Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
30 ноября 2020
«Будущее нам не принадлежит…»

«Будущее нам не принадлежит…»

Неизвестные страницы из истории русской и итальянской аристократии
Ирина Баранчеева, Рим
26.01.2012
«Будущее нам не принадлежит…»

В Италии проходит выставка «Сокровища дворца Киджи в Аричче. Картины, рисунки и предметы из коллекции князей Витгенштейнов-Барятинских».

Небольшой городок Аричча находится в 26 километрах от Рима. Он известен великолепным дворцом, окруженным огромным парком с остатками памятников античной эпохи, которые запечатлены на картинах и рисунках известных художников, в том числе, русского - Александра Иванова. Много веков дворцом владела могущественная семья банкиров, а впоследствии князей Киджи, которая оставила яркий след в истории Рима. К ней принадлежал папа Александр VII и два кардинала. А в 1857 году Киджи породнились с богатой и влиятельной русско-немецкой семьей князей Барятинских-Витгенштейнов: дочь Леониллы Барятинской и Людвига Сайн-Витгенштейна Антониетта вышла замуж за князя Марио Киджи Альбани.

Об Антониетте Киджи (1839-1918) в Аричче до сих пор сохраняется благодарная память за ее щедрость и огромную благотворительную деятельность.

Пережив тяжелые удары судьбы, потеряв двоих детей, она не утратила силу духа и посвящала свою жизнь ближним. Благодаря ей в городе был построен ортопедический госпиталь с санаторием для больных туберкулезом, ослабленных детей, открыта первая аптека и детские ясли.

Душевные качества, глубокую религиозность и желание помогать неимущим она унаследовала от матери. Неслучайно свой личный архив Леонилла Барятинская завещала именно дочери, с которой ее связывали особенно теплые отношения. Однако Антониетта, тяжело болевшая в последние годы жизни и передвигавшаяся в кресле-коляске, умерла несколько месяцев спустя после матери, и на многие годы архив княгини Леониллы был похоронен в двух больших шкафах, которые чудом уцелели посреди бомбежек Второй мировой, сильно повредивших дворец Киджи.

Только когда в 1988 году дворец был передан муниципалитету Ариччи его последним владельцем Агостино Киджи, начались реставрационные работы и инвентаризация имущества.

Тогда-то ученые и смогли впервые оценить историческое и художественное значение наследия, рассказывающего о былом России и монархической Европы.

Среди бумаг Леониллы Ивановны сохранилась ее переписка с членами царского дома Романовых, в основном с великим князем Николаем Михайловичем, а также письма принца Баденского, членов семьи Киджи и папы Бенедикта XV.

До последних дней своей долгой жизни (а она дожила до 102-х лет!) княгиня Леонилла сохраняла прекрасную память и трезвость ума. Живя последние годы в Швейцарии, она была в курсе всех дел, происходивших в России.

В своих воспоминаниях, вышедших в 1907 году в Париже, она писала, что «с грустью наблюдает за мучительными перипетиями царствования Николая II и предосудительными крайностями революции».

Будучи по воспитанию и убеждениям монархисткой, она считала, что русский народ должен сплотиться вокруг веры и государя. Но от нее не укрылось, что страна находится «посреди хаоса безумия», когда вряд ли «будут услышаны голоса кучки смелых людей». Не случайно в предисловии к воспоминаниям она пишет: «Будущее нам не принадлежит, обратим взгляд на прошлое».

Лионелла Ивановна Барятинская родилась 27 апреля 1816 года в Москве. Ее отец князь Иван Иванович Барятинский служил в Екатеринославском гусарском полку, был адьютантом князя Потемкина, а позже русским послом в Лондоне и Мюнхене. В 1812 году он вышел в отставку и уехал в свое имение в селе Ивановском под Курском, где захотел ввести усовершенствовать сельское хозяйство, применив европейский опыт. Здесь он построил усадьбу Марьино, где прошли детские и отроческие годы Леониллы. Однако как только ей исполнилось шестнадцать лет, мать отвезла ее в Петербург, и она была представлена ко двору.

В своих воспоминаниях Леонилла Ивановна пишет о роскоши и праздниках царского двора, о доброте и дружелюбии императрицы Александры Федоровны.

Весной 1834 года юная княжна Барятинская присутствовала в качестве фрейлины императрицы на открытии колонны в память Александра I на Дворцовой площади. Однако она провела при дворе всего год - среди «светской жизни» и «эфемерных развлечений», поскольку вскоре вышла замуж за князя Людвига Сайн-Витгенштейна. Дальнейшая ее жизнь протекала в усадьбе мужа Верки под Вильно, в замке Сайн около Кобленца или в Париже.

Князь Людвиг (Лев Петрович) Сайн-Витгенштейн (1799-1866) происходил из обрусевшей немецкой семьи. Его отец фельдмаршал Петер (Петр Христианович) отличился в войне с Францией и с турками, а в 1807 году был произведен в генерал-лейтенанты и назначен шефом лейб-гвардии Гусарского полка. Лев Толстой упоминает о нем в романе «Война и мир» - 25-тысячный корпус под командованием генерала Витгенштейна защищал пути на Петербург. В июле 1812 года ему удалось оттеснить войска маршала Удино, а позже начать их преследование.

Людвиг Сайн-Витгенштейн также выбрал военную карьеру, которая, однако, приостановилась, когда в 1826 году было выявлено его участие в Союзе Благоденствия и Южном обществе. Через своего влиятельного отца он добился прощения, но вскоре был уволен со службы и много времени посвятил управлению имениями, в том числе спасению от долгов имущества своей первой жены Стефании Радзивилл.

Об элегантности и роскоши домов князей Сайн-Витгенштейнов свидетельствуют картины и литографии, представленные на выставке в Аричче.

Особенно впечатляют утонченные акварели В.С. Садовникова, запечатлевшие внешние и внутренние виды усадьбы Верки, которая сейчас принадлежит Академии наук Литвы. Благодаря им мы можем видеть дворец в былом великолепии – со столовой, украшенной картинами и рыцарскими доспехами, с уникальной оранжереей, полной экзотических растений, и с гостиной в красных тонах - с картинами, бронзовыми и мраморными скульптурами и альбомами на столиках, где оставляли автографы известные и августейшие гости этого дома.

Княгиня Леонилла очень любила путешествовать. В 1848 году семья оказалась в Париже, где ее застала французская революция. Леонилла Ивановна с балкона своего дома наблюдала за тем, как охрана, стоявшая у ворот королевского дворца Тюильри, снимала форму, бросала оружие и разбегалась. Ее потрясло зрелище бегства короля Луи-Филиппа Орлеанского и его семьи, которые в спешке пересекали сад, чтобы сесть в карету, которая должна была отвезти их в изгнание.

«Я видела разграбление Тюильри, - пишет княгиня в воспоминаниях. – Какие-то разъяренные звери бежали по крышам дворца, выбрасывая мебель и предметы, хватая бумаги и издавая крики, которые доносились до меня. Следующая ночь была нарушаема страшным грохотом и стуком в двери. Это революционеры искали оружие».

В 1856 году Сайн-Витгенштейны участвуют в торжествах по случаю коронации императора Александра II в Москве. В архиве княгини сохранились афиши, программки, пригласительные билеты балов и спектаклей - в Большом театре давали итальянскую оперу, в Малом - «Ревизора»...

У нее хранилась фотография Александра II, сделанная в 1860 году в Петербурге известным фотографом С.Л. Левицким, с личным автографом царя.

Леониллу Ивановну связывали дружеские отношения с императрицей Августой, женой короля Вильгельма I: во время франко-прусской войны она пыталась помочь императрице (правда, без особого успеха) разрешить противоречия между двумя странами дипломатическим путем. В тот момент княгиня жила в Дюссельдорфе и оказывала помощь раненым, независимо от их национальности.

После смерти мужа Леонилла Ивановна поселилась в Швейцарии, на берегу Женевского озера. Последние годы она посвятила благотворительности. Она стала свидетельницей заката монархических династий Европы и не дожила всего нескольких месяцев до расстрела царской семьи в Екатеринбурге.

Княгиня Леонилла Ивановна Сайн-Витгенштейн, урожденная княжна Барятинская, умерла 1 февраля 1918 года. О жизни при дворах европейских монархов теперь рассказывают ее личные вещи, картины, рисунки в альбомах и пожелтевшие фото людей, вершивших судьбы мира, которые были ее друзьями. Интересна серия литографий Кремля, московских улиц и видов Троице-Сергиевой лавры, а также портреты православных монахов и народных персонажей, казаков.

Но особенно впечатляют изображения самой Леониллы Ивановны. На ранних портретах, сделанных П.Ф. Соколовым и Ф.Х. Винтерхальтером, перед нами юная красавица, которую когда-то называли Сильфидой. Поздние рисунки, сделанные племянницей княгини Ольгой Барятинской, показывают человека высокой духовности, погруженного в свой внутренний мир.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Катя
06.05.2012 13:02
Уважаемый автор, вы , случайно , не располагаете ли вы мемуарами Леониллы Барятинской (прекрасно бы ло бы, если еще на английском языке)
лесник
06.02.2012 9:09
   Если бы хотя бы треть русского высшего общества смогло бы сохранить истинный аристократизм, как Леонилла Ивановна, то б революционных потрясений враги России не дождались.
ирина
28.01.2012 0:05
Спасибо за очень хорошую статью. Душой отдыхаешь, как раньше....
Елена
27.01.2012 19:44
Да, очень интересно. Наверное, и Пушкина видела. Такая связь времён!
Акумов
26.01.2012 23:44
Хорошая статья. Хотя, хорошо бы было  приложить несколько фотографий.

Эксклюзив
30.11.2020
Татьяна Ольхова
В год 75-летия Победы в Орле появились «коллекционные» марки с изображением… А. Гитлера.
Фоторепортаж
24.11.2020
Подготовила Мария Максимова
К 175-летию со дня рождения императора Александра III.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».