Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
6 декабря 2019
Третий Рим против третьего Карфагена (часть 2)

Третий Рим против третьего Карфагена (часть 2)

Российско-американское противостояние в мировой истории
Александр Ефремов
10.04.2008
Третий Рим против третьего Карфагена (часть 2)

В 1830-х годах Алексис де Токвиль предположил, что в будущем мировое значение будут иметь лишь два государства – Россия и Соединённые Штаты Америки. Ту же мысль, чуть позже, высказывал и Иван Аксаков. Прошло немногим более века и это предвидение полностью подтвердилось.

II. Третий Карфаген  

Ныне мало кто будет спорить с утверждением, что соперничество морских (атлантистских) цивилизаций с цивилизациями континентальными - один из важнейших факторов мировой истории. Так, длительная борьба Рима с Карфагеном, безусловно, была противостоянием земледельческой почвенной цивилизации с торговой морской цивилизацией. Следует отметить, что у обеих соперничающих сторон было, в тот период, республиканское политическое устройство. Однако, римский сенат состоял из наследственных аристократов (патриции), чьё богатсво определялось земельной собственностью, в то время как реальная власть в Карфагене принадлежала небольшой группе богатейших торговцев, входивших в “совет пяти”. При формально действующем народном собрании и ряде демократических институтов Карфаген жестко управлялся плутократической олигархией. Собственно, он был городом в современном смысле слова, в то время как Рим того времени оставался “большой деревней”. Ситуация, при некоторых частных отличиях, повторилась в новой и новейшей истории. Против великой континентальной империи - России, третьего Рима, в XIX веке боролась торгово-промышленная Англия. Напомню, что крупный британский писатель и христианский мыслитель Гилберт Честертон именовал свою родину вторым Карфагеном. Во второй половине прошлого столетия главным противником нашей страны оказалось бывшее владение английской короны - Соединённые Штаты Америки.  

В сравнении с Европой за Россией признавалось превосходство молодости.

Однако ирония исторической судьбы последних ста лет состоит в гигантском росте могущества «юной Европы», рождённой в Новом Свете. Это относится, прежде всего, к США, ибо страны Латинской Америки с начала своего появления сущностно отличались от пиренейских метрополий – Испании и Португалии. Достаточно напомнить, что самая молодая столица Европы – Санкт-Петербург старше Вашингтона на 90 лет. Даже восприятие европейцами американцев в первой половине XX века похоже на восприятие ими русских в XIX веке. Эдакие эксцентричные полудикари с широкой душой. Вообще часто говорят о сходстве американцев и русских. Между тем сходство, на мой взгляд, сильно преувеличено.  

Соединённые Штаты, безусловно, являются результатом полного развития европейского мира. Они представляют собой, если так можно выразиться, химически чистый Запад. Америка, как писал Александр Герцен, “представляет последнюю ступень протестанской Европы, освобождённой от исторических уз монархии и аристократии”. В то же время очевидно, что “узы монархии и аристократии” - это не так уж и мало. Именно поэтому Соединённые Штаты отличаются от старой Европы примерно так же, как супермен комиксов от ницшеанского сверхчеловека.  

Великая американская легенда о земле неограниченных возможностей, где человек сам “кузнец своего счастья” внутренне противостояла религиозному сознанию, для которого Бог есть источник всякого блага, а разрыв с традицией как с “путами старого мира” объективно оказывался отрицанием Церкви, ибо последняя сама была не только частью традиции., но и её основанием. Протестантизм, точно определённый Н.Я. Данилевским как “религиозная анархия”, плохо сочетается с монархической идеей.

Недаром пуритане Оливера Кромвеля вместо библейского “царства Божия” стали произносить “республика Божия”, и это при том, что Библия у них признавалась единственным богоданным текстом.

 Развиваясь в идеальных географических, экономических и геополитических условиях, Соединённные Штаты быстро достигли высокого уровня материального развития. Ни несчастные индейцы, ни мексиканцы, у которых США захватили 55% територрии, ни Испания конца XIX века, в войне с которой американцы потеряли всего 16 человек, не идут ни в какое сравнение с противниками любой из великих держав Старого Света. Отсутствие действительных национальных катастроф (может быть, за исключением гражданской войны) оказало огромное влияние на характер как североамериканского государства, так и на самих граждан этой страны. Но ведь недаром христианство придаёт огромное значение страданию и даже требует его (возьми свой крест…). Великие национальные потрясения возвышают душу индивидуума и душу нации, становясь частью их исторического или, лучше сказать, жизненного опыта. Соединённые Штаты вели много войн, но не знали ни одного нашествия, когда под вопросом оказывалось само существование нации и государства. Отсюда крайняя поверхностность в восприятии мира у простых граждан США и у политиков этой страны. К этому стоит добавить, что США развивались ещё и в особых психологических условиях. Там всё начиналось с “чистого листа”. По верному наблюдению Сергея Дурылина: “Америке легко и просто живётся. Страна, не помнящая родства. Подкидыш. Подкидыши – очень способные: всё устремлено у них на себя: и мысли, и силы, и воля: ни около себя, ни позади себя нет никого, а стало быть, и нечего тратить ни на кого, кроме себя же. Какое преимущество!”  

Уже в первые десятилетия американской истории жители “старой” Европы разглядели за широтой американской души отсутствие в ней третьего измерения – глубины (или, кому больше нравится, высоты). Как писал Стендаль: «Я готов уважать мудрого республиканца из Соединённых Штатов, но я в несколько дней начисто о нём забываю: для меня это не человек, а вещь». В то же время, по выражению другого француза Сен-Марка Жирардена: “Американцы, люди, очень мало приобщившиеся к цивилизации, почитают свою страну главным её очагом”.  

Желание населивших Америку эмигрантов «освободится» от тяжких, но благих уз традиции и культуры со временем превратилось в навязчивое желание освобождать других.

 Американцы искренне уверены, что именно они внесли основной вклад в победу над Германией в обеих мировых войнах. Ныне США - это мир сплошных подмен и паллиативов. Вместо декларируемого демократического государства квазиимперия, вместо настоящих освободительных войн - бомбовые удары по неспособному к ответу противнику, вместо отваги - голливудские боевики, милитаризм и культ оружия, вместо исповеди - визит к психоаналитику, а ныне, всё чаще, и восточная магия вместо христианской мистики.  

Власть в Америке просто перенасыщена римской символикой. Тут и Капитолий, и сенат, и орёл на гербе, и даже полицейские, объявленные «новыми центурионами», но эта символика лишь камуфляж, созданный для маскировки того непреложного факта, что Соединённые Штаты это вовсе не Рим сегодня, а притворившийся Римом Карфаген. Как и в своём древнем прототипе, при всех заклинаниях о демократии, реальная власть в США принадлежит плутократической олигархии. Деньги в этой стране определяют социальный, профессиональный и общественный статус человека. Американец меняет раз в три-четыре года автомобиль не потому, что надоела старая машина, а потому что если он, к примеру, врач, то его потенциальные клиенты решат - раз автомобиль старый, «значит мало денег, денег мало потому, что мало работы, работы мало потому, что плохой специалист». Это настоящее принуждение к потреблению, из-за которого человек вынужден все свои силы вкладывать в добывание денег.  

Нынешние Соединённые Штаты - могущественная океаническая цивилизация, духовной основой бытия которой является пресловутая американская мечта, мечта о материальном процветании.

 Христианской «этике Правды» противопоставлена отступническая «этика Успеха». Это и делает Америку подлинной наследницей погибшей коммерческой цивилизации.  

Таким образом, можно без всякой натяжки назвать Соединённые Штаты Америки третьим Карфагеном.  

**** 

Западное человечество, отказавшееся от христианства ради экономического процветания, ради максимального развития материальных сил, ради устройства своего земного бытия, в общем, ради царства мира сего, никогда не простит России того, что она при всех её ужасных падениях, не поддалась на соблазн отказа от Христа или не стала приспосабливать светлое учение Евангелия к земному успеху, а главное - доказала, что условием развития не обязательно является отказ от традиции. Поэтому русофобия, в той или иной форме, всегда будет присутствовать в политике западных держав. И борьба с Западом неизбежна и объективна, то есть по большому счёту происходит вне воли и желания политиков.  

 

 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Антон
11.06.2017 15:03
Крупный британский писатель и христианский мыслитель Гилберт Честертон именовал свою родину вторым Карфагеном.
Англия XIX века
Дмитрий
07.06.2014 18:00
Про третий Карфаген ясно, а что было вторым? Венеция?

Эксклюзив
03.12.2019
Владимир Карасёв
Как своими руками можно разрушить собственное государство.
Фоторепортаж
28.11.2019
Подготовила Мария Максимова
В Государственном историческом музее открылась выставка, посвященная графу А.А. Аракчееву.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».