Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
16 сентября 2019
«Целиковскую не надо хвалить – ее надо снимать»

«Целиковскую не надо хвалить – ее надо снимать»

100 лет назад родилась любимая миллионами актриса
Валерий Бурт
09.09.2019
«Целиковскую не надо хвалить – ее надо снимать»

Как говорили коллеги, секрет притягательной силы Людмилы Целиковской был заключен не только в имени-легенде, чарующем эффекте всеми узнаваемой улыбки, но и в бесконечной открытости, откровенности, любопытстве и любознательности. Вспоминать эту необыкновенную женщину – превеликое удовольствие. И – щемящая грусть…

Кино во времена Целиковской было любимым времяпрепровождением простых людей и предметом постоянного пристального внимания к нему власти и самого «вождя народов», которому лично доставляли каждый новый фильм. Известно множество комментариев, высказываний, реплик, отражающих взгляды вождя на содержание картин, игру актеров, режиссуру.

Как и у каждого властелина, у Сталина были свои любимцы и те, которых он недолюбливал. К числу первых относилась Любовь Орлова, отмеченная двумя Сталинскими премиями. Еще больше таких наград – пять! – было у Марины Ладыниной. По одной Сталинской премии имели Валентина Серова и Лидия Смирнова. Примой советского кино была и Людмила Целиковская. Актриса яркая, характерная, которая буквально влюбила в себя зрителей в веселой, искрящейся добротой комедии Константина Юдина «Сердца четырех». Фильм стал и ее любимым. По словам актрисы, она, так же, как ее героиня Шура Мурашова, любила музыку и ненавидела математику.

Однако ленту, завершенную перед Великой Отечественной, кинематографическое начальство не пустило в прокат – мол, время суровое и сейчас не до любви и сантиментов. Фильм «Сердца четырех» вышел на экраны в 1944 году, когда истосковавшимся по мирному времени людям было уже позволено любить и быть любимыми...

На Целиковскую, как, впрочем, и на ее партнеров – Валентину Серову, Евгения Самойлова, Павла Шпрингфельда – обрушился поток похвал. Из них стоит выделить лаконичный, но весьма весомый, принадлежавший Сергею Эйзенштейну: «Целиковскую не надо хвалить – ее надо снимать».

Его коллеги-режиссеры так и поступили…

Другой веселый фильм с участием Целиковской, также вышедший перед войной – «Антон Иванович сердится», срежиссированный Александром Ивановским, – в прокат пустили, причем в тяжелейшее время: в августе 1941-го! Ольга Берггольц вспоминала, что афишами с названием фильма был обклеен весь Ленинград: «И тот, кто шел по Невскому, сколько бы раз ни поднимал глаза, всегда видел эти афиши, которые, по мере того как развертывались война, штурм, блокада и бедствия города, превращались в некое предупреждение, напоминание, громкий упрек: «А ведь Антон Иванович сердится!» И в представлении нашем невольно возник какой-то реальный, живой человек, очень добрый, не все понимающий, ужасно желающий людям счастья и по-доброму, с болью, сердившийся на людей за все те ненужные, нелепые и страшные страдания, которым они себя зачем-то подвергали…»

Следующей картиной молодой актрисы стал фильм «Воздушный извозчик» режиссера Герберта Раппапорта по сценарию Евгения Петрова, соавтора Ильи Ильфа, – «Воздушный извозчик». Картина вышла на экраны в 1943 году, перед фильмом «Сердца четырех». В нем Целиковская (певица Наташа Куликова) сыграла возлюбленную уже немолодого летчика Ивана Баранова, роль которого исполнил Михаил Жаров. Лицедеи, по сути, «продублировали» свои отношения в жизни, завершившиеся браком.

И этот фильм был признан успешным.

Михаил Ульянов вспоминал, как в 1947 году он, совсем молодой актер, отправился с концертной бригадой в Омскую область. Увидел непролазные дороги, бедность, деревни без электричества. Бытовые условия, как замечал Ульянов, мало чем отличались от тех, что были сто и двести лет назад: «Зашли в холодную избу к одинокой старушке. Все привычно: и убогий стол, и лавка возле него, и сиротливая кровать составляли все убранство комнаты. Нет, впрочем, не все. В красном углу сияла, украшенная кружевами, божница. К одной из икон была прикреплена фотография. Я подошел поближе рассмотреть ее. Это был портрет Целиковской.

– Кто это? – полюбопытствовал у хозяйки.

– Не знаю, – ответила она. – Красивая очень, и глаза хорошие».

Целиковскую любили миллионы. Мужчины влюблялись, женщины стремились быть на нее похожими: делали «шестимесячную» завивку, выщипывали брови и даже плакали, как Целиковская, – с широко раскрытыми глазами.

Но один человек, самый главный в стране, не любил ее. Это был Сталин. Известно, что он вычеркнул фамилию актрисы из списка претендентов на премию своего имени за фильм Сергея Эйзенштейна «Иван Грозный». В нем Целиковская сыграла роль царицы. Сталин заключил: «Царицы такими не бывают».

f4e37a2d7bb9bd1733b50d4df2be9625b906a5308724650.png.jpg

Что он имел в виду? Быть может, ожидал увидеть в образе Анастасии Романовны державную величавость, строгую, монументальную красоту. Целиковская же не вписывалась в эти каноны. Она была живой, подвижной, глаза сверкали. Возможно, проницательный Сталин ощутил в блеске ее очей непокорность. И не царицы, а самой актрисы.

К тому же она смело шагнула из комедии в трагедию. И Сталин мог расценить это как непростительное легкомыслие. И ошибку режиссера Эйзенштейна…

Еще одна версия неприязни Сталина к Целиковской: ее самобытность была настолько огромной, что она встала чуть ли не вровень с ним самим! Солдаты на фронте вместе с фотографиями любимых хранили ее фотокарточки. И, поднимаясь в атаку, они кричали не только «За Родину! За Сталина!», но и… – «За Целиковскую!». И такое было!

Впрочем, многие утверждали, что Сталин к Целиковской благоволил. Тогда почему ее в момент наивысшей славы не награждали ни орденами (орден Трудового Красного Знамени ей вручили в 1990 году), ни прочими наградами (звание народной артистки РСФСР ей дали в 1963-м?) Целиковскую однажды в прямом смысле миновала Сталинская премия, и впредь ее даже не включали в списки претендентов. Да и на приемы в Кремль актрису приглашали не часто. На одном из них, кстати, она оказалась рядом со Сталиным… 

Михаил Вострышев в своей книге «Чарующая Целиковская» приводит отрывок из записок актрисы: «Когда в 1945 году меня пригласили в Кремль на прием по случаю Победы, я увидела Сталина. Совершенно не похожего на того, которого знала по портретам и фотографиям: рыжеватый человек, в оспинах, сидел в торце стола, ел раков и плевал на пол. Вдруг поднял глаза, посмотрел на меня. Нет, он меня не узнал и не заметил, просто скользнул взглядом и опять принялся за раков. Но что в это мгновение пережила я!.. Все внутри замерло, затрепетало – ну Бог посмотрел!»

Наверное, она могла бы приблизиться к Сталину, но, вероятно, интуитивно чувствовала, что этого делать не следует. Он мог как угодно истолковать ее слова, взгляд и даже жест. В общем, как у поэта: «Минуй нас пуще всех печалей / И барский гнев, и барская любовь…»

Ведь актрису Зою Федорову не пощадили, бросили в лагерь. За то, что отвергла Лаврентия Берия и не устояла перед чарами американского дипломата Джексона Тэйта. И певица Лидия Русланова жестоко пострадала – по официальной формулировке «за антисоветскую пропаганду»…

Этим знаменитым женщинам не помогли ни известность, ни всенародная любовь, ни награды. Они бывали в Кремле, и его хозяин им благосклонно улыбался…

Целиковская тоже была «на краю». Ведь и она отвергла приставания Берии. Ее «недостаток» был еще и в том, что она не снималась в патриотических фильмах, где показывалась замечательная жизнь в СССР, где поднимают тосты за здоровье кремлевского благодетеля. Целиковская играла в лирических, беззаботных комедиях, где не реют знамена, не стучат станки, не колосится пшеница. В этих картинах вставало солнце, щебетали птицы, люди беззаботно смеялись и нежно смотрели друг на друга…

Ни в комсомоле, ни в партии Целиковская не состояла. Хотя ей предлагали, и весьма настойчиво. Но она под какими-то предлогами отказывалась, ускользала. По ее собственным воспоминаниям, говорила: «Не могу, много у меня «пятен капитализма». Если так, то это была опасная шутка…

Актриса благополучно пережила тревожное сталинское время. Кстати, кончину вождя она восприняла совершенно равнодушно: «В пятьдесят третьем Сталин умер. Но это прошло совершенно мимо меня, почти в буквальном смысле. Я вывела сына на прогулку, поддерживая на полотенце его беспомощное тельце, а по улице катилась огромная толпа. Я даже не сразу поняла, что это. Сказали, Сталина хоронят».

Звучит необычно. Вся страна знала, что вождь умер, а Целиковская нет? Неужто она была так безучастна к происходящему? Или за равнодушием она скрывала неприязнь к вождю и так подчеркивала свою независимость. Она часто повторяла строки Омара Хайяма:

Ты обойден наградой – позабудь.
Дни вереницей мчатся – позабудь.
Небрежен ветер – в вечной книге жизни
Мог и не той страницей шевельнуть.

Целиковской восхищались многие. К примеру, Борис Пастернак. Он мог часами говорить о ней, придумывая образы снежной пурги, через которую идет она – Актриса, Незнакомка, Прекрасная женщина... А вот взор с иного ракурса. «Пожалуй, ее главная черта – это страсть к познанию, – говорила Людмила Максакова. – Изучить все: литературу, живопись, музыку, языки, систему воспитания детей, кулинарию, моду и во всем подход к предмету –хочу все знать! Мир Целиковской был таким бесконечным, как Вселенная, и к нему всегда хотелось прильнуть и прикоснуться. В него засасывало как в омут. Там жили воспоминания, легенды, биографии, судьбы – сама история».

Слава Целиковской пылала всего несколько лет. Пожалуй, последней удачей стала картина режиссера Самсона Самсонова «Попрыгунья», награжденная на кинофестивале в Венеции премией «Серебряный Лев Святого Марка». Потом пошли фильмы проходные, где она уже снималась в далеко не главных ролях…

Такие же грустные судьбы, увы, и у других советских звезд – Орловой, Ладыниной, Серовой, Смирновой… Ведь актерская удача – штука капризная, изменчивая. Приласкала, обогрела и – улетела. И приходилось вчерашним звездам с тоской взирать, как догорают яркие уголья их славы. Телефон в их квартирах угрюмо молчал, поклонники не толпились у дверей, в вазах засыхали цветы от былых шумных премьер…

Целиковская играла в Театре Вахтангова. Зал горячо аплодировал, когда она выходила на сцену. Она признавалась, что любит театр больше, чем кино: за контакт со зрителем, за возможность эксперимента и импровизации. Придя домой с очередного спектакля, она думала, как сыграет в следующий раз. Очень любила репетиции – особенно первые: «роль для меня всегда чудовище, изменчивое, неуловимое, – зверь, за которым нужно охотиться и обязательно победить...»

За внешней хрупкостью скрывалась огромная сила. Она была бесстрашна. Когда на Пастернака за его роман «Доктор Живаго» всей мощью обрушилась государственная машина, она, купив огромный букет, помчалась к поэту в Переделкино. Защищала Евгения Симонова, которого прогоняли из Вахтанговского театра, обороняла от властного гнева своего мужа Юрия Любимова.  

Она не работала в Театре на Таганке, но активно, творчески вторгалась в его жизнь. Умела ловко подкинуть блестящую идею, давала актерам уникальные советы, писала поэтические композиции (их называли «болванками») – благо поэзию она знала прекрасно и любила. На их основе знаменитый режиссер ставил свои знаменитые спектакли. Так что «половинка» Любимова – это Целиковская, так и знайте!

Свой же родной Вахтанговский театр отдалялся от нее все дальше. Ролей ей давали все меньше, и они становились все мельче. Людмила Васильевна, уже ослабевшая, перенесшая инфаркт, пыталась искать себе персонажи сама, но главный режиссер Ульянов под разными предлогами отвергал все предложения.  Целиковская никогда не бросала в него камней обвинения. Она была слишком горда и независима, чтобы опускаться до сведения счетов.

Целиковская всецело ощутила на себе, что ее профессия – испытание, и часто – испытание мучительное.

Любимым стихотворением актрисы было «Воспоминание» Пушкина. Его последние строки она «примеряла» на себя:

И с отвращением читая жизнь мою,
Я трепещу и проклинаю,
И горько жалуюсь, и горько слезы лью,
Но строк печальных не смываю.


Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Senator
09.09.2019 19:14
Как говорили коллеги, секрет притягательной силы Людмилы Целиковской был заключен не только в имени-легенде, чарующем эффекте всеми узнаваемой улыбки, но и в бесконечной открытости, откровенности, любопытстве и любознательности, за исключением любознательности к государственному устройству.
мильф
09.09.2019 17:47
Штучный экземпляр! Раневская,Целиковская,Серова- это уже на века в памяти народной!
Марина_
09.09.2019 17:26
Красивая женщина. Да и как человек была красива.
Наталья
09.09.2019 17:09
С большим удовольствием прочитала статью.
Какие красивые, светлые актрисы были в то время.
Как на подбор. Жаль, что Целиковская мало играла в кино.
Режиссёры предлагали ей в основном роли наивных жизнерадостных простушек, хотя она могла бы сыграть более глубокие роли. Такова судьба многих актёров: быть заложником одной роли.
Спасибо автору и "Столетию" за интересные статьи

Эксклюзив
12.09.2019
Славенко Терзич
Слово посла Сербии в Российской Федерации.
Фоторепортаж
12.09.2019
Подготовила Мария Максимова
В Москве проходит выставка, посвященная реставрации в Музеях Московского Кремля.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».