Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
24 августа 2019
Ядерный потенциал «Талибана»

Ядерный потенциал «Талибана»

События в Пакистане заставляют весь мир беспокоиться о «немыслимом»
Андрей Правов
25.05.2009
Ядерный потенциал «Талибана»

Мощный прорыв вооруженных группировок пакистанского «филиала» движения «Талибан» к центру страны, а также их, пусть и недолгое, но все же пребывание всего лишь в ста километрах от Исламабада, наводят, по меньшей мере, на две печальные мысли.

Первая - о реальной силе пакистанских талибов, серьезно (возможно, что и сознательно) преуменьшавшейся до последнего времени официальным Исламабадом. Вторая же - о слабости самих пакистанских властей, под контролем которых, «между прочим», находится ядерное оружие. Между тем информация о том, что «пакистанский Талибан» поднимает голову и становится все более серьезной силой в северо-западных районах страны, появилась далеко не вчера. Об этом «феномене» различные газеты, прежде всего сами пакистанские, писали уже давно, по крайней мере, года полтора назад.  

Особенно много статей на эту тему появилось после ухода в отставку президента Пакистана генерала Первеза Мушаррафа и избрания на пост премьер-министра страны Асифа Али Зардари - вдовца известного политика Беназир Бхутто, убитой исламистами. Тогда звучали конкретные прогнозы: отстранение от власти генерала и замена его на сугубо «штатского» политика «ни к чему хорошему не приведет». Тем более что Мушарраф, дескать, пользовался хотя бы частичной поддержкой армии, а у Зардари вообще нет никакого авторитета в военных кругах, если не сказать наоборот. Армия же в Пакистане всегда считалась силой очень серьезной. Но сделанного не воротишь. Тем более что ухода генерала и прихода к власти в Исламабаде гражданского правительства настойчиво требовали США, видевшие в таком шаге положительные изменения в пакистанской политической жизни, направленные на демократизацию общества.  

Казалось, что армия «взяла под козырек» и подчинилась. Но, судя по всему, это была только видимость.

Как предполагается, военные начали усиленно претворять в жизнь свой старый план возвращения к власти – создания напряженной обстановки в стране. Столь напряженной, что уже требует вмешательства силовых структур, то есть в первую очередь, армии.  

Ни для кого не секрет, что родителями афганского движения «Талибан» в свое время выступили именно пакистанские силовики. Первые отряды талибов были сформированы еще пакистанской межведомственной армейской разведкой Ай-Эс-Ай, но на время их появление на политической сцене было отложено. Время «Ч» наступило в середине 90-х годов, когда пакистанцам было необходимо «приструнить» группировки афганских моджахедов, которые отказывались от какого-либо контроля над собой.  

Однако и талибы, за короткое время захватив власть в Кандагаре, Джелалабаде и других пуштунских городах, очень скоро также отказались кому бы то ни было подчиняться. Особенно после взятия Кабула и провозглашения власти режима «Талибан» над всем Афганистаном. Тем не менее, согласно многим данным, со своими пакистанскими «улемами», то есть учителями, представители режима «Талибан» в Кабуле в 90-е годы продолжали поддерживать устойчивую связь. То есть, опять же, с представителями пакистанской военной разведки. А с появлением в Афганистане сил «антитеррористической коалиции» во главе с США эти контакты не только не были прерваны, но даже окрепли.  

Талибы сегодня – далеко не однозначное явление. Среди них, естественно, есть немало исламистов, самих живущих в XIV веке и старающихся туда же вернуть и всех своих соотечественников.

Но есть в движении сейчас и другие силы. Прежде всего, те, кто стоит на более светских позициях, но решительно выступил против иностранного военного присутствия в Афганистане.

Кроме этого, талибы всегда пользовались большим авторитетом и доверием среди пуштунов, из числа которых в большинстве своем вышли они сами.  

Между прочим - и этот факт официально довольно часто игнорировался - теми же пуштунами являются и многие офицеры пакистанской армии. Именно они в свое время учили талибов «уму–разуму». И сейчас говорить о том, чтобы они как-то решительно бросились в бой с вооруженными группировками «Талибан» по приказу Зардари вряд ли приходится.  

Тем не менее, кажется, власти нашли выход из создавшегося положения, направив в северо-западные районы страны армейские подразделения, состоящие в основном из пенджабцев. Это довольно жесткие военные, получившие неплохую подготовку в районе Кашмира. В последние дни бои между правительственными войсками Пакистана и боевиками движения «Талибан» идут в самом крупном городе долины Сват - Мингоре. Согласно официальным данным, в ходе военной операции погибли 17 боевиков. «Это сложная операция, - сказал на пресс-конференции в Исламабаде представитель командования пакистанской армии генерал Атар Аббас, - потому что нам приходится обыскивать практически каждый дом. Мы уже очистили часть территории города». Согласно Би-Би-Си, представитель талибов подтвердил, что правительственные войска вошли в Мингору, однако опроверг заявления о гибели боевиков. Он также добавил, что талибы собираются сражаться до конца. Между тем в результате военных действий более чем полтора миллиона человек покинули долину Сват и находятся в лагерях для беженцев. ООН уже выступила с призывом собрать 543 миллионов долларов для оказания гуманитарной помощи пострадавшим от военных действий на северо-западе Пакистана.  

Чем закончится противостояние? Согласно большинству оценок, армия завершит операцию успешно и возьмет ситуацию в Мингоре, как и на северо-западе Пакистана в целом, в свои руки. Но это вовсе не будет означать, что в противостоянии между талибами и властями в Пакистане поставлена точка. Ведь даже существует мнение, что талибы – это, по сути дела, если и не большинство местного населения, то уж, во всяком случае, очень многие жители того же Свата, как и всей Северо-Западной Пограничной провинции и даже Белуджистана. Вполне реально, что многие сражения в Пакистане еще впереди, их исход видится в тумане.  

Неужели в Пакистане возможна ситуация, при которой «вдруг» в руках движения «Талибан» окажется ядерная бомба? Страшный вопрос. Прежде всего, потому, что подобное развитие событий в последнее время кажется все более реальным.

Подтверждение этому - стоявшие военным лагерем всего несколько дней назад в ста километрах от Исламабада вооруженные группировки «Талибан». Совсем недавно и это казалось невозможным. Почему же нельзя допустить и ситуацию, когда отряд талибов берет под свой контроль пакистанскую военную базу, где хранится ядерное оружие? Это может быть даже не какая-то боевая операция, а просто присоединение к талибам нескольких вооруженных охранников такой базы - из числа симпатизирующих движению.  

Что в таком случае может произойти? Здесь фантазия уже бьет через край. Ведь совершенно необязательно, что талибы могут попытаться запустить ракеты с ядерными зарядами по одному из враждебной Пакистану городов Индии. Или по Кабулу, где сейчас правит режим Карзая, опирающийся на поддержку американских военных. Достаточно, например, пробыть на такой базе с полчаса и унести с собой несколько «портативных» ядерных зарядов, которые затем уже можно взорвать где угодно. В том числе - и в ненавистных талибами США. И такие взрывы, конечно, перекроют по числу жертв события 11 сентября.  

Скорее всего, в Вашингтоне это понимают. Отсюда - обеспокоенность, стремление «поскорее покончить с войной в Ираке» и перенести максимальные усилия «антитеррористической коалиции» в Афганистан. И соседний Пакистан, как этого все чаще требуют американские военные, указывая на то, что эти страны являются «сообщающимися сосудами войны». Но ужас ситуации заключается в том, что «победить» талибов ни в Афганистане, ни теперь уже и в Пакистане американцы вряд ли смогут. Обстановка в двух государствах обостряется, делая исход «антитеррористической операции» все более непредсказуемым. И вынуждая остальной мир беспокоиться о «немыслимом». 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
20.08.2019
Алексей Байлов (Россия), Ярослав Дворжак (Чехия)
События в Чехословакии: взгляд через полвека.
Фоторепортаж
17.08.2019
Алексей Тимофеев, Елена Безбородова (фото)
Здесь, на далёком Севере России, – один из важнейших наших духовных центров.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».