Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
6 декабря 2019
Обама приоткрыл «дюнный занавес»

Обама приоткрыл «дюнный занавес»

О переговорах президента США в Саудовской Аравии
Юрий Тыссовский
08.06.2009
Обама приоткрыл «дюнный занавес»

После речи Барака Хусейна Обамы в Каирском университете мировые средства массовой информации делают сегодня акцент на том, насколько это выступление сможет улучшить перспективы налаживания отношений Америки с исламским и арабским миром. Между тем, в тени остался предварявший поездку в столицу Египта визит президента США в Саудовскую Аравию и его переговоры с «Хранителем двух святынь Мекки и Медины» 84-летним королем Абдаллой бен Абдель Азизом Аль Саудом.

А значение этого визита во всех отношениях было определяющим для Белого дома как в стратегическом, так и тактическом планах. Во-первых, приезд Обамы в самое сердце ислама закладывал основы дальнейшего развития отношений с мусульманскими странами, что само по себе без содействия Эр-Рияда было бы затруднительным. Во-вторых, обсуждению на королевской вилле близ столицы подвергся так называемый «план Абдаллы» по всеобъемлющему мирному урегулированию конфликта на Ближнем Востоке в его палестино-израильской и региональной ипостасях. План был выдвинут еще в 2002 году Абдаллой, в то время наследным принцем, и был утвержден на арабском саммите в Бейруте в качестве официальной мирной инициативы арабов. Его можно вкратце свести к известной формуле «мир в обмен на землю», когда при условии ухода израильтян со всех оккупированных арабских территорий еврейское государство получает всеобщее признание и принимается в семью членов ближневосточного сообщества.  

По мнению большинства непредвзятых политических обозревателей, саудовские предложения составляют единственно приемлемую базу для разумного и взаимоприемлемого компромисса по практически всем аспектам урегулирования при условии, конечно, ряда взаимных уступок.

Именно поэтому, видимо, их отказывалось принять руководство Израиля, и сознательно тормозил продвижение содержащихся там идей бывший президент Буш. Замечу, что абрисы формирующейся в настоящее время концепции Обамы по решению застарелого конфликта вполне отвечают основным положениям «плана Абдаллы».  

Высокого гостя принимали в международном аэропорту Эр-Рияда с соблюдением всех норм этикета - национальными гимнами, почетным строем Саудовской национальной гвардии и артиллерийским салютом, а в дополнение - крошечными чашечками бедуинского кофе с кардамоном. «Я полагал, что было бы крайне важным посетить места, где зародился ислам, получить советы Его Величества и обсудить проблемы, которые стоят перед нами на Ближнем Востоке», - заявил президент, назвав саудовского хозяина «мудрым руководителем». В ответ монарх выразил наилучшие пожелания дружественному американскому народу, который, по его словам, «представлен здесь выдающимся человеком, заслуживающим быть на своем посту». На что Обама сказал «Шукран» (спасибо по-арабски). Хозяин торжества вручил президенту высшую саудовскую награду - «Ожерелье короля Абдель Азиза».  

Приличествующие случаю комплименты, скажете вы. Наблюдатели, однако, отметили необыкновенно теплую атмосферу встречи, которая не шла ни в какое сравнение с той, что окружала многочисленные визиты Буша и других его высокопоставленных чиновников в королевство.

После переговоров не было опубликовано никакого коммюнике, не последовало утечек от сторон об их содержании.

Из недр госдепа США лишь поступили сообщения общего характера о том, что король и его гость обсудили проблемы установления ближневосточного мира, положение в Афганистане и Пакистане, вопросы мировой энергетики, главным образом в нефтяном аспекте, и иранскую ядерную программу. Как полагают политические обозреватели, консенсус был достигнут по всем направлениям, в том числе по Ирану. Саудовская Аравия разделяет озабоченность США усилением влияния Тегерана в арабском мире через пресловутый «шиитский треугольник» - Иран, Ирак и ливанское движение «Хизб Аллах» с добавлением сюда Сирии и палестинского движения ХАМАС. Что касается «иранского ядерного досье», то Эр-Рияд волнует не столько суть проблемы, носящей пока неопределенный характер, сколько последствия для региона возможной военной акции США или Израиля против Исламской Республики Иран.  

Видимо, недостаток официальной информации подвиг западные СМИ «покопаться в мелочах». Журнал «Тайм», например, сконцентрировал внимание на некоторых деталях саудовского протокола. Абдалла, взойдя на трон в 2005 году, отменил такие проявления лояльности со стороны подданных, как поцелуй плеча и руки. По понятиям саудовцев, монарх всего лишь племенной шейх, пусть и «шейх шейхов», но он всегда с брезгливостью воспринимал попытки поцеловать его руку. Что, кстати, некоторые ближневосточные монархи и президенты (вспомним, например, Саддама Хусейна, президента Судана Башира, его египетского коллегу Хосни Мубарака, даже лидера Ливийской Джамахирии Муамара Каддафи) продолжают практиковать. Все это, конечно, к Бараку Обаме не относилось, достаточно было простого рукопожатия.  

Президент США никоим образом не пытался напрямую «завоевать сердца и души» саудовцев, хотя его поведение за так называемым «дюнным занавесом» этому, несомненно, способствовало. Напомню, что многие сегменты населения королевства не приемлют наличия американских войск на его территории. Согласно последнему опросу Гэллапа, из 28 млн. жителей лишь треть положительно относится к лидирующей роли США в мире. Подобные настроения только усугубляются позицией некоторых американских законодателей в отношении саудовского режима. Они не нашли лучшего времени, чем сопроводить визит президента в Эр-Рияд весьма двусмысленным образом. Демократ-конгрессмен Энтони Винер, известный своими произраильскими, антипалестинскими и антисаудовскими взглядами, потребовал от Эр-Рияда прекратить «кампанию ненависти» против евреев, женщин и гомосексуалистов (все в одном флаконе), которая содержится, по его словам, в саудовских школьных учебниках. Его поддержали еще два члена палаты представителей, тоже демократы. Акция последствий не имела, хотя, вероятно, произвела на администрацию Обамы неприятное впечатление.  

Г-н Винер и ему подобные явно отстают от жизни. Сразу оговоримся, что в арабских странах не первый год идет процесс, который я назвал бы самодемократизацией, то есть без явного вмешательства извне. Правители арабского мира осознавали необходимость либерализации своих обществ, укрепления соответствующих государственных и общественных институтов, но стремились следовать по этому тернистому пути осторожно и постепенно, дабы не вызывать ненужных эксцессов.

Такого подхода Вашингтон при Буше терпеть не хотел, не осознавая, что оголтелая демократизация в доброй половине арабских и мусульманских стран неизбежно привела бы к приходу к власти исламских фундаменталистов.

В том числе в Саудовской Аравии.  

«Подспудная» демократизация, тем не менее, становилась все отчетливее, в том числе в достаточно затхлой ранее политической атмосфере зоны Персидского залива. Абдалла бен Абдель Азиз обнародовал 14 февраля 2009 года ряд указов, реформировавших систему государственных и религиозных институтов. Это были первые радикальные меры в данном направлении, которые монарх предпринял после того, как он взошел на трон в августе 2005 года.  

Король, прежде всего, сократил состав такого влиятельного органа, как Комиссия великих улемов из 21 члена, которая сплошь состояла ранее из представителей крайне консервативного ханбалистского мазхаба ислама в его ваххабитской ипостаси. Ныне в ней получили представительство все суннитские направления четвертой мировой религии. Перетряске подверглись «Маджлис аш-Шура» (консультативный совет) - подобие парламента, назначаемого монархом, и коллегия судей. Ранее Совет насчитывал 81 члена, но король предварительно расширил его рамки до 150 человек, введя в совещательный орган «свежую кровь» и увеличив там представительство выпускников западных и национальных высших учебных заведений.  

Наиболее громким актом стала все же реорганизация Комитета по поддержанию добродетели и предотвращению порока, ненавистный для многих в стране орган, который беспощадно преследовал все отклонения от жесткого морального кодекса ваххабизма. Деятельность Комитета и его силового звена, известного как «мутавиун», сопровождавшаяся многочисленными извращениями в области прав человека, вызывала озабоченность многих граждан королевства. С поста его главы был смещен прославившийся своим мракобесием шейх Ибрагим бен Абдалла аль-Гейт, его место занял Абдель Азиз бен Хумайн, деятель значительно более толерантный, чем его предшественник. Абдалла также отправил в отставку могущественного шейха Салеха аль-Лухайдама с поста главы Высшего совета правосудия, который он возглавлял в течение 40 лет, одновременно являясь членом Высшей комиссии улемов.  

Король стал инициатором в июле 2008 года в Мадриде межрелигиозного диалога, идея которого была весьма тепло воспринята на Западе. Но не всеми в Саудовской Аравии. Огромный ущерб «обновленному» имиджу королевства нанесла в сентябре «фатва» Салеха аль-Лухайдама, в которой он фактически призвал к убийству владельцев спутниковых телевизионных компаний - они, по мнению шейха, «сеяли развращенность и похоть, возбуждая мятежные настроения» в обществе. Эдикт шейха вызвал негодование среди западных участников диалога, а печать возобновила нападки на Эр-Рияд. Саудовское руководство встало перед дилеммой - убрать клирика, который пользовался немалым авторитетом среди представителей консервативных течений в обществе или предстать в глазах Запада как режим, в рамках которого высший представитель юстиции призывает к насилию и терроризму. А ведь аль-Лухайдам был в целом сторонником режима, он в 1991 году «фатвой» благословил присутствие американских войск в королевстве.  

Король назначил своего зятя принца Фейсала бен Абдаллу министром образования, а его заместительницей Нуру аль-Файез, первую женщину в истории королевства, получившую министерский пост. За этим назначением крылось, однако, нечто большее, чем пустая формальность. Зять монарха без излишней рекламы занимался проблемой реформирования системы обучения, которая почти полностью находилась под влиянием религиозных фанатиков. Содержание учебников в «мадрасах» было полно экстремистскими выпадами против «кафиров», что весьма болезненно воспринималось общественностью и официальными лицами Запада. Нуре аль-Файез в министерстве было поручено курировать школьное обучение представительниц «слабого пола». Во главе Арбитражного суда был также поставлен богослов-«обновленец» Ибрагим аль-Хукейль.  

Реформы Абдаллы некоторые политические наблюдатели охарактеризовали как «дворцовую революцию», другие как серьезную «перестройку».

Думается, оба определения приемлемы. Известен девиз саудовских правителей «Не навреди!» Король зарекомендовал себя крайне осторожным политиком и маловероятно, чтобы он пошел на такие шаги, не заручившись согласием большей части правящей семьи и религиозного истеблишмента. Да и в обществе его реформы рассматривались как глубокие. Популярный и либерально настроенный главный редактор газеты «Аль-Ватан» Джамаль Хашогги посчитал шаги короля «истинным началом обещанных реформ», которые «привносят с собой не только «свежую кровь», но и свежие идеи». Все новые назначенцы, по его мнению, являются умеренными и близкими к королевской программе реформирования, долгое время работали под руководством Абдаллы, они «не действуют по приказу сверху внедрять нововведения, они сами верят в реформы».  

Конечно же, было бы неверным отрицать, что «демократизация», если можно так выразиться, саудовского общества прошла без всякого воздействия требований мировой общественности и острой критики порядков за «дюнным занавесом» со стороны Запада и США. Такое влияние было очевидно, но что Абдалла взялся за реформы только под давлением идей Буша о «демократизации» арабского мира совершенно неправомерно. Они были проведены уже после ухода 43-го президента США из Белого дома и, скорее, могут рассматриваться как своего рода «реверанс» в адрес его преемника. Осторожное поведение новой администрации США по данному вопросу будет в значительной степени определять дальнейшие отношения между Вашингтоном и Эр-Риядом. 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
03.12.2019
Владимир Карасёв
Как своими руками можно разрушить собственное государство.
Фоторепортаж
28.11.2019
Подготовила Мария Максимова
В Государственном историческом музее открылась выставка, посвященная графу А.А. Аракчееву.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».