Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
14 декабря 2019
Игорь Карташев: «А Иван у Лескова говорит: “Я себя не продам ни за большие деньги, ни за малые ”…»

Игорь Карташев: «А Иван у Лескова говорит: “Я себя не продам ни за большие деньги, ни за малые ”…»

Беседа с заслуженным артистом РФ, исполнителем главной роли в спектакле «Очарованный странник»
14.06.2019
Игорь Карташев: «А Иван у Лескова говорит: “Я себя не продам ни за большие деньги, ни за малые ”…»

Когда на Симоновской сцене Вахтанговского театра идет «Очарованный странник» Лескова, в зале стоит звенящая тишина. Зрители внимательно вслушиваются в волшебную вязь лесковских слов, не сказать, чтобы с легкостью постигая образ Ивана Северьяновича Флягина, русского странника-праведника.

Свою историю он рассказывает попутчикам на пароходе, плывущем на Соловки, и чего только не было в его жизни: побеги, драки, кражи, 10-летний плен у татар, 25-летнее рекрутство за незнакомого человека, смертоубийственный поединок с татарином… А самое страшное – убийство монаха по неосторожности и погубительство несчастной Грушеньки. Обликом вроде сама святость, к монастырю прибился, даром пророчества обладает, а по каким полочкам его жизнь разложить, первым слушателям тоже невдомек...

Поставила спектакль отважная женщина, педагог Театрального института им. Б. Щукина, актриса и режиссер Наталья Ковалева. И актер ей достался на славу – певец, композитор, художник. Знакомились с заслуженным артистом России Игорем Карташевым уже в процессе, на репетициях.

Сегодня актер отвечает на вопросы «Столетия».

С чего началась для вас работа над спектаклем, Игорь Владимирович?

– Когда прочитал инсценировку, чуть не заплакал: разве можно все это выучить за столь короткий срок? Лесков же пишет, как вяжет, а премьера должна была состояться через два месяца! И началось – днем репетировал «Странника», а вечерами играл доктора Дорна в мюзикле «Чайка» в Театре Луны, мы тогда только премьеру выпустили. Сложный был период, я никак не мог понять, получится ли у меня роль, но литература тем и хороша, что дает возможность делать персонаж очень разным. А именно таков Иван Северьянович: где-то юморит, а где-то и глупым показаться не боится, хитрый русский мужичок, и лишь в финале преображается, возносясь до высот мудреца.

Что интересно, буквально накануне встречи с режиссером посмотрел дома фильм с историческим персонажем, внешне похожим на Распутина. И подумал: «Наверное, не удастся уж мне сыграть нечто подобное». Занимали меня в основном в костюмных ролях типа графа фон дер Палена в «Смерти Павла I». И – пожалуйста, через два дня предлагают роль «очарованного странника», который вслед за Франсуа Вийоном из «Блудного сына» в Театре им. Рубена Симонова становится моей любимой ролью.

Процитирую Лескова: «Ужасно и слезно видеть одну “дрянь” в русской душе, ставшую главным предметом новой литературы (и нового театра, добавила бы я – Н.К.), и пошел я искать праведных. Куда я не обращался, все отвечали мне в том роде, что праведных людей не видывали, потому что все люди грешные, а так кое-каких хороших людей знавали». Так воспринял Николай Семенович наказ Гоголя: «Возвеличь в торжественном гимне незаметного труженика» из «Выбранных мест из переписки с друзьями». Как это получилось, по-вашему, у Лескова?

– Слышу здесь даже не обиду за русского человека, он же конкретно пишет: устал видеть плохое, пойду искать хорошее. И написал не зарисовки–юморески или стихи, а целое житие, из которого видим, что не бывает так, чтобы люди совершали только хорошие поступки на протяжении жизни. Вот и благородство Флягина, сына графского кучера, показано на фоне жутких падений, можно сказать, преступлений, но совершенных всякий раз по житейским обстоятельствам. Вот отрубил он кошке хвост, над окошком повесил, и по простоте душевной (и смех, и грех) оправдывается: в другой раз не пойдет за моими голубятами... Сбросил с обрыва Грушеньку, не говоря уж о монахе, погубленном им в юности – он, что, сделал это потому, что дрянь паршивая?! Совсем нет, важно осмыслить, как Лесков, дворянин по происхождению и писатель совершенно у нас неоцененный, проникает в душу русского мужика.

Здесь, знаете ли, все на грани, мне же, пока репетировал спектакль, много чего пришлось выслушать от знакомых. «Репетируешь “Очарованного странника”, – спрашивал один известный человек с двумя высшими образованиями, – это где он всех убил, а потом стал святым?». В этом я видел неприязнь определенной части общества к творчеству Лескова, к его теме русского праведничества. И понимал, что моя задача – как можно более честно и откровенно сыграть эту роль. Как вспоминает он про монаха, которого из озорства хлобыстнул кнутом, а тот возьми и свались с воза, и погибни под копытами лошадей: «…чё натворил, что на меня напало, совсем же мальчонкой был, да простите же вы меня, не ходи ты за мной!». Но монах этот постоянно является Ивану в видениях…

Случайность? Конечно. Не собирался он его убивать, как не хотел ничего плохого сделать и Грушеньке, цыганке, брошенной князем. «Убей меня, – требует она, измученная страданиями. – Нет. – Тогда душу мою прокляни! – Никогда. – Так ударь меня ножом против сердца. – Не ударю. – Тогда назло всем на твоих глазах стану последней женщиной». И стала бы. Этого его душа пережить не может, цепь трагических ситуаций преследует очарованного странника, и пусть тот, кто не совершал поступков против правил, бросит в него камень. А фраза Ивана «Я себя не продам ни за большие деньги, ни за малые» может быть лозунгом для нашего времени. Кто сегодня способен произнести ее, покажите мне этого человека!

В чем, по-вашему, смысл Божьего знамения Ивану: будешь всю жизнь погибать, но не погибнешь, пока твоя настоящая погибель не придет?

– Эти слова говорит Северьяновичу монах-видение, который всю жизнь ходит за ним, как память о содеянном. Много рисковых ситуаций переживает Иван, думая: ну наконец, мне расплата пришла, – а все нет, так и живет, бесконечно раскаиваясь в том, что совершил. Память об этом сидит у него в сердце, в душе, камнем лежит на его совести.

– Какая из историй странника поразила вас больше всего?

– Безусловно, убийство Грушеньки, которой он поклонялся и любил высокой, одухотворенной любовью. Князь дал ему добро «на венец», но он видит в ней не просто цыганку. Подобно художнику, запечатлевающему на полотне красоту женщины, он возвеличивает Грушеньку, и она становится для него… Джокондой. Ничего плотского, как было в татарском стане, куда попадал он в плен. «Живи у меня заместо милой сестры, – говорит Иван, – чтобы я мог смотреть на тебя, как на икону». Для меня всегда очень важно, когда в художественном произведении есть подобное отношение к женщине.

Могли бы вы расшифровать понятие «очарованный странник»?

– Иногда мне кажется, что так про любого человека можно сказать, а у моего странника вся жизнь – странствия, и куда бы он ни попал, ко всему относится искренне. Даже когда оказывается у татар за рекой Сурой. У него на все своя правда, которая и сомнение может вызвать. Помните, как он говорит о двух татарских женах, которые нарожали ему кучу ребятишек, но он их за своих не почитал: «Они ж некрещеные». Из современной жизни это понятие ушло, не все венчаются и крестят своих детей, но Лесков видит в этом явлении сакральность русской культуры и православия. «Живешь невенчанный и умрешь не отпетый» – эта мысль больше всего мучает Флягина в плену.

А очаровывается он любой ситуацией. Татары искалечили ему ноги, чтобы не убежал, а он восхищается красотой лошадей. Его на полгода сажают в яму молоть соль, а он рад куску хлеба и не жалуется на судьбу; газетки почитывает, да еще пророчествовать начинает. Все, что дается сверху, принимает как данность, наверное, поэтому и очарованный, не то, что мы – деньги закончились, все, катастрофа!.. И к финалу зрители понимают, что перед ними не преступник, не злодей, а русский человек как он есть. Как жизнь ни била Флягина, он остается не озлобленным и просветленным. И, в конце концов, изрекает важную мысль: когда все говорят, что мир вечен, и войны не будет, вот тут-то надо готовиться к войне. И на вопрос, зачем идет к мощам Зосимы и Савватия на Соловки, отвечает, что надо проститься, скоро война. Так что я не увидел точки в этом произведении: Иван Северьянович снова готов надеть амуничку и погибнуть за правое дело.

Как вы думаете, какое место занимает Флягин в ряду русских праведников, они ведь были и у Достоевского, и у Толстого, и у Чехова…

– Мне кажется, вряд ли приходит он к святости, – он такой же грешник, как все люди на земле. Грешит, а потом кается, и вопрос лишь в том, кого сверху слышат, а кого нет... Лесков все-таки больше пишет про душу русского человека – порядочного, доброго, честного, и особенным своим языком показывает, что этот человек ничего не делает от злого сердца. Вот язык Лескова сродни иконописи, а принять иконопись у нас могут не все, но кто любит и понимает, видят в этом что-то божественное. Люди разные, и мне нравится, что равнодушных на «Страннике» не бывает. Спектакль наш заканчивается фразой монаха: «Кто чем одарен, тот то и делает». Это диагноз Лескова – не просто так человек рождается, есть высшее предназначение, и чтобы прийти к нему, нужно совершить ряд поступков, все предрешено.

Думаете, на Западе восприняли бы этого героя?

– Уверен, что да, просто нет возможности показать. Однажды я был с концертом в Париже, пел в русском посольстве. Зал на 600 персон был битком, русскоязычная публика и французы, интересующиеся русской культурой. Программа состояла из белогвардейских песен. Прием был потрясающий, диски раскупили мгновенно, теплых слов было сказано много. Мне кажется, покажи им «Очарованного странника» – для них это будет событием. А у нас и сейчас говорят: ну зачем выжимать слезы из зрителей? А мы и не выжимаем, если они не идут. Но чем дальше, тем больше убеждаюсь в том, что эта история шаманская, и, если не начнешь что-то внутри себя ворошить, ничего и не произойдет. Лесков и Иван Северьянович – внимательные наблюдатели.

В таком случае, еще одна цитата из Лескова: «Я знаю, чем понравиться публике, но не хочу. Хочу бичевать ее и мучить, пусть хоть давится моими рассказами, да читает». Каково?

– Вот отдельные зрители и давятся, и говорят о том, что не любят достоевщины и лесковщины. А на деле выходит, что не все принимают русскую культуру, даже среди самих русских, не говоря уже о представителях других национальностей. А вот русского художника заинтересует любой автор, в произведениях которого есть настоящие человеческие взаимоотношения и любовь. Возьмем Сарояна, он поймет его и примет эту культуру. Наверное, это и есть та самая «всемирная отзывчивость русского человека», о которой писал Достоевский. По молодости лет, когда мне говорили, что Есенин плохой поэт, я пытался убеждать людей кулаками. А сейчас отпускаю всех с миром: живите вы, как хотите, а я буду играть «Очарованного странника».

Беседу вела Нина Катаева

Наша справка

Игорь Карташев родом из Алма-Аты, из семьи музыкантов. Дед и бабушка пели в опере, и мама окончила консерваторию, а вот Игорь втайне от всех мечтал стать артистом. Помогла случайная встреча с Юрием Богатыревым в баре отеля, где жили московские артисты, приехавшие на гастроли. Услышав о сомнениях юноши, Богатырев тут же проэкзаменовал его. Соискатель прочитал «Сон Степана Разина» Марины Цветаевой. Вердикт был обнадеживающий: «Приезжай в Москву, поступай и – поступишь». Карташев назавтра же купил билет, и, действительно, поступил во все театральные вузы. Не понадобилось и бабушкино рекомендательное письмо Николаю Крючкову. Решение, куда же пойти учиться, принял тоже случайно – увидел на крыльце Щукинского института Юрия Яковлева и Андрея Миронова. Учился на курсе Евгения Симонова и 27 лет проработал в его Студии, ставшей позднее Театром им. Рубена Симонова.

Среди ролей, сыгранных на этой сцене, «Блудный сын (Франсуа Вийон)», «Смерть Павла I», «Варфоломеевская жесть», «Девушка пела в церковном хоре...», «Мы», «На всю катушку! (Трехгрошовая опера)», «На дне», «Три возраста Казановы», «Валентин и Валентина», «Козленок в молоке». Три года назад студия в качестве Симоновской сцены влилась в Театр им.Евг. Вахтангова, и первой ролью Карташева на ней стал «Очарованный странник». Также актер играет в спектаклях «Ричард III», «Стефан Цвейг.Новеллы», «Медея», «Брюсов переулок».

Карташев – лауреат конкурса актерской песни им. Андрея Миронова, автор музыки к мюзиклу «Блудный сын» и семи дисков. Диск «Снежный полк» посвящен Белой армии. Снимается в кино. Играет в мюзикле «Чайка» в Театре Луны, репетирует антрепризу по чеховской «Драме на охоте». Выступает с творческим вечером «Я думаю о ней» в вахтанговском Арт-кафе, где исполняет свои песни на стихи известных поэтов.

Голос радио «Вера».

Заслуженный артист РФ.


Фото сцен из спектакля «Очарованный странник» Валерия Мясникова.

Беседу вела Нина Катаева

Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Сергей
16.06.2019 20:22
Здоровья и долгих лет жизни Карташову И. . В любимой работе собранности и радовать зрителей своим творчеством.
Василий
14.06.2019 23:13
Был на спектакле в прошлом году, сильное впечатление. Карташев выкладывается полностью, талантливый русский артист. Всем советую посмотреть эту постановку.
суржик
14.06.2019 17:19
Хорошо. Очень.

Эксклюзив
10.12.2019
Александр Чекалин
ФИП и издательством «Вече» представлена уникальная книжная серия.
Фоторепортаж
10.12.2019
В Государственном Историческом музее проходит выставка, посвященная праздникам и уличным развлечениям в России.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».