Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
30 ноября 2020
Судан: выборы без выбора

Судан: выборы без выбора

Крупнейшее африканское государство может развалиться на две части
Андрей Степанов
20.04.2010
Судан: выборы без выбора

В Судане состоялись первые за четверть века выборы во все органы власти. Избирали президента, депутатов Национального собрания - парламента, губернаторов 25 провинций и местные органы власти.

Дата состоявшихся выборов была определена еще в 2005-м году. Она определялась соглашением, положившим конец гражданской войне, которая длилась два десятилетия и унесла более полутора миллионов жизней. Этнически отличный, исповедующий христианство и анимизм, то есть веру в одушевленность природы, чернокожий Юг воевал за самоопределение с арабским мусульманским Севером. Пришедший к власти в результате бескровного военного переворота в 1989-м Омар аль-Башир прошел длинный путь политической эволюции от насильственного повсеместного внедрения мусульманского законодательства—шариата и подавления всех несогласных до признания в стране многопартийной системы, политического плюрализма и автономии Юга.

Соглашение 2005-го, достигнутое не без участия США,предусматривало не только проведение по всей стране демократических выборов. Там было зафиксировано и право южан решить дальнейшую судьбу Юга со столицей в Джубе - в ходе намеченного на январь 2011 года референдума. То есть, либо проголосовать за отделение от Судана и независимость, либо остаться в рамках единого государства на правах широкой автономии. Пока же представители основной политической организации южан – Суданского народно-освободительного движения, СНОД - представлены во всех органах государственной власти.

Однако процесс примирения шел не гладко. Слишком тяжелое наследство досталось от гражданской войны, чересчур непростым оказался для правящей в Хартуме верхушкиобъявленный переход от авторитарных методов к демократическим. Ситуацию осложнил разгоревшийся в 2003-м конфликт в западной части Судана – Дарфуре. Кровавые столкновения местных жителей с арабским племенами и поддержавшими их властями привели к многочисленным жертвам и массовому исходу беженцев. Вопрос о положении в Дарфуре неоднократно ставился в ООН, сейчас там действуют совместные миротворческие силы Объединенных Наций и Организации африканского единства.

Дело дошло до того, что в марте прошлого года Международный уголовный суд обвинил Омара аль-Башира в военных преступлениях в Дарфуре и выдал ордер на его арест.

Оба очага конфликта – на Юге и в Дарфуре - имеют свои внутренние, весьма сложные, социально-экономические, этнические и религиозные причины. Однако фактор, обостривший противоречия и спровоцировавший внешнее вмешательство, это нефть. Судан – третья по объему добычи «черного золота» африканская страна южнее Сахары, здесь извлекается из недр около полумиллиона баррелей в день. И расположены нефтяные поля, в основном, на Юге и в смежных с Севером районах. Вот здесь и столкнулись интересы США, Европы и Китая - как основных инвесторов и импортеров. По сути, в стране развернулась борьба за немалые доходы от нефтяного экспорта. Ведь от их распределения зависит и материальное положение местного населения, и перспективы развития. Юг и Дарфур – наиболее отсталые регионы страны. Там царят нищета и беспросветная нужда, уровень неграмотности составляет около 70 процентов населения. На львиную же долю доходов от нефти, естественно, наложил руку Хартум. Обделенные регионы отнюдь не желают с этим мириться. И, если Юг обретет независимость, то конфликт по поводу нефтяных месторождений вспыхнет с новой силой.

Прошедшие выборы должны были измерить температуру напряженности в стране и, по замыслу властей, в какой-то степени снять накопившиеся противоречия. Однако отношение к ним различных сил политического спектра сформировалось вовсе не однозначное.

СНОД, формально делящее власть с правящей президентской Партией национального конгресса, отозвало своего кандидата на пост главы государства чернокожего мусульманина Ясира Армана и заявило, что будет бойкотировать выборы президента в 13 северных провинциях, сконцентрировавшись лишь на выборах на Юге. СНОД постоянно жаловалось на дискриминацию со стороны правящей партии и администрации аль-Башира в нарушении достигнутых соглашений. Основная оппозиционная партия Аль-Умма во главе с Садеком аль-Махди, которая победила на предыдущих выборах в 1986-м, и которую отстранил от власти Омар аль-Башир, вместе с местной компартией сначала ультимативно потребовали реформы политической и избирательной системы, а затем объявили полный бойкот выборов. Они объясняли это крайней несправедливостью избирательной системы, фиктивными списками избирателей, преднамеренным выгодным для властей нарезанием избирательных округов, запугиванием электората, использованием мощного административного ресурса, монополизацией СМИ, хаосом в Дарфуре, где проживает почти четверть избирателей из общего число зарегистрированных 16 миллионов, и другими нарушениями со стороны властей. Администрация аль-Башира, напротив, утверждала, что все демократические нормы соблюдены. Тем не менее, международные наблюдатели покинули Дарфур, где, по их мнению, отсутствует элементарная безопасность.

Что творилось в Дарфуре, сказать трудно. На Юге первый день прошел в обстановке полной неразберихи. Урны для голосования не были доставлены вовремя, произошла путаница с избирательными участками. Многим неграмотным избирателям было абсолютно не под силу разобраться с 12-ю бюллетенями для голосования, где каждому кандидату соответствовала определенная эмблема. Зачастую в бюллетенях эмблемы были перепутаны, а имена и эмблемы кандидатов, снявшихся с выборов, оставались невычеркнутыми. Если к тому же учесть, что бюллетени печатались в государственных типографиях под контролем властей, то все эти обстоятельства открывают поистине безграничный простор для фальсификаций.

Так что еще до объявления частичного бойкота выборов наблюдатели предсказывали безоговорочную победу Омару аль-Баширу. Действительно, оказавшись без серьезных соперников, президент фактически гарантировал свое переизбрание, легитимность которого, правда, многими будет поставлена под сомнение. Для него переизбрание стало жизненно необходимым, так как гарантирует ему неприкосновенность и автоматически выводит из-под юрисдикции Международного уголовного суда. Видимо, поэтому Омар аль-Башир, не дожидаясь подведения итогов голосования, уже предложил всем партиям - и тем, кто был в бюллетенях, и тем, кто выборы бойкотировал - войти в коалиционное правительство и спасти, таким образом, единство страны.

В кругах оппозиции усиленно распространяется версия о том, что между правящей ПНК и СНОД - при посредничестве американцев - достигнута предварительная договоренность. Согласно ей, южане не будут оспаривать победу Омара аль-Башира на выборах суданского президента. А тот не будет препятствовать проведению референдума, в результате которого, скорее всего, будет сделан шаг к независимости Юга.

Именно раскол Судана на две или на три части стал бы крайне опасным прецедентом, подлинным кошмаром для доброй половины государств Африки.

Бывшие колонизаторы произвольно начертали их границы, перерезав «по живому» этносы и религиозные общины, и оставили им в наследство множество тлеющих территориальных споров. В качестве примера достаточно привести Демократическую республику Конго с ее соседями. В недавнюю войну на ее территории были вовлечены пять африканских государств. У всех на памяти геноцид народности тутси, которую устроили представители другого этноса хуту в Руанде. Вот уже сколько лет тлеют конфликты в Западной Сахаре, на Африканском роге…

Сам аль-Башир – в его победе на выборах никто не сомневается - входе избирательной кампании то грозил отрезать пальцы международным наблюдателям, то всячески превозносил их роль и обещал ничего от них не скрывать. То сулил южанам в случае бойкота президентских выборов отменить январский референдум о самоопределении. То утверждал, что смирится с любым его результатом. По прогнозам аль-Башира, 30 процентов южан за независимость, а 40 процентов - за то, чтобы остаться в Судане. Вопреки его мнению, наблюдатели полагают, что подавляющее большинство южан выступает за независимость.

Впрочем, уже сегодня ясно: вероятность того, что страна расколется на две части, крайне велика. В оставшийся до январского референдума на Юге период многое будет зависеть от политики Хартума и лично от Омара аль-Башира, в том числе – и от его отношения к многострадальному Дарфуру, где может повториться ситуация с Югом. Остается шанс всерьез задуматься о своей судьбе и южанам. Провозгласившее независимость слабое образование на юге Судана станет объектом яростной конкурентной борьбы внешних сил за источники углеводородного сырья, превратится в слепую игрушку в их руках. Ручеек от нефтяных доходов будет питать лишь быстро коррумпируемую местную верхушку, не принося долгожданного процветания простым гражданам. Политическая же независимость превратится, судя по всему, в фикцию.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Лось
22.04.2010 10:01
Поэтому Судан и расколется. У нас тоже есть богатые нефтяные регионы, которые проживут без Москвы. Заметьте, в тексте даже сказано, что оппозиция всех мастей махнула на все рукой и все поняла. Полная безнадега - в Судане, разумеется.
гражданин
21.04.2010 14:38
«Судан: выборы без выбора». Так это в Африке! А у нас, самих лучше, что ли, т.е. - «Россия: выборы без выбора»…

Эксклюзив
30.11.2020
Татьяна Ольхова
В год 75-летия Победы в Орле появились «коллекционные» марки с изображением… А. Гитлера.
Фоторепортаж
24.11.2020
Подготовила Мария Максимова
К 175-летию со дня рождения императора Александра III.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».