Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
22 августа 2019
«Глубоко, страшно и жизнеутверждающе!»

«Глубоко, страшно и жизнеутверждающе!»

Фильм о донбасской трагедии стал настоящим откровением
Анна Иванова
11.06.2019
«Глубоко, страшно и жизнеутверждающе!»

«Донецкая Вратарница» – первый фильм из задуманной Донбасской трилогии Натальи Батраевой, ворвавшийся в мир кинодокументалистики и сразу привлекший внимание не только публики, но и профессионалов: картина не раз удостаивалась гран-при на кинофестивалях. «Это должен видеть каждый!» – сходились во мнении все члены жюри. Объект съемок – легендарный Свято-Иверский монастырь на окраине Донецка.

Успех работы неслучаен: автор, которого многие знают по фотовыставке, с уже ставшими классическими фотографиями о Косово, документальным книгам «Косово. Сербская Голгофа», «Южная Осетия: взгляд изнутри», «Мы живы!», признается, что весь ее предыдущий многолетний опыт духовного осмысления событий в местах, где недавно отгремела война, будто вел ее к этой работе. Что происходит с человеком на войне, как он внутренне меняется – вот то, что заставило взять режиссера камеру и на протяжении трех лет снимать в одном их самых неспокойных мест на Донбассе.

Фильм снимался Натальей в течение трех лет, вблизи линии разграничения. Из-за отсутствия бюджета большинство съемок сделано на фотоаппарат, что не помешало работе стать лучшим короткометражным фильмом кинофестиваля «Россия»; получить гран-при сразу трех фестивалей: Военного кино им. Ю.Н. Озерова, «Святого Владимира», «Вечевого колокола»; стать лучшим дебютным документальным фильмом «Лучезарного Ангела»; лучшей режиссерской работой кинофестиваля «Радонеж», лучшим документальным фильмом кинофестиваля «8 женщин».

…Они сажали капусту на огороде, когда в Донецке началась война. Игуменья Михаила и Юлия внезапно оказались в эпицентре боев, в православном монастыре, находящемся напротив Донецкого аэропорта. Женщины в полной мере разделили судьбу своей обители, не покинув ее, хотя могли уехать в любой момент.

Главные героини рассказывают о своей жизни под обстрелами, о том, что пришло на смену страху и непониманию. Бывает и такое: война стала для них самым глубоким, наиболее полным и осмысленным временем их жизни.

Повествование «Донецкой Вратарницы» построено на контрасте – слова акафиста сменяют автоматные очереди; монахов, воинов Христовых – солдаты с оружием в руках. Их переживания, их глаза, когда монастыри и храмы – эту осязаемую нить, связывающую нас с Богом, – сметает ураганом войны невозможно видеть без сострадания. «Я поняла, какое должно быть счастье, – говорит одна из героинь фильма Юля в финале после обстрелов – тихое, тихое, как легкий ветерок…»

Казалось бы, что может быть абсурднее, нежели утверждение о возможности счастья на войне. Но, как говорил архимандрит Иоанн Крестьянкин, проведший лучшие свои годы в заключении: «Бичеванные распятых не понимают».

«Та истина, о которой идет речь в фильме, понимается лучше теми, кто входил в смерть. Просто «бичеванным», которых большинство, ее откровения могут быть и непонятны. Тут мало просто страданий. Нужно сораспятие», так выразил один из зрителей свое впечатление от просмотра картины.

«Я наблюдала это неоднократно: зажигается свет в зале, а зрители сидят с застывшими лицами и не двигаются с места, – рассказывает Наталья Батраева. – Фильм заставляет людей выйти из эфемерной зоны комфорта, показывает события возможного завтра, подталкивает к переосмыслению их собственной жизни. «Глубоко, страшно и жизнеутверждающе!» – делились они со мной. Героини – игуменья Михаила и ее помощница Юлия – свидетельствуют даже молча: выражение их глаз, лиц сильнее, чем произнесенные слова. Через их глаза с нами будто говорил Господь!»

Картина, способная рассказать о событиях «от сердца к сердцу» – не может не вызывать сопереживания. Хотя фильм и вызывает полярные чувства – от катарсиса до агрессивного неприятия. Для кого главное – здесь и сейчас, тот фильм не принимает; если же вектор смысла для человека устремлен вверх, он что-то обретает.  

Режиссер Наталья Батраева 14 лет работает в зонах конфликтов, и видит как на ее глазах ломаются судьбы людей, как очистительно или разрушающе сказывается война на их душах.

В 20-ю годовщину бомбардировок Югославии у нее состоялся тур по городам Сербии. И это неслучайно. В фильме сильны исторические параллели, в том числе, и с балканскими событиями. Как неоднократно отмечали сербские зрители, на экране они увидели то, что им самим пришлось пережить в Косово, Хорватии, Боснии…

«Уже в день премьеры, в Русском доме в Белграде, ко мне подошли беженцы из Хорватии и Косово, и сказали, что увидели в фильме то, что сами пережили 20 лет назад. Когда я привезла фильм в Косово, меня особенно поразило – монахиня из монастыря Грачаница говорила теми же словами, что и мои героини. А муж подруги, переживший в юности бомбардировки, сказал, что прекрасно понял, о каком счастье идет речь, так как испытал нечто схожее, будучи под бомбами.

В монастыре Джяковицы у меня было всего три зрительницы, одна из них – мать Феоктиста, пользующаяся огромным уважением всей Сербии. Церковь, где она подвязалась 40 лет, и на месте которой сегодня стоит монастырь, была осквернена и разрушена до основания в 2004 году. И сегодня монахини не покидают пределов обители, стоящей в самом центре албанского города, они не могут выйти даже в ближайший магазин за хлебом».

Состоялся показ фильма и в Призренской семинарии, в присутствии ее ректора – епископа Косовского Феодосия. По окончании просмотра повисло тяжелое молчание... Владыка медленно встал и произнес: «После страдания приходит Воскресение, после разрушения и пожара – восстановление. И все мы знали, что будет именно так, потому что находимся в некогда разгромленной и сожженной семинарии, отстроенной и возродившейся. Это все сила Божия, которая дает нам силу возродить все вновь. И не было более сильного свидетельства, чем это место, изобилующее жизнью – меня поразили радостные лица преподавателей и учеников семинарии – одни во враждебном городе, в замкнутом, по сути, пространстве, а нет ни тени того надрыва, который иногда проскакивает в людях, несущих более других».

Наталья Батраева считает, что не менее важно, чем донести до нашего зрителя суть происходящего, заставить и Запад, пестующий идею о «русской оккупации Донбасса», не жалеющий на это сил и средств, хотя бы взглянуть на происходящее незашоренными глазами.

В последнее время много сил ушло на продвижение фильма: переводы на иностранные языки, наложение титров, многочисленные показы и представления.Разгорелась настоящая битва за возможность донести за пределы России такой взгляд на эту войну. Отсутствие поддержки и прямое противодействие либералов изнутри усугубляется лоббированием извне.

И тем не меее, показ фильма, вечер, посвященный рассказу о событиях на Донбассе, запланирован в Берлине на 22 июня. Дата эта выбрана неслучайно – это некий посыл к западным политикам: в день начала Великой Отечественной на Донбассе продолжают звучать взрывы и гибнуть люди. Мы расскажем об этом в центре Берлина.

Площадкой станет культовый, известный на всю Европу кинотеатр «Бабилон» – происходящее в нем уже само по себе является событием. Построенный рядом с Александрплац в 1929 году, он предназначался для немых фильмов и театральных постановок, сегодня же принимает Berlinale и другие международные кинофестивали.

В зале и камерном старомодном фойе планируется создать благоприятную атмосферу для общения и диалога с немецкими политиками, журналистами, общественными деятелями, представителями теле- и киноиндустрии.

Премьеру «Донецкой Вратарницы» будет сопровождать культурная программа: после пресс-коференции, откроется выставка фотографий о жизни людей Донбасса, фильм приедут поддержать известные российские музыканты и исполнители.

За берлинской премьерой последуют показы еще в нескольких городах Германии.

P.S. А тем временем вблизи монастыря вновь звучит канонада, и снаряды залетают в недавно посаженный сад и выхоженный монахинями виноградник...

Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
14.08.2019
Валерий Панов
Почему Россия проигрывает Западу информационную войну?
Фоторепортаж
17.08.2019
Алексей Тимофеев, Елена Безбородова (фото)
Здесь, на далёком Севере России, – один из важнейших наших духовных центров.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».