Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
17 ноября 2019
Тяньаньмэнь – перекресток российской судьбы

Тяньаньмэнь – перекресток российской судьбы

Размышления после поездок в Китай в 1989 и 2007 годах
Юрий Тавровский, главный редактор журнала «Дипломат»
28.03.2007

"И в России, и в Китае всегда знали, что нам предопределено не только жить рядом, но и, внимательно изучая опыт друг друга, тесно сотрудничать", - сказал президент Владимир Путин на торжественной церемонии открытия Года Китая в Российской Федерации. "Китай и Россия объединены общими реками и горами, - обратился со словами приветствия Председатель КНР Ху Цзиньтао. - Дружба наших народов уходит в далекое прошлое".

Недавно я снова стоял на пекинской площади Тяньаньмэнь, вспоминал о прошлом и думал о будущем. После "событий на площади Тяньаньмэнь" я не раз бывал в Пекине, приходил к памятным по майским дням 1989 года местам. Но почему-то именно в этот солнечный и холодный февральский день всплыли картинки почти двадцатилетней давности.

"Горячая" весна 1989-го...

Вот Монумент народным героям в центре площади – тут был штаб студентов, среди множества флагов, транспарантов и "дацзыбао", газет больших иероглифов, висели плакаты с надписями по-русски "Горбачеву – ура!" и "За нашу и вашу свободу!". Сюда студенты-дружинники не пропускали иностранцев, а исключения делали только для нас, советских журналистов и цековских аппаратчиков из группы обеспечения визита Генсека, которым выдали напечатанные в АПН большие красные значки-"тарелки", половина которых состояла из советского флага, а вторая половина – из китайского. Эти значки на вес золота ценили коллеги-иностранцы, прилетевшие освещать первый за несколько десятилетий визит советского лидера в Китай на чартере, который окрестили "Glasnost Plane", "Самолет гласности". Благодаря довлевшей тогда в Москве "гласности" мощный десант советских и иностранных корреспондентов смог засвидетельствовать не только примирение двух крупнейших коммунистических партий и руководимых ими двух великих соседних держав, но еще и массовые выступления китайской молодежи.

…Вот стоящий как раз напротив Ворот Небесного спокойствия флагшток с развевающимся главным флагом Китайской Народной Республики. У него сейчас день и ночь стоит караул из молодцеватых, одетых в красивую форму солдат Народно-освободительной армии Китая. По сценарию именно здесь должны были пройти торжественным маршем перед главой Советского Союза солдаты почетного караула.

#comm#Но 15 мая площадь Тяньаньмэнь, как и весь центр Пекина, уже не контролировалась властями.#/comm#

Торжественную встречу пришлось перенести внутрь здания китайского парламента - Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП). На непривычной площадке гвардейцы явно нервничали и слегка скосили траекторию своего прохождения перед М.С. Горбачевым и Председателем КНР Ян Шанкунем.

…Вот совсем рядом - массивное здание ВСНП. На высоких ступеньках перед одним из четырех входов мы с коллегами-журналистами и сотрудниками Посольства СССР собрались перед началом пресс-конференции М.С. Горбачева 17 мая, на третий день визита. Двери все не открывали и не открывали. Было неуютно от вида с высоты "парадного крыльца". Площадь была заполнена волнующимся народом. Стоял страшный шум от транслировавшихся через громкоговорители передач "Голоса Америки" на китайском языке, мегафонных криков руководителей демонстрантов, песен в исполнении тысячных студенческих и рабочих хоров. Миллионная толпа, просидевшая на не оборудованной туалетами площади уже с десяток дней, сильно пахла. От наэлектризованной человеческой плазмы то и дело отрывались протуберанцы тысяч по 10-20 и куда-то дрейфовали. Вот один такой "фрагмент" направился прямо на нас, поднимаясь по ступеням ВСНП. Телевизионщики прижали к себе самое дорогое – камеры. Остальные тоже напряглись и внутренне приготовились к любым неожиданностям. Вдруг неожиданно распахнулись величественные двери парламента и нас не просто пригласили, а чуть ли не втащили внутрь, в прохладу и покой здания, ставшего крепостью.

Мы пошли другим...

Сравнение с осажденной крепостью запомнилось с тех пор, ведь коридоры и залы были заполнены сидевшими на корточках солдатами в касках и с автоматами в руках. Ощущение безопасности длилось недолго. Китайские коллеги из пресс-центра отозвали в сторонку представителей советского МИД и ЦК КПСС, вместе с ними отвечавших за пресс-конференцию: "С учетом сложившейся обстановки наши и ваши руководители решили перенести встречу с журналистами из здания ВСНП в го. сударственную резиденцию Дяоюйтай, где остановился Горбачев. Сейчас нам надо вместе выйти к журналистам и сделать сообщение". Через минуту сомлевших у камер операторов и неспешно примерявшую наушники с синхронным переводом пишущую братию было не узнать и не догнать. Они бросились к дверям, выходившим на другую сторону здания ВСНП и кто на машинах, а кто и пешком бросились к резиденции Дяоюйтай.

…С китайскими друзьями едем мимо бывшего советского, ныне российского посольства. Развевается триколор, на огромном щите все еще вист эмблема Года России в Китае, прошедшего в 2006 году. Машина движется вдоль длинного забора, окружающего самую большую в мире посольскую территорию. Вспоминается вечер 15 мая 1989 года, когда в посольстве прошла встреча Горбачева с руководством дипломатической миссии, группы обеспечения визита и сопровождавшими лидера "перестройки" деятелями науки, техники, литературы и кино. Впечатления от увиденного уже в первый день произвели на Горбачева сильное впечатление. Поглядывая на сидевшую рядом со мной уставшую и оттого необычайно молчаливую Раису Максимовну, он обратился к сидевшим в тесноватом "помещении с инженерной защитой" примерно с такими словами: "Вот тут некоторые из присутствующих подкидывали идею пойти китайским путем. Мы сегодня видели, куда ведет этот путь. Я не хочу, чтобы Красная площадь походила на площадь Тяньаньмэнь".

#comm#Среди собравшихся для подведения итогов первого дня действительно было много сторонников "китайского пути", то есть реформирования социализма с приоритетом экономических преобразований над политическими. #/comm#

Они были в отделах ЦК, в КГБ и ГРУ, в МИД и академических институтах: ИМЭМО, Дальнего Востока, Востоковедения. Китаистов в советские времена готовили много, сначала чтобы "вечно дружить", потом чтобы вести войну холодную с возможным перерастанием в горячую. Поэтому "китайская мафия" во всех формирующих политику организациях традиционно занимала второе место после американской.

В ходе многомесячной подготовки к визиту было составлено несколько серьезных аналитических записок, рекомендовавших перенять опыт китайских реформ, начатых Дэн Сяопином в 1978 году и уже давших к тому времени зримые экономические результаты. Похоже, Горбачев их прочел и колебался, намереваясь в ходе встречи с великим старцем и другими лидерами Китая всерьез поговорить о смене ориентиров "перестройки", все более дестабилизировавшей Советский Союз. Он особенно ждал встречи с Генеральным секретарем ЦК КПК Чжао Цзыяном, которого в Москве считали "китайским Горбачевым". Эти встречи состоялись, но только усугубили отторжение "китайского пути".

Дэн Сяопин в те дни, когда ему для удержания обстановки под контролем приходилось принимать жесткие и жестокие решения, вряд ли был расположен хотя бы для приличия хвалить курс горбачевских политических реформ. Это по его приказу Чжао Цзыян на второй день визита советского лидера был арестован и смещен со всех партийных постов через несколько часов после встречи с Горбачевым.

Пекин - Москва

Информация о нарастающей дестабилизации в Пекине и начавшихся волнениях в других китайских городах постоянно поступала к Горбачеву. Активно работали резидентуры КГБ и ГРУ, работники посольства скупали газеты демонстрантов и беседовали с лидерами отдельных отрядов, переписывали "дацзыбао", а несколько съемочных групп советского телевидения не столько освещали визит, сколько готовили сюжеты для оперативного показа "самому". Побывав в жерле извергающегося вулкана, Горбачев, похоже, испытал глубокий шок.

Он не увидел того, что увидели мы, улетавшие из Пекина через несколько дней, когда уже было объявлено военное положение. В центре города почти прекратилось движение транспорта, исчезли регулировщики и вообще полицейские. По главной столичной улице Чанъаньцзе носились мотоциклисты в кожаных куртках, сидевшие сзади пассажиры, а чаще пассажирки держали длинные пики, которыми кололи подвернувшихся прохожих.

#comm#Вдоль дороги в аэропорт стояли брошенные машины. Богатые китайцы втридорога скупали билеты в любую точку земного шара. По заставленным багажом залам сиротливо бродили пограничники и редким желающим ставили штамп о выезде прямо "на коленке".#/comm#

Он не видел своими глазами и трагическую развязку в ночь с 3 на 4 июня, когда на замену отказавшимся подавить беспорядки войскам Пекинского гарнизона в город вошли солдаты из провинции, выместившие на остававшихся демонстрантах свою нелюбовь к "столичным штучкам". Конечно, Горбачев не знал, что все это были "воспоминания о будущем", что на Красную и другие площади Москвы тоже выйдут неконтролируемые толпы, тоже прольется кровь, что сам он, подобно Чжао Цзыяну, окажется фактически под арестом и будет лишен всех видов власти. Но и увиденного за три дня хватило. Это были поистине судьбоносные дни. В те дни решалась не только судьба Китая, но и судьба Советского Союза, судьба России. Москва круто отвернула от "китайского пути". На рассуждения о его приемлемости было наложено табу.

Пусть "пар" выходит

По старой партийной традиции после завершения крупных международных мероприятий было принято знакомить с их результатами "товарищей из братских партий". Мне, в 1987-1990 годы работавшему инструктором отдела международной информации ЦК КПСС, довелось побывать с этой миссией в Ханое и Софии. Полученные перед отъездом установки были однозначны: объяснить неприемлемость и крайнюю опасность для правящих коммунистических партий реформ китайского образца, которые не позволяют "выпускать пар из котла". Слушая в гробовой тишине сообщения гостей из Москвы во время официальных встреч, коллеги из международных и идеологических отделов правящих партий во время вечерних встреч за столом самым оживленным образом обсуждали визит Горбачева и случившийся через две недели разгон демонстрантов на площади Тяньаньмэнь. Лейтмотив был обычно таков: корабли советского и китайского социализма оказались между Сциллой и Харибдой и только время покажет, какой из них доплывет до спокойных вод.

Ну что же, время показало. Китайский корабль немало потрепало, но он выдержал шторм, поймал попутный ветер и полным ходом продолжил движение вперед. Что случилось с нашим кораблем, всем нам хорошо известно. Надо ли вспоминать модную во время маоцзэдуновской "культурной революции" присказку "В открытом море не обойтись без кормчего" и хвалить/винить Дэн Сяопина и Горбачева? Надо ли посыпать голову пеплом и рассуждать об "ущербности советской элиты" и "мудрости стратагемного подхода китайского руководства к формированию истории своей нации"? Думаю, что не стоит делать ни то, ни другое. Конечно, от "кормчего" зависит многое.

#comm#Но у каждой нации, у каждой цивилизации есть своя судьба, с ее взлетами и падениями. За последние сто лет Китай несколько раз был на грани распада, сопоставимого с нашей трагедией 1991 года.#/comm#

В 20-е годы ХХ века страну терзали военные группировки, так называемые "милитаристские клики", тогда же началась кристаллизация вокруг Чан Кайши и Мао Цзэдуна двух соперничающих сил, окончательно разорвавших Китай в 1949 году на КНР и Китайскую Республику (Тайвань). В начале 30-х годов сначала северо-восток, а затем и другие развитые районы захватила Япония. Катастрофические эксперименты Мао Цзэдуна поставили страну на грань ядерной войны с Советским Союзом в 60-е годы, взбунтовался и пытался улететь в Советский Союз министр обороны, ближайший сподвижник "кормчего" маршал Линь Бяо. После смерти Мао в недолгие годы правления его вдовы Цзян Цин всерьез обсуждалась возможность распада страны то ли по реке Янцзы, то ли по границам военных округов. Командующие округами отказывались приезжать в Пекин на заседания Политбюро, а "официальных" киллеров, прилетевших по приказу Цзян Цин устранить сосланного на Юг Дэн Сяопина прямо в аэропорту разоружили, сильно побили и отправили восвояси.

Наконец, сам кризис на площади Тяньаньмэнь в 1989 году вряд ли был стихийным высвобождением бунтарского духа столичных студентов и рабочих. Из штабов демонстрантов ниточки тянулись далеко и высоко, чуть ли не в резиденцию генсека-реформатора Чжао Цзыяна, очарованного "перестройкой", "гласностью", "новым политическим мышлением" и иными горбачевскими изобретениями. Трудно даже представить возможные последствия победы Чжао и его весьма влиятельных в столице сторонников.

Китайцам в последней четверти ХХ века повезло. Выжил, сохранил ум и жизненные силы Дэн Сяопин, прекрасно знавший свою страну, свой народ, свою элиту. Он понимал неприменимость к нации-цивилизации импортных шаблонов. Он видел, чем закончилась примерка советской модели в 50-е годы. Он видел не только положительные, но и негативные стороны следования американской модели на Тайване. Он понимал уникальность ситуации, в которой оказалась нация с миллиардным полуголодным населением и с 800 миллионами крестьян, готовыми руками перетереть каждый комочек земли, если это будет своя земля.

Великолепно ориентируясь в принципах действия машины власти и ее отдельных механизмов, он не ударил по тормозам и не дал полный газ. Плавно и без потери управляемости он развернул эту машину под названием Компартия. Нет, не на 180 градусов, а на столько, на сколько успел при жизни. Дальше эту работу продолжили его ученики и последователи.

Без "перестройки" - к процветанию

Какова роль Компартии в нынешнем Китае? Самое большое впечатление в этот приезд на меня произвели огромные рекламные щиты, вывешенные вдоль забора какой-то очередной столичной стройки. На одном – реклама вентиляторов, на другом – плазменных панелей, на третьем пекинской IKEA. А среди них еще один, стандартного размера, с призывом претворить в жизнь решения недавнего съезда КПК.

Партия – это мозг нации, в нем есть как правое, так и левое полушарие. Они отдают приказы организму. Одно полушарие – осуществлять цензуру Интернета. Для нескольких миллионов человек это неприятно. Но другое полушарие отдает приказ начать массированную перекачку ресурсов в отстающие западные районы Китая, чтобы предотвратить дальнейшее обострение контраста с развитыми прибрежными районами и в отдаленной перспективе даже распад страны. Это благо для нескольких сотен миллионов, для всей нации.

#comm#Партия остается единственной общенациональной структурой, объединяющей образованных, деятельных, патриотически настроенных людей. В нее не заставляют вступать. #/comm#

На ежемесячные партсобрания можно ходить через раз. Над партией и ее руководителями посмеиваются, многих членов Политбюро откровенно не любят. Но к нынешнему генсеку Ху Цзиньтао относятся все более лояльно. Молодые и богатые профессионалы-"яппи" стали вступать в партию, партбилеты выдают бизнесменам. Даже пережившие "культурную революцию" и прочие коммунистические прелести пожилые китайцы соглашаются, что КПК играет стабилизирующую роль в обществе и дают ей еще 20-30 лет жизни.

Значит ли это, что Китай "обречен" на бесконечную череду побед и успехов? Думаю, что нет. Судьба может повернуться по-разному. В наших интересах, чтобы у соседей все было хорошо. Нам не надо примерять китайский наряд на себя. У нас были свои Мао Цзэдуны и появились свои Дэн Сяопины.

У них своя, у нас своя судьба. Но иногда мы оказываемся на одних и тех же перекрестках истории.

""Юрий Тавровский, главный редактор журнала "Дипломат"

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
12.11.2019
Дмитрий Федоров
Под эгидой Совета Европы прошел VIII Всемирный форум за демократию.
Фоторепортаж
06.11.2019
Подготовила Мария Максимова
В Манеже открылась выставка, посвященная Великой Отечественной войне в изобразительном искусстве.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».