Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
21 октября 2021
Образ медведя – образ России

Образ медведя – образ России

Кавказский кризис августа 2008 года и наши неиспользованные информационные ресурсы
Наталья Бурлинова
17.12.2008
Образ медведя – образ России

Не секрет, что у России всегда были, есть и будут проблемы с имиджем в странах Запада. Это объективная истина, обусловленная историческим развитием и геополитическим положением России. Нас не очень любят в Западном мире, надо это признать, ибо наша «великость вызывает зависть», как писал в своем духовном завещании своему сыну Николаю Александр III. Если сравнить карикатуры европейских газет столетней давности с иллюстрациями европейской прессы по поводу августовских событий на Кавказе, то мы найдем восприятие образа России абсолютно одинаковым: огромный злой и страшный русский медведь нападает на маленькую суверенную Грузию. Образ медведя – образ России. 

Тот факт, что европейцы и американцы воспринимают нас исключительно через образ медведя - это не беда, с этим надо свыкнуться и перестать пытаться представлять себя в каком-либо ином образе. Все равно этого у нас не получится. Изменить стереотипность мышления западного человека в отношении России, которое формировалось на протяжении столетий – трудно, почти невозможно. 

Проблема заключается в другом, а именно - в каком виде мы продвигаем образ нашего государства.

Образно говоря, как быстро и насколько профессионально мы умеем представить «нашего мишку» в выгодном нам ракурсе - когда в виде грозного зверя со страшным оскалом (чтобы неповадно было), а когда в виде сильного, но доброго и мудрого зверя.

В эпоху информационных технологий именно умение работать с прессой, с традиционными и электронными СМИ, с Интернетом, подчас с конкретными журналистами и экспертами определяет успешность продвижения образа страны. Информационная война, разгоревшаяся вокруг событий в Южной Осетии, четко показала, и здесь, наверное, не секрет ни для кого, что пока еще Россия не совсем эффективно работает в этом направлении. Вместе с тем кое-кто из отечественных экспертов всерьез полагает, что эту самую войну Россия выиграла, забывая при этом простую истину – если с самого начала тебе приходится доказывать всему миру, что ты не верблюд, значит, ты уже проиграл.

Я не берусь воспроизводить, как развивалась информационная картина тех дней. Более интересно понять, почему в очередной раз институты российской власти оказались не готовы противостоять валу негативной информации, выплеснувшейся на телеканалы, полосы газет и в Интернет-пространство западных стран. Какие возможности мы упустили, почему не смогли изначально адекватно представить нашу позицию в международных СМИ?  

Первое. Ситуация показала, что главной проблемой для российской власти стало отсутствие отработанных информационных каналов донесения своего видения ситуации до западной аудитории. Наоборот, грузинская сторона, определенно готовившаяся к информационной войне заранее, четко проработала каналы донесения нужной ей информации до международной аудитории. Мы не сумели в первые часы и даже дни ЧЕТКО, ЯСНО и ГРОМКО объяснить свои действия в Южной Осетии. Наоборот, грузинский президент не сходил с экранов западных телеканалов, хотя и жевал свой галстук. А вот российский президент и премьер, напротив, в первые дни выступали крайне мало. Наши главные ньюсмейкеры начали делать заявления лишь значительное время спустя, когда уже вся Европа была уверена в том, что Россия оккупировала Грузию. При этом надо понимать, что основная нагрузка по формированию общественного мнения относительно действий России на Кавказе в первые часы легла именно на эфирные СМИ – телевидение и радио. Российские власти не собрали немедленно иностранных журналистов уже в первые часы событий и не объяснили им, что и зачем мы делаем, а, значит, упустили верную возможность запустить информационный вектор конфликта по своему сценарию. Возможно, руководство страны посчитало это не нужным, но такое пренебрежение к СМИ отозвалось валом негативной, а, главное, лживой информации по поводу действий России на Кавказе. 

Что говорить о рядовых западных журналистах, плохо разбирающихся в истории и географии Кавказа, если даже более объективные и более умеренные западные эксперты-специалисты по России, в том числе члены Международного дискуссионного клуба «Валдай», регулярно встречающиеся и с президентом России и с премьер-министром, получающие информацию из «первых рук», жалуются на недостаток этой самой информации со стороны российских властей.

В те жаркие и трагические дни не просто обнаружилась нехватка выступлений российских высокопоставленных лиц. Вскрылась целая проблема недостатка в России грамотных и эффективных ньюсмейкеров, свободно владеющих иностранными языками, не боящихся общаться с прессой.

При этом надо отдать должное Министерству обороны России, которое быстро сориентировалось и практически сразу же начало делать брифинги для журналистов – генерал-полковник Анатолий Ноговицын все это время и довольно успешно выступал в роли ведущего ньюсмейкера страны.

Да, выступали также на международной арене Сергей Лавров, Виталий Чуркин, но этого недостаточно. 

Второе. Дальнейшее развитие информационной ситуации показало, что российские власти не только не умеют оперативно реагировать на информационные вызовы, но также не умеют отражать негативные тренды и в долгосрочной перспективе. Российские чиновники не желают и не умеют работать с иностранными экспертами и журналистами и выстраивать с ними отношения на долгосрочной основе. Общий принцип работы российских чиновников с прессой, в том числе иностранной, таков - сегодня ты нужен, значит, я дам тебе интервью, завтра ты не нужен, не буду с тобой общаться. А послезавтра? Кто знает, что будет послезавтра, и не понадобится ли тебе этот журналист вновь?

Третье. Очевидно, что не все западные СМИ негативно настроены в отношении России. Тем более не все западные эксперты пишут плохо о России. Но российская власть не всегда, к сожалению, умеет вычленять голоса таких людей из общего негативного потока, который слышится на Западе, не всегда приглашает на ту же уже упоминавшуюся встречу Валдайского клуба экспертов трезвых и объективных, таких, например, как Джон Лафлэнд, Жак Сапир, зато охотно общается с известными русофобами, такими, как Ариэль Коен, от которых совершенно мало проку и тон которых в отношении России, сколько бы им не доказывать, что белое – это белое, а черное – это черное, и никак не наоборот, не изменится никогда.

А нужно уметь работать с такими людьми, нужно уметь выстраивать с ними долгосрочные отношения, предоставлять им возможность приезжать в Россию, нужно заставлять чиновников встречаться с ними, открыто отвечать на их вопросы. Нужно оказывать им содействие в посещении той же Южной Осетии, чтобы они своими глазами увидели, что произошло, и донесли бы объективную информацию до массового западного сознания, как, например, это сделал британский журналист Тима Уэвел в своем документальном фильме.

И в завершение следует сказать несколько слов по поводу того, почему вышеописанные информационные неудачи стали возможны.

Пожалуй, главной причиной информационного провала можно назвать отсутствие четкого механизма реагирования на подобные информационные угрозы. Механизма, который бы четко распределял в системе российской власти роли и функции конкретных ведомств и конкретных постов, при этом объединяя усилия многих в единый информационный вектор.

Нам необходим механизм, который, не ожидая отмашки сверху, запускался бы самостоятельно каждый раз при обнаружении возможной информационной угрозы в адрес России.

Сегодня же информационная политика России, если и определяется, то совершенно пунктирно, крайне разрознено, отдельными всполохами, с учетом финансовых интересов конкретных групп чиновников. Да и как реализовывать эту информационную политику, если у нас просто нет площадки для такой работы. Если раньше, в годы Советского Союза, пропагандой коммунистических ценностей за рубежом занимались целые ведомства, как сегодня бы сказали целые государственные корпорации, крупнейшей из которых было АПН - Агентство печати «Новости», то сегодня последние остатки этой системы подвергаются окончательному расформированию. Разве можно усилиями пяти-семи человек и нескольких бюро (все, что осталось сегодня от когда-то былой пропагандистской мощи АПН в структуре его нынешнего преемника - «РИА Новости») воевать с информационной машиной Запада? Нельзя.  

В последние до начала финансового кризиса месяцы ходили упорные слухи о создании новой государственной корпорации по имиджу России. Пока это только слухи. Обнадеживает тот факт, что наша власть хотя бы задумалась о создании единой системы «информационного фронта». Вместе с тем, настораживает возможный каркас этой системы – в рамках огромного неповоротливого бюрократического ведомства, существование которого оправдывается «распиливанием» бюджетных средств, как это зачастую происходит с государственными корпорациями в других отраслях. Скорее, речь должна идти не о госкорпорации, поскольку само слово «госкорпорация» априори несет негативный оттенок, а о создании Центра оперативной информационной стратегии, который бы занимался отслеживанием, мониторингом информационных угроз и разработкой информационных действий России на опережение негативных трендов. Этот центр должен иметь высокопрофессиональный коллектив специалистов в области информационной политики, международных отношений. А в случае форс-мажорных ситуаций, на базе подобного Центра должен создаваться Оперативный информационный штаб с включением в работу различных министерств и ведомств для координации действий и выработки оперативной информационной линии. 

И еще, хотелось бы пожелать нашим чиновникам большей открытости, совершенствования навыков общения с прессой и стремления учить иностранные языки, в том числе свой родной, потому как это открывает возможность прямого доступа к человеческой аудитории, общение с которой есть прямая обязанность любого чиновника, состоящего на службе у народа. 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Образ России
11.01.2016 21:28
Федоров А.В.  Трансформации образа России на  западном экране:   от эпохи идеологической конфронтации (1946-1991) до современного этапа (1992-2015). М.: Изд-во МОО «Информация для всех», 2015.  221 c.

http://kinopressa.ru/transformatcii-obraza
2012
27.04.2012 12:16
Федоров А.В. Трансформации образа России на западном экране (2010).
Полный текст на
http://www.kino-teatr.ru/kino/art/kino/1536/
Содержание
Введение.
1. Динамика кинопроизводства западных фильмов, связанных с советской/российской тематикой
2. Образ России на западном экране в эпоху идеологической конфронтации (1946-1991): от эпохи позднего сталинизма к эпохе «оттепели», от эпохи «разрядки» и «стагнации» до эпохи «перестройки»
2.1. Пять медийных мифов времен идеологической конфронтации
2.2. Краткая история «идеологической борьбы» на экране (1946-1991 годы)
2.3. Кинематографические стереотипы эпохи «идеологической конфронтации» (1946-1991)
2.4. Идеологический, структурный анализ трактовки образа России на западном экране в эпоху идеологической конфронтации (1946-1991) (на примере фильма Т.Хэкфорда «Белые ночи»)
3. Образ России на западном экране: современный этап (1992-2010)…
3.1. Медийные мифы пост-коммунистических времен (1992-2010)
3.2. Краткая история трансформации российской тематики на западном экране: 1992-2010 годы
3.3. Кинематографические стереотипы российской темы на западном экране в современную эпоху (1992-2010 годы)
3.4. «Индиана Джонс и Храм хрустального черепа» Стивена Спилберга как пародийная трансформация медийных стереотипов «холодной войны» в рамках массовой/популярной культуры XXI века
3.5. Идеологический, структурный анализ трактовки образа России на западном экране в постсоветскую эпоху (1992-2010) (на примере фильма «Душка» Й.Стеллинга)
Заключение
Приложения
Прил. 1. Цифровые данные по западным игровым фильмам, связанным с российской тематикой (1946-2009)
Прил. 2. Цифровые данные по жанрам западных игровых фильмов, связанных с российской тематикой (1946-2009)
Прил. 3. Цифровые данные по западным игровым фильмам, связанным с советской/российской тематикой и советским
фильмам на западную тему

Эксклюзив
15.10.2021
Валерий Панов
Чем вызвана необходимость амнистии гастарбайтеров-нарушителей?
Фоторепортаж
19.10.2021
Подготовила Мария Максимова
Сегодня трудно поверить, что эти картины когда-то были опальными и гонимыми...


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.