Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
20 сентября 2019
В стратегических клещах

В стратегических клещах

Потенциальные риски политики лавирования России между Западом и Китаем: обзор мнений
Артем Ивановский
03.07.2012
В стратегических клещах

Институт стратегических исследований Армейского военного колледжа США 25 июня опубликовал сборник аналитических материалов под названием «Модернизация России: экономические, политические и военные перспективы» («Can Russia Reform: Economic, Political and Military Perspectives»). Наибольший интерес в этом сборнике представляет оценка итогов военной реформы в России и характера потенциальных военных угроз, данная профессором Марком Галеотти.

Он пишет: «Сокращение численности населения России, особенно молодежи, делает необходимым сокращение численности армии уже сейчас. В российском министерстве обороны полагают, что современные профессиональные соединения быстрого развертывания, которые предусмотрены новой структурой войск на основе бригад, станут лучшим ответом на потенциальную наземную угрозу со стороны Китая. Фактически более компактная и мобильная российская армия, сосредоточенная на проблемах «ближнего зарубежья», в какой-то мере соответствует интересам США. Такая модернизация российской военной мощи поможет отвлечь внимание и ресурсы Китая и Ирана от попыт 25 июня ок сравняться с военным потенциалом США. Кроме того, американские военные стратеги будут весьма признательны министерству обороны России, если оно направит свои силы на обеспечение безопасности вокруг своей страны вместо того, чтобы наращивать ядерный потенциал ракет дальнего действия и расширять экспедиционные оперативные формирования».

Обращает на себя внимание лейтмотив этих «аналитических построений»: использование российской военной мощи против главного противника Соединенных Штатов - Китая. Как тут не вспомнить недавнее заявление Генри Киссинждера о том, что «только глухие не слышат барабаны войны».

Таким образом, с точки зрения упомянутых профессором Галеотти «американских военных стратегов», позиция России в условиях нарастающего конфликта между США и КНР приобретает важнейшее стратегическое значение.

Российское военно-политическое руководство, равно как и экспертное сообщество, отчетливо слышит барабаны войны, упомянутые Киссинджером. Фундаментальное значение вопроса геополитической дилеммы на этих уровнях вполне осознается. Некоторые весьма авторитетные военные эксперты считают, что решение априори очевидно. Так, 14 июня президент Академии геополитических проблем генерал-полковник Леонид Ивашов выступил с вполне определенным заявлением: «Нам следует становиться на сторону Востока и восточной цивилизации. И уж, во всяком случае, не работать против Китая с американцами. Этого никак нельзя допускать, потому что у Китая сегодня есть возможность отторгнуть наши сибирские и дальневосточные регионы. У нас там практически нет войск и населения… В рамках Шанхайской организации сотрудничества Россия могла бы предложить сформировать серьезный альянс в составе России, Китая, Индии и Ирана. Это был бы мощный континентальный блок».

Заметим, что тремя месяцами ранее схожее по сути предложение официально направил новоизбранному президенту России директор Института Дальнего Востока РАН Михаил Титаренко. В своей статье «В.В. Путин и растущая роль восточного вектора» он подчеркнул: «Главная проблема так называемой «перезагрузки» отношений России с США и НАТО состоит в необходимости воспринимать Россию и строить с ней отношения как с равноправной стороной. И здесь, как представляется, важную роль катализатора, побуждающего наших западных партнеров именно к такому подходу, играли и играют те исторические достижения, которые с начала XXI века связаны с деятельностью её лидера В.В. Путина на восточном направлении международной политики России». Сам Путин полностью принимал эту точку зрения, о чем наиболее наглядно свидетельствовует следующий фрагмент его программной статьи «Россия и меняющийся мир», которая была опубликована 27 февраля в газете «Московские новости»: «У нас закрыты все крупные политические вопросы в отношениях с Китаем. Между руководством двух стран достигнут беспрецедентно высокий уровень доверия. Это позволяет и нам, и китайцам действовать в духе настоящего партнерства. Созданная модель российско-китайских отношений — весьма перспективна».

Однако в ходе визита Владимира Путина в Пекин на саммит ШОС со всей очевидностью выяснилось, что в российско-китайских отношениях далеко не все так безоблачно и гладко, как представлялось.

А идея «восточного вектора», как противовеса США и НАТО, уперлась в проблему: кто и кого видит в качестве этого самого противовеса – Россия Китай или же Китай Россию. Самую точную оценку ситуации, сложившейся внутри ШОС, дал, на мой взгляд, «Коммерсант» под заголовком «Шанхайская организация соперничества». Примечательно, что эту статью разместил в своем блоге в Твиттере вице-премьер правительства России Дмитрий Рогозин и более не прибавил ни слова. Президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов весьма скептически резюмировал итоги первого зарубежного визита В. Путина: «Россия движется в логике уступок уже давно, начиная с демаркации границы и заканчивая подписанием Стратегии межрегионального сотрудничества до 2018 года. Развитие наших отношений с Китаем в этом пункте вызывает определенную озабоченность. Это соглашение предполагает совместную разработку ресурсов на территории России, их переработку на территории КНР, облегчение транспортного режима между городами двух стран и некоторые другие решения, которые в общем и целом отражают интересы Китая по доступу к ресурсам Восточной Сибири и Дальнего Востока, а также по облегчению миграционных потоков.

ШОС, на мой взгляд, это преимущественно китайский проект. Нынешний визит Путина не изменил положение.

Я не увидел каких-то значимых результатов этого визита». Напомним, что Россия уже не первый год добивается полноправного членства в ШОС Индии, что встречает неизменное противодействие китайской стороны. Кроме того, все более четко видимыми становятся разногласия между Москвой и Пекином в Центрально-Азиатском регионе. В данном контексте особое значение приобретает проблема российско-китайского экономического сотрудничества: Россия заинтересована в заключении крупного контракта на поставку природного газа в Китай, но последний уже получил достаточно широкий доступ к газовым ресурсам центральноазиатских государств и поэтапно расширяет там свою торгово-экономическую экспансию, что самым прямым образом задевает российские интересы.

Уместно задать вопрос, каким образом на Западе оценивают перспективы России по формированию «восточного вектора»? 14 июня французская газета «Atlantico» разместила на своих страницах материал под впечатляющим названием: «Ось Россия–Евразия против Запада», в котором подчеркивалось: «Саммит в Пекине подтвердил особый характер отношений между российским и китайским руководством. Причем, все это - отнюдь не уловка, которая призвана укрепить позицию Москвы в переговорах с Западом. Путин намеревается восстановить Россию, которая должна стать евразийской державой. В более широком смысле, российско-китайское партнерство и продвижение ШОС как форума для сотрудничества и безопасности нацелены на сокращение влияния западных держав в Средней Азии. Факт остается фактом: путинская Россия не хочет идти по пути сближения с Западом, делает ставку на упадок ЕС и НАТО и укрепляет связи с Китаем».

Однако в США лейтмотивом большинства экспертных оценок и газетных публикаций была следующая точка зрения: Россия и Китай имеют совпадающие тактические интересы, но в стратегической перспективе их интересы могут разойтись.

В этом смысле показательна статья обозревателя «Forbes» Мэтью Хелберта c откровенно провокационным названием «Провал Путина в Пекине»: «Путин прекрасно знает: цены на нефть стали ниже 100 долларов за баррель, что плохо отразилось на российском фондовом рынке и на курсе рубля. Если учесть, что две трети экспорта России, половина доходов федерального бюджета и 20% ВВП все еще зависят от углеводородов, Путину крайне необходимо подписать энергетические контракты с Китаем. Российский газовый монополист все еще надеется продать Китаю 70 миллиардов кубометров газа по ценам, индексированным по нефти - за 350-400 долларов за 1000 кубометров, в то время как Китай предлагает диапазон цен в 200-250 долларов. Козырной картой в стратегии Пекина является Туркмения. К 2015 году в Китай поступит 30 миллиардов кубометров туркменского газа. Дальнейшие соглашения (до 65 миллиардов кубометров) уже заключены с каспийскими поставщиками, включая Узбекистан и Казахстан. Учитывая эти реалии, Китай никогда не станет платить Москве индексированные по нефти цены. России придется первой пойти на попятную, иначе она не только продолжит терять долю на китайском рынке, но также не сможет взять на себя историческую роль стабилизирующего производителя на мировом газовом рынке».

Далее Хелберт весьма красочно описывает политику США по вбиванию клина в отношения России и Китая: «Пекин и Москва продолжат изо всех сил сражаться за свое влияние в каспийских регионах и потенциальный экспорт и реэкспорт углеводородов, вместо того, чтобы создавать противовес американским интересам. Для Вашингтона эта игра остается довольно простой («разделяй и властвуй») – особенно, если учесть, что госдепартамент может привлечь Индию и Европу, чтобы еще более усложнить отношения между Россией и Китаем». Впрочем, подобный «уолл-стритовский маккиавелизм» обычно характерен для изданий, идейно либо финансово близких к республиканской партии.

Следует подчеркнуть, что главной проблемой «восточного вектора» российской политики являются отнюдь не те или иные разногласия с Китаем. Россия не заинтересована в конфронтации с Западом, в состоянии которой уже де-факто находится Китай. Можно также сформулировать российскую позицию относительно будущего мирового порядка следующим образом: Россия не заинтересована в замене однополярного американского мира на однополярный китайский. Так или иначе, но после отказа Владимира Путина прибыть на саммит НАТО в Чикаго в мае сего года и провести встречу с президентом США Бараком Обамой, показательно, что месяц спустя переговоры между главами двух великих держав все равно состоялись. Стало очевидно, что в таких важнейших вопросах российской внешней политики, как нераспространение ядерного оружия или Афганистан, «восточный вектор» никакой реальной пользы принести не может. Скажем, Китай демонстрирует слишком явное нежелание участвовать в сокращении своего ядерного арсенала.

Китайские официальные лица остаются в стороне от двусторонних российско-американских переговоров по стратегическим вооружениям, традиционно утверждая, что ядерные арсеналы США и России намного больше китайских.

Тем не менее, существенное сокращение российских и американских ядерных потенциалов уменьшает этот разрыв. Соответственно, Россия не может серьезно сокращать свой арсенал тактического ядерного оружия, учитывая растущий военный потенциал Китая.

И совершенно особое значение имеет афганская проблема. Эксперт вашингтонского Центра стратегических исследований Сергей Маркедонов считает, что общность интересов Москвы и Вашингтона в данном случае очевидна: «Я согласен с позицией российского президента, который считает, что уже давно пора прекратить истерику по поводу «геополитических разворотов» и намерения Кремля повести новое фронтальное наступление на Запад. Внешняя политика России по большей части имеет прагматический характер. В этой связи Центральная Азия (вместе с Афганистаном) в свете проблемы-2014 (вывод войск натовской коалиции) становится одной из немногих точек на карте, где конструктивное взаимодействие США и России вполне возможно. И даже желательно, иначе педалирование тактических расхождений чревато стратегическими издержками в виде появления протяженной и отнюдь не виртуальной «дуги нестабильности» от Афганистана до Оренбургских степей».

Кроме того, в связи с приближением второй волны экономического кризиса, Россия и США стоят перед неизбежным вопросом об активизации торгово-экономического сотрудничества. Четкое понимание данной угрозы нашло свое отражение в совместном заявлении российского и американского президентов об обоюдной заинтересованности в скорейшей отмене пресловутой поправки Джексона-Вэника. Скажем больше: поставленную Владимиром Путиным в его программной статье «О наших экономических задачах» стратегическую цель новой индустриализации России невозможно решить без расширения и углубления инновационного сотрудничества с наиболее передовыми в научно-технологическом отношении странами. Китай, с одинаковым размахом ворующий технологии как у России, так и на Западе, мягко говоря, данному критерию не соответствует.

Как известно, знаменитая сталинская индустриализация была бы невозможна без обширной технологической помощи западных держав – от авиационного завода фирмы «Юнкерс» в Филях до американских турбин на Днепрогэсе.

Прошедшая недавно в Париже европейская выставка вооружений «Евросатори-2012» только подтвердила усиливающуюся тенденцию к расширению сотрудничества российских и западных производителей оружия и боевой техники. При этом нелишне будет вспомнить, что аналогичное «сотрудничество» с Китаем уже принесло отечественным оружейникам значительный ущерб.

Вместе с тем, США и НАТО слишком явно проводят одностороннюю, откровенно игнорирующую российскую позицию политику в сфере создания глобальной системы противоракетной обороны. Переговоры президентов Барака Обамы и Владимира Путина в Мексике не привели к прорывам. Как российские, так и американские эксперты едины во мнении о том, что серьезного прогресса в отношениях Вашингтона и Москвы ожидать не следует. Таким образом, создается крайне опасная ситуация возможного зажатия России в стратегические клещи: с одной стороны потенциальная угроза возобновления российско-американской конфронтации, с другой – столь же очевидная угроза конфликта с Китаем, который считает российский Дальний Восток своими отторгнутыми в XIX столетии территориями. Причем проблема усугубляется нынешней военной и экономической слабостью страны. Как отметил по этому поводу известный в военной среде критик реформы Сердюкова генерал-лейтенант Виктор Соболев: «Великую Отечественную войну мы начинали, имея 303 полнокровные дивизии, 20 тысяч танков, 17 тысяч боевых самолетов». Для сравнения, согласно данным известного российского военного эксперта Сергея Птичкина, к 2020 году суммарное количество танков НОАК достигнет цифры 15 тысяч, в то время как Россия, согласно госпрограмме вооружений к этому же времени поставит в строй только 1500 новейших танков «Армата». Где же выход?

Уже упоминавшийся выше президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов предлагает такое решение: «Сейчас формируется американо-китайская биполярность. Она отличается от американо-советской биполярности, поскольку наряду с конфликтом интересов имеет место и очень глубокое взаимопроникновение. России очень важно адекватно оценить эту ситуацию и извлечь из нее максимальные выгоды, а также снизить возможные издержки.

Издержками может считаться стремление каждой из двух глобальных сверхдержав решать свои проблемы, в том числе и за счет России, перебрасывая на российское направление ту или иную напряженность.

Здесь наиболее уместна политика балансирования между двумя полюсами современного мира, сохраняя равноудаленность». Проще говоря, речь идет о так называемой «политике лавирования». При этом апологеты подобной простоты решений сложных проблем упускают из виду тот факт, что Россия уже имеет опыт такого рода политики. Приведем два наиболее очевидных исторических примера. 1812 год. Россия «лавирует» между двумя военно-политическими блоками: империей Бонапарта и ее сателлитами и Британской империей с ее континентальными союзниками. В полном соответствии с «рецептом» Ремизова, тогдашнее российское руководство то выступает на стороне Запада, то сближается с Бонапартом, то снова «равноудаляется» от него. Результат: вторжение наполеоновских полчищ в Россию, сожжение Москвы. Можно вспомнить аналогичную ситуацию из более близкого прошлого. 1941 год. Сталин «лавирует» между Западом и странами фашистского блока. Итог: испепелившее пол-России нашествие немецко-фашистских войск. Как уже было сказано выше, сегодня у нашей страны нет того запаса прочности, который позволил выдержать столь масштабные потрясения в прошлом.

Есть и совсем «свежий» пример – так называемая «многовекторная» политика нынешнего украинского руководства, практическая польза которой равна нулю.

Урок истории состоит в том, что политика лавирования может рассматриваться только как тактический инструмент, который может работать до определенного военно-политического и исторического момента. В противном случае в политике лавирования очень легко запутаться и подставить страну под удар не одного, так другого из потенциальных противников.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 17 найденных.
Гость Петров
22.09.2012 11:17
Итак, после проведения в России военной реформы на основных стратегических направлениях у нас сложилась следующая ситуация. Силы нового Южного ВО, в целом, адекватны ситуации на своем ТВД, ибо Грузия разгромлена и пока еще не полностью  восстановлена, а войну с Турцией, либо как с членом НАТО, либо как с отдельной сущностью, представить пока сложно, хотя это и не исключается совсем.
Центральный ВО не имеет выхода к границам с потенциальными противниками и является, по сути, резервным. Западный ВО очень сильно уступает силам НАТО, но, военный потенциал Республики Беларусь, стоящей на пути любого агрессора с Запада, уже таков, что Европа давно не собирается ни на кого нападать. Именно поэтому так быстро сокращаются вооруженные силы европейских стран, а то, что от них остается, переориентируется на ведение противопартизанских войн и миротворческо-полицейских операций. Еще одним подтверждением отказа «агрессивного империалистического блока» от проведения глубоких наступательных операций служит то обстоятельство, что из всех основных классов вооружений именно танки НАТО сокращает быстрее всего, а обновляет в последнюю очередь. Точнее, вообще не обновляет, ибо все основные программы производства танков на Западе закрыты.
Следовательно, лишь на Востоке ситуация остается неприемлемой.
Силы Восточного ВО, как Сухопутные войска, так и ВВС, сегодня несопоставимы с силами Шэньянского и Пекинского ВО НОАК, ибо военный потенциал Китайской Народной Республики (КНР) за эти два десятилетия, к сожалению, не без помощи России, вышел на совершенно новый уровень развития.  За последние 20 лет военные расходы КНР выросли более чем в 20 раз. И это при том, что на Китай нападать совершенно очевидно некому, поскольку подобное нападение станет наиболее эффективным способом самоубийства и здесь вряд ли нужны объяснения. Единственным теоретически вообразимым сценарием внешней агрессии против Китая является атака на него со стороны США с помощью крылатых ракет морского и воздушного базирования (КРМБ, КРВБ) и, возможно, палубной авиации с целью разрушения объектов «новой экономики», ВПК, военной и гражданской инфраструктуры для максимального военного и экономического ослабления КНР. Для отражения этой чисто виртуальной угрозы, Китаю необходимо развивать ПВО и ВМС, Сухопутные войска здесь совершенно ни к чему. Виртуальна эта угроза атаки США не только из-за наличия у Китая ядерного оружия, но и из-за слишком большого количества объектов для атаки, превышающих реальные возможности американских ВВС и ВМС.
Таким образом, с точки зрения самообороны НОАК уже, как минимум, лет десять является сверхизбыточной. Тем не менее, потенциал НОАК продолжает наращиваться все более ударными темпами. Заявления китайских официальных лиц о том, что военное строительство ведется исключительно в мирных оборонительных целях, звучат с каждым годом все более вяло и дежурно. Потому что верить в них невозможно даже при максимальном желании, чего в Пекине не могут не понимать. Более того, там, видимо, все меньше видят смысл убеждать человечество в своих мирных намерениях.

В последние 5 лет НОАК регулярно проводит крупномасштабные учения Сухопутных войск и ВВС, на которых отрабатываются наступательные операции глубиной 1,5-2 тыс. км силами нескольких соединений или даже объединений. В сценарии этих учений никаким образом невозможно усмотреть ни репетицию десанта на Тайвань, ни отражение американского десанта, ни подавление внутренних беспорядков.
Следовательно, если в действиях НАТО не наблюдается никаких реальных признаков подготовки к агрессии, то в действиях Китая – все признаки такой подготовки. Тем более, что к перечисленным выше основным признакам можно добавить еще ряд дополнительных.
Так, в последние несколько лет в крупнейших городах Китая развернулось массовое строительство подземных убежищ суммарной вместимостью в несколько миллионов человек. Китайское руководство дает этому строительству вызывающе абсурдное объяснение: убежища предназначены для защиты от землетрясений! Поскольку любой человек, хотя бы чуть-чуть знакомый с сейсмологией или с основами гражданской обороны прекрасно знает, что во время землетрясения подземное укрытие может стать только и исключительно братской могилой.
Наконец, нельзя не отметить того, что составной частью китайской военной доктрины является концепция «стратегических границ и жизненного пространства», прямо оправдывающая ведение агрессивных войн. Концепция основана на той точке зрения, что рост населения и ограниченность ресурсов вызывает естественные потребности в расширении пространства для обеспечения дальнейшей экономической деятельности государства и увеличения его «естественной сферы существования». Предполагается, что территориальные и пространственные рубежи обозначают лишь пределы, в которых государство с помощью реальной силы может «эффективно защищать свои интересы». «Стратегические границы жизненного пространства» должны перемещаться по мере роста «комплексной мощи государства».
Теперь наиболее принципиальный вопрос – зачем Китаю совершать агрессию против России?
В предельно сжатом варианте ситуация обстоит следующим образом. При дальнейшем росте экономики КНР и благосостояния ее населения, которое вдвое больше, чем население США и ЕС вместе взятых, в  обозримом будущем Китаю не хватит ресурсов не только своей страны и их уже давно не хватает, но и всей планеты Земля. Здесь надо особо подчеркнуть, что экономика КНР – это, в первую очередь, экономика производства, а не экономика сферы услуг, как на Западе. Поэтому сырья ей нужно несравненно больше и темпы роста его потребления гораздо выше, чем на Западе. Кроме того, продолжение экономического роста прежними темпами может привести к настоящей экологической катастрофе, которая затронет не только Китай, но и весь мир. Однако замедление роста экономики неизбежно приведет в Китае к резкому обострению социальных проблем – значительному увеличению безработицы, которая и без того очень велика, а так же падению жизненного уровня населения, и это при том, что значительная часть населения КНР по-прежнему живет в крайней бедности и считает, что получает слишком мало от триумфальных китайских реформ. Серьезнейшей проблемой Китая является огромный разрыв в уровне доходов и социального обеспечения между городом и деревней и между развитыми приморскими и отсталыми внутренними регионами. Без дальнейшего экстенсивного роста китайской экономики сократить эти разрывы невозможно, а их нарастание может привести к сильнейшим социальным потрясениям.
В основе всех перечисленных китайских проблем лежит крайняя перенаселенность страны, усугубляемая тем, что почти все население Китая живет на половине его территории, где нагрузка на окружающую среду и инфраструктуру оказывается запредельной. Проводимая с конца 70-х годов политика «одна семья – один ребенок» является вынужденной. Однако, во-первых, она выполняется лишь в городах, что дополнительно увеличивает разрыв в уровне жизни, во-вторых, порождает еще две острейшие социальные проблемы – старение населения в условиях очень слабого развития пенсионной системы и «дефицит невест» – значительное численное превышение мальчиков и юношей над девочками и девушками в младших возрастных группах. В итоге складывается ситуация, когда, с одной стороны, политику «одна семья – один ребенок» необходимо не просто продолжать, но и ужесточать, с другой стороны, ее надо немедленно отменять. Вообще, сплетение китайских проблем таково, что решение одних усугубляет другие. В Китае это уже поняли и все более открыто говорят о том, что перед КНР стоит выбор между социальной катастрофой, переходящей в гражданскую войну, и внешней экспансией с целью захвата ресурсов и территорий других стран. Третьего не дано,- такова объективная реальность, и  здесь ни при чем идеология или тип социально-экономической системы.
О том, что Китаю, если он не хочет получить гражданскую войну, необходимо готовиться к агрессивной войне, было очень четко написано в вышедшей  не так давно  книге  «Китай недоволен!», выражающей, по мнению большинства экспертов, мнение довольно  влиятельных политических деятелей государства.
Что касается направления экспансии, то нельзя не видеть, что Восточная Сибирь и Дальний Восток России обладают гигантской территорией и природными ресурсами при очень небольшом, причем быстро сокращающемся населении.
В связи с этим еще ряд замечаний. В некоторых отечественных работах опровержением тезиса о китайской угрозе называется тот факт, что Китай даже в момент максимальной слабости России, сразу после краха СССР, не предпринял никаких действий, направленных на ее дальнейшее ослабление. Между тем, не очень ясно, о каких именно возможных действиях идет речь. Да, КНР не совершила военной агрессии против России, однако по этому поводу можно отметить, что в начале 90-х годов ХХ века ВС РФ были гораздо сильнее, чем в настоящее время, а НОАК – значительно слабее, чем в настоящее время. Таким образом, Китай не имел реальных возможностей для совершения агрессии, а отнюдь не проявил «добрую волю». При этом он в полной мере воспользовался слабостью России, сформировав крайне выгодный для себя и невыгодный для России характер экономических отношений и создал базу для демографической экспансии.
Для опровержения тезиса о китайской угрозе также нередко используется утверждение о том, что Китай настолько занят решением внутренних проблем, что ему «не до экспансии». При этом полностью игнорируется то соображение, что экспансия не является «прихотью» Китая, а необходима именно для решения его внутренних проблем.
Весьма популярным полемическим приемом «адвокатов» Китая является заявление о том, что «раздувать миф» о китайской угрозе недопустимо, поскольку конфликт между Россией и Китаем выгоден США. По данному поводу можно отметить, что применительно к отношениям трех этих наиболее сильных стран мира для любой из них объективно выгоден конфликт между двумя другими. В частности, Китаю выгоден конфликт между Россией и США. Очень показательно, что Россия ни на уровне официальных заявлений, ни на уровне научных работ никогда не рассматривалась руководством и экспертами КНР как потенциальный союзник против США. Однако наиболее принципиальным моментом в данном аспекте является то, что причиной китайской угрозы для России являются не интересы США, а объективные тенденции развития самого Китая, на которые США не имеют хоть сколько-нибудь существенного влияния. То есть китайская угроза для России имеет место совершенно независимо от того, выгоден российско-китайский конфликт для США или нет, в основе ее лежат обстоятельства не политического, а социально-экономического характера.
По-видимому, попытка наших либеральных руководителей и военных аналитиков замолчать факт наличия угрозы вопреки очевидным фактам и идти на максимальные уступки КНР в политической и экономической сферах объясняется боязнью «разозлить» Китай. В таком случае здесь можно усмотреть ничем не обоснованное приписывание руководству Китая мотивов иррациональной агрессивности, способности совершить агрессию по мотивам обиды. На самом деле, до сих пор руководство КНР во всех случаях демонстрировало исключительно высокую степень прагматизма. Именно поэтому гораздо больше оснований предполагать, что если вопрос о китайской угрозе и мерах ее парирования начнет обсуждаться в России не только на уровне отдельных авторов, а на официальном уровне и хотя бы некоторые меры противодействия к тому же начнут воплощаться в жизнь, это не повысит, а снизит угрозу агрессии, поскольку в руководстве КНР поймут, что «игра не стоит свеч» и надо искать другие направления экспансии. Это возможно лишь в том случае, если цена агрессии против России для КНР станет настолько высокой, что не будет оправдана ни при каких обстоятельствах – даже в случае угрозы внутренней катастрофы в Китае.
Чтобы добиться таких результатов внешней политики;  Во-первых, нам нужен дееспособный генералитет,  понимающий вызовы Времени и адекватно на них реагирующий. Во- вторых, нам следует ускоренными темпами развивать связку СЯС и ПВО. Возможно, нужен выход из договора по РСМД, который в нынешних условиях просто связывает нам руки. В третьих, необходимо решительно укреплять силы  Восточного военного округа. В четвертых, надо всячески ускорять работы по созданию сверхзвукового и гиперзвукового оружия, способного в первые же минуты вооруженного конфликта парировать угрозу ответного ядерного удара.
Кроме того, необходимо создание международных союзов с взаимными обязательствами по защите друг друга. Как показала война в Южной Осетии 2008 г., НАТО безопасно для нас, как противник, но и бесполезно, как союзник (это оно продемонстрировало своим поведением по отношению к Грузии).
Наиболее важными союзниками для нас могут стать Белоруссия  Казахстан, Украина,  в данном случае ОДКБ ни при чем,  Монголия, Индия и Вьетнам.
Таким образом, дальнейшее умолчание по поводу «китайской» проблемы способствует ее усугублению и снижает возможности парирования. Подобное отношение  к столь серьезному для безопасности страны вопросу лично для меня  представляется недопустимой!!!

Сибир
15.07.2012 12:56
О конкуренции. Думаю, есть она у нас, политическая и экономическая, только все ее подробности окутаны тайной. Тем не менее существуюший раздрай во власти является отражением существующей конкуренции, или грызни, если угодно. Две или более группировки во власти бьются насмерть, но победить пока ни одна ни в состоянии. Конечно, это так не похоже на "цивилизованную" конкуренцию, которую так превозносит наш идеалист-Европеец. Ну, ясно их бандиты всегда будут обаятельнее наших. Просто потому, что европейцы. Что до владения государством большей или меньшей долей в экономике - само по себе не говорит ни о чем. Качество управления - вот что решает вопрос. И совсем не факт, что лучшее управление только в частной форме собственности. Это только тезис, не доказанный. Теперь о том, что грозили ракетами всему миру... Смешно, у американцев этого добра всегда было больше, чем у нас. И именно Америка намеревалась применить ядерное оружие первой. Или вы не слышали об этом? Только в 60-е годы достигли паритета с ними. В нашей же доктрине никогда не присутствовало намерение атаковать первыми. И если кого-то пугали - то западные же средства пропаганды. С целью  удержать свое преимущество.
Виктор
09.07.2012 17:17
По  моему  жизнь, вернее  исламский  экстремизм  и  тот  же  Китай  посадят  Россию  и  Америку в  одну  лодку, и  будут  они  вынуждено  грести  вместе  и  в  одну  и  ту  же  сторону.
Европеец - Сергею Викторовичу
09.07.2012 0:39
Повеселили, однако...
А я и не знал, что В.Путин, подписав "правительственную программу", заставил концерн "Фольксваген"... строить заводы в России! Лихо, вернее - молодец!
А что, и подготовка к покупке французами (то ли Рено, то ли Пежо) бывшего детища ФИАТа в Тольятти, тоже дело рук... Правительства России?
Тогда всё логично: России поможет только "СИЛА"! Правда это уже было - в период строительства социализма и, почти - коммунизма: пугали бомбами и ракетами весь мир! Далеко ушли? А помните чем это всё, в 1991 году - кончилось?  
Strateg
05.07.2012 22:49
Особенность нынешней ситуации в том, что Россия оказалась между двух противостоящих военно-политических блоков, каждый из которых заинтересован в соглашении с нашей страной для усиления собственных позиций. Вопрос: что делать? Вероятно, единственно возможный образ действий - это Пакт коллективной безопасности в формате Россия, США, Индия. Объясню, в силу каких соображений. На пути Китая к мировому господству стоят только три державы - США, Россия, Индия. Китайское руководство не просто провозгласило лозунг: "19 век был веком унижений, 20-й - веком возрождения, 21-й станет веком триумфа", оно целенаправленно готовится к войне, о чем ясно говорят постоянно возрастающие цифры военного бюджета КНР. Современная идеология Китая слишком явно нацелена на внешнюю экспансию, а возрастающая военная мощь обладает тем  простым свойством , что она не может находиться в вакууме - политическое руководство не имеет другого выхода, как через пять, максимум, через десять лет начать войну.  Попробуем посмотреть на ситуацию глазами оперативных офицеров Генштаба НОАК. Их задача - победа в войне с наименьшими потерями. Прямое столкновение с США - это война на море, что , учитывая подавляющее превосходство американского флота, не сулит Китаю никаких перспектив. Единственно возможная схема действия для Китая в конфликте с США - это применение принципа "периферийной стратегии", то есть втягивания американцев в перманентные войны на Ближнем, Среднем Востоке и в Африке. Военное вторжение  в Индию  тоже не принесет Китаю существенных стратегических преимуществ, так как мобилизационные ресурсы Индии даже превышают китайские и такая война превратится в затяжную мясорубку. Главное же, что  в условиях неизбежного конфликта с США Китаю грозит применение американцами морской блокады(как известно, 70% сырьевых ресурсов для китайской экономики доставляется по морским коммуникациям из-за рубежа; Пентагон еще в 2003 году разработал план морской блокады Китая, что позволит американцам без единого прямого выстрела удушить Китай экономически), а превосходство на море реально позволяет им это сделать. Единственный вариант для Китая избежать краха в этой ситуации - захват российского Дальнего Востока и Восточной Сибири. Как в Генштабе НОАК, так и в среде российских военных профессионалов нет двух мнений - на оккупацию огромной территории от Приморья до Забайкалья Китаю понадобится от 30 до 45 суток, потери, учитывая  крайнюю слабость российских войск на ТВД, буду ничтожными, но при этом Китай получит огромные ресурсы, которые сведут на нет морскую блокаду США и позволят Китая вести длительную войну. Вывод: России угрожает прямое вторжение со стороны Китая, своими силами справиться с его отражением невозможно, поэтому необходим Пакт коллективной безопасности с теми державами, которым угрожает Китай и чьи интересы в данный исторический и военно-политический момент и в данном пункте совпадают. В нашей истории  уже был такой пример: несмотря на серьезнейшие идеологические и прочие расхождения сталинской России с Западом в конце 30-х гг., обстановка сделала неизбежным создание коалиции против общего врага, в уничтожении которого  были заинтересованы все. Таковы аргументы в пользу Пакта коллективной безопасности РФ-США-Индия с учетом обстановки сегодняшнего дня. Предлагаю обсудить возможность такого сценария.  
лесник
05.07.2012 21:48
   Если правящие нами вернут себе честь, то сила вернётся.
Сергей Викторович -Европейцу
05.07.2012 11:54
Простите, но Вы сами себе противоречите. перечисленные Вами предприятия в Выборге, Москве и Нижнем Новгороде создавались в рамках правительственной программы, а не по инициативе бизнеса.Я еще раз прошу Вас трезво взглянуть на ситуацию: РЕАЛЬНОЙ КОНКУРЕНЦИИ нет нигде на Западе, в упомянутых Вами США( и в других странах) существует такая же монополия крупнейших корпораций, как и в России, как и в Китае, как и в Индии. Причина здесь не в Путине и Медведеве, а в том, что в человеческом социуме действует один и тотже простой закон: сильные пожирают слабых. Так было и так будет. Вспомните период нахождения Немцова у власти - он был одним из создателей пресловутой "семибанкирщины", то есть я хочу сказать, что при ЛЮБОЙ власти будут "свои" бизнесмены. Ваше идеализирование Явлинского опять же непонятно, я хочу задать Вам простой вопрос: ЧТО КОНКРЕТНО СДЕЛАЛ Явлинский?  В 90-е годы был такой публицист Игорь Бунич, подчеркну, что по  своим воззрениям он был западником-либералом, так вот , что он писал о Явлинсоком: "Явлинский может держать только фигу в кармане". И потом, в программе оппозиции, которую отчасти разделяет и "Яблоко" есть так называемое "развитие федерализма",как антитезис "путинской тоталитарной вертикали", но Вы задумывались, что на практике это будет означать ничто ионе, как старое ельцинское "берите суверенитета сколько сможете проглотить" со всеми вытекающими последствиями. Проблема в том, что специфика России , как государства такова, что здесь требуется СИЛЬНАЯ власть. Как только власть ослабляется - будь-то 1917 или 1991 годы - сразу начинается всеобщий развал и межнациональная резня. Неужели Вы всерьез думаете,, что остановить новых дудаевых можно либеральным "яблочным" блеянием? Знаете ли Вы о том, что ПОВСЮДУ в так называемых "национальных субъектах федерации" поднимает голову сепаратизм? И мои претензии к Путину, что он НЕДОСТАТОЧНО использует рычаги власти, что не давит всех этих новоявленных "Батыршей", не выметает железной метлой гастарбайтеров из российских городов, не расстреливает обнаглевших воров  в погонах и без оных. Вы ведь сами согласны с тем, что надвигается страшная война, что Россия находится в "стратегических клещах", а в такой обстановке спасти ситуацию могут только политики типа Рогозина, а не типа Явлинского. Поймите, бесполезно говорить китайским нацистам или головорезам из "талибана" о "правах человека", они понимают только язык силы. Поэтому я говорю подобно Дмитрию Рогозину: "МЫ ДОЛЖНЫ ВЕРНУТЬ СЕБЕ СИЛУ".  
лесник
05.07.2012 9:54
   Это, конечно, не для Европейца.
Конкуренция в нашем мире, конечно, движитель в производстве.
  Я произведу больше и дешевле, чем ты и вытесню тебя широко и глубоко разрекламировав свой товар, а если нужно, то и глотку тебе перегрызу, чтобы получить свой барыш.
   По-человечески? По-Божьи?
  Неужели нельзя по другому строить человеческие отношения?
   Можно и нужно.  Мир требует изменения своего устройства, иначе кончится и довольно быстро.
Европеец - Сергею Викторовичу
04.07.2012 16:56
Если мы будем читать только российские СМИ, искать в списке Forbes только российских олигархов и слушать только российских политиков, то будем мыслить именно так, как Вы изложили...
Но ни мир, ни Россия в этом мире, равно как и россияне (в мире и в России) - иные!
Причина появления в России - "болотной" протестной составляющей, связана с отсутствием РЕАЛЬНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ конкуренции. Это плоды - преемственности. А почему Вы не назвали, например, Г.Явлинского (и возглавляемую им партию), которых, власть предержащие - НИКУДА НЕ ПУСТИЛИ? Да, в США "всего" две партии, но есть так называемые Prima-Rock (примарки)! У нас же партий больше, но тоже есть ДВА мнения: Путина и Медведева...
Это же касается и экономики, 40% которой в руках государства, а на остальных "бизнесменов" чиновники имеют непосредственное влияние (см. дело "Юкоса" и Ходорковского)!
До тех пор, пока в России не будет РЕАЛЬНОЙ КОНКУРЕНЦИИ, все перечисленные Вами: "Алекперовы, дерипаски, абрамовичи, не создавшие своим трудом ровно ничего" - будут продолжать, делясь с властями и дальше "красть все, что только можно украсть"! Опровержение сему - создание рабочих мест такими заводами, как выборгский "Форд", московский "Рено", нижний-новгородская "Шкода" и т.д.

Вывод один: стоит спуститься "с небес на землю", невзирая на "турбокапитализм"!  
лесник Европейцу
04.07.2012 11:29
   Спасибо за трогательную заботу о нашем будущем.
   Присмотреться к федеральному устройству Германии, штатному - США, ввести политическую полигамию, разделиться на несколько легко управляемых частей, тогда коррупция кончится, конкуренция активизируется - всё будет прекрасно.
  Правда России не будет, но это так, издержки производства, стоит ли на это обращать внимание...
  Но Ваша трогательная забота о нас нашла отклик и в моей душе.
  Лежу ночью и думаю. Вот у нас, конечно проблемы. Развиваться надо, с коррупцией бороться и т.д.
  Но проблемы все решаемы.
  А вот Америка как же? Ведь 2 трилиона долгу, как отдать? Работать надо без сна и отдыха всему народу. Да нет, самим им не справиться. Придётся нам и другим странам собирать спасательные отряды и работать вместе с американцами для их спасения от долгов.
  И потом, трудно управлять такой большой Америкой.
  Испаноязычный Техас прекрасно будет управляться самостоятельно.
  Вполне самодостаточна Калифорния.
  Промышленный Север и накаченный финансами Восток великолепно обойдутся без сельскохозяйственного Юга.
  Не надо будет тратиться на вооружение.
  Долг раздробиться и сократиться.
  Можно будет жить спокойно.
  Других путей избавления от долговог ярма я не вижу.
  Но, может быть, у американцев другой план. Но почему-то содержанием его не делятся.
Отображены комментарии с 1 по 10 из 17 найденных.

Эксклюзив
18.09.2019
Алексей Чичкин
Заметки экономиста и публициста о пройденном и пережитом.
Фоторепортаж
20.09.2019
Подготовила Мария Максимова
Обновленный Музей обороны и блокады Ленинграда открыл двери для посетителей.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».