Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
27 сентября 2020
Турецкий кентавр

Турецкий кентавр

Страна накануне президентских выборов: между парламентаризмом и исламом
Аждар Куртов
16.08.2007

В Турции 20 августа пройдет первый тур президентских выборов. Какова политическая ситуация в стране? Официальная турецкая пропаганда усиленно старается представить лакированный образ современной Турции как динамично развивающейся светской страны, но реальные факты свидетельствуют об ином.

В российском массовом сознании Турция и турки во многом по-прежнему ассоциируются с теми образами, которые навеяны советскими кинофильмами об Ушакове, Суворове, Потемкине, Корнилове и других исторических персонажах. В них турки предстают врагами, которых русские чудо-богатыри неизменно громят на суше и на море. Поэтому многим, вероятно, кажется, что Турция и сейчас является некой второразрядной страной, приструнить которую в случае чего не составит большого труда. Между тем исторические стереотипы обманчивы. Они часто создают ложные иллюзии. В военном отношении современная турецкая армия является одной из сильнейших в регионе, а ее дисциплине могут позавидовать вооруженные силы многих европейских держав.

Тем не менее, история действительно наложила сильнейший отпечаток на развитие самых разных сфер жизни нашего южного соседа. Турецкое общество и государство не преодолело трансформационный этап ни в своей внутренней, ни во внешней политике.

Современная Турция представляет собой кентавра, соединяющего в одном целом достаточно разнородные сегменты.

#comm#То, что предстает взору российских и вообще западных туристов на средиземноморских курортах турецкой Малой Азии, еще не отражает всей полноты картины того, что из себя представляет и чем живет Турция. А в глубинные районы Анатолии иностранных туристов стараются не возить. #/comm#

Впрочем, одних только сообщений мировых информационных агентств о событиях в Турции вполне достаточно, чтобы усомниться в лубочной картинке "турецкого чуда". Турцию сотрясают не только взрывы террористов, но массовые политические акции представителей различных партий и организаций. И они отражают не просто тривиальную борьбу за власть, но ряд принципиальных моментов цивилизационного процесса.

Основатель современного турецкого государства – Ататюрк, памятники которому в этой стране можно встретить на каждом шагу, действительно создал тот каркас, который и по сей день удерживает Турцию на плаву, не позволяя ей разделить судьбу некоторых ее бывших провинций, например, того же Ирака. Однако вопрос о прочности такого каркаса является дискуссионным. На протяжении многих десятилетий он поддерживался в прямом смысле штыками все той же турецкой армии, которая открыто и неоднократно вмешивалась в политику, демонстрируя, что именно армия и является важнейшим государственным институтом, превосходящим по своей значимости и парламент, и даже президента республики.

Тезис же о светскости турецкого государства также на поверку оказывается весьма и весьма шатким. Ататюрк сделал лаицизм (построение государства по светским законам при гарантии свободы вероисповедания. -Ред.) частью своих реформ, но он так и не смог нейтрализовать влияние ислама на жизнь турок. Сегодня в Турции одна мечеть приходиться примерно на восемь сотен граждан страны, а это значит, что ислам отнюдь не сдал свои позиции светским политикам.

В этой связи стоит напомнить, что последовательный ислам исходит из совершенно иного подхода в проблематике государственной власти, чем тот, что утвердился в ходе исторического развития в большинстве стран христианской Европы. Исламская доктрина в той форме, как она была завещана пророком Мухаммедом, рассматривает власть как нерасчлененное понятие, без деления на светскую и духовную. Такой подход и олицетворяла фигура халифа – владыки и над телом и над помыслами мусульман. В этом смысле классический ислам не признает свободы выборов представительной власти, поскольку мусульманской общиной в широком смысле этого понятия руководить и представлять ее интересы обязаны исламские авторитеты, а вовсе не депутаты.

Реформы же Ататюрка, закрепленные в конституции 1924 года, неоднократно изменявшейся в последующие годы, предполагали создание в Турции республиканской системы правления с сильной президентской властью при однопалатном парламенте. Партийную демократию, как неразлучный спутник европейского варианта парламентаризма, Ататюрк не очень жаловал. В этом отношении он оставался в рамках скорее восточной традиции, для которой характерно создание под видом партий политических структур клиентов, обслуживающих фигуру лидера, и не более того. Поэтому в своих преобразованиях Ататюрк опирался на созданную им же в 1923 году Народно-республиканскую партию, которая долгое время абсолютно господствовала в парламенте Турции.

Однако уже тогда турецкий кентавр проявлял норов. Так в ноябре 1924 года оппозиционные Ататюрку силы создали Прогрессивно-республиканскую партию, включавшую и бывших соратников Кемаль-паши и представителей клерикальных кругов. Уже весной следующего – 1925 года Ататюрк и его сторонники по партии стали принимать меры к запрещению любой оппозиционной деятельности. По обвинению в использовании религии в политических целях Прогрессивно-республиканская партия была запрещена, а ее лидеры арестованы. В итоге после этого на долгие годы в Турции была фактически установлена однопартийная диктатура. Ататюрк же сменил военный мундир на президентский костюм.

#comm#9 апреля 1928 года турецкий парламент принял закон об изъятии из конституции положения о том, что ислам является государственной религией. #/comm#

А в январе 1937 года парламент изменил статью 2-ю конституции таким образом, что основные принципы партийной программы Народно-республиканской партии были зафиксированы в качестве конституционных.

После кончины Ататюрка 10 ноября 1938 года новый президент страны Исмет Иненю сумел удержать Турцию от прямого участия во Второй мировой войне на стороне Германии, хотя прогерманская политика турецких правящих кругов была более чем очевидной. (Турция только под прямым давлением союзников объявила войну Германии 23 февраля 1945 года.) Именно победа союзников вынудила Иненю в ноябре 1945 года трансформировать прежнюю однопартийную систему. В стране стали появляться политические партии различной ориентации. На выборах июля 1946 года Народно-республиканская партия еще сохранила свое лидерство в парламенте, но уже следующие выборы 14 мая 1950 года она с треском проиграла, получив почти в пять с половиной раз меньше голосов, чем ее конкуренты. Продолжавшееся 27 лет единоличное правление "твердых кемалистов" закончилось. Новым президентом стал Джелал Баяр, а премьерский пост получил Аднан Мендерес.

Однако новые власти также не сумели остановить ползучего тяготения турок к политической доктрине ислама. Это обстоятельство, а также ряд других причин, привели к массовым волнениям в Стамбуле, после чего 27 мая 1960 года армейская верхушка во главе с командующим сухопутными войсками армейским генералом Джемалем Гюрселем совершила государственный переворот. Правящая партия была распущена, а ее лидеры репрессированы (Мендерес был, например, казнен). Военные добились в 1961 году принятия новой конституции, а в результате соответствующим образом проведенных выборов президентом стал Гюрсель.

Частичные послабления оказались временными, и в 1971 году военные опять вмешались в политику, вынудив уйти в отставку правительство, возглавляемое Демирелем. В ряде вилайетов (областей) было введено военное положение, отмененное только осенью 1973 года. И после этого турки упрямо не желали единодушно принимать правила, навязанные им военными кругами. На политической арене опять стали легализовываться откровенно исламские политические партии, в частности Партия национального спасения, руководимая Эрбаканом.

12 сентября 1980 года был совершен очередной военный переворот. Парламент и политические партии были распущены. Полномочия президента перешли к главе сформированного Совета национальной безопасности. Под диктовку военных еще раз изменили конституцию. Возврат к гражданскому правлению, тем не менее, в очередной раз привел к тому, что стало расти и влияние исламистских кругов. На парламентских выборах 29 ноября 1987 года исламисты, объединенные в Партию Благочестия, получили 7,2% голосов.

В 90-ые годы эта тенденция еще более укрепилась. В стане оппозиции стремительно набирала силу Партия Благоденствия ("Рефах"). На парламентских выборах 1991 года она занимает четвертое место (16,9% голосов), а на муниципальных выборах 1993 года – третье место (18,2% голосов). Сторонникам светского пути развития Турции так и не удалось составить исламистам достойной конкуренции в силу острых межпартийных разногласий. В итоге затянувшийся правительственный кризис 1995 года разрешился досрочными выборами в турецкий парламент в декабре. Первое место с 21,38% голосов заняла Партия Благоденствия. Всего тогда в парламент сумели пройти пять политических партий и еще восемь остались за его бортом. Отметим в этой связи, что это произошло в немалой степени благодаря тому, что в Турции существует весьма высокий – 10-процентный заградительный барьер для выборов по партийным спискам.

Но победа исламистов не была тотальной. "Серебряный призер" - Партия Отечества набрала 19,65% голосов, а Партия верного пути, занявшая третье место, - 19,19% голосов. Такой расклад не давал возможности исламистам самим сформировать правительство. В результате, в конце концов, неожиданно возник весьма на первый взгляд странный альянс исламистов и западников из Партии верного пути, которую возглавляла Тансу Чиллер. 8 июля 1996 года эта коалиция сумела заручиться поддержкой парламента (278 голосов из 550).

#comm#Исламисты сразу же развили кипучую деятельность. Эрбакан предложил план перехода с лиры на "исламский динар", который должен был стать, по его мнению, денежной единицей всех мусульманских стран. #/comm#

Во внешней политике Эрбакан также вознамерился образовать исламский аналог НАТО, ЕС И ООН, а также надгосударственное образование от Казахстана до Марокко. Откровенно исламскую направленность имело его предложение превратить стамбульский храм-музей Святой Софии опять в мечеть. Турецких военных особенно обеспокоил план исламистов сократить с 10 до 5 число провинций, в которых было объявлено чрезвычайное положение в связи с борьбой против курдских повстанцев. Другим раздражителем для военных кругов стал очевидный антиамериканизм Эрбакана. Исламисты на своих митингах жгли американские флаги, тогда как военные Турции, страны – члена НАТО, рассматривали Вашингтон как своего союзника.

Социологические опросы показывали, что влияние исламистов растет день ото дня, особенно в городах. Официальная статистика насчитывала более 1 миллиона турчанок, отказавшихся регистрировать брак в государственных учреждениях, предпочтя этой процедуре благословение муллы. Но военные опасались, что очередной силовой захват ими власти может негативно сказаться на планах вступления Турции в ЕС. Поэтому они предпочли действовать иначе. Им удалось развалить правительственную коалицию. Часть министров из партии Чиллер подали в отставку. Прокуратура объявила о возбуждении в Конституционном суде процесса о роспуске партии "Рефах" по обвинению в действиях, направленных против светского характера государства.

Эрбакан стал терять реальную власть. 1 июня 1997 года он вынужден был дать согласие на проведение досрочных выборов, а 18 июня ушел в отставку. Военные торжествовали. На своих пресс-конференциях они приводили данные о том, что исламисты располагали в Турции 19 газетами, 110 журналами, 51 радио- и 20 телеканалами, 500 фондами, 1000 фирм и 800 учебными заведениями.

Партия Эрбакана через год будет запрещена. Но турецкие исламисты переживут и это поражение. Партия возродится под другим названием – Партия справедливости и развития, став более умеренной, но не утратив своей исламской сущности.

В конце 2002 года под этим новым названием партия вновь победит на выборах. Новый лидер партии – Тайип Эрдоган некоторое время будет безуспешно пытаться занять пост премьер-министра. Этому формально препятствовала норма турецкого закона (статья 312 УК), принятая в угоду военным кругам. Согласно ей лицо, осужденное за экстремизм и разжигание религиозной вражды, не могло возглавить правительство республики. Эрдоган же как раз имел в прошлом судимость: он отсидел 4 месяца вместо назначенных десяти за публичное чтение стихов "религиозно-политической тематики". В 2003 году эта норма закона была упразднена в рамках процесса выполнения требований, выдвинутых со стороны Европейского Союза в качестве условий принятия Турции в данную организацию, что сняло преграду перед Эрдоганом.

В результате в стране сложилась весьма примечательная ситуация: светское государство стало управляться правительством, сформированным исламской Партией справедливости и развития. В этом году истекал срок полномочий президента Турции Сезера, которого по конституции избирает парламент.

В апреле Эрдогану не удалось уговорить парламент избрать новым президентом своего соратника по партии главу МИДа Абдуллу Гюля. В мае Конституционный суд Турции аннулировал итоги прошедшего 27 апреля первого тура президентских выборов по требованию оппозиции, ссылавшихся на процедурные нарушения. Действительно, тогда 367 депутатов игнорировали голосование. По целому ряду крупных городов страны прокатились многолюдные манифестации протестующих против исламизации Турции. Эрдоган был вынужден распустить парламент и назначить досрочные выборы.

Новые выборы, состоявшиеся 22 июля, привели к поразительному итогу. Из почти 42,8 миллионов турецких избирателей большинство - 84,25%, несмотря на летний отпускной сезон, пришли к избирательным урнам. Исламисты - Партия справедливости и развития одержали грандиозную победу: они получили 341 мандат из 550 (46,7% голосов). Народно-республиканской партии достались 112, Партия националистического движения – 70, независимым кандидатам – 26 мандатов.

Полученных исламистами мандатов оказалось достаточно для получения вотума доверия новому правительству (для этого по конституции Турции необходимо 276 депутатов). Новым спикером парламента был избран кандидат от исламистов Кексан Топтан, собравший 450 голосов.

20 августа должен пройти первый тур выборов президента. В парламенте Турции избрание главы государства проходит в три тура. Последний – 28 августа. Так что скоро мы узнаем, сумеют ли исламисты окончательно утвердить свою победу. В любом случае на лаицизм все произошедшее мало похоже.

#comm#Для России ситуация в Турции далеко не безразлична. Дело не в том, что турки в последние десятилетия активно пытались сыскать благосклонность ЕС. В случае их вступления в эту организацию Москва получала бы дополнительные проблемы с поставками в Турцию природного газа, да и активность ЕС на Кавказе получала бы дополнительный и весьма важный плацдарм. #/comm#

Но с вступлением Турции в ЕС уже давно не ладится. Ведь европейцы прекрасно понимают, что в скором будущем рост населения Турции доведет его до сотни миллионов. А это означает, что в случае принятия этой страны она станет первой в ЕС со всеми вытекающими из этого последствиями. Победа исламистов для многих как раз кстати: она позволит использовать ее как предлог для торможения принятия в ЕС.

И именно это обстоятельство должно настораживать. Потерпев неудачу "на западном фронте" своей внешней политики, турецкие власти могут взяться за другие направления. В том числе реанимировать уже не раз озвученные планы перетянуть под крыло Анкары часть бывших мусульманских республик Советского Союза.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
24.09.2020
Анатолий Булавко
Почему ветеран Великой Отечественной написала письмо Путину
Фоторепортаж
15.09.2020
Подготовила Мария Максимова
В Российской Академии художеств проходит выставка живописца Григория Чайникова.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».