Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
18 февраля 2020
А может, все мы братья?

А может, все мы братья?

Размышления после премьеры телесериала «Братья»
Татьяна Корсакова
30.05.2008
А может, все мы братья?

Наверняка этот фильм смотрели те, кто соскучился по нормальной, человеческой, если хотите, гуманистической оценке событий. Сегодня – это события, разыгрывающиеся, к сожалению, все больше на «национальной почве». Наконец-то на телеэкране они нашли свое серьезное художественное отражение.

Можно как угодно объяснять и оценивать заложенные Сталиным принципы государственного устройства СССР и принципы дружбы народов, но войны между нами не было – был мир. При этом ни одна из наций не ущемлялась – уж поверьте журналистам, объездившим весь Союз. Маленькая деталь: первая из табличек на государственных учреждениях обязательно была на украинском, узбекском, эстонском, литовском и других языках. Первая. Вторая на русском – это да, язык межнационального общения. В Мордовской АССР висели три таблички. Одна – на русском, а две другие – на двух языках мордвы: мокша и эрзя. Есть там еще одна народность – шокша. Государственного языка ей не досталось, там всего-то две-три деревни, но как сохранялись в местном доме культуры обычаи малого народа, как тщательно соблюдались даже правила надевания национального костюма – это я запомнила из командировки на всю жизнь.  

«Вторая табличка», между прочим, помогла и помогает выжить в постсоветской жизни миллионам людей, которые двинулись не в Турцию, между прочим, не в Иран, не в какую-либо другую страну, а в Россию-матушку, которая хоть как, хоть с окриком, хоть с визгом, но даст поесть, отоспаться и поработать, чтобы куче детей в горах какую-никакую денежку послать. Семья киргизов у нас двор подметает, таджики здоровенный дом в нашем районе построили, а следом и другой, молдавская семья ремонт сделала в нашей пожилой квартире, а украинка стала отличной помощницей по хозяйству. Узбекские и таджикские девчонки вместе с кавказскими парнями в соседнем магазине торгуют. «Не жалеете, что в школе русский язык учили, пригодился все-таки?» «Не жалеем». Это так, к слову.  

Сценарист Нина Якаб и режиссер Алексей Лебедев создали телесериал о трех братьях по крови, внебрачных детях одного русского ловеласа-морячка – русском, еврее и азербайджанце, если национальность определять по матери.

Дело разворачивалось на экране в течение восьми серий. Когда закончилось – стало грустно, что нет продолжения. Три разных человека – депутат Борис Абрамов (Евгений Дятлов), мама которого уехала на ПМЖ в Израиль, и он тщательно скрывает от электората этот факт, русский предприниматель-романтик Санька (Андрей Федорцов), азербайджанец Рустам (Фуад Османов) – водитель маршрутки, который приехал в Москву, чтобы вылечить десятилетнего больного сына-сердечника, поначалу в штыки воспринимают свое «братство». Слишком они разные, выросшие дети одного любвеобильного холостяка (Сергей Никоненко). Слишком привыкли мыслить штампами и не задумываться о том, что всем – больно, все хотят видеть своих близких живыми и здоровыми, все хотят иметь свой кусочек хлеба и желательно – с маслом. И только столкнувшись тесно, три человека, а вместе с ними и их семьи, и их окружение, начинают думать по-другому. Потому что они – хорошие люди, очутившиеся волей дурных политиков в нехороших обстоятельствах. А вот тележурналистка Катя (отличная работа актрисы Евгении Игумновой, между прочим, полукитаянки) всегда хорошо относится ко всем людям и недоумевает, как это можно относиться по-другому, хотя и ее преследуют разные недоумки.  

Один малозначительный эпизод заставляет депутата, главу Союза патриотических сил Бориса Абрамова вдруг осознать, что ведь не от хорошей жизни приехала в Москву украинка, которую он нанял в качестве няни к своей дочке. Эта обычно расфуфыренная дамочка, «така щирая хохлушка» с сильным акцентом, вдруг плачет у телефона, потому что где-то там далеко, в Виннице, у ее дочки сыночек заболел – и надо бы там быть, возле внучка, а она здесь деньги зарабатывает, чтобы дочь и внук могли хорошо жить «на Украйне милой». И что-то меняется в глазах депутата, он задумывается над тем, чего же стоит его воинствующий патриотизм, если он не даст достойно жить этим вовсе не чужим, а вполне родным по крови украинцам.

А Санька вдруг не договаривает ругательство «чернож…» по отношению к какому-то бандюку, потому что его единокровный брат Рустам тоже… черноволос.

Как странно: чтобы стать человеком, а не двуногим животным, всюду видящим врагов, надо всего лишь вовремя остановиться, оглянуться и задуматься.  

В фильме представлены и другие слои общества – люди с преступным или слишком неустойчивым образом мышления, которых, видимо, ничто уже не исправит: ни воспитание, ни порицание. Они сейчас в своей стихии. Но они же, по счастью, оказываются в проигрыше. Как и положено в сказке с хорошим концом.  

В жизни, как в сказке, бывает нечасто. Но почему же люди среднего, а не только старшего возраста, вспоминают жизнь в последние десятилетия существования СССР как нереально, сказочно спокойную? Прекрасный азербайджанский актер Фуад Османов (Рустам) в интервью, опубликованном в дни показа телесериала, говорит: «Я, слава богу, «продукт» Советского Союза. В Россию выезжал, еще будучи мальчишкой. И помню те отношения между россиянами и кавказцами. Сейчас, конечно же, многое поменялось… Проблему нужно решать».  

Этот веселый и грустный, этот человечный фильм чуть-чуть, кажется, сдвинул проблему с мертвой точки.

 И это «чуть-чуть» в решении чудовищно разросшейся межнациональной задачи тоже очень важно.  

… После сериала мы с подругой обменялись мнениями.  

- А помнишь, - спросила я, - мы в школе пели на уроках украинскую песню: «Ой, лопнув обруч бiля дижечки, дiвчата мои сыроижечки? Зря что ли пели, а, Сыроежко? А грузинскую – «Сулико»? А эту, азербайжанскую: «Джиб-джиб-джиб, мои цыплятки?» «Джиб-джиб-джиб, мои хохлатки», - продолжила моя подруга, моя белорусско-украинская сестра… А пели мы, между прочим, с ней в детстве в разных концах страны. Такая, знаете ли, повсеместно образовательная политика была.  

 

 

 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Павел
 "Кавказские парни", "торгующие в магазине"?..

Эксклюзив
14.02.2020
Игорь Друзь
Национальный молитвенный завтрак в Вашингтоне стал бенефисом антироссийских сил.
Фоторепортаж
07.02.2020
Подготовила Мария Максимова
В Гостином дворе представлено более 500 снимков природы из 83-х регионов страны.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».