Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
18 октября 2019
Герои без прикрас

Герои без прикрас

«ЖЗЛ». Книги последних лет. Статья вторая
Александр Сегень
30.09.2010
Герои без прикрас

За последние годы в серии «Жизнь замечательных людей» вышло немало содержательных книг о русских военачальниках.

Одна из лучших — книга Александра Бондаренко «Милорадович». К своему герою автор относится одновременно с любовью и необходимой объективностью: «Признаем, что характер у нашего героя был жуткий — излишне пылкий, безоглядно увлекающийся, нерациональный и эгоистичный». Пред нами предстает, в сущности — Ноздрёв. Но с весьма значительной разницей. У Гоголя Ноздрев забавный узнаваемый фанфарон, вздорный, нелепый. Но он — пустышка. Милорадович при всех ноздрёвских качествах своего характера — выдающийся полководец, входящий в пятёрку главных победителей Наполеона вместе с Кутузовым, Барклаем, Багратионом и Витгенштейном. Участие Милорадовича в суворовских походах, особая любовь к нему Суворова, участие в войнах с Наполеоном после смерти Александра Васильевича, любовные похождения, пиры, необузданные неистовства, и снова битвы…

Фрондёрство, фанфаронство, но и — неподражаемая отвага, полководческий талант, любовь к русскому солдату.

Во время войны 1812 года Милорадович в основном руководил арьергардом, и именно благодаря арьергардным боям русским удалось измотать Великую армию. А потом Милорадович вместе с Витгенштейном и Барклаем гнал французов до самого Парижа.

Народ любил его самозабвенно, ибо и сам Михаил Андреевич самозабвенно любил русских людей. Вот почему, когда казнили декабристов, четверо из них обнялись на прощание между собой, а пятому — мерзавцу Каховскому — Пестель, Муравьёв-Апостол, Бестужев-Рюмин и Рылеев даже не подали руки. За то, что он подло убил выстрелом в спину из пистолета самого Милорадовича!

Книга Владимира Лесина об атамане Платове так же показывает нам героя без прикрас, но — героя. Платов начал свою военную карьеру в 1771 году в Крыму, участвовал в штурме Перекопа. Затем громил в Воронежской и Казанской губерниях пугачёвские банды. В восьмидесятые годы восемнадцатого столетия создавал Екатеринославское казачье войско, участвовал в штурме Очакова, в битве при Калушанах, во взятии Измаила.

Далее автор переходит к печальной странице жизни Платова, когда атаман был несправедливо осуждён и вплоть до 1801 года пребывал в опале, был исключён со службы и сослан в Кострому, а затем и заключён в Петропавловскую крепость. Затем Лесин подробно останавливается на так называемом Индийском походе и доказывает, что Павел I, посылая Платова и казаков завоёвывать Индию, тем самым рассчитывал навсегда покончить с мятежным казачеством.

Платов заложил новую столицу Войска Донского — Новочеркасск. Фактически он вёл себя как Пётр I донского разлива. Устранял междоусобицы среди казачьей знати, переносил столицу, реформировал войско, создавал новую казачью гвардию. И восстановил славу казаков.

В кампании 1812 года Платов со своей задачей сдерживать наступающего Наполеона справлялся полностью, отличившись в боях у Вишнева, Мира, Романова, Молева Болота. «Казаки делают чудеса, бьют на артиллерию и пехотные колонны», — писал Кутузов государю. Своими действиями Платов вернул России доверие к Донскому казачеству. По итогам 1812 года Платов был возведен в потомственное графское достоинство. Его ждал теперь Заграничный поход, в котором корпус Платова также постоянно отличался доблестью. Автор с облегчением перешёл к описанию этой страницы биографии своего героя. Заграничному походу посвящена добрая четверть всей книги. Кстати, не зря!

Наш читатель, хорошо знающий события 1812 года, весьма поверхностно осведомлён о событиях 1813 и 1814 годов, когда русские войска дошли до Парижа и нанесли французам ответный визит, вступили в их столицу, как в 1812 они — в нашу.

Но только Париж себя не сжёг, а, напротив того, был очарован русским солдатом и офицером, а заодно и донским казаком, которым его так стращали накануне.

Среди других книг, посвящённых военачальникам XVIII-XIX столетиq можно выделить книги «Меншиков» Николая Павленко, «Потёмкин» Ольги Елисеевой, «Генерал Багратион» Евгения Анисимова, «Адмирал Корнилов» Светланы Кузьминой и, конечно же, труд Валерия Ганичева «Адмирал Ушаков».

Много книг вышло, посвящённых военачальникам времён Первой мировой войны и Гражданской войны.

Семена Михайловича Буденного, маршала Советского Союза, блестящего командира конницы советская пропаганда превозносила как непревзойдённого героя, который с юности начал делать подвиги. Великий маршал был выгоден ещё и как выходец из простого крестьянства, принявший идеалы советской власти и ставший одним из лидеров нового социалистического государства. Однако сам Буденный в действительности попал к красным волей обстоятельств, подобно тому, как в своё время Наполеон вполне мог оказаться в рядах роялистов, и история пошла бы совершенно по иному руслу. Об этом подробно рассказывается в книге Бориса Соколова «Будённый». Но, на мой взгляд, куда более обстоятельной выглядит другая книга того же автора, посвящённая личности Тухачевского.

Очень много внимания уделялось этой фигуре в восьмидесятые годы, когда вся Россия заплакала и стала раздирать на себе одежды, поминая «прекрасного маршала, невинно загубленного кровавым злодеем Сталиным». Смысл этого плача сводился к тому, что если Сталин его загубил, значит, поскольку Сталин чудовище, то погубленный им Тухачевский — ангел.

И лишь утерев слёзы, люди, наконец, в наше время решили посмотреть, а что же за человек-то это — Михаил Николаевич Тухачевский. И выяснилось: душегуб, такой же кровавый палач, как и те, кто его самого свёл в могилу.

Книга Бориса Соколова хорошо показывает нам сего героя со всех сторон. Родился в 1893 году в Смоленской губернии, учился в Пензе, затем в Москве, окончил Александровское военное училище в 1914 году и сразу на фронт. Воевал на австрийском фронте доблестно и бесстрашно, награждён четырьмя орденами Российской империи. Попал в плен, удачно бежал, оказался в Париже, а затем — в Петрограде сразу после большевистского переворота. Вступил в компартию. Воевал на Восточном фронте против Колчака, стал командующим 5-й армии, которая брала Бугульму, Уфу, Златоуст, Челябинск, Омск. К 1920 году стал одним из самых прославленных советских военачальников.

В 1920 году в карьере Тухачевского произошёл самый главный перелом. Он радовался, что ему предстоит, наконец, воевать не против русских, а против поляков. Но Польская кампания оказалась полностью провальной. Борис Соколов подробно описывает все губительные просчёты Тухачевского, которые приводят к сомнениям: а так ли хорош был сей полководец? Были ли у него реальные основания считать себя «красным Бонапартом»? Польский военачальник Пилсудский оказался куда более опытным, разумным и удачливым. Пилсудский наголову разгромил и Тухачевского и Будённого.

После краха наступления на Варшаву Тухачевский позорно бежал. Пилсудскому была настежь открыта дорога на Москву, но умный поляк не воспользовался провалом Красной армии, понимая, что в свою очередь может потерпеть такое же поражение, если устремится вглубь России. Он-то хорошо изучал историю!

И вот тут Соколов справедливо подчёркивает очень важный момент в жизни и судьбе Тухачевского. Михаил Николаевич уже не мог быть героем в войне против внешнего врага. И далее ему предстояло «прославиться» только в войне с русским народом. В 1921 году он безжалостно подавил Кронштадский мятеж, а затем ещё более безжалостно задушил восстание крестьян Тамбовской губернии, возглавляемое эсером Антоновым. Здесь Тухачевский применил отравляющие газы.

В 1925 году Тухачевский стал начальником штаба РККА. Жил себе безмятежно, и совесть не мучила его за погубленных под Варшавой, Кронштадтом и Тамбовом. Пятнадцать лет после окончания Гражданской войны и подавления мятежей Михаил Николаевич купался в своей славе и почестях, имел от жизни всё, о чём только может мечтать бездуховный человек, радующийся только своему преуспеянию и не думающий о спасении души. Банки постоянно улучшают условия по своим дебетовым картам, чтобы привлечь больше клиентов, но проблема в том, что для одного клиента важно бесплатное обслуживание, а другому нужен большой кэшбэк или процент на остаток, а вот лучшие дебетовые карты это именно те, где есть все эти условия, причем таких банковских карт действительно немного и они пользуются огромным спросом. Среди таких банков - Тинькофф, Банк Открытие, Альфа-Банк, и еще несколько других, и у всех есть возможность дебетовую карту онлайн заявкой.

И вдруг — всё вдребезги! 1937 год, арест, быстрое следствие, приговор, расстрел…

Из книг, посвящённых военачальникам Белого движения нужно выделить исследования Георгия Ипполитова о Деникине, Павла Зырянова о Колчаке и Святослава Рыбаса о Кутепове.

К сожалению, немного в серии «ЖЗЛ» вышло книг о полководцах Великой Отечественной войны. Среди них запомнилась книга Владимира Дайнеса «Маршал Жуков».

О Жукове писали, как и о Сталине, либо под звуки фанфар и литавр, либо под скрежет зубовный. Золотой середины не было. Эту золотую середину пытался отыскать Дайнес.

Автор книги пишет о воинских достижениях Георгия Константиновича, и затрагивает пласты его личной жизни, сложные перипетии его взаимоотношений с женщинами, личную драму человека, который любил одну, а вынужден был жить с другой и при этом стараться, чтобы не ранить жену, всегда быть любезным с нею. Это делает образ более выпуклым, приближает его к нам, даёт возможность увидеть не только фигуру на пьедестале, но и просто — человека.

И всё же, главное, конечно же, было для Жукова не личная жизнь, а его призвание великого полководца. И Дайнес не так уж много страниц посвящает личной жизни, постоянно подчёркивая, что жил этот человек — на фронтах, на боевых учениях, в штабах. Жил — жизнью армий.

То, что это был один из величайших полководцев во всей мировой истории — бесспорно. Жуков был не только полководец, но и герой. Его военная карьера начиналась не в штабах, а на передовой, где он в 1916 году своим героизмом заслужил два Георгиевских креста. Не случись революции 1917 года, Жуков стал бы великим царским генералом и полководцем. Но судьба уготовила ему стать полководцем советским.

В 1918 году он вступает в Красную армию. И снова на передовой. Получил тяжелейшее ранение, после которого мог умереть или стать инвалидом. Но выкарабкался и снова воевал. Теперь уже — получая советские ордена. После Гражданской войны строил новую Красную армию. Двигался по военной карьере.

1939 год — Халхин-Гол, взлёт Жукова как полководца. На этом Дайнес подробно останавливается, показывая нам, как именно Жуков стал одной из главных фигур в советском военном командовании. Далее автор книги рассказывает о том, как Жуков боролся за утверждение новой, наступательной военной доктрины.

1941 год — главный год в жизни Жукова, как он сам в этом признавался. Здесь вся его судьба была поставлена на карту, как и судьба России.

Рассказывая о трагических событиях этого самого страшного года России, автор успевает делать короткие, но ёмкие зарисовки, показывая своего героя в эти дни — «Намотались в то время до упаду, всё в дороге, часто под огнём. Покрытый пылью Жуков выглядел, как негр…»

В эти дни Жуков одним из немногих проявлял смелость не только на передовой, но и в общении с раздражённым, нередко гневным Сталиным. Он один из немногих, кто всегда резал правду-матку, рискуя разделить участь расстрелянных военачальников. Кроме того, как пишет Дайнес, «к чести Жукова, выводы из ошибок в наступательных действиях он делал своевременно».

Середина книги мне кажется менее удачной, чем её начало и завершающая часть. На мой взгляд, об участии Жукова в операциях 1942 и 1943 годов можно было и побольше написать. Иногда Дайнес настолько увлекается пересказом событий Великой Отечественной войны, что его герой невольно отходит на второй план. Это тоже значительный минус книги.

Участие Жукова в разработке и осуществлении наступательных операций 1944 года описано подробнее. Подходя к описанию последних сражений войны с Гитлером, автор ставит своей целью оспорить обвинения, которые в последнее время нередко выдвигаются против Жукова, что, мол, он завалил немцев русскими трупами, что больших жертв в апреле 1945 года можно было избежать. Дайнес в очередной раз доказывает, что мы «воевали не с ветряными мельницами, а с сильным противником». Да, пришлось пожертвовать огромным количеством жизней, но жертв могло быть и больше, если бы мы не нанесли такой решительный и сокрушительный удар, как весной 1945 года при взятии Берлина. Ведь могли бы и повторить ошибки самих гитлеровцев, не бросившихся в 1941 году в столь же решительный бросок на Москву.

Далее следует пересказ известных нам всем неприглядных послевоенных событий, когда Жуков был обвинён в чрезмерно завышенной самооценке, а к этому добавились и обвинения в том, что он слишком много вывез из Германии трофеев, а затем и обвинения в заговоре против Сталина. И его романы с медичками — Лидией Захаровой и Галиной Семёновой встали как лыко в строку… В общем, Жуков лишь чудом избежал участи победителя, которого могли повергнуть другие победители, его же соратники. Хорошо, что Дайнес не делает резкий крен в сторону возможной антитезы «Сталин против Жукова и Жуков против Сталина», а приводит слова самого Жукова: «Конечно, ошибки у Сталина были, но их причины нельзя рассматривать изолированно от объективных исторических процессов и явлений».

Немаловажным мне представляется то, что Дайнес в своей книге подчеркнул ещё одну заслугу Жукова — именно Георгий Константинович был инициатором изменения негативного отношения к бывшим военнопленным.

Немало внимания уделено и рассказу о том, как Жуков в послевоенное время участвовал в совершенствовании наших вооружённых сил.

Мерзавец Хрущёв затеял новую компанию по дискредитации великого русского полководца. Дайнес подробно останавливается и на этой странице жизни своего героя. И показывает, с каким мужеством Георгий Константинович выдержал и эти свалившиеся на его седую голову испытания. «Пережив трагедию осени 57-го года, Жуков сохранил себя для истории». В конце жизни, оставшись не у дел, он посвятил себя написанию воспоминаний, и это тоже — одно из крупных деяний одного из главных героев двадцатого века. Примечательно, что обвиняемый в завышении своей роли Жуков всегда боролся именно с лакировщиками военной истории, выступал против сглаживания неприглядных сторон Великой Отечественной войны.

Кроме книги Дайнеса о Жукове в серии «ЖЗЛ» за последние годы вышли заслуживающие прочтения книги Бориса Соколова «Рокоссовский», Владимира Булатова «Адмирал Кузнецов». Пора бы взяться и за других героев Великой Отечественной, и не только за главных военачальников.

Много хороших слов можно сказать в адрес редакции прославленной «жэзээлки», но в качестве упрёка составителям серии можно указать на то, что мало книг о героях той самой главной войны в истории человечества, о тех, кто, рискуя жизнью, побеждал под Москвой и Сталинградом, бился на Курской дуге и подо Ржевом, освобождал Украину и Белоруссию, Польшу и другие страны Европы, кто брал Кенигсберг и Берлин. К 9 Мая вышла книга Николая Бодрихина «Кожедуб». А где Маринеско, Маресьев, герои-танкисты, партизаны, разведчики, моряки, артиллеристы?.. Неужели о них не выходило книг в последние десять лет? Выходило, и много. Только почему-то не в серии «Жизнь замечательных людей»!

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
15.10.2019
Матвей Славко
На кончину легендарного космонавта Алексея Леонова.
Фоторепортаж
16.10.2019
Подготовила Мария Максимова
По всей стране проходит фестиваль «Наука 0 +».


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».