Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
24 августа 2019
Россия – Турция: долгий путь навстречу

Россия – Турция: долгий путь навстречу

В корне неправильно представлять трехвековую историю российско-турецких отношений как непрерывную череду войн
Андрей Степанов
18.05.2009
Россия – Турция: долгий путь навстречу

Недавние заявления президента Франции Николя Саркози и канцлера ФРГ Ангелы Меркель о том, что они не представляют себе Турцию в качестве полноправного члена Евросоюза, фактически опустили шлагбаум на долгом и многотрудном пути этой страны в европейское сообщество. Вместо членства в ЕС Анкаре предлагается некое «привилегированное партнерство».

Такая позиция двух влиятельнейших государств единой Европы нанесла серьезный удар по внешней, да и по внутренней политике правящей в Турции исламистской Партии справедливости и развития - АКП. Ее программные документы однозначно ориентируют страну на ускоренное вступление в ЕС и подгонку внутренних экономических, политических, юридических и социальных стандартов под жесткие требования, предъявляемые к потенциальным членам этой организации.  

Анкара пока не торопится отреагировать на эти заявления, но влиятельные круги в турецком политическом истэблишменте уже призывают к пересмотру внешнеполитической и экономической ориентации страны. Нельзя сказать, что правящая верхушка в Турции не сознавала всей совокупности проблем, связанных со вступлением своей страны в Евросоюз. Один известный турецкий политолог в беседе с автором этих строк признал, что ни он, ни многие его коллеги и знакомые среди ответственных официальных лиц не питают иллюзий относительно гладкого и безболезненного вхождения Турции в «европейскую семью». Для нас, заметил он, было важным то, что сам процесс вступления в ЕС мы рассматривали как мощный рычаг осуществления внутренних реформ: и политических, и экономических. К тому же, по его словам, у Анкары всегда, при любом раскладе остается на руках такой козырь или альтернативный вариант, как активизация сотрудничества с мусульманским миром и Россией, ведь Турция крупная страна со своей спецификой – геополитическим евразийским местоположением и, в подавляющем большинстве, с мусульманским населением.  

Отношения с северным соседом, в его различных исторических ипостасях, всегда были чрезвычайно важны и для Оттоманской империи, и для республиканской Турции. В корне неправильно представлять трехвековую историю российско-турецких отношений как непрерывную череду войн. Они занимали менее десятой части всего этого периода. А в остальное время между нами существовал широкий взаимовыгодный торговый и культурный обмен.

В османской, а затем в республиканской политической элите всегда имелся значительный слой, выступавший за тесные связи с северным соседом.

Как и Россия, Турция - и европейская, и азиатская держава, обе они – наследницы могущественных многонациональных империй, между нашими народами много общих национально-психологических черт, социальных, культурных и государственных традиций. Нас роднит и общинно-коллективистский менталитет. Более того, нас почти одинаково, мягко выражаясь, недолюбливают в Европе.  

Совершенно новая глава в российско-турецких отношениях началась после Октябрьской революции в России, краха Оттоманской империи и образования Турецкой республики. Во время войны за независимость против сил Антанты в 1919-1922 годах молодая Советская Россия оказала новой Турции существенную помощь оружием и денежными субсидиями. В Анатолию были посланы советские добровольцы – прежде всего летчики и танкисты. А известный военачальник М.В. Фрунзе помогал планировать оборону Анкары.  

Турецкая республика во главе с Кемалем Ататюрком поддерживала весьма дружеские отношения с Москвой. Было время, когда Ататюрк даже обратился к Сталину с просьбой о приеме Турции в Коминтерн. К чести советского руководителя, он деликатно отговорил Ататюрка от этой затеи. Позже эти страницы совместной истории намеренно замалчивались.  

До Второй мировой войны с советской помощью в Турции был построен ряд крупных промышленных предприятий. Даже после смерти Ататюрка в 1938 году сменивший его во главе республики Исмет Иненю оставался верным дружбе с СССР. Сын Исмета, Иненю Эрдал, в бытность свою премьер-министром Турции в беседе со мной вспоминал, как его отец с большой теплотой отзывался об отношениях с Россией. У Эрдала Иненю сохранилась даже копия документального фильма о российско-турецком сотрудничестве, который предваряло интервью его отца.  

К сожалению, перед Второй мировой войной эти отношения резко ухудшились - и отнюдь не по вине турецкой стороны. В СССР свирепствовали репрессии. И если большинство арестованных в европейской части страны под пытками признавались в шпионаже в пользу Англии, а за Уралом - в пользу Японии, то в мусульманских республиках все нити антисоветских и антисталинских заговоров, как выявляли бдительные чекисты, естественным образом тянулись в Турцию... Москва в одностороннем порядке прервала безвизовое сообщение Закавказья с Турцией, свернула экономическое сотрудничество, была развернута антитурецкая пропаганда. Руководство Анкары обвиняли в воинствующем пантюркизме.  

К чести турецкого руководства, в годы Второй мировой войны оно твердо противостояло упорным попыткам гитлеровской Германии втянуть страну в войну против СССР.

Анкара даже закрыла свои проливы для прохождения немецких боевых кораблей. Но такая позиция не нашла должной оценки в Москве, делившей после победы в войне мир на сферы влияния с другими участниками антигитлеровской коалиции. Требования Сталина передать под контроль СССР проливы и восточные анатолийские провинции – Карс, Ардаган и Артвин – подтолкнули Турцию в сторону принятия доктрины Трумэна и последующего вступления в НАТО. Так Анкара и Москва оказались по разные стороны баррикад в «холодной войне» со всеми ее издержками - недоверием, подозрительностью, шпиономанией, а порой и открытой проповедью ненависти и вражды. Пик ее приходится на размещение на турецкой территории американских ракет средней дальности «Юпитер». Позже, после Карибского кризиса 1962-го, они были убраны из Турции в обмен на демонтаж и вывоз советских ракет с Кубы. О реальных масштабах натовской угрозы южным рубежам СССР мне рассказал один турецкий генерал. По его словам, в разгар «холодной войны» более чем 20 советским дивизиям в Закавказье в восточной Анатолии противостояло лишь 4 турецких дивизии. Кстати, генерал был весьма высокого мнения о Советской армии. Он поведал о господствовавшем тогда среди турецкого генералитета мнении о том, что если США и НАТО спровоцируют военный конфликт с СССР, то турецкая армия воевать против северного соседа, как и в годы Второй мировой войны, не станет.  

Когда над Европой задули ветры разрядки и мирного сосуществования, Турция не осталась в стороне от набиравших силу международных процессов. Премьер-министр, а позже президент Турции Сулейман Демирель рассказал в беседе со мной, что именно он во время своего визита за океан убеждал тогдашнего американского президента Ричарда Никсона в пользе разрядки и налаживания делового партнерства с Советским Союзом. И приводил пример: заключение с Москвой соглашения о строительстве на юге Турции с советской помощью крупного металлургического завода в Искендеруне. Как видно, отметил Демирель, его увещевания не прошли бесследно. Первая оттепель между США и СССР наступила именно при Никсоне.  

В Турции шла правительственная чехарда, либеральные центристы меняли народных республиканцев - и наоборот, и те и другие ополчались против националистов, исламистов и левых радикалов. Когда ситуация шла вразнос и грозила перерасти в гражданский конфликт, с заметной периодичностью происходили военные перевороты, то затихали, то разгорались антикоммунистические кампании с явной примесью антисоветизма. Однако турецкое руководство неизменно принимало во внимание роль и значение на международной арене северного соседа. Помню, в беседе с премьер-министром Турции Бюлентом Эджевитом, многократно занимавшим этот пост от Республиканской народной партии, основанной еще Ататюрком, я не удержался от вопроса: не связывался ли он с Москвой в 1974-м перед вторжением турецких войск на Кипр на предмет выяснения возможной советской реакции? Эджевит улыбнулся и сказал, что, разумеется, предупредил о своем шаге Москву. Более того, в ответ ему был дан, по его выражению, «зеленый свет».

Позже Москва в корне изменила свою позицию и резко осудила турецкую оккупацию северной части острова, что чрезвычайно обидело Эджевита.

Все эти ухабы и шероховатости не помешали развитию экономического сотрудничества между нашими странами. С 70-х годов прошлого столетия в Турцию пошел российский газ. Вступил в строй завод в Искендеруне, сооруженный также при содействии нашей страны нефтеперерабатывающий завод в Али-Аге под Измиром, ряд других важных объектов. Постепенно ветшали и разрушались стереотипы «холодной войны». Если мне, как советскому журналисту в 80-е годы приходилось получать в службе безопасности разрешение на практически любой выезд из столицы и требовалось ни в коем случае не отклоняться от согласованного маршрута, то теперь визы для посещения Турции россиянами вообще отменены. Достаточно небольшой суммы, уплаченной в аэропорту, и марки в вашем загранпаспорте, чтобы два месяца беспрепятственно путешествовать по всей Турции, за исключением восточных районов, где идут операции против курдских боевиков. Десятки турецких строительно-подрядных фирм сооружают сотни, если не тысячи объектов по всей России.  

Товарооборот, благодаря российским «челнокам» испытавший скачок в бурные и непростые девяностые годы, ныне перешагнул за 30 миллиардов долларов. Турцию и Россию тесно связал энергетической пуповиной газопровод «Голубой поток», проложенный по дну Черного моря. Число российских туристов, освоивших природные богатства турецкого побережья в Эгейском и Средиземном морях, приближается к трем миллионам в год. Анталья давно уже превратилось в курорт всероссийского значения. В повестке дня - создание крупных совместных компаний в области промышленности и торговли. Владимир Путин в бытность свою президентом РФ неоднократно подчеркивал стратегический характер российско-турецкого партнерства не только в экономической, но и в политической области. На место недоверия и неприязни пришло знание друг друга, доверие и взаимное расположение. Наши страны тесно сотрудничают и координируют свою политику в бассейне Черного моря и на Южном Кавказе.  

Конечно, вряд ли Турция, даже если очень обидится на нелюбезное обхождение Парижа и Берлина, откажется от тесного взаимодействия с Европой, поскольку ее связи с ней широки и разносторонни, в том числе и через весьма многочисленную и разветвленную турецкую диаспору. Но диверсифицировать спектр своего международного сотрудничества Анкара вполне в состоянии.  

16 мая, по итогам московских переговоров Владимира Путина с турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом, стало известно: Россия построит 4 крупных блока АЭС в Турции и готова к дальнейшему и самому широкому сотрудничеству в сфере энергетики.  

Один турецкий историк образно выразился в том духе, что, если бы в свое время Русь приняла бы ислам, то стала бы весьма похожа на Турцию, а если бы турки приняли православие, то их было бы трудно отличить от русских.

Конечно, это гипербола, но в ней есть оттенок объективной реальности. 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
20.08.2019
Алексей Байлов (Россия), Ярослав Дворжак (Чехия)
События в Чехословакии: взгляд через полвека.
Фоторепортаж
17.08.2019
Алексей Тимофеев, Елена Безбородова (фото)
Здесь, на далёком Севере России, – один из важнейших наших духовных центров.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».