Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
21 сентября 2019
Любовь в контексте ненависти

Любовь в контексте ненависти

О книге Андрея Правова «Интифада» и ближневосточных реалиях
Денис Щукин
12.05.2011
Любовь в контексте ненависти

Эта книга заставляет думать. И задумываться. Над теми вещами, которые стали казаться такими привычными, обыденными, что уже воспринимаются вполне естественно, не задерживаются сознанием. Как рекламный шампунь в «новой упаковке». Как биржевые котировки и цены на нефть. А речь идет о войне и мире – о людях, которые убивают друг друга десятками и сотнями каждый Божий день. «На Святой земле почти бесконечно идет Интифада», - буквально на первых страницах сообщает Андрей Правов. Вы только вдумайтесь – бесконечно, то есть год за годом, из часа в час. Ради чего, за какие высокие идеалы льется кровь?

«В переводе с арабского языка это слово означает Избавление. Но в арабском мире оно чаще сегодня употребляется как обозначение борьбы палестинцев против Израиля и определяется как Народное восстание. Израильтяне же однозначно ассоциируют это слово с «террором исламистов», против которого они, как это постоянно подчеркивается, ведут «непримиримую борьбу». А поэтому и участники Интифады для одной стороны являются героями, борцами против оккупации и за справедливость, а для другой – террористами», - пишет автор. И только после этого начинает повествование о непростых для него годах – 1999-2003, когда пришлось работать корреспондентом на Ближнем Востоке, но больше – в Израиле и Палестине.

Трудно однозначно сказать, к какому литературному жанру можно отнести книгу. На Западе она была бы расценена как роман. У нас, скорее, как повесть. «Все герои книги вымышлены. Но они существуют в реальное время и перемещаются по Израилю и Палестинской автономии по тем же маршрутам, что некогда довелось и мне в преддверии «Интифады Аль-Акса», а затем и в самые трудные и кровавые годы этого Народного восстания», - подчеркивает Правов. И не верить ему нельзя: все события он видел изнутри. Шаг в шаг шел вместе с ними, пытался понять их суть, смысл, причины. Рядом шли его герои, израильтяне и палестинцы - евреи и арабы. И вот к чему пришли вместе: «…Интифада. Слово-то какое красивое!.. Борьба с врагом… Освобождение Родины… Но только уж очень много за поступком этой прекрасной девушки стоит крови. Так что, как не крути, а от слова «Интифада», хотя и веет благородством, но в то же время Первая интифада началась на палестинских территориях 9 декабря 1987 г. Началась стихийно. Затем стала использоваться и направляться руководством ООП. Интифада не предусматривала применения со стороны палестинцев вооруженного насилия, тем не менее, вызвала ответные, агрессивные действия израильтян. К началу 90-х гг. погибло около 800 палестинцев, более 13 тыс. было ранено. Получили ранения 2,5 тыс. израильских военнослужащих и около 1000 гражданских лиц. «Не будет государства Фалястын, будет новая Интифада…», - говорит А. Правов в своей книге. Прикройте, замажьте, вычеркните, наконец, слово «интифада», и вы получите сегодняшнюю телекартинку из Египта или Афганистана, из Йемена, Сирии, Туниса, Ирака… Управляемая извне «интифада» бездумно разрушает более-менее устоявшийся послевоенный миропорядок. Но президент США Обама с воодушевлением заявляет, что «над арабским миром дуют ветры перемен. Назрела острая необходимость воспользоваться этой возможностью для обеспечения мирного разрешения конфликта между палестинцами и израильтянами». И после встречи в Вашингтоне с президентом Израиля Шимоном Пересом сообщает: они сошлись во мнении, что происходящее – «одновременно и вызов, и возможность». А президент РФ Дмитрий Медведев на встрече с главой Палестинской национальной администрации (ПНА) Махмудом Аббасом выражает надежду на решение палестино-израильского конфликта, несмотря на то что ситуация в регионе существенно усложнилась. Потом переговорщики поменяются местами: лидер Израиля приедет в Москву, Палестины – в Вашингтон, как всегда, как обычно.

«И израильтяне, и палестинцы ходят по замкнутому кругу. В любом случае они оказываются перед угрозой столкновения», - написал еще в 2000 г. в одной из своих статей собкор РИА «Новости» на Ближнем Востоке Андрей Правов.

И очень даже конкретно на фоне множества помпезно-бесполезных встреч смотрятся сегодняшние сообщения прессы. 17 апреля в Израиле были арестованы два гражданина Палестины, которых подозревают в убийстве еврейской семьи. По данным израильской службы безопасности «Шин-Бет», они умертвили двух взрослых и троих детей в поселении Итамар. Задержанные признались, что являются сторонниками террористической организации «Народный фронт освобождения Палестины». Убили из мести. В содеянном не раскаиваются. Не терзаются муками совести и палестинские полицейские, обстрелявшие воскресным утром, 24 апреля, группу израильтян на Западном берегу Иордана неподалеку от еврейской святыни - гробницы Иосифа в городе Наблус. Один израильтянин убит, двое ранены. Губернатор области Джибрин аль-Бакри заявил, что обстрел хасидов не был терактом. По его словам, речь идет об инциденте, связанном с безопасностью. Конечно, чем же еще можно оправдать преступление?!

«Как уверенно заявлял лидер исламского движения «Хезболла» шейх Хасан Насралла, «конфликт на Ближнем Востоке закончится только тогда, когда евреи уедут обратно, в те страны, откуда они здесь появились, а в Палестину, то есть к себе домой, вернутся беженцы из лагерей в Ливане», - отмечает Андрей Правов. А немногим ранее говорит: «… шейх Ясин организовал в секторе Газа новую палестинскую организацию – ХАМАС. Полностью ее название звучит как Исламское движение сопротивления. По-арабски «Харакат аль-мукавама аль-исламийя». Движение сразу же провозгласило, что не признает всех прошлых договоренностей с Израилем, в том числе и Норвежских соглашений, и намерено добиться полного освобождения Палестины – от реки Иордан до Средиземного моря».

Ситуация в очередной раз обострилась 7 апреля, когда ракета, пущенная с палестинской территории, попала в израильский школьный автобус, один подросток был тяжело ранен. Всего по Израилю были выпущены десятки ракет. До этого, в ночь на 2 апреля, ВВС Израиля уничтожили в секторе Газа трех боевиков ХАМАСа. После ракетного обстрела со стороны боевиков Израиль нанес по сектору серию ударов, в результате были убиты 19 палестинцев. И кто здесь прав, кто виноват?

На 64-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН 15 сентября 2009 г. рассматривался вопрос о военных преступлениях Израиля в секторе Газа. Независимая комиссия подтвердила серьезные нарушения норм международного гуманитарного права в ходе боевых действий в секторе Газа (декабрь 2008 г. – январь 2009 г.), совершенных как Израилем, так и ХАМАС. Комиссия пришла к выводу о том, что действия Израиля и палестинских группировок можно квалифицировать как военные преступления и, возможно, даже как преступления против человечности. «Ныне же об Израиле, скорее, говорят как о стране, не справившейся с ливанской военной кампанией летом 2007-го и неприятно изумившей мир варварской и, как выясняется, совершенно безрезультатной с точки зрения достижения целей операцией «Литой свинец» в секторе Газа», - писал в апреле 2009 г. в «Столетии» Андрей Правов.

Тогда погибло 13 израильтян и более 1400 палестинцев. Красноречивое соотношение!

Попытку оценить с научной точки зрения израильско-палестинский конфликт предприняли Йоханнес Хаусхофер из Университета эмпирической экономики (Цюрих, Швейцария), Анат Билетцкий с отделения философии Университета Тель-Авива (Израиль) и Нэнси Кэнвишер из Института исследования мозга имени Макгаверна при Массачусетском технологическом университете (США). Результаты работы, которая является первым серьезным статистическим исследованием давнего противостояния, были опубликованы весной 2010 г. в престижном научном журнале Proceedings of the National Academy of Sciences. Исследование показало, что и израильтяне, и палестинцы совершают насилие в ответ на нападение. Так, когда израильские вооруженные силы убивают пять палестинцев, то вероятность гибели израильтян на следующий день от рук палестинцев увеличивается на 50%. «Количество запусков ракет «Кассам» увеличивается в среднем на 6% на следующий день после убийства палестинца израильтянином, а вероятность того, что палестинцы убьют одного израильтянина, повышается на 10%, – говорится в статье. – Напротив, на следующий день после убийства одного израильтянина палестинцами число палестинцев, убитых израильтянами, увеличивается на 9%».

Ученые сделали вывод, что обе стороны, совершая акты насилия, действуют в ущерб собственным интересам.

Но вот – диво дивное: внутри этого чудовищного клубка противоречий из давних и новейших обид и неистребимой ненависти живет Любовь. Молодая еврейка Соня, рассказывается в повести, страстно влюбляется в русского журналиста. Тихо и незаметно любит его и юная палестинка Азиза. Обе они жили когда-то в Москве, более того, неожиданно выясняется, что их матери были хорошо знакомы. «В раннем детстве они вместе возили нас в центр Москвы, в музыкальную школу», - вспоминает Соня, однако уверена, что они «могли бы дружить в Москве, но не здесь. На Ближнем Востоке мы по разные стороны баррикад». И когда от удара израильтян погибает жених Азизы, та надевает пояс шахидки и взрывает себя в еврейском поселении. По дикой случайности, рядом оказывается Соня и погибает. От рук араба-террориста гибнет и ее брат. И в одночасье постаревший их отец, бывший московский приятель журналиста, говорит: «… я многое переосмыслил. Особенно после гибели моих детей. Во имя чего они отдали свои жизни? Не могу сказать, что вижу достойную цель. Моя мать и тетя Вера воевали в годы Великой Отечественной войны. Но у них никогда не было сомнений в том, что их друзья и близкие погибли тогда бессмысленно. А меня, напротив, мучают сейчас сомнения, что Соня и Натан ушли из жизни не понятно во имя чего. Сын говорил, что боролся за право евреев жить «на своей земле». Но ведь и арабы тоже родились на этой земле».

Увы, сегодня палестинка и еврейка, останься они в живых, вряд ли смогли бы дружить в Москве. Да и где-либо в России – тоже, не как в далеком детстве. Накануне светлой Пасхи в Москве прошла акция под лозунгом «Хватит кормить Кавказ». Оказывается, нужно просто сказать «Вот они виноваты в твоих проблемах», показать пальцем в сторону того же Кавказа, и все проблемы разом разрешатся. Знакомый сценарий, не правда ли? Подобное уже случалось в бывших республиках СССР в конце 80-х годов. Теперь, видимо, нашей стране предлагают повторить этот страшный путь. А русским пытаются привить комплекс «маленького народа», который унижают все кому не лень. С таким комплексом живут ныне государства Прибалтики, Грузия – «маленький, но гордый народ», пол-Украины, где галичане строят свою идентичность на ненависти к «проклятым москалям», жидам и полякам, якобы, угнетавших их всегда. И что, процветают от осознания своей «второсортности»? «Россия традиционно развивалась как многонациональная страна. Она живет таким союзом уже не один век. И если кому-то выгодно расшатать этот наш сложившийся мир, то это выгодно исключительно тем людям, которые преследуют свои личные интересы», - сказал по поводу московского митинга известный российский футбольный тренер Гаджи Гаджиев. И как актуально для современной России звучат слова повести: «… многих израильтян почти «ошеломило» другое - отношение к происходившему на Западе. Неожиданно для них их страна вдруг предстала в роли какого-то ужасного и омерзительного «детоубийцы» на телеэкранах Западной Европы и Северной Америки, то есть тех самых демократических государств, к которым Израиль всегда стремился причислить и себя».

Арабы, пишет в книге Андрей Правов, часто сравнивают «израильтян с крестоносцами. И те, и другие… являются представителями Западной цивилизации».

Стоит отметить, что израильтяне с самого начала весьма осторожно отнеслись к массовым протестам в арабских странах, не без основания полагая, что в случае свержения законных правительств их место могут занять непримиримые противники Израиля из числа экстремистов.

В конце марта нынешнего года в статье для «Столетия» Правов подчеркнул: «Беспокоит Тель-Авив также и мысль о том, что бурные события в соседних странах легко могут перекинуться на Палестинскую автономию. Там в последние недели обстановка в очередной раз начинает «бурлить». На прошлой неделе в Иерусалиме произошел кровавый террористический акт. Первый крупный с апреля 2006-го. Опять же, число обстрелов из Газы все время растет». А вывод, отвечающий на многие вопросы о причинах происходящего ныне не только на Ближнем Востоке, но и во всем североафриканском регионе, Правов сделал намного раньше, еще в бытность свою ближневосточным собкором: «… довольно популярной была теория, что Европе, прежде всего, нужна дешевая нефть, а ей, как известно, распоряжаются именно в арабском мире, а вовсе не в Израиле. Поэтому, дескать, критиковать палестинцев европейцам не с руки». («Интифада».)

Как и египтян, добавим, тунисцев, сирийцев etc. Запад хочет, ничего не меняя по сути, убрать неугодные ему «строптивые» режимы: «Мубарак должен уйти!», «Салех должен уйти!», «Асад должен уйти!», «Каддафи должен уйти!» и т.д. Вообще-то, как полагают в информированных кругах, планов физической ликвидации Каддафи у военных НАТО, участвующих в операции под очень благородным названием «Объединенный защитник», нет, но на Западе громко и уже долго рассуждают о том, что это был бы лучший выход из ливийского тупика, Западом же, подчеркнем, и созданного. «Отрезать голову змее» предложил американский сенатор, член комитета по делам вооруженных сил Линдси Грэм. «Людям вокруг Каддафи надо просыпаться каждое утро с мыслью «Будет ли это мой последний день?» – пригрозил он. Невнятно, как сообщают информагентства, высказался насчет убийства Каддафи министр иностранных дел Великобритании Уильям Хейг. Он заметил лишь, что «кто или что является законной целью (для американских беспилотников), зависит от его поведения». С напоминанием о том, что режим Каддафи должен выполнять положения резолюции 1973 Совбеза ООН и прекратить атаки на гражданское население, по телефону обратился к главе правительства Каддафи Аль-Багдади Али аль-Махмуди российский министр иностранных дел Сергей Лавров. А международная правозащитная (!) организация Human Rights Watch призвала США и ЕС ввести санкции против Сирии. «В принципе к «советам» из Вашингтона и в Израиле привыкли прислушиваться», - пишет Правов. Не о сегодняшнем ли дне пишет? И только ли Израиля это касается?

Но если дела в Северной Африке и на Ближнем Восток пойдут и дальше с таким же «переменным успехом», то Америке придется искать новых партнеров, оставив НАТО функцию клуба по интересам. Пока же больше пострадал Евросоюз. Как организация он вообще не существует в контексте кризиса, его фундамент - франко-германский тандем распался на части: Париж и Берлин оказались по разные стороны резолюции Совбеза ООН.

Впрочем, после того как в конце 1990-х ушло поколение лидеров, помнящих Вторую мировую войну и испытавших страх ядерного уничтожения, мировая элита с необыкновенной легкостью стала рассуждать о применении силы и с такой же легкостью применяет ее в случаях, в которых раньше такого не произошло бы.

Но если прежде это укрепляло стратегические позиции, то теперь наблюдается обратное, по крайней мере, Ирак и Афганистан демонстрируют именно это. И непонятно, на чем основано предположение, что, если две предыдущие войны на Ближнем Востоке закончились с весьма сомнительным итогом, то с третьей получится лучше. «Арабы и крестоносцы воевали между собой несколько сотен лет, и арабы все-таки победили. Сколько лет, спрашивает мой собеседник, находятся здесь израильтяне? – говорит Андрей Правов на последних страницах книги. - Всего-то шестьдесят с «хвостиком». Пройдет еще двадцать, пятьдесят, ну пусть сто или даже двести лет, и все равно арабы победят, и европейцы будут вынуждены вернуться к себе». И американцы, заметим, тоже уйдут, если в том далеком будущем от США еще что-нибудь останется.

Да, книга заставляет крепко призадуматься. Она о Ближнем Востоке, но не о манящей туристов экзотике. А, по большому счету, о жестких и жестоких реалиях современного мира. И акценты потому суровые. «Ты должен сделать добро из зла, потому что его больше не из чего сделать», - эта фраза, сказанная американским писателем Робертом Уорреном, по-моему, наиболее точно определяет смысл повести Андрея Правова «Интифада».

Правов А.И. Интифада. - М.: «Человек», 2011. – 224 с.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
18.09.2019
Алексей Чичкин
Заметки экономиста и публициста о пройденном и пережитом.
Фоторепортаж
20.09.2019
Подготовила Мария Максимова
Обновленный Музей обороны и блокады Ленинграда открыл двери для посетителей.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».