Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
8 марта 2021
Разделенный остров

Разделенный остров

Косово и Северный Кипр: откуда берутся двойные стандарты
Екатерина Тихомирова
24.01.2008
Разделенный остров

Независимость Косово может положить начало фактической перекройке карты мира. Прецедентов может возникнуть до нескольких десятков: в той же Европе сепаратистские настроения существуют в Великобритании, Испании, Италии, Франции, Бельгии. Похоже, Европа запуталась в своих территориальных проблемах. Просто с обострением косовского вопроса это стало более очевидно и более болезненно. Только один из примеров – Северный Кипр, с 1974 года живущий фактически как самостоятельное государство, с собственным правительством, президентом, парламентом.

Государство под названием Турецкая Республика Северного Кипра (ТРСК) не признано ни одной страной мира, кроме Турции, оккупировавшей в 1974-м северную часть острова и до сих пор сохраняющей на этой территории 35 тысяч своих военных. Подавляющее большинство населения ТРСК (всего около 200 тысяч человек) – этнические турки, причем как турки-киприоты, так и иммигранты из Турции. Число последних постоянно растет, что является одним из многочисленных раздражающих факторов для греков-киприотов, которые в свое время были вынуждены бросить свои дома и бежать на греческую часть.
Чтобы понять суть конфликта между турками-киприотами и греками-киприотами - несколько слов по истории вопроса. В 1960-м Кипр получил независимость от Великобритании. Греческой и турецкой общинам были предоставлены равные возможности участия в управлении государством: им была выделена определенная квота в правительстве, парламенте и гражданских институтах власти. Гарантами существования нового государства в соответствии с договором 1960 года стали Великобритания, Греция и Турция.
Однако коалиционное правительство просуществовало недолго: в 1963-м оно распалось, турки-киприоты лишились своих постов, а в стране вспыхнули межэтнические конфликты. Межобщинная напряженность привела к образованию вооруженных формирований, находившихся под контролем, соответственно, Греции и Турции. Несколько раз на протяжении шестидесятых годов эти страны оказывались на грани войны. В феврале 1964 года Британия подняла кипрский вопрос на Совете Безопасности ООН, а президент Кипра, архиепископ Макариос III сообщил Совбезу о готовящемся вторжении турецких войск.

СБ ООН принял решение об отправке на остров миротворческих сил, которые остаются там по сей день.


В 1974 году военная хунта «черных полковников» в Греции организовала государственный переворот на Кипре. Макариос был свергнут, его место занял Никос Сампсон, лидер военизированной организации греков-киприотов ЭОКА-Б, выступавшей за присоединение Кипра к Греции. Через 7 дней турецкая армия начала широкомасштабное вторжение на Кипр под предлогом восстановления конституции Республики Кипр, одним из гарантов которой Турция была по соглашениям 1960-го. В результате под контролем турок оказалось 38 процентов острова, а греки-киприоты были вынуждены бежать с оккупированной территории. Осенью 1974-го кипрский вопрос обсуждала сессия Генеральной Ассамблеи ООН. В итоге появилась резолюция №3212 от 1 ноября 1974 года, призывавшая уважать суверенитет, независимость, территориальную целостность Республики Кипр. Согласно документу, все иностранные войска должны были уйти с острова. Однако, хотя Турция и голосовала за резолюцию Генассамблеи, выполнять ее отказалась. И не выполнила до сих пор. А в 1983-м турецкий сектор провозгласил себя Турецкой Республикой Северного Кипра.
Попытки примирить греков-киприотов и турков-киприотов предпринимались неоднократно. В том числе ООН: накануне принятия Кипра в Евросоюз генсек Объединенных Наций Кофи Аннан представил примирительный план, который, по идее, должен был решить кипрскую территориальную проблему. Однако, если турки-киприоты поддержали эти предложения, то греки-киприоты на референдуме проголосовали против. Слишком высокую цену они должны были заплатить за возвращение своих собственных территорий. Против плана тогда призывал голосовать президент Кипра Тасос Пападопулос: «Те, кто утверждает, что этот план - результат волеизъявления и переговоров, говорят неправду. С его принятием наше государство ликвидируется за 24 часа. План не решает проблему фактического раздела острова, а, напротив, узаконивает и углубляет его». По мнению кипрских властей, предложенный вариант объединения удовлетворяет не их интересам, а «стремлению Турции контролировать и опекать Кипр». Действительно, сразу после обнародования плана стало ясно: ООН, ради того, чтобы разрешить многолетний территориальный спор к расширению Евросоюза, решила пойти на максимальные уступки Турции.
Во-первых - и это была главная претензия греков - документ предусматривал возвращение в турецкую часть острова меньшего числа беженцев, чем предполагалось ранее. В результате киприоты могли оказаться в странной ситуации: имея право свободно перемещаться по всей Европе, они не смогли бы выбирать место жительства в собственной стране. «Это превращает нас в людей второго сорта. После объединения мы сможем жить где угодно в Европе. Кроме места, где родились и откуда были вынуждены уехать», - рассуждали многие.
Во-вторых, Анкаре собирались позволить сохранить на севере острова свое военное присутствие - до тех пор, пока Турция не войдет в ЕС. Когда это произойдет – неизвестно. Наконец, право на собственность греков-киприотов, то есть возможность вернуть свои дома на «турецкой части», собирались ограничить до тех пор, пока уровень жизни в обеих частях страны не сравняется.
Буквально в канун официального присоединения Кипра к ЕС греки-киприоты проголосовали против плана, за что власти страны услышали изрядную долю критики от международного сообщества – вплоть до того, что ООН объявила о закрытии на Кипре офиса своего спецпосланника. Кофи Аннан и представители ЕС в один голос заявили: киприоты упустили «исторический шанс решить проблему». Отчитав греков-киприотов, европейские чиновники поблагодарили их соседей по острову за поддержку - в турецком секторе почти 65 процентов жителей проект Аннана одобрили - и пообещали рассмотреть пути дальнейшего экономического развития северной части Кипра.

Кипр вступил в ЕС фактически разделенным – хотя формально членом организации считается весь остров. Точно такая же ситуация с переходом Кипра на евро – эта валюта имеет хождение только на греческой части острова.


Объединение Кипра сейчас выглядит более чем иллюзорно. Хотя, безусловно, некоторые шаги предпринимают и кипрские власти, и руководство ТРСК, и Анкара. Попасть из одной части Кипра в другую уже давно не составляет никакого труда. Чтобы пересечь границу, достаточно предъявить уже на турецкой стороне - греки-киприоты никаких документов не требуют - паспорт и заполнить бланк "визы". Всего три пункта: имя и фамилия, номер паспорта и гражданство. Путь займет минут пять - именно столько времени понадобится, чтобы пересечь буферную зону, контролируемую войсками ООН. Этот путь только в Никосии ежедневно проделывают 8 тысяч человек - в основном турок, которые приходят в греческую часть на работу. Вечером они возвращаются домой - в другую «страну». Именно так, в кавычках, пишут применительно к ТРСК слово «страна» кипрские и греческие газеты.
Греки-киприоты в турецкую часть ходят нечасто. «Я была по ту сторону границы лишь однажды», - говорит жительница Никосии Мария. Тридцать лет назад она тоже жила в столице, но в ее северной части. В 1974-ом, после того как Турция оккупировала север Кипра, ее семья, равно как и еще 200 тысяч греков, была вынуждена бежать. «Я не могу туда ходить, - продолжает Мария. - Тяжело видеть свой дом, в котором живут чужие люди. Люди, у которых нет никакого права там жить». Так, как Мария, на Кипре рассуждают многие. Все они говорят: остров должен объединиться. Но не так, как это им до сих пор предлагало международное сообщество.
Весной 2007-го был сделан небольшой – чисто символический – шаг к объединению острова: снесли стену, разделяющую Никосию на две части – турецкую и греческую. Сейчас о возобновлении переговоров вновь активно заговорили – и президент Кипра Тасос Пападопулос, и президент Турции Абдулла Гюль. Причина, по которой это делает последний, очевидна: без решения кипрской проблемы Турции никогда не стать членом Евросоюза. Правда, не факт, что если вопрос все же будет решен, «клуб 27» согласится принять Турцию: претензий к ней хватает и помимо Кипра.
Кипрские власти решительнее, чем кто бы то ни было в Европе, готовы бороться за сохранение территориальной целостности Сербии - и уже это делают, на саммитах и встречах ЕС, угрожая заблокировать любое решение «единой Европы» о признании независимости Косово. В отличие от сторонников расчленения Сербии они знают, что такое жить в разделенном государстве. И подозревают: если Косово признают независимым, то у турков-киприотов тут же появится формальный повод напомнить миру о себе. Более того: не повод, а причина. Уж коли создан прецедент, то почему не появиться и продолжению?
В конце концов, ТРСК фактически самостоятельна более трех десятилетий. Россия позицию Кипра прекрасно знает: недаром накануне обсуждения косовской проблемы на встрече ЕС глава российского МИД Сергей Лавров отправился в Никосию – получать подтверждения, что кипрские власти заблокируют любое коллегиальное решение Евросоюза, которое бы признавало раздел Сербии.
Большинство европейцев, не говоря уже о Вашингтоне, почему-то упорно продолжают руководствоваться двойными стандартами, настойчиво повторяя, что Косово не может стать прецедентом. Почему не может - вразумительного ответа до сих пор не дали.
Забывают еще об одной немаловажной детали. Сейчас власти непризнанных республик будут действовать с оглядкой друг на друга. И попытаются методом проб и ошибок выработать механизм собственного признания международным сообществом. Недаром власти Абхазии собираются в самом ближайшем будущем открыть представительство на территории Турецкой Республики Северного Кипра. Не исключено, что это только первый шаг.
Если дела так пойдут и дальше, то не появятся ли со временем альтернативная карта мира и альтернативная ООН?..

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
05.03.2021
Беседа с известным писателем и политическим деятелем.
Фоторепортаж
26.02.2021
Подготовила Мария Максимова
В Москве проходит один из крупнейших в мире фестивалей природной фотографии.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».