Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
21 августа 2019
Сахалин – Токио: дело – труба?

Сахалин – Токио: дело – труба?

О крупном российско-японском газовом проекте
Дмитрий Мельников
14.08.2014
Сахалин – Токио: дело – труба?

Группа в составе тридцати трех японских парламентариев во главе с видным деятелем Либерально-демократической партии Наокадзу Такэмото предложила премьер-министру проект строительства газопровода с Сахалина до окрестностей Токио.

Протяженность его - более 1350 километров, необходимый объем инвестиций - примерно шесть миллиардов долларов. Российские средства массовой информации, будто по команде, кратко сообщили и довольно быстро забыли о данном событии.

Зря. Среднему звену сверхдисциплинированного японского политического истеблишмента совершенно не свойственно выдвижение столь масштабных инициатив. Ведь, по сути дела, речь идет о политическом предложении. Реализация проекта должна идти на государственном уровне и способна придать мощный импульс развитию не только экономических связей, но и способствовать политическому сближению Москвы и Токио.

Логично предположить: проект прошел серьезную проработку в бизнес-сообществе Японии и, вполне возможно, в предварительной форме обговаривался с представителями российской стороны. Значит, столь необычная форма заявки проекта может рассматриваться как слегка завуалированная демонстрация намерения Токио сотрудничать с Москвой. Не навредив при этом отношениям со своим могущественным союзником, Вашингтоном.

Ведь если с другого берега океана раздастся окрик, у властей будет неплохая возможность списать все на излишне инициативных политиков второго эшелона. Используя военную терминологию, скажем, что аналогичный маневр уклонения может быть применен и в том случае, если общественное мнение будет настроено негативно по отношению к расширению взаимодействия с Россией.

Подобная опасность все еще сохраняется: часть японской публики настаивает на том, что заключение газовой сделки станет шагом по узакониванию оккупации «северных территорий».

А также выражает опасения, что островная держава может попасть в чрезмерную зависимость от России.

Причины, заставившие японцев сделать столь изящный и, одновременно, рискованный шаг, лежат на поверхности. Первая – экономическая. Все попытки наладить электроснабжение без атомной энергетики – после аварии на АЭС «Фукусима» - предсказуемо потерпели полное фиаско: теплоэлектростанции нуждаются в импортном ископаемом топливе, к тому же дают огромное количество вредных выбросов, ну а вот альтернативные источники энергии – это из области фантазии журналистов. Они пытаются внушить согражданам, что необходимо еще немного потерпеть - и Япония станет энергонезависимой страной. Реалисты же из правительства надеются, что страх у населения пройдет, и можно будет ввести в строй остановленные на профилактику АЭС. Но демонстрации в центре Токио под паническими радиофобскими лозунгами проводятся с завидной регулярностью.

Однако для закрепления наметившихся с приходом к власти Синдзо Абэ положительных тенденций в экономике крайне необходимо наращивать объемы вырабатываемой электроэнергии. Конечно, можно попытаться расширить свое участие в проектах по добыче углеводородов на Сахалинском шельфе и увеличить объемы ввозимого сжиженного газа, но встает вопрос цены, не слишком приемлемой для японского рынка.

Есть и неэкономическая причина: японцы сейчас активно ищут внешнеполитического союзника, в упряжке с которым можно было бы реализовывать свои все возрастающие политические амбиции на мировой арене.

На своего старого «друга», коим является Вашингтон, японцы затаили обиду после того, как Белый дом с приходом к власти в Пекине Си Цзиньпина начал «обхаживать» КНР.

Здесь – и желание получить торговые дивиденды от проникновения на китайский рынок, крупнейший в мире, и намерение переманить на свою сторону надежнейшего геостратегического партнера Москвы. Чего больше – сказать трудно.

В Токио категорически не приемлют и еще одного аспекта взаимодействия с Вашингтоном: сколачивания японо-южнокорейского военного блока в противовес Пекину. Главное препятствие – необходимость находиться под неослабевающим психологическим прессингом корейцев. В ответ на возможное партнерство Сеул требует от своего соседа покаяний, а порой и материальных компенсаций за военные преступления, совершенные им в годы японской оккупации.

При наличии проблем с двумя соседями по Дальнему Востоку волей-неволей вынужден будешь налаживать отношения с третьим, Россией. Тем более что мы, в отличие от Китая и обеих Корей, хотя бы обсуждаем с Токио территориальную проблему - конечно же не ставя целью «возвращение островов». Но японскому политическому руководству даже этот процесс дает дополнительные и немалые очки в диалоге со своим населением.

Вот он, сложный пейзаж отношений с Токио, на фоне которого часть японских политических и деловых кругов решила быть еще ближе к нашей стране. «Труба», помимо решения проблемы энергообеспечения, может также стать важным фактором развития одного из наиболее отсталых японских регионов – Хоккайдо, по территории которого будет пролегать начальный участок маршрута газопровода. Этот самый северный из островов Японского архипелага наименее освоен и слабо развит промышленно. До сих пор усилия Токио исправить положение дел ни к чему не приводили: на Хоккайдо не редкость заброшенные дома, молодежь стремится уехать в более благополучные районы.

Японцы не были бы самими собой, если бы думали только о выгодах, которые принесет газопровод и Токио, и Москве. Многие наши эксперты возрадовались: мы сможем поставлять газ по ценам, намного превышающим европейские, едва ли не по 700 долларов за тысячу кубических метров. Может быть. Однако в Токио очень надеются, что эти полученные нами немалые суммы, будут использованы в основном для развития пока малонаселенных восточных окраин России.

На первый взгляд – благородное стремление помочь нам. Однако японские аналитики мыслят иначе. Газовая сделка с Токио поможет Москве прочно обосноваться на дальневосточных рубежах и продемонстрировать их незыблемость Китаю, якобы давно лелеющему мечты о расширении своей территории на север.

Иными словами, с точки зрения японцев, экономическая сделка должна стать основой для сближения Москвы и Токио на антикитайской почве.

В прошлом году в Токио, в ходе первых в истории консультаций глав внешнеполитических и оборонных ведомств мы открыто заявили о том, что не станем обсуждать обозначенную японцами тему роста военной мощи Китая. Но наши островные соседи, будучи людьми крайне настойчивыми, намерены продолжать работать с нами по «китайскому сюжету». Иными словами, пытаться вовлечь Россию в игру против Пекина. Есть ли у нас необходимость ссориться с нашим надежным союзником, который оказывает нам поддержку практически во всех начинаниях? Вопрос риторический.

Присутствуют еще у проекта и технические, и юридические проблемы. Сами японцы указывают на опасности для газопровода, который должен пройти в одной из самых высоких в мире зон сейсмической активности. К тому же часть трубы ляжет на морском дне вблизи АЭС «Фукусима», а, как известно, она периодически сбрасывает радиоактивную воду из аварийных реакторов, немалая часть радионуклидов скапливается на дне. Довольно интенсивное излучение будет воздействовать на материал трубы и приводить к ее деформации и разрушению. Проблемы могут возникнуть и с выкупом участков под строительство газопровода – как известно, земля в Японии одна из самых дорогих в мире. Да ведь и те же американцы могут попытаться «уговорить» владельцев земельных участков не расставаться со своей собственностью.

Существуют и внутрироссийские «противопоказания». Несколько лет назад, для того, чтобы доказать экономическую нецелесообразность проекта прокладки газопровода с Сахалина в Японию, была задействована «артиллерия сверхкрупного калибра» - аргументы приводил сам глава «национального достояния» Алексей Миллер. Основной мотив – убежденность «Газпрома» в том, что проект экспорта газа в Японию не стоит свеч, поскольку объем китайского энергетического рынка по сравнению с японским практически безграничен. А попытки конкурентов доказать, что это не так, будут всячески пресекаться.

Точку в принятии решения по газовому контракту с Токио может поставить лишь Владимир Путин в ходе намечающегося в ноябре своего визита в Японию.

Впрочем, в Токио, по инструкциям Вашингтона, могут чрезмерно увлечься антироссийскими санкциями. Тогда будут свернуты контакты, и впору станет вспоминать известное «дело – труба…»

Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Парма
15.08.2014 20:43
Как же всем хочется пососать наши ресурсы и оставить наши будущие поколения в нищете...
Хватит с нас Китая и Европы. Сколько можно за копейки продавать то, что должно служить на благо государства и народа?
Причем, прибыль рассовывая в частные карманы.
Япония сейчас присоединилась к санкциям. Китай - нет. В перспективе Китай станет нашим страшным врагом. Но пока... Хватит с нас Китая и Европы. Баста. Пока национализацию не проведут и не вернут то, что принадлежит не западным воротилам и нашим предателям и ворам, а народу России. В бюджет, гады. В бюджет.
tradizia
15.08.2014 8:38
Чего болтаешь!
Японцы это воины!
ПендоССы это пендоССы!
Прохожий
15.08.2014 3:54
Будущий контракт должен быть обоюдовыгодным, поэтому не стоит вставлять палки в "колёса" этого проекта!
ус
14.08.2014 17:24
Мы не можем запретить самурайчикам  лизать зад Ю-ЭС-ЭС-сов-цев,евр-комисариковских фашистов и даже сизого голубочка..Это их выбор..

Эксклюзив
14.08.2019
Валерий Панов
Почему Россия проигрывает Западу информационную войну?
Фоторепортаж
17.08.2019
Алексей Тимофеев, Елена Безбородова (фото)
Здесь, на далёком Севере России, – один из важнейших наших духовных центров.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».