленную часть нашего союза… — русский языковой союз. …Ни одна подлинно великая страна не кончается там, где кончается ее территория. Значительно дальше простирается влияние культуры великой страны, и это влияние идет практически всегда через ее язык. Знание языка великой культуры пускает корни в сопредельных инонациональных регионах, языки которых при этом связывает с наиболее авторитетным языком макрорегиона целая система своеобразных отношений, которые укладываются в понятие языкового союза, уже относительно давно принятое в мировой лингвистической науке".

#comm#Централизованная власть в Российской империи много способствовала единству и безвариантности русского литературного языка, что делало его удобным и надежным средством сообщения.#/comm#

"Не надо также забывать, — подчеркивал Трубачев, — и ту простую мысль (пока нас от нее совсем не отучили), что русский язык был не только языком официальной администрации, но и — прежде всего — языком великой культуры". И это, конечно, "сообщало ему высокую притягательную силу, чего, естественно, не было бы в помине, если бы язык просто "насаждали", за ним же — ничего не стояло".

Думается, что взаимоотношения русского и других национальных языков в едином историко-географическом пространстве, именуемом Россия, можно сравнить с отношениями учителя и ученика, складывающимися на высоком духовном уровне, где нет подчинения, нет уравнивания, но есть именно щедрое "давание", объективно обусловленное Истиной. Влияние великой русской культуры на все национальные культуры народов России — факт очевидный. Но осуществлялось оно, прежде всего, через язык. То есть русский язык был и остается фактором объединительным для исторической России и тем более для великорусов, малорусов и белорусов, триединого и нераздельного Народа.

Культурные жители Белой и Малой Руси, Карпатской и Лемковской, Червоной и Угорской, Галицкой и Волынской говорят на литературном русском языке, выработанном в течение многовековой истории.

Но сегодня волнуется Одесса (а заодно и НАТО) по этому поводу. А облисполкомы Запорожья, Донецка, Харькова и Херсона, Луганска, Николаева, Кривого Рога и Днепропетровска, Севастополя, Ялты… вроде бы вынесли решения о предоставлении русскому языку статуса регионального языка.

#comm#Закон о русском языке так и не был принят в ельцинской России, состояние дел сегодня, кажется, не лучше. #/comm#

В разговоре о единстве русского языка и культуры особое место занимают размышления академика Трубачева о Великом Новгороде.

Известно, что некоторые исследователи ведут "счет русскому языку" только с XIV века. Но знаменитые новгородские берестяные грамоты, написанные на русском, относятся к XI веку. Значит, русский язык на самом деле древнее и "непрерывнее"!

Однако существует старая гипотеза о западнославянском происхождении северно-великорусов Новгорода, основанная на том, что в новгородских говорах имеются черты сходства с языками западных славян, которые отчетливо зафиксированы в упомянутых грамотах.

Трубачев сразу предупреждает, что видеть в данном случае только "усвоение чужеродного элемента, значит недооценивать единство собственного сложного целого, каким является ареал русского языка". Ученый предлагает достаточно прозрачное решение вопроса об этноязыковых корнях Новгородского Севера.

Динамику языкового развития в определенном ареале, наверное, можно сравнить с движением кругов, расходящихся по водному зеркалу от брошенного камня. Инновации, усваиваемые в центре ареала, постепенно вытесняют архаизмы, которые оседают на окраине, и в этом смысле новгородский говор представляется явлением замечательным. Новгородская земля как раз и была одной из периферий Древней Руси. (И как понятен в этом смысле великий исторический акт великого царя русского Иоанна Васильевича Грозного, акт замирения Новгорода).

Интересен аргумент Трубачева, отделяющий новгородцев от западнославянских лехитов. Он считал, что общие архаизмы в языке одних и других с научной точки зрения не могли служить доказательством происхождения новгородцев от лехитов, но только "в случае совместных языковых переживаний" таковыми могли бы быть "общие новообразования". Но именно их и не имеется.

"Расселение по Восточноевропейской (Русской) равнине шло с юга на север и никак иначе, тем же путем поднималось и культурное развитие. Древняя обособленность новгородского диалекта не мешает нам видеть в нем исконный (а не приращенный!) член русского языкового организма, а те, кто из этой особенности спешат сделать вывод о гетерогенности компонентов восточнославянского (русского) языкового единства (см. Хабургаев Г. А. Становление русского языка. М., 1980), просто не дают себе труда понять сложный, изначально диалектный характер этого единства и не утруждают себя также соблюдением правил науки — лингвистической географии" (18-19).

#comm#Ученый категорически отвергает мнение ремесленников от науки о том, что русский народ и русский язык — это некая гертерогенная смесь. Он возражает "против подстановки понятий… защищая русское этническое и языковое единство".#/comm#

Поднимая актуальную проблему русского этнического и языкового единства, ученый задается справедливым вопросом: был ли церковнославянский язык единственным литературным языком наших предков? Мог ли быть на Руси, до принятия христианства, собственный литературный язык? Однозначного ответа тут нет (мой взгляд более категоричен — да). Однако именно в связи с этой проблемой Трубачев напоминает о своей цели — поиске единства. "Для нас важно именно единство, а не система, ибо система есть скелет, а нам требуется дыхание жизни, которое возможно лишь в единстве всех частей и функций".

Проблема начала русского литературного языка разрешается достаточно схематично, как правило; академик Трубачев же настаивает на более широких типологических подходах, не скованных (пусть это не покажется странным) гипнозом письменной формы языка. Он писал: "А устная народная поэзия! Ведь это уже literatura sine litteris. Добавим, что только это и делало язык языком, а народ — народом, то есть сознаваемым этническим единством. Это есть общий путь для всех, единая, так сказать, формула развития, с помощью которой можно вывести существование также исконно русского литературного языка… Наддиалект, развиваемый каждым нормальным… языком, — это потенциальный предтеча литературного языка в распространенном понимании. Такой надрегиональный диалект существовал, надо полагать, и в рамках всего праславянского многодиалектного языкового пространства, именно он уже в эпоху праязыка славян питал сознание славянского этнического единства, которое нашло выражение в едином наддиалектном самоназвании всех славян — *slovene, этимологически — что-то вроде "ясно говорящие, понятные друг другу"".

#comm#Рассматривая арсенал славянской христианской лексики, ученый делает вывод о том, что "знакомство с христианством дошло до Руси с Запада, но крещение пришло на Русь с Юга". #/comm#

Христианство пошло тем же путем древнерусской культуры и цивилизации — от Киева к Новгороду. То есть еще раз подчеркивается мысль о том, что Киев — это сердцевина земли Русской.

Центральная идея книги — идея единства русской культуры - заставляет ученого вновь поднимать проблемы Киева, в частности, казалось бы, уже давно решенную проблему этимологии имени "матери городов русских".

Киев и по сей день не дает покоя разноплеменным исследователям русской культуры, до сих пор делаются попытки доказать неславянское происхождение имени (а значит, и города) нашей древней русской столицы. Трубачев напоминает, что под славянскими этимологиями Киева имеется в виду "объяснение древнерусского Кыiевъ как производного от древнерусского же имени Кыи, Кий, известного также у остальных славян… Киев — в сущности даже не этимологический случай, в нем нет никакой затемненности, это прозрачный пример регулярного славянского словообразования и морфологии, ясно сознававшийся и добрую тысячу лет назад и сохранивший свою ясность и по сей день, — поясняет ученый. И делает вывод: "…если в целом в славянской этимологии и ономастике неясностей, как и везде, хватает, то имя Киева представляет блистательное исключение: здесь все ясно до уровня школьной хрестоматии".

По всему славянскому миру разбросаны десятки других Киевов. "Одной географической сводки размещения Киевов на карте славянства… оказывается достаточно, чтобы понять, что ареал Киевов — это одновременно и весь славянский ареал".

"Без Киева — центра и источника дальнейшего движения — нельзя понять самих древнерусских колонизационных движений, нельзя понять сложного восточнославянского единства. <…> Именно приднестровский Киев двинулся в путь и пришел в незапамятные времена в Псковскую и Новгородскую земли, в Верхнее Поволжье, чтобы раствориться там добрым десятком малых — безвестных и "неперспективных" Киевов".

И завершая свой краткий обзор актуальных и сегодня мыслей академика Трубачева о русском языке, о его единстве, напомню еще раз его важнейший для нас с вами тезис: "Русский языковой союз – великое и достаточно уникальное культурное наследие, его надлежало бы хранить, а не замалчивать, тем более что в нем — одна из гарантий сохранения единства страны и ее культуры также в будущем".

Хотелось бы, чтобы эта мысль академика О. Н. Трубачева, стала бы для нас его заветом.

И еще важно подчеркнуть, что русский языковый союз не направлен против других языков региона. В отличие от союза политического этот союз – союз духовный. Его никто не строил, он сложился по Промыслу Божию.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
12.11.2018
Беседа с известным философом, исследователем русской духовной традиции.
Фоторепортаж
02.11.2018
Подготовила Мария Максимова
В Музее современной истории России открылась выставка «Энергия созидания: 100 лет комсомолу».


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».