Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
22 января 2021
Россия как колониальная империя

Россия как колониальная империя

Каким представлено наше прошлое в школьных учебниках истории бывших союзных республик
Александр Шустов
15.12.2009
Россия как колониальная империя

Состоявшаяся 1 декабря презентация доклада «Освещение общей истории России и народов постсоветских стран в школьных учебниках истории новых независимых государств» стала одной из самых громких новостей последнего времени.

Вызванный появлением этого доклада резонанс во многом связан с тем, что подобное исследование в России появилось впервые. Отдельные статьи и обзоры, публиковавшиеся до сих пор в специализированных изданиях, были недоступны массовому читателю и проблему отсутствия информации о том, как преподается история Российской империи и СССР в странах СНГ не решали. Да и сама тема преподавания совместной истории бывших союзных республик и населяющих их народов российскую аудиторию долгое время практически не интересовала.

Доклад, подготовленный в рамках грантов фонда «Государственный клуб» исследовательским агентством «Евразийский монитор» и некоммерческим партнерством «Центр общественных технологий» при поддержке «Национальной лаборатории внешней политики», отличается широтой охваченного материала. Его авторы проанализировали и частично перевели с национальных языков 187 школьных учебников и учебных пособий 11 постсоветских государств: Азербайджана, Армении, Белоруссии, Грузии, Казахстана, Киргизии, Латвии, Молдавии, Узбекистана, Украины и Эстонии. Возросший интерес к этой теме в значительной степени связан с непростыми отношениями, которые в последнее время сложились у России с рядом стран СНГ. При этом выводы доклада, давно известные специалистам, для обычного гражданина оказались несколько шокирующими.

Оказалось, что в большинстве школьных учебников бывших союзных республик Россия изображается колониальной империей, безжалостно эксплуатировавшей национальную периферию и угнетавшей жителей.

Конструируя свою национальную историю, политические и академические элиты государств СНГ следуют уже опробованным странами Латинской Америки, афро-азиатского мира и Восточной Европы курсом, в рамках которого главным содержанием их пребывания в составе колониальных империй является национально-освободительная борьба. При этом создаваемый из России образ врага выступает консолидирующим нацию фактором, призванным доказать высшую ценность суверенитета. Однако в отличие от Прибалтики и Закавказья, где движение за независимость в последние годы существования СССР действительно являлось сложившимся фактом, в Средней Азии и Казахстане оно практически отсутствовало. Народы и элиты этих республик не хотели распада СССР, о чем свидетельствуют результаты голосования на референдуме по его сохранению. За сохранение Союза здесь проголосовала гораздо большая часть населения (94-98%), чем в РСФСР (71%), на Украине (70,2%), в Белоруссии (82,7%) и Азербайджане (93,3%). Отсутствие национально-освободительной борьбы создавало существенные трудности с обоснованием суверенитета и легитимности новых независимых государств региона.

Выбор в качестве объекта исследования Казахстана, Киргизии и Узбекистана, на территории которых проживает абсолютное большинство (более 95%) 5-ти миллионного русского населения Центральной Азии, является важным для прогнозирования его дальнейших судеб. Если из Таджикистана и Туркмении большая часть русского населения уже эмигрировала, то в Казахстане, и, в меньшей степени, Киргизии и Узбекистане шансы на сохранение русской диаспоры еще довольно высоки.

Между тем, именно официальные оценки совместного исторического прошлого, наиболее массовым и общедоступным выражением которого являются школьные учебники, во многом определяют психологическое самочувствие диаспоры в той или иной стране.

В предыдущий период негативные оценки роли России и русских в истории Центрально-Азиатского региона как нельзя лучше создавали информационно-психологический фон, способствовавший выталкиванию европейского населения.

Наиболее интересным в школьных трактовках истории, принятых в странах Центральной Азии, является оценка советского прошлого. Хронологически оно является самым близким историческим периодом, который хорошо помнят старшие поколения. Именно в советский период на территории бывших Степного и Туркестанского генерал-губернаторств Российской империи были созданы в современных границах союзные республики Средней Азии и Казахстан, сформированы их государственные институты, экономическая инфраструктура, система образования и здравоохранения. Наличие этих институтов позволило советским республикам в короткие сроки создать собственные политические и экономические структуры, которые стали «несущей конструкцией» их недавно обретенного суверенитета. По всем этим причинам советский период является ключевым этапом новейшей истории стран Центральной Азии, на протяжении которого были заложены основы их легитимности.

Между тем, анализ школьных учебников истории Казахстана, Узбекистана и Киргизии свидетельствует о преобладании в них негативных оценок советского периода.

Общее отношение к советскому периоду несколько лучше в Казахстане, и заметно хуже – в Киргизии и, особенно, в Узбекистане, однако преобладания негативного фона повествования это не меняет.

Причем внутренняя структура учебников также характеризуется соседством противоречивых оценок и выводов. Положительные трактовки соседствует с отрицательными, а после изложения позитивных в развитии той или иной республики моментов вполне могут последовать негативные выводы. Такая структура текста вполне соответствует состоянию исторической науки в новых независимых государствах, где общая, а тем более обоснованная точка зрения на многие исторические события еще не устоялась.

Для Казахстана характерны противоречия в оценках советского прошлого между учебниками для младших и старших классов. В учебнике по истории Казахстана для 5-го класса преобладают позитивные оценки. Рассматривая предвоенный период, авторы учебника отмечают, что в это время: «Были построены сотни новых фабрик и заводов… Увеличивалось поголовье скота и росли урожаи». К негативным явлениями относятся голод начала 1930-х гг., унесший жизни 1/3 всех казахов, сталинские репрессии, в ходе которых были арестованы и казнены многие представители казахской интеллигенции, а также централизация государственного управления, в результате которой «Все важнейшие вопросы решались в Москве». В целом позитивно оценивается и послевоенный период, важнейшими вехами которого стали освоение целины, строительство сотен новых промышленных предприятий и космодрома «Байконур».

Однако в учебнике истории для старших классов весь советский этап оценивается как «третий период национально-освободительного движения», главными характеристиками которого выступают «половинчатое решение земельного вопроса, непрекращающаяся миграция из России в Казахстан, сырьевой придаток промышленности, усиление политики русификации, не оправдавшаяся надежда казахского народа на государственное самоуправление». Самое парадоксальное, что заложившая основы современной казахстанской экономики индустриализация, которая, учитывая наличие богатых природных ресурсов, осуществлялась с упором на развитие добывающих отраслей, привела, по мысли авторов учебника, к превращению Казахстана «в сырьевую базу страны», поскольку «руководство советской страны, как и царское правительство, рассматривало Казахстан как источник сырья». Негативно оценивается и создание инфраструктуры, так как «построенные… предприятия и Турксиб только увеличили объем вывозимых из республики сырьевых ресурсов».

Картину колониальной эксплуатации Казахстана дополняет описание национально-освободительной борьбы казахского народа против «угнетателей», сопоставимой, по мысли автора учебника для 11-го класса М. Койгельдиева, с «борьбой индийского народа против английских колонизаторов, борьбой алжирского народа против французского колониального господства, войной вьетнамского народа против американского колониализма». При этом с доказательной базой этого тезиса у казахстанских историков существуют явные проблемы, поскольку никакого национально-освободительного движения в Казахской ССР попросту не было. Отдельные проявления недовольства, используемые для доказательства существования национально-освободительной борьбы, такие как волнения 1959 г. в Темиртау, имели социальные, а не этнические причины. Бесспорно, этонациональный подтекст имели декабрьские волнения 1986 г. в Алма-Атете, вызванные назначением первым секретарем компартии Казахстана В. Колбина, однако они являются чуть ли не единственным подобным эпизодом в новейшей истории Казахстана. Сайт с феями, проверь сам! индивидуалки Волгоград Встречи на высшем уровне

Теории колониальной эксплуатации республики в советский период придерживаются и киргизские историки.

Так, М.К. Иманкулов в учебнике по истории Киргизии для 9-х классов использует по отношению к руководству советской Киргизии определение «колонизаторы с партбилетом в кармане».

В приписываемом группе репрессированных в 1930-е гг. киргизских партийных деятелей во главе с А. Сыдыковым обращении, с которым по сути солидаризируется автор учебника, утверждалось, что «за всю свою трехтысячелетнюю историю кыргызский народ не был в таком жалком состоянии, как при продолжателях дела царского империализма — красных милитаристах. В обществе главенствует военномонархический строй, где правят секретари райкомов и ЦК…». В целом же советская власть в лице И. Сталина предстает в киргизских учебниках как продолжатель колониальной политики царизма, а обретение государственности омрачается репрессиями против интеллигенции.

Попытки доказать, что в послевоенный период Киргизия превратилась в сырьевую колонию, приводят скорее к обратным результатам, так как сколько-нибудь значимых запасов сырья, за исключением цветных и драгоценных металлов, в республике не было, а большинство производств создавалось как раз в сфере обрабатывающей промышленности. В учебнике М.К. Иманкулова, в частности, утверждается, что в 1966-1985 гг. на территории Киргизии были введены в строй более 150 крупных промышленных предприятий, в результате чего «сформировались такие важные отрасли промышленности, как машиностроение, цветная металлургия, электротехника, приборостроение, индустрия строительства и гидроэнергетика». Очевидно, что для работы этих предприятий требовался скорее ввоз, а не вывоз сырья, что вряд ли соответствует тезису о колониальной эксплуатации. Персонал этих предприятий, как подчеркивают киргизские авторы, составляло мигрировавшее из европейских республик славянское население, которому предоставлялась большая часть строившегося жилья. Однако без привлечения квалифицированной рабочей силы создать диверсифицированную промышленность в тот период было невозможно.

Общая оценка последних десятилетий деятельности в республике советской власти гласит, что на протяжении 1965-1985 гг. в Киргизии существовало «несправедливое и неравноправное тоталитарное общество, в котором руководители не сделали ничего для того, чтобы облегчить жизнь кыргызского народа».

Наиболее ярко концепция колониальной эксплуатации выражена в Узбекистане. Так, в учебнике К. Усманова и М. Садикова для академических лицеев и профессиональных колледжей «История Узбекистана 1917-1991 гг.», утверждается:

«Советский строй подчинил экономику Узбекистана интересам Центра, превратил его в свою сырьевую базу. Отсюда вывозилось такое ценное сырье, как хлопок, шелк-сырец, каракуль, богатства наших недр», а «духовная и культурная жизнь нашего народа находилась в тисках».

Доказательством колониальной эксплуатации республики в советский период, по мнению авторов, служит тот факт, что «Возведенные в Узбекистане промышленные предприятия занимались переработкой сырья или полуфабрикатов. Их продукция вывозилась в другие регионы СССР, где производилась готовая продукция. Это обеспечивало большой поток прибыли в казну советского государства. Производившаяся по указанию Центра беспощадная эксплуатация природных ресурсов не учитывала экономических интересов республики».

Для обоснования тезиса о колониальной эксплуатации у узбекских историков больше экономических аргументов, чем у их киргизских коллег, так как в советский период республика действительно являлась главным поставщиком хлопка в СССР. При этом текстильная промышленность в республике создана не была. Однако реальной причиной этого являлось не желание закрепить за Узбекистаном статус сырьевой колонии, а наличие перерабатывающих мощностей в других республиках, прежде всего РСФСР, дублировать которые означало бессмысленные в рамках единого народно-хозяйственного комплекса СССР затраты.

С тезисом о беспощадной эксплуатации окраин союзным центром плохо вяжется и тот факт, что их экономика вплоть до распада СССР была дотационной, причем в отдельные годы дотации достигали 3/4 республиканских бюджетов.

В 1990-1991 гг., накануне распада СССР, дотируемая часть бюджета составляла около 1/10 ВВП Казахстана, Туркменистана и Киргизии, и 1/5 – Таджикистана и Узбекистана. Кроме того, республики Средней Азии и Казахстан получали льготные поставки оборудования, материалов, технологии, а также квалифицированную рабочую силу из других, прежде всего «славянских» республик.

Оценивая экономические результаты советского периода, следует иметь в виду, что в начале XX века Центральная Азия представляла собой отсталую аграрную периферию, где только начинали зарождаться очаги современной экономики. Между тем, в советский период на территории региона были построены тысячи фабрик и заводов. К середине 1980-х гг. в Казахстане функционировало около 25 тыс. промышленных предприятий, в том числе 2 тыс. – крупных, в Киргизии – около 500 крупных предприятий, в Узбекистане - около 250 крупных и средних машиностроительных заводов. В 1940-1985 гг. объем промышленного производства в республиках Средней Азии и Казахстане вырос в 28 раз, тогда как в целом по СССР - в 25,3 раза. Каждая республика имела свою отраслевую специализацию. Так, в Казахстане получила развитие горнодобывающая и металлургическая промышленность, в Киргизии – предприятия военно-промышленного комплекса, в Туркмении – нефтяная и газовая промышленность, в Таджикистане – гидроэнергетика и цветная металлургия, в Узбекистане – химическая промышленность, металлургия и машиностроение. Однако связано это было с особенностями функционирования народнохозяйственного комплекса СССР, где каждой республике отводилась роль особого «цеха».

Довольно активно развивалась транспортная инфраструктура. В начале XX века в Казахстане было всего 2,1 тыс. км. железнодорожных путей, а к моменту обретения независимости – около 15 тыс. км. В советский период был построен газопровод «Средняя Азия-Центр», по которому до сих пор осуществляются поставки узбекского и туркменского газа в Россию. Нефтяные месторождения Западного Казахстана были связаны нефтепроводом с РСФСР. Крупнейшие гидроэлектростанции, построенные в советское время – Токтогульская ГЭС в Киргизии и Нурекская ГЭС в Таджикистане, а также ряд мощных тепловых электростанций в Узбекистане до сих пор составляют основу энергетики региона.

По справедливому замечанию российского востоковеда А. М. Васильева «ни одна метрополия – Англия, Франция, Португалия, Голландия – не оставила в своих колониях такой развитой экономики, как Россия в Средней Азии».

Именно благодаря созданной в советский период социальной инфраструктуре страны Центральной Азии до сих пор превосходят по уровню развития системы образования и здравоохранения большинство соседних государств Ближнего и Среднего Востока.

Сопоставляя эти факты с выводами центрально-азиатских историков, следует отметить, что они акцентируют внимание преимущественно, а нередко – исключительно на негативных моментах пребывания их стран и народов в составе Российской империи/СССР, полностью отрицая их позитивную, модернизирующую роль. Между тем, именно благодаря проводимой в советской период политике республики Средней Азии и Казахстан после распада СССР смогли состояться как новые независимые государства, располагающие всеми атрибутами суверенитета, и, несмотря на трудности советского периода, продолжают существовать до сих пор. Это противоречие составляет одну из наиболее характерных черт их современной исторической науки, преодоление которой потребует, по-видимому, довольно длительного времени. Однако воспитанным на новых учебниках истории поколениям, которые к тому времени займут руководящие посты в политике, бизнесе, науке и средствах массовой информации, пересмотр взглядов на взаимоотношения с Россией может уже не понадобится.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 29 найденных.
Узбеку
13.03.2013 17:24
Если бы не русские, ты не дожил бы до сегодня.
Узбек
02.01.2013 3:55
МЫ - ВЕЛИКАЯ НАЦИЯ!
Тамерланг.
аборигены это русские! Когда в ср азии был щелк, процветала наука, искусство, культура и были бани, русские аборигены - народы леса, жили в землянках, одежда из шкуры зверей и лицо вытирали соломой. Свою историю не забывайте.
12345
06.04.2011 7:43
а что хотели-то... в свое время очернили империю чингисхана... кстати благодаря ей и появилась россия. такая какая она сейчас есть...писали в учебниках только плохое...о хорошем даже и не упоминалось...да и сейчас добрым словом разве вспомнили?
а Москва до сих пор ведет колониальную политику в Сибири и других регионах. Нагло выкачивает все недра...а потом бросает крохи с барского стола - дотация понимаешь!
yarceva_irina@mail.ru
11.12.2010 21:26
Никогда узбеки не жили в Узбекистане хуже нас, русских людей. Напротив, все ключевые должности в организация, места на рынках, милиция были в руках узбеков. "Угнетенные" жили лучше "угнетателей"! И все разговоры об "угнетении" - это хороший предлог нажиться на выгоняемых из республики людях. И потом, о каких угнетениях идет речь? События с завоеванием Туркестана происходили аж в 1885 г - те люди уже давно разобрались между собой, их уже столетия нет в живых. В чем же пытаются обвинить людей, которые никакого отношения к происходящему не имели уже в силу кратковременности человеческой жизни. Так и хочется спросить - кого я конкретно угнетала - покажите!
Бек
22.02.2010 15:38
Российские историки описывали расширения тюркских империй заготовленными фразами и клише: «Иго», «Набеги», «Кочевники», в то время как то же самое расширение славянских территорий они называли: «Славяне плавно и благотворно растекались по Земле!». Мой многолетний опыт общения по различным историческим форумам дал результат: не только русские, наевшись исторической клеветы против тюрков, но и некоторые представители тюркских народов (казахи, чуваши и др) уверенны, что наши предки исключительно кочевники, и это несмотря на то, что только в Золотой Орде было свыше ста крупнейших на то время городов в Мире.
По такому же сценарию действовал ученик Российской империи – Сталин. Депортация и геноцид тюркских народов: карачаевцев, кумыков, балкарцев, крымских татар в советское время было объяснено просто «Предатели». Земли «зачищенные» от них заселяли славянским населением, что с успехом было сделано в Крыму. В 1944 году постановлением ЦКВКП(б) было запрещено изучать историю тюркских народов. За 50 лет у нас отняли историю, превратив в толпу, назвали нас «безписменными», «чурками», «чернож-ми». Золотую Орду переписали под «удобных» монголов, а о Тюркском, Хазарском, Аварском, Печенежским, Хуннском, Гуннском Каганатах, Ханстве Тимура, Бабура и Караханидов начисто «забыли». «Забыли» начисто о тюркских просветителях, астрономах, математиков, а кое-кого просто переписали в араба и иранца. Так было удобно тюркские народы ассимилировать!
Любой спор с оппонентом на форуме сводиться к одному: Вы были до вхождения в Российскую империю безкультурные, безписменные одним словом – пасли баранов. Им бесполезно доказывать, что до кириллицы была латиница, до латиницы арабица, до арабицы была тюркская письменность с наиболее ранней датировкой 5 век до нашей эры – «Иссыкская письменность». Бесполезно приводить в примеры Махмуда Кашгари, написавшего «Толковый словарь тюркских слов» ровно тысячу лет назад, или Улугбека сотворившего первый и точнейший атлас «Звездного неба» за 90 лет до рождения Коперника. В таких случаях, я на заявления о занятиях моими предками исключительно о «бараносчетстве» и «баранопастве», напоминаю о первой переписи славянского населения Золотой Ордой. Переписывали как баранов, что-б знать сколько шерсти с каждого «барана» взять.
Тщательная и последовательная политика вытеснения тюркских народов с их коренных территорий Российская империя ведет более 400 лет. Любыми способами – геноцидом (простое грубое уничтожение), этноцидом (ассимиляция, христианизация), искусственными техногенными катастрофами (созданные там где необходимо – голощекинский голод, атомные испытания).
Намеренно созданный голощекинский голод унес жизни 40 % казахов, позже на территории Казахской ССР создают самый большой в мире полигон атомный испытаний.
Было взорвано 456 атомных бомб, вследствие чего в разное время погибло свыше 1 миллиона 700 тысяч казахов.
Так из крупнейшего тюркского этноса, доминировавшего некогда Золотую Орду, осталась малая для 21 века часть – 9 миллионов. К примеру, по переписи населения 1897 года казахов больше по численности родственных им узбеков в 5 раз. По последним данным численность узбеков составляет 25 миллионов. Не будь целенаправленной политики скрытого завуалированного уничтожения казахов, не трудно подсчитать, что только казахов на наше время было бы 125 миллионов.
Российской империи не страшны европейские захватчики – наполеоны, гитлеры, карлы двенадцатые – они все в свое время потерпели поражения от России. К немцам, французам, шведам , как историческим соперникам, русские относятся пренебрежительно-иронично – они все «проиграли».
Особый упор ненависти, клеветы, злобы делается на тюркские народы. Только им – тюркам, славяне не только проигрывали войны, но и сотнями лет (Золотая Орда – 300 лет, Хазарский Каганат – 100 лет, Гунны Атиллы – 100 лет) входили в их империи.
Политика «избавления» от сильнейшего стратегического противника – тюрков, велась Россией на протяжении 400 лет, и нельзя пребывать в иллюзии, что ОНА прекратилась в наше время!  Успехов Вам! И не забывайте, что Петр Первый завещал: «А басурман тихим зело сколько можете убавляйте».
Факт самый бросающийся в глаза - историки России и до революционной и советской и постсоветской живут "тюркофобией". Они по другому не хотят!
west down
19.01.2010 20:35
"Кавказцу" , совсем не так. Не во всех республиках бывшего СССР. "Учебников" там в странах, где полно русофобии и американофилии, там и плохо живется простому народу. Получше помнить: Русофобский президент - антинародный президент. Хорошо сказано.  
кавказец
24.12.2009 6:48
(Оказалось, что в большинстве школьных учебников бывших союзных республик Россия изображается колониальной империей, безжалостно эксплуатировавшей национальную периферию и угнетавшей жителей.) -- А что,разве это не так ???
Dess
21.12.2009 13:47
Шустов писал: "Россия изображается колониальной империей, безжалостно эксплуатировавшей национальную периферию и угнетавшей жителей."
*****************************************
На самом деле сами русские составляют колониальную империю, которую безжалостно эксплуатирует и угнетает Москва. Я не знаю, как насчет нац. окраин, но Москва, Кремль пожирает собственных соплеменников, в т.ч. русских.
************************************
Рейган был не совсем прав. Не СССР - империя зла. А Москва, Кремль - это империя зла внутри собственной тоталитарной страны.
Тема большая, здесь нет возможности ее развить.
***************************************
Как подчеркивает замечательный умница Дж. Кьезо ("Русская рулетка..."), и Геннадий Лисичкин ("Есть ли будущее у России"):
Освободившись от одних оккупантов, татаро-монголов, Россия оказалась во власти другого оккупац. режима - во власти Москвы. Он существует до сих пор. Москва стала Москвой не в честном состязании с др. русскими княжествами, а завладев сокровищами Золотой Орды, похитив то, что принадлежало ее данникам... и присвоив также золото-ордынскую идеологию. Та идеология  дожила до сего дня. Осталось в первую очередь, твердое убеждение, что русские - не свободный народ, а стадо овец, которых можно и должно стричь. Но татары соблюдали хотя бы правила, принятые у людоедов, т.е. не пожирали своих соплеменников, а московские владыки отбросили и это ограничение.
****************************************** А что касается посткоммунистичкой  практики - Москва всегда сочетала неимоверную требовательность к своим подданным с неким примитивным интернационализмом и потому заботилась  исключительно о кастовых интересах, ради которых всегда была готова забыть об интересах национальных: если того требовали ее собствен. интересы, она покорно склонялась пред любым захватчиком.
****************************************
Не случайно в России с почестями хоронят Ельцина, Ростроповича, Гайдара и других. По этому поводу умница Дж. Кьезо говорит так: "Никогда еще в мире не было так, чтоб мировая держава, имевшая величайшую культуру и
науку мирового уровня в числе двух-трех первых держав мира, сдалась без боя и дошла за несколько лет до беспрецедентного самоуничтожения. Никогда не было такого побежденного, который возносил бы (причем искренно) хвалу победителю. Как такое могло случиться?  Прежде всего - это ликвидаторы, из которых состоит сегодняшний российский правящий класс"
*************************************
Даже если где-то кавказец или другой "инородец" изнасилует русскую или ударит русского ножом, Москва тут же уголовное дело прекратит "во избежание нац. розни". Но если в пылу убьешь преступника - сам русский загремит в тюрьму по полной программе.
Ценность человеческой жизни Москвой признается только за рубежом, где можно легко заработать дипломатические и патриотические очки. *******************************************
Кто хочет серьезно, аргументировано обсуждать эту тему, приглашаю на соотвествующую, уже созданную тему, на форуме "Интеллект-Клуба"
http://bolshoy-forum.co.cc/index.php/board,91.0.html
Акскл
19.12.2009 7:57
Еще более разрушительным для человеческих душ было распространение лжи в школах и университетах. Система образования был единой на всех широтах и долготах страны, включая единообразие учебников. С незначительными изменениями, эта программа оставалась той же самой до периода гласности. В большинстве советских учебников истории Другой лишен своей истории до того момента времени, когда он становится частью России. И тогда тоже это имеет важность только поскольку является частью Российской истории. Напротив, Другой же должен был принять эту Российскую историю наряду с историческими фигурами и героями, многие из которых были завоевателями типа Ермака и Ермолова. Ирония такой ситуации была высказана абхазским писателем Фазилем Искандером в коротком рассказе. Один из его героев отмечает, что он может вспомнить только три даты: 1812 г. - Наполеоновская война, 1941 г. - начало Второй Мировой войны и 1917 г.. Все другие даты, он говорит, - нематериальны (несущественны) и не стоят упоминания, поскольку его собственная земля была заморожена во времени. (?) (for his own land has been frozen in time).

Один маленький пример исторической неточности появляется в учебнике для четвертого класса начальной школы - получателе многочисленных государственных наград. Первая глава "Рассказов по Истории СССР" описывает руины 1700-летнего города в Кызылкумах в СССР, таким образом подчеркивая древнюю историю страны. Нет никакого упоминания о местоположении города, ни о людях, которые построили его, хотя он находится в Узбекистане. Эта глава, следовательно, должно быть обесценена для того, чтобы дать хоть проблеск о представлении истории Другого. Из этих шестидесяти двух рассказов в книге есть одно упоминание об Украине под польским "игом" и ее последующего воссоединения с "доброжелательной Россией", и глава по царской эксплуатации угнетенных народов. Какое же знание о других братских народах эта книга дает одиннадцатилетнему советскому школьнику?

"В Средней Азии не было ни одной фабрики, хотя узбеки и таджики уже с давних времен знали как выращивать хлопок. Соединившись с Россией эти народы научились многому от русского народа и друг у друга. Жители национальной окраины теперь начали получать ткани, обувь и металлические предметы". 72

Через сложную систему правд, полу-правд и фабрикации лжи Восток представлен в таком виде, чтобы подчеркнуть его существенно подчиненное положение до его "соединения" с Россией. А ведь именно из этих регионов, начиная с незапамятных времен, хлопок, шелк, обувь и металлические изделия распространялись вдаль и вширь, включая Русь. Эта глава приводит царское запрещение на родные языки в школах, спровоцированные царским правительством беспорядки между армянами и азербайджанцами. Тем самым это подразумевает, что советское правительство проводило гуманную политику основанную на равенстве. А ведь это было в тот самый период, когда государство проводило политику вытеснения местных языков в республиках на второстепенный уровень.

В другом школьном учебнике по истории СССР для средних школ, местные правители Средней Азии изображены жестокими, а нищета и страдание населения приписаны правителям, феодалам и духовенству. Нет никакого упоминания о Российском колониальном присутствии в области или о вассальном статусе местных правителей. Книга, напротив, далее манипулирует фактами и описывает желание народных масс Хивы бороться с местным ханом при помощи Красной Армии в 1919 г., и о долгой борьбе против "басмаческих банд". В подобном же рефрене нам рассказывают о том, как население Кавказа чахло в течение трех лет под контрреволюционными правительствами. Редактор этого учебника - М.П.Ким, член Академии Наук. 73

Некоторые из запрещенных книг были переизданы в 1960-ых годах, в том числе оригинальные работы В.В.Бартольда о Средней Азии. Они были важны, поскольку они полагались на местные источники, и автор был хорошо сведущ в персидском и тюркском языках. Однако, те факты, которые шли вразрез с официальной линией, сопровождались обильными редакционными примечаниями, касающимися результатов Бартольда. Среди других вещей, они касались принудительного перехода на оседлый образ жизни центрально-азиатских кочевников царским правительством. В то время как официальные историографы и правительственные представители заявляли, что переход кочевников на оседлый образ жизни поднял их экономический уровень, Бартольд доказал обратное. Точно так же он описал древнюю и сложную культуру тюркских народов существовавшую намного раньше появления христианства на Руси в десятом столетии. Ученый обратился к китайским, персидским, арабским и тюркским источникам и детально разработал описание более или менее непрерывного расцвета этой (т.е. тюркской ? - прим.А.) культуры начиная с пятого века до н.э. Он упоминает о том, что существовало семьдесят городов в Ферганской долине во втором веке до н.э., он говорит о больших торговых городах, включая Мараканду (существующий и сегодня Самарканд), об обширной сети ирригации, о связях и с Востоком и с Западом, о древней литературе и письменности тюркских народов, и все это уцелело до Российского вторжения в девятнадцатом столетии. Бартольд подвергал сомнению упрощенное определение кочевников, данное царскими чиновниками и увековеченное советским режимом. Он пошел так далеко, что заявил, что присутствие монголов (которые разговаривали на тюркском языке - прим.А.) на Руси фактически дало передышку для Русских. Это была безопасность границы, которая оказалась способствующей, среди всего прочего, экономическому и культурному возрождению Руси. Советские историки немедленно осудили такие утверждения как размышления человека, незрелого в своем мировозрении. Что было важно, однако, что по крайней мере Бартольд стал доступен для народов Центральной Азии, которых так неправильно опорочили (has been so grievously wronged). Работы Бартольда, хотя были и не лишены прямолинейности, представляли собой альтернативное чтение. До 1960-ых гг. большинство народов Центральной Азии не имело никакого доступа к своей собственной истории, будучи лишенными своего шрифта и связи с языками, которые могли бы их обеспечить чтением альтернативным официальной линии.

Официальная советская историография двадцатого столетия c готовностью извергала государственную позицию по отношению к Другому. Она распространяла дезинформацию и неправду, и ее преднамеренное замалчивание причинило огромный вред человеческой душе, так же, как и другие формы пропаганды. Утверждая подлинность, объективность и научное основание марксистской истории, историография была односторонне воспринята как бесспорный авторитет. И потому что все альтернативные голоса были вынуждены молчать, официальная историография была успешной в определении имиджа Другого как контрастирующего Русскому. Однако, отрицая Другого, государство ускоряло собственный упадок. Последующий рост национализма был реакцией против маргинализации нерусских. Недавняя история была сохранена в народных воспоминаниях, и официальные искажения только поощряли повышение национального сознания. Средний же русский оставался неосведомленным об историях его "братьев" и знал только стереотипы, внушенные ему государством через его средства информации, и через образование и риторику.

Поэтому не удивительно, что когда появилась возможность высказываться, наиболее обычные утверждения, сделанные русскими были повторением жаргона, поднимаемого в течение стольких многих лет: культурная и экономическая отсталость "мусульман"; ссылаются на "бесспорные факты", которые снова и снова повторяют, что их подъем был благодаря русским - носителям культуры; утверждения, что Россия никогда не эксплуатировала никакую национальность - ни в прошлом, ни в этом столетии, и что недовольство нерусских против исторических искажений являются вымыслом нездоровых умов. Русский писатель Паустовский однажды сказал, что невежество порождает безразличие, которое распространяется подобно злокачественной опухоли. Невежество в Советском Союзе породило и безразличие и презрение. Для среднего русского обывателя сегодня каждый смуглолицый человек - или кавказец, "чернож-й", или "подбрюшье". Они все жулики и спекулянты. Государственные методы подавления альтернативных голосов, абсолютизации невежества Советского Востока, и активного насаждения в обществе официальных мифов (successfully fostering the internalisation of official myths), породили бешеный расизм.

{{{   http://www.rupoint.co.uk/showthread.php?t=28740   }}}
Akskl
19.12.2009 7:35
Kalpana Sahni "Crucifying the Orient - Russian Orientalism and the Colonization of Caucasus and Central Asia" - White Orchard Press, Bangkok, Thailand; The Institute for Comparative Research in Human Culture, Oslo, first published 1997
(Перевод с английского - мой, А.)
с.214
ИСКАЖЕНИЕ ИСТОРИИ

Недавняя карикатура в газете "Москоу Ньюс" показывает мальчика на экзамене по истории. Он спрашивает своего преподавателя: "Как я должен отвечать - согласно учебникам или как это было нас самом деле?" Учебники истории были изъяты из средних школ в 1988 г., и историк Юрий Афанасьев заявил в газете "Известия", что в этих учебниках не было ни единой страницы без фальсификаций. Белые пятна и дезинформация в советской историографии принесли непоправимый ущерб человеческой душе через ее систематическую манипуляцию в течение почти столетия. Распространение неправды активно выдвигалось и объяснялось посредством "данных" и предполагаемой объективности научного марксистского историзма. Сегодня и русские и нерусские винят историков, которые, как они считают, были превращены в служанок режима. Советское государство рассматривало историю в качестве политики управления прошлым, и знало, что тот, кто управляет прошлым, также управляет и будущим. Историография, подобно любому другому аспекту советской действительности, использовалась для формирования общества. Она была превращена в руках государства в марионетку, распространяющую неправду, и приспосабливающуюся к изменяющемуся поведению партийных боссов.

Кроме того, историография функционировала на различных уровнях. Распространение информации о Востоке осуществлялось прежде всего через школьную и университетскую программы - это мощное средство для формирования отношения народов. Вторым важным каналом информации были СМИ - средства массовой информации. И наконец, были институты, где проводились исследовательские работы по изучению регионов. Все они были подчинены политике и директивам государства.

Для того чтобы исследовать русскую историографию Других, чтобы увидеть, как было, и если было переоценено прошлое, и посмотреть на борьбу за свободу Кавказских и Центрально-Азиатских народов, нам необходимо посмотреть не далее чем на советский подход к колониальной политике царского режима и последующего создания СССР. Переоценка истории, даже согласно их собственным ученым-востоковедам типа Бартольда, который являлся альтернативным источником, подразумевала бы свежую оценку связей России с востоком, югом и западом. Это означало бы отбрасывание стереотипа "отсталого Востока". Это противоречило лозунгам большевиков о культурном превосходстве России, её экономического прогресса, её миссии как носителя огня цивилизации. Присущий (inherent) русский великодержавный шовинизм не давал никакого места для таких переоценок, тем более из-за экспансионистской политики Советского правительства на заново аннексированных территориях.

Иерархия человеческих обществ явно видна в марксизме, уровень развитости которых определяется по уровню материального производства. Это является основой советской историографии, и никогда не бывало никакого отклонения от этой линии. Дебаты среди советских историков ограничивались подходом к царским колониальным методам. В 1920-х и 1930-х гг. Покровский и его последователи брали за основу принцип Маркса разоблачения хищного характера колониализма, безжалостного характера аннексии превосходящей в военном отношении властью. Эксплуатационный аспект колониальных методов был таким образом подтвержден, и борьба за свободу колонизируемых поддерживалась. Как следствие, нерусским историкам в тот момент было позволено представлять их собственную альтернативную точку зрения на царский колониализм в своих регионах.

Позднее, вслед за истреблением, геноцидом и депортациями, поддерживаемый государством русский шовинизм дал новый взгляд на русский колониализм. Сталин представил на обсуждение линию о русском завоевании, являющимся "меньшим злом" по отношению к абсолютному злу. И историография были призвана найти подходящее теоретическое оправдание этой новой линии партии. Дебаты среди историков происходили следующим образом: русская экспансионистская политика не была агрессивна, а скорее охраняла русские интересы; захваченные народы вошли в контакт с более высокой культурой (Е.В.Тарле); государство и народы были неотделимы, и единство Советского государства простиралось на историю всех времен (Б.Д. Греков и Е.В. Тарле); малые нации не имели никаких перспектив независимого существования и были обречены на покорение их более мощными соседями (фашистская линия аргументации, которой следует, среди других, А. В. Ефимов). Из этого вытекало, что русская колонизация была меньшим злом, чем аннексия этих регионов Турцией, Персией или Англией. Русская колонизация, безотносительно ее недостатков, показывалась как мягкая и прогрессивная, а колонизируемые народы якобы охотно искали русскую "защиту". Тарле дошел до того, что заявил, что диалектика требует того, что история страны должна изучаться и исследоваться с точки зрения 1944 года. 57

Рычаги контроля над нерусскими, которые были ослаблены в начальном послереволюционном периоде из-за политической целесообразности, теперь были постоянно напряжены. С этого момента никто, кроме русских не мог хвастать своим прошлым.
Отображены комментарии с 1 по 10 из 29 найденных.

Эксклюзив
19.01.2021
Максим Столетов
О книге А. Тимофеева «Как русские научились воевать. Откровенные беседы с фронтовиками».
Фоторепортаж
20.01.2021
Подготовила Мария Максимова
О первой в мире инсталляции, размещенной в движущемся составе.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».