Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
23 октября 2019
Голос всемирной мощи

Голос всемирной мощи

На кончину великого русского композитора Вячеслава Овчинникова
Станислав Минаков
07.02.2019
Голос всемирной мощи

4 февраля на 83-м году жизни в Москве скончался композитор и дирижер народный артист РСФСР Вячеслав Александрович Овчинников. Кто-то сравнивал облик этого уроженца Воронежа с бетховенским. А. Хачатурян и Д. Шостакович считали В. Овчинникова самым ярким представителем своего поколения. Шостакович в одном из ранних писем к Вячеславу Александровичу пророчески предсказал ему великое будущее.

О феерическом музыкальном старте Овчинникова в ранней молодости — скажем ниже. А начнем с того, что музыкант известен во многих странах; прежде всего, конечно, благодаря музыке кино. Чего стоит лишь перечисление имен режиссеров и названий картин, в которых одним из главнейших героев стала потрясающая музыка Вячеслава Овчинникова! «Каток и скрипка» (1958), «Иваново детство» (1962) и «Андрей Рублев» (1966) Андрея Тарковского; «Долгая счастливая жизнь» (1966) Геннадия Шпаликова; «Мальчик и голубь» (1961), «Первый учитель» (1965) и «Дворянское гнездо» (1969) Андрея Кончаловского; «Война и мир» (1962–1967), «Они сражались за Родину» (1975), «Степь» (1977), «Борис Годунов» (1986) Сергея Бондарчука; «Это сладкое слово свобода» (1972) и «Авария» (1974) Витаутаса Жалакявичюса; «Пришел солдат с фронта» (1971) Николая Губенко. Его музыка сопровождает около сорока кинолент, и запись музыки к ним мастер осуществлял сам.

Уверяют, что в 1962–1966 гг. Овчинников прямо-таки жил на «Мосфильме». В газете «Советская культура» даже вышла статья под названием «Пять лет добровольного заключения на “Мосфильме”».

Многие фильмы с музыкой Овчинникова отмечены наградами на международных конкурсах и фестивалях («Оскар» в США, «Золотой лев» в Венеции и др.). В 1967 г. Английское общество международных премий присудило В. Овчинникову Большую золотую медаль за музыку в кино.

Беспрецедентно также музыкальное озвучивание композитором немых фильмов «Земля», «Арсенал» и «Звенигора» Александра Довженко в 1971–1973 гг. Цитируем племянницу Овчинникова, писателя Елену Черникову (Москва): «Черно-белые шедевры немого кино Довженко словно заговорили — и все это благодаря музыке, виртуозно вошедшей буквально в каждый кадр, во все планы. Музыка Овчинникова (созданная им по предложению Ю.И. Солнцевой, вдовы режиссера) стала полноправным героем первого ряда. … Таких экспериментов история киноискусства не знает. С. Бондарчук как-то сказал: “Овчинников дал вторую жизнь фильмам Довженко. Его музыка стоит на уровне самих фильмов”. Именно эту музыку Овчинников считал самой сильной своей работой в кино».

Композитором создано множество произведений в разных жанрах. Это — оперы «Маскарад» и «На заре туманной юности», балеты «Суламифь», «Война и мир» и «Песнь Песней», а также четыре симфонии, несколько ораторий, сюит, симфонические циклы и одночастные симфонические пьесы, камерно-инструментальные и концертные, хоровые и вокальные произведения, в том числе романсы на стихи А. Пушкина, М. Лермонтова, А. Кольцова, А. Майкова, А. Блока. В некоторых его сочинениях мы слышим музыку в характере церковных песнопений.

Произведения В. Овчинникова, в том числе и киномузыка, были записаны крупнейшими фирмами грамзаписи Японии, США, ФРГ. На виниловых пластинках фирмы «Мелодия» в ХХ в. выпускались его оркестровые сюиты, симфонии, «Элегия памяти С. В. Рахманинова», «Русский вальс», симфоническая поэма «Фестиваль», а также обширные записи мирового классического наследия в исполнении Овчинникова как дирижера.

Японские критики писали: «Взошла новая звезда — Вячеслав Овчинников. Исполнение демонстрирует неукротимую жизненную мощь его таланта, которая не может оставить равнодушным слушателя. Это как взрыв энергии, ошеломляющий шквал музыки, ощущаешь величие без мелочей…».

А. Кончаловский считает, что «мировая культура себя обкрадывает, недооценивая музыку замечательного Славы Овчинникова».

Но что нам до мировой культуры, когда и в современной России записей музыки Вячеслава Овчинникова — практически не найти, а на цифровых носителях их вообще нет.

Свое отношение к современному состоянию отечественной культуры композитор, признававшийся, что не умеет играть по новым, коммерческим правилам, сформулировал внятно: «К сожалению, в последнее время часто приходится сталкиваться с обычными коммерческими играми, к которым я не могу относиться серьезно. Нам показывают ничем не выдающегося музыканта и уверяют, что он гений. Так о нем говорят репортеры, купленные люди, намеренно искажающие критерии, при помощи которых вы можете оценить истинное искусство». И еще: «Жизни музыкальной мы почти не видим, потому, как она вытеснена двумя тенденциями, ничего общего с музыкой не имеющими. Одна из них — разложение музыкальной культуры посредством пропаганды и распространения продукции давно отживших, чисто умозрительных европейских школ. Через них — компрометация серьезного музицирования, а также увод слушателя в сферы оболванивающей поп-культуры как естественного заполнителя образовавшегося духовного вакуума. Вторая тенденция — построение системы образования по принципу замалчивания великой музыкальной классики или преподнесение ее в искаженном виде (например, перевод произведений классического или народного искусства в другой жанр).

К сожалению, тех оазисов музыкальной культуры, которые еще существуют и борются с рынком невежества, недостаточно, и они не поддержаны властью.

Хотя видимость активной культурной жизни существует».

* * *

В своих воспоминаниях о совместной работе над фильмом «Война и мир» кинорежиссер С. Бондарчук характеризовал В. Овчинникова как «необыкновенно талантливого музыканта и композитора, в котором удивительным образом сочетаются наивность и самоуверенность, житейская безалаберность и творческая дисциплина. Но над всеми делами и заботами стоит адская работоспособность и неиссякаемая жажда творить, писать, дирижировать. В этом своем желании он поистине неистов… Вячеслав Овчинников ради дела пренебрегал всем: отдыхом, встречами с друзьями, сном. Он покорил меня своей фанатичной привязанностью и любовью к искусству. Он сам дирижирует оркестром, и его требовательность была просто фантастической».

Выпускница Сибирской академии музыки им. Д. Хворостовского Алена Пятакова в дипломной работе «Симфоническое творчество Вячеслава Овчинникова», написанной в 2010 г. под руководством кандидата искусствоведения, профессора Ирины Ефимовой (Красноярск), напоминает нам, что исключительная музыкальная одаренность будущего композитора поначалу была подмечена и поддержана матерью — самой красивой женщиной, по словам ее сына (впрочем, так считали многие). С пятью классами образования, она тем не менее была очень образованным человеком, страстно влюбленным в искусство, и знала «литературу, музыку, родной язык так, как не все академики знают». Она первая пробудила в своих детях любовь к музыке, и не удивительно, что ее сын стал сочинять музыку в раннем детстве, которое пришлось на тяжелое военное время, проведенное в эвакуации в Николаевске-на-Амуре. Об этом времени в памяти композитора сохранились яркие воспоминания, которые приводим по интервью, данному композитором исследовательнице его творчества А. Пятаковой: «Я начал сочинять очень рано, когда еще нот не знал. Я сам себе ноты придумывал. “Большой вальс” смотрели с мамой сто раз. Я и сейчас не могу без слез смотреть этот фильм: очень красиво он сделан.

Мы с мамочкой сидим в пустом зале; папа воюет, а мы сидим. Я горячо уверяю ее, что стану гениальным композитором. Она верит, но не может не плакать: ведь школы закрыты, и скрипки у меня нет. Но я нашел замену: играл на дранках или скалках.

В девять лет я впервые записал свою музыку, первые три произведения: “Грезы”, “Маленький вальс”, “Мазурку” — ту самую, которой начинается 3-я серия “Войны и мира”».

То есть с самого раннего детства Вячеслав Овчинников заявил о себе как о гениально одаренном музыканте, легко и быстро овладевшем игрой на скрипке и рояле, впервые вставшим за дирижерский пульт еще в десятилетнем возрасте — музыканте с врожденным, «необыкновенным слухом и памятью». Недаром о его уникальных способностях в консерватории ходили легенды.

Становлению Овчинникова как личности и как композитора, подчеркивают музыковеды, немало способствовало тесное общение со многими выдающимися деятелями русской культуры. Среди них — дирижеры А. Гаук и А. Жюрайтис, священник В. Шпиллер (отец дирижера И. Шпиллера), режиссер С. Бондарчук, профессор Московской консерватории С. Богатырев и композитор Т. Хренников; семьи академика Н. Зелинского и художника И. Глазунова, семьи Михалковых и Кончаловских, с которыми у Вячеслава Александровича сложились близкие, почти родственные отношения (Наталью Петровну Кончаловскую он называл своей «второй мамой» и подолгу жил у Михалковых), художник С. Присекин.

Композитор признавался, что от увлечений додекафонией, авангардом его отвел художник Илья Глазунов, с которым они вместе совершали поездки в Ленинград и Троице-Сергиеву лавру. По свидетельству Глазунова, Овчинников говорил: «Я всегда буду благодарен тебе и Нине, что вы вырвали меня из объятий сатаны».

Важно сказать, что вместе с Глазуновым и другими выдающимися деятелями науки и культуры Овчинников включился в битву за сохранение подлинного исторического облика Москвы и за восстановление храма Христа Спасителя. Об этом читаем в одном из интервью композитора: «В ту пору, когда я уже был членом совета при ГлавАПУ, вместе с режиссером Юрием Белянкиным приступил к работе над юбилейным фильмом о писателе Леониде Леонове, к которому я писал музыку. И когда она была написана, а Георгий Свиридов восторженно отозвался о ней, мне открылись дополнительные возможности заглядывать в спецхран Гостелерадио.

И однажды, работая там, набрел на кадры, зафиксировавшие процесс разрушения храма Христа Спасителя. В частности, было видно, как Каганович держал ручку рубильника взрывного устройства, при этом губы его шевелились.

Внушил Белянкину мысль, что эти кадры нужно включить в фильм, поскольку в нем Леонид Леонов гневно говорил о разрушении Москвы, и они могли служить тому прекрасным подтверждением. Тем более что тот хроникальный материал никогда ранее не использовался. Но при просмотре фильма руководством Гостелерадио обнаруженные мною кадры вызвали переполох, и фильм был отправлен на полку, где пролежал целых 10 лет до следующего юбилея Леонова. Теперь те кадры мы часто видим в разных телевизионных программах, но кроме кадров с Кагановичем. А первыми людьми, которым я показал обнаруженную хронику, были Илья и Нина Глазуновы, которые потом стали продвигать эту киноинформацию по общественным кругам, чтобы наглядно продемонстрировать суть деяний “реконструкторов” Москвы. Но тогда, смотря со мной и Ю. Белянкиным кадры хроники, они были ошеломлены. И Нина, крестясь, твердила сокрушенно: “Боже, не ведают, что творят; не ведают, что творят”. Увы, те, кто это творил, все прекрасно ведали».

* * *

Е. Черниковой найдена весьма удачная метафора, отчасти проясняющая нам музыкальную натуру Овчинникова, которая определяется парадоксальным сочетанием пламенного сердца и «ледяного» разума:

«Глаз урагана — это цилиндрическая область покоя и света внутри бушующей стихии. Состав ураганного “глаза” — полная сдержанность, спокойно прекрасная, солнечно ослепительная, но все это только внутри цилиндра, бешено вращающего мегатонные массы воды и ветра вокруг себя».

Глубоко прав А. Кончаловский, утверждающий, что у Овчинникова нет заимствований какого-либо стиля, что он весь соткан из русской и европейской культур.

Добавим, что космизм Овчинникова имеет как «внутренний», русский лирический характер, так и «внешний» — всеобщий, если угодно, коллективный, и национальный, и всемирный. Его сочинения — словно уловленные гением мировые музыкальные константы, ретранслируемые нам из великого пространства.

Доцент кафедры истории музыки Красноярского государственного института искусств Валентина Чайкина комментирует нам в частной переписке: «Вся музыка в фильме “Дворянское гнездо” прекрасна. Но особенно я люблю тему, которая звучит в самом начале фильма, начинаясь перед титрами. Она потом неоднократно возвращается. Исследователь музыки Овчинникова И. Ефимова называет эту тему темой России. В фильме эта тема впервые звучит на словах Федора Лаврецкого (когда он едет к Калитиным): “Неужели я вернулся? Неужели я — дома? Если счастье без любви невозможно, то видно ни покоя, ни воли не может быть без Родины? Нет, человек положительно — гораздо большее растение, чем он сам предполагает. Растение с корнями не может жить вырванным из родной почвы! А если так, то еще не все потеряно!».

И музыка Овчинникова к кинофильму «Война и мир» — это произведение конгениальное, равное по масштабу титанической глыбе, содеянной гением Бондарчука).

Лет десять назад в журнале «Подъем» Е. Черникова опубликовала замечательный очерк «Музыка Вячеслава Овчинникова», который сам маэстро после публикации воспринимал уже как свою визитную карточку. Публицист рассказывает об одном из эпизодов, связанных с утверждением на высоком политико-административном уровне композитора к «Войне и миру»: «Сюжет: окончательный разговор на коллегии министерства — кто же будет писать музыку к эпопее. Ведет заседание Е. Фурцева, министр культуры. У Овчинникова уже написаны мазурка, батальные сцены, вальс, еще несколько номеров, — собравшиеся прослушали, понимают, что это. Понимают и маршалы, приглашенные к обсуждению, и министры, деятели всех флангов, от мнения коих зависел вопрос. Музыкальные номера всем нравятся чрезвычайно. Но — молодость! даже консерваторию еще не закончил. Что скажете, молодой человек, в свое оправдание? “Возразить трудно, — сказал Овчинников, — но когда мы вспоминаем Пушкина, Лермонтова, Веневитинова...” Аргументы сильные, но кажутся недостаточными. Но ведь он дирижер!

Музыкант сделал паузу и добавил: “А по коридорам этого министерства — вы же видели — сегодня водят гостя нашей страны, очень молодого министра обороны Кубы...” Воцарилась тишина. И тогда Фурцева провозгласила: “Хорошее суждение! Речь не мальчика, но мужа!”. И Вячеслав Овчинников был утвержден.

…Позже в одном из интервью, вспоминая эпопею, Овчинников скажет: «Достоинства Бондарчука можно перечислять долго. В шутку мы называли его Петром I. Никита Михалков хорошо о нем сказал: “В кинематографе он создал свою страну”. Ведь в советское время в отношении русской культуры был своеобразный геноцид. Слово “русский” запрещалось произносить: все, что было русским, называлось советским. С Бондарчука мы начали говорить о русской культуре, русском кинематографе».

В картину «Война и мир», рассказывает та же свидетельница, вошло семь часов музыки из написанных тринадцати; для всех картин Овчинников писал с избытком, несмотря на то, что гонорар в те годы выплачивался только за 31 минуту киномузыки на полнометражный фильм; остальное — подарок композитора. В начале 1990-х Вячеславу Александровичу понадобились оркестровые голоса, по которым он собирался восстановить некоторые партитуры. Зашел в архив библиотеки: чисто и тихо. И узнал страшное: все его ноты исчезли, старый архив более не существует, уничтожен за давностью.                                           

* * *

Необходимо сказать хотя бы несколько слов о некоторых творческих вехах в биографии этого мастера, народного артиста России, члена Европейской академии кино и телевидения, Действительного члена национальной Академии кинематографических искусств и наук, члена Союза кинематографистов России, члена Союза композиторов России, неоднократного председателя и члена жюри престижнейших всесоюзных, Всероссийских и международных конкурсов симфонических дирижеров, камерных и симфонических оркестров, скрипачей, альтистов, виолончелистов, пианистов.

Существует сайт, посвященный творчеству Овчинникова. Вячеслав Александрович родился 29 мая 1936 г. в семье военнослужащего, в 1945 г. поступил учиться по классу скрипки в музыкальную школу. В семье было четверо детей — три девочки и один мальчик и, несмотря на трудности послевоенных лет, все дети обучались музыке. В это же время он начал сочинять и исполнять публично свои произведения. Параллельно овладел и фортепьяно так, что на показательных концертах школы выступал в нескольких амплуа. Семилетний курс прошел за пять лет, окончил школу с отличием и по настоянию В. Бронина и Д. Ойстраха уехал в 1951 г. на учебу в Москву, где, преодолев конкурс в тридцать человек на место, поступил в музыкальное училище при московской консерватории им. П.И. Чайковского в класс свободного сочинения доцента Е.О. Месснера.

Он совершенствовал мастерство и как пианист, и в 1955 г. окончил училище автором двух симфоний для симфонического оркестра. В том же году поступил в Московскую консерваторию в класс свободного сочинения профессора С.С. Богатырева, а в классе профессора Л.М. Гинзбурга обучался дирижированию. В 1962 г., в связи с кончиной проф. Богатырева, обучение продолжил в аспирантуре в классе профессора Т.Н. Хренникова.

В годы учебы В. Овчинников создал произведения, сразу же принесшие ему широкую известность в СССР и за рубежом, побеждал во всех Всесоюзных и Всероссийских конкурсах, в которых принимал участие. Его камерные произведения для скрипки и фортепьяно часто звучали на международных конкурсах исполнителей, а на III конкурсе им. П.И. Чайковского в Москве соната В. Овчинникова для скрипки и фортепиано стала обязательным произведением.

Произведения студента Овчинникова исполняли всемирно известные музыканты: Давид и Игорь Ойстрахи, Леонид Коган, Эмиль Гилельс, Владимир Ашкенази, Олег Каган, Наталия Гутман, Алексей Наседкин, Марина Мдивани, Жан Тер-Мергерян (Франция), Екко Сато (Япония), Дмитрий Сахаров, Эрик Фридман (США), Евгений Малинин, Нина Бейлина (США), Олег Крыса, дирижеры: Александр Гаук, Геннадий Рождественский, Альгис Жюрайтис, Неэме Ярви (Швеция), Элишка (Чехословакия), Максим Шостакович, Эмин Хачатурян, Иван Шпиллер, Геннадий Проваторов и другие.

Поразительна рассказанная Е. Черниковой история с одночастной Симфонией № 1 ми бемоль минор. «Написанная еще в годы учебы в Музыкальном училище им. П. И. Чайковского (при консерватории) в середине 1950-х, она принесла автору молниеносную и оглушительную славу после первого же публичного исполнения в декабре 1960 г., состоявшегося в знаменитой Первой студии на ул. Качалова (Малая Никитская) в Москве, в Доме звукозаписи (ГДРЗ).

За пультом Большого симфонического оркестра в тот день стоял великий дирижер А.В. Гаук, давался концерт современной музыки. Овчинников в зале. Вокруг — творческая элита страны. Началось. Двадцать четыре минуты космоса. На двадцать пятой минуте зал встал и, рукоплеща неистово, потребовал повторить симфонию на бис — целиком.

(Такое было в истории музыки один раз — когда Брамс представил публике свою знаменитую Симфонию № 3. Исполнявший ее дирижер Ганс фон Бюлов повторил симфонию целиком.)

Но А. Гаук сказал публике: “Приходите на следующее исполнение!” В тот день, собственно, и С. Бондарчук впервые увидел В. Овчинникова.

Сочиненная девятнадцатилетним юношей, Симфония № 1 мистически втянула в свои двадцать четыре минуты многовековую русскую историю. … Русской музыке, долго бродившей под спудом, требовался новый голос всемирной мощи, такой, чтобы больше никогда ни у кого вопросов не возникало: особая страна или не особая, есть у русскости свое значение или нет. Требовалось явление, манифестация, ясный, проникновенный и, главное, гениальный голос. И голос появился. Овчинников в своих первых же симфониях напомнил миру, что русское в культуре нашей страны имеет планетарное значение, потому что благие, животворные токи Божественного изливаются на Землю, прежде всего, через Россию».

Почти одновременно была написана Симфония № 2. С ней Овчинников поступал в 1955 г. в Московскую консерваторию имени П.И. Чайковского. Рассказывают, что профессор А.Н. Александров, прослушав сочинение абитуриента, обратился к комиссии и залу: «Что же он дальше будет делать?..».        

Учить гения было нечему. Он мог только саморазвиваться. В 1957 г. его симфонической поэмой «Фестиваль» открывался VI Всемирный фестиваль молодежи и студентов в Москве — в Большом зале консерватории дирижировал Альгис Жюрайтис.

Дебютом в качестве дирижера стал для В. Овчинникова концерт в Колонном зале Дома Союзов в 1973 г.: на вечере, посвященном 100-летию С. Рахманинова, Овчинников исполнил свою «Элегию памяти Рахманинова» для хора, оркестра и сопрано. До сих пор очевидцы вспоминают тот концерт: «крики восторга, слезы, горы цветов на сцене, громадная очередь в артистическую...».

С тех пор В. Овчинников много концертировал как дирижер, пропагандируя не только свою музыку, но и произведения мировой классики. Концерты его проходили в лучших залах страны, с лучшими оркестрами и при постоянных аншлагах.

В декабре 2017 г. в Большом зале Воронежской специальной музыкальной школы (колледжа) состоялся Первый открытый конкурс юных музыкантов имени В.А. Овчинникова.

В последние годы Вячеслав Овчинников вел в целом замкнутый образ жизни: «Я не хочу вылезать на люди и не хочу, чтобы на меня воздействовал наш сильно накренившийся и опасный мир».

Верно замечено, что вопреки лукавому духу времени, в котором гению суждено было жить, он не желал измерять ценности в ценах, диктуемых ярмаркой тщеславия; не маршировал в ногу; не боялся прослыть отсталым традиционалистом и не стыдился уз кровного родства, связывающих его творчество с культурой своего народа, — уз, которые и образуют то, что называется духом народа. Это и есть живая связь музыки, созданной нашим современником, с классическим наследием русской музыкальной культуры.

По нашей просьбе воспоминания о гении в эти скорбные дни прислала из Красноярска И. Ефимова: «С музыкой Вячеслава Овчинникова я впервые познакомилась в фильме А. Тарковского “Андрей Рублев”. Звучание хора в последней новелле — “Колокол” — вызвало потрясение. Это был голос соборной души Руси, души, духовно преображенной. Никакой псевдоправославной сусальности, никаких цитаточек из церковной музыки; современный, довольно сложный музыкальный язык. И при этом все же то был голос души народной, прозревающей сквозь трагизм земной судьбы суть бытия и обретшей нерушимую веру, надежду и любовь.

Потом была музыка в “Войне и мире” и “Борисе Годунове” С. Бондарчука, в “Дворянском гнезде” А. Кончаловского... И здесь тоже выразилась каким-то таинственным образом русская душа во множестве ее граней. Музыка чарующая, будто омывающая душу волнами любви — земной и небесной одновременно...

О личной встрече с таким Музыкантом даже не мечталось. Однако она состоялась. Чудо! Вместо запланированного поначалу десятиминутного делового разговора получилась беседа по душам. Девять часов пролетели незаметно. Передо мной предстала уникальная Личность с абсолютно ясным пониманием всего происходящего и в постперестроечной России, и в мире; с незыблемым убеждением в обреченности человечества, отказавшегося от своего духовного призвания.

Для Овчинникова творчество и рынок — вещи несовместимые: “Не продаётся вдохновенье”, но не продается и рукопись. Опубликована лишь малая часть им созданного, а это далеко не только киномузыка. К рыночному устроению современного “мира искусства” композитор питал непреодолимое отвращение и без сожаления покинул его...

Думается, что без сожаленья он покинул и мир сей, где уже нет места для любимой им Руси-России, а значит, и для созданной им музыки: скорее всего, она не будет “востребована” здесь. Но ТАМ она останется навсегда как песнь-молитва преображенной Светом русской души».

Завершая наше совместное приношение русскому гению, обратимся к суждению Е. Черниковой, высказанному в ее радиопрограмме «Современники»: «Если коротко обрисовать кредо, которое всеми средствами отстаивал и в те, и в дальнейшие годы Вячеслав Овчинников, мы опять вернемся к образу России и небесного ее звучания. Россия для него важнее всего на свете, а почему — это уж надо слушать его музыку. Народ прекрасно понимает каждую его ноту. Стоило, скажем, по радио из Москвы передать всего несколько произведений по случаю 70-летия композитора, как полетели письма слушателей, демонстрирующие понимающую любовь и тоску по этой музыке, не исполняемой на родине».

Из упомянутой радиопрограммы приведем в заключение два высказывания: «Послушав музыку Овчинникова хоть раз, мы всю жизнь чувствуем, как кружится в целомудренном вальсе вымышленная Львом Толстым тоненькая девочка, которая вот-вот влюбится в князя Андрея, и пусть все летит к небу, и пусть мир перевернется, но мы так любим, и эта любовь, высказанная мелодией, впечатывается в нас как один из самых мощных русских культурных кодов» ...

«Словом, если когда-нибудь усомнитесь, кто вы, русские люди, что вы делаете на этой земле, зачем живете и по чьему призыву, послушайте эту музыку, от которой цветы и души распускаются и тянутся к солнцу. Музыку, которая физически течет по жилам...».

* * *

Отпевание Вячеслава Александровича Овчинникова состоится в десять часов утра 8 февраля в храме Воскресения Словущего на Успенском Вражке в Москве. Похоронен русский гений будет на Троекуровском кладбище.


Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 27 найденных.
Николай П.Т.
11.02.2019 12:49
«Словом, если когда-нибудь усомнитесь, кто вы, русские люди, что вы делаете на этой земле, зачем живете и по чьему призыву, послушайте эту музыку, от которой цветы и души распускаются и тянутся к солнцу. Музыку, которая физически течет по жилам...».
(Лучше не скажешь! Царствие небесное и вечный покой, р.Б.Вячеславу!)
Нина Орлова-Маркграф
10.02.2019 4:07
Мы оказались современниками великих композиторов. Спасибо за статью, Станислав. Словно целая книга, так обширно и объемно и достойно памяти Вячеслава Овчинникова.
Наталия
10.02.2019 0:12
Царствия Небесного Великому Русскому Человеку!
Вечная Память Вячеславу Александровичу!
Огромное спасибо за светлую и печальную статью.
Валентин Курбатов
09.02.2019 20:00
Спасибо!
Какая была большая, но какая необходимая работа – собрать для нас Овчинникова.
Мы – ребята щедрые: р-раз и в забвение. Ещё наживем.
Побегу прямо сейчас в Ютюб, чтобы окликнуть и оплакать.
фото отпевания
09.02.2019 19:39
отпевал р.Б, Вячеслава настоятель храма Воскресения Словущего на Успенском вражке протоиерей Николай Балашов, заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, член президиума Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви, Синодальной богослужебной комиссии, Синодальной библейско-богословской комиссии.
фото: http://vslov.ru/bez-rubriki/proshhanie-s-vyacheslavom-ovchinnikovyim.html
Виктория Ч.
09.02.2019 19:34
Блестяще! Как всегда глубоко, остро с широким размахом эрудиции.
Елизавета Овчинникова
09.02.2019 12:41
Царство Небесное новопреставленному Вячеславу.
Спасибо за великолепную статью
Наталья Казьмина
09.02.2019 12:40
Царствие Небесное и вечная память! Замечательная статья. Спасибо за публикацию.
Ольга Кондратьева
09.02.2019 12:40
Царствие Небесное р.Б. Вячеславу. Статья о замечательном русском композиторе в самом деле прекрасна, благодарность Станиславу Минакову, который даёт в ней ещё и панорамную картину состояния нашей культуры, увы, и дня не проходит без умножения боли и печали по поводу этого плачевного состояния, и естественно, не только в музыке...
Андрей
09.02.2019 12:06
как всегда - замечательно написано. и очень пользительно для ума и души.
Отображены комментарии с 1 по 10 из 27 найденных.

Эксклюзив
15.10.2019
Матвей Славко
На кончину легендарного космонавта Алексея Леонова.
Фоторепортаж
23.10.2019
Подготовила Мария Максимова
В Новой Третьяковке проходит масштабная выставка великого живописца.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».