Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
22 января 2021
Турция устала ждать

Турция устала ждать

Страна постепенно превращается из светского государства в исламистское
Ирина Никитина
03.09.2007

Эпопея с президентскими выборами в Турции представляет собой зеркальное отражение более глубоких и противоречивых процессов, происходящих сегодня в турецком обществе. Нынешняя Турция медленно дрейфует от демократической светской республики Кемаля Ататюрка в сторону исламизации режима. Избрание 28 августа на пост президента главы МИДа Абдуллы Гюля, представляющего Партию справедливости и развития (ПСР) происламского толка, является ярким тому подтверждением.

Исламизация Турции становится все более очевидной по мере того, как замедляются и притормаживаются переговоры о вступлении этой страны в Европейский Союз. Конечно, "религиозный ренессанс" в Турции, вызванный, так же как и в других странах, объективными причинами, начался не вчера. Однако мучительные и по-прежнему неудачные попытки этой страны стать членом Европейского Союза лишь добавляют разочарования турецкому обществу.

История взаимоотношений Европейского Союза и Турции тянется вот уже более сорока лет.

#comm#Говоря образно, ЕС и Турция уже давно встречаются, а все никак не могут пожениться. #/comm#

Первое Соглашение об ассоциации между Европой и наследницей великой Османской империи, так называемое "Соглашение Анкары", было подписано еще в далеком 1963 году. С тех пор все попытки Турции попасть в семью европейских народов оканчивались неудачно. Именно Соглашение 1963 года и подписанный в дополнение к нему протокол 1970 года легли в основу торгово-экономических отношений между Европой и Турцией. Официальную заявку на вступление в ЕС Турция подала еще 1987 году, однако, долго мало кто из европейских лидеров всерьез задумывался о возможности включения мусульманского и большей частью азиатского государства в семью христианских народов.

Вместе с тем, экономическая интеграция страны с европейскими странами шла куда более успешно, нежели политическая. С 1995 года между странами-членами ЕС и Турцией начал действовать таможенный союз, создание которого стало первой ступенькой на пути экономической интеграции турецкого государства в Европу. В 1998 году в рамках разработки Европейской стратегии для Турции ЕС обнародовал ряд условий, выполнение которых необходимо для вступления этой восточной страны в клуб европейских государств. Главным условием стало соответствие Турции так называемым копенгагенским критериям членства в ЕС. С тех пор турецкое правительство усердно пытается развивать экономику, решить вопрос с правами человека, в том числе соблюдением прав национальных меньшинств (речь в первую очередь идет о курдах) страны, и привести свое законодательство в соответствие с нормами европейского права.

И вот, на минуточку показалось, что вопрос о вступлении Турции в ЕС вскоре будет решен положительно – в 2004 году на очередном саммите ЕС брюссельские чиновники объявили о начале переговоров с Хорватией и Турцией об их вступлении в ЕС. Комментируя это решение, тогдашний министр иностранных дел, а теперь единственный кандидат на пост президента Абдуллах Гюль сказал: "Мы преодолели великий рубеж". Однако время показало, что если для Хорватии переговорный процесс протекает довольно успешно, и, по словам Европейского Комиссара по расширению ЕС Олли Рена, эта страна может быть принята в состав Европейского Союза уже к 2010 году, то для Турции спустя два года "воз и ныне там".

#comm#Проблема заключается в отсутствии у Европы единой позиции по данному вопросу. #/comm#

А с приходом в европейских странах к власти нового поколения лидеров, таких, например, как Николя Саркози, открыто выступающих против членства Турции в ЕС, перспективы этой страны на вступление становятся еще менее реальными, по крайней мере, на ближайшие пятнадцать лет. Более того, Европа тесно увязывает вступление Турции в ЕС с решением кипрской проблемы, которая во многом определяет ход переговоров с Евросоюзом в целом.

Можно с уверенностью утверждать, что после победы Абдуллы Гюля дискуссии о возможности присоединения мусульманской страны, население которой по прогнозам к 2020 году превысит 80 миллионов человек, к клубу христианских и светских государств, возобновятся с новой силой. Нежелание большинства стран Европы видеть Турцию в своих рядах связано, прежде всего, с кризисом самоидентификации самих европейцев в рамках непрекращающегося процесса расширения ЕС, а также со все более острой демографической проблемой.

Ведущиеся официальные переговоры между ЕС и турецким правительством носят скорее формально-технический, нежели политический характер. Именно в отношении Турции Брюссель решил ввести новый принцип ведения переговоров со страной-кандидатом на вступление. Если раньше переговоры могли идти параллельно сразу по нескольким главам или отраслям, то теперь должен строго соблюдаться принцип очередности. Учитывая, что таких переговорных статей всего 35, а в настоящее время Евросоюз ведет переговоры с Турцией реально только по двум темам – научной политике и промышленной политике – то весь процесс может занять несколько десятилетий. Открытые 25 июня две новые переговорные статьи - "Статистика" и "Финансовый контроль" - свидетельствуют о желании Европейского Союза затянуть переговорный процесс.

#comm#Последние события в Турции продемонстрировали, что она определенно не готова ждать столь долго. #/comm#

Постоянное искусственное затягивание переговоров приносит накапливающееся разочарование как простым гражданам Турции, так и ее элите, и лишь усиливает антизападные настроения внутри турецкого общества. Исламизация страны становится более реальной на фоне разочарования турок европейской политикой "кнута и пряника" по отношению к ним. Однако если турецкая улица готова к повороту на Восток, то политическая элита страны, а также наиболее образованные светские слои населения не могут, да и не хотят отворачиваться от Запада. Турции необходима внешнеполитическая определенность, которую ей могло бы гарантировать вступление в ЕС, и которую сейчас в определенном смысле ей гарантирует членство в НАТО. Жесткие заявления турецких политиков и общественных деятелей по поводу необходимости переориентации страны на Восток лишь подчеркивают всю неопределенность Турции в геополитическом плане. Впрочем, постоянные колебания политического маятника Турции являются объективным отражением географического положения этой страны. Нельзя забывать, что "не всего", а "почти" 20 процентов территории этой страны находятся в Европе, поэтому, хотелось бы европейцам того или нет, но они всегда будут сталкиваться с претензиями Турции на роль важного игрока в Южной Европе, как это было на протяжении нескольких сотен лет. И в этом смысле Россия и Турция очень схожи: обе страны являются заложницами своего геополитического положения, строго диктующего рамки внешней политики и задающего принципы поведения государства на международной арене.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
19.01.2021
Максим Столетов
О книге А. Тимофеева «Как русские научились воевать. Откровенные беседы с фронтовиками».
Фоторепортаж
20.01.2021
Подготовила Мария Максимова
О первой в мире инсталляции, размещенной в движущемся составе.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».