Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
22 января 2021
Новая Балканская перестройка

Новая Балканская перестройка

Дейтонские соглашения – это десять лет эксперимента на людях
Елена Бондарева
14.12.2005

Оценивая ситуацию в Европе на первом этапе распада Югославии, крупнейший эксперт и ученый В.Волков назвал Балканы "геостратегической ловушкой конца ХХ века". Развитие ситуации подтвердило точность такого определения.

Десять лет спустя после подписания Дейтонских соглашений США и НАТО, ответственные за урегулирование ситуации, демонстрируют полную неспособность создать механизм преодоления противоречий, вызванных распадом федеративной Югославии и цепной реакцией дальнейших событий.

В череде интервенций Запада на Балканах Дейтон занимает первое место не только хронологически, это еще и матрица всех последующих "миротворческих инициатив". Анализ того, что произошло за десять лет со дня подписания соглашений на военной базе США в штате Огайо, дает ключ не только к пониманию событий на Балканах, но и модель миротворческих инициатив "а-ля-Дейтон" в любой другой точке земного шара.

Дейтонские соглашения приводятся порой как пример эффективного иностранного вмешательства в этно-гражданский конфликт. Но так ли все безоблачно? Соглашения, подписанные в ноябре 1995 года, принесли прекращения огня, разделение враждующих сторон и обособление территорий. Но что касается характера государства-"новодела" Босния и Гецеговина (БиГ), то Дейтон дал больше проблем, чем решений. Новое государство не было ни федерацией, ни конфедерацией, оно состояло из двух "образований". При этом их статус совершенно не прояснен.

Дейтон был предложен трем противоборствующим сторонам и всему мировому сообществу в качестве безальтернативного решения и навязан "под дулом пистолета" – под угрозой экономических санкций против СФРЮ. Сегодня "дейтонская модель" предлагается как универсальное средство решения этно-гражданских конфликтов в любой точке мира.

…На Западе принято говорить о "миротворческой роли НАТО в боснийском конфликте". Однако более уместно обсудить другой вопрос: о значении военной операции НАТО в БиГ для сохранения самого североатлантического альянса, потерявшего после распада СССР смысл дальнейшего существования.

Подводя итоги миссии действующих под контролем НАТО Сил по стабилизации (СФОР) и передавая эстафету Евросоюзу, руководство НАТО в отчете Госдепартаменту США высоко оценило эффективность своего присутствия в Балканском регионе. Вмешательство НАТО в боснийский конфликт с применением силы (впервые в истории альянса) привело к Дейтонским соглашениям и положило конец дорогостоящему и деструктивному конфликту в сердце Европы, отмечается в этом документе. Авторы подчеркивают: "Вмешательство НАТО доказало, что альянс способен противостоять новому спектру вызовов безопасности в мире после холодной войны. Сегодня силы НАТО извлекают пользу из своего опыта в Боснии, выполняя задачи в Косово, Афганистане и Ираке".

Интервенция НАТО на Балканах оказала долговременное воздействие на международную обстановку. Была узаконена самостоятельная роль НАТО в урегулировании национальных конфликтов; межнациональный конфликт в независимом государстве стал использоваться как предлог для бессрочного военного присутствия североатлантического альянса в заданном районе мира. "Закрепление НАТО на Балканах, - пишет ведущий специалист по Балканам Е.Гуськова, - создает здесь плацдарм альянса. Это первый шаг для перебазирования войск из Центральной Европы на Балканы. НАТО нужен полигон для размещения войск, отработки новых технологий, размещения военных заводов, испытания оружия, захоронения ядерных отходов".

…Сегодня всем правительствам Восточной и Юго-Восточной Европы предлагается один-единственный тип международного поведения – вступление в Евросоюз и НАТО.

"Перспектива членства действует на возможных кандидатов как магнит, - говорит директор европейских программ Королевского института международных отношений Ричард Уитмен. - Но это инструмент долгосрочного действия. Если взглянуть на Боснию, то можно увидеть, что соглашение о совместном патрулировании территории силами полиции боснийских сербов и боснийско-хорватской конфедерации совпало по времени с подписанием соглашения об ассоциированном членстве между Евросоюзом, Сербией и Черногорией. Не думаю, что это произошло случайно". Иными словами, эксперт указывает на возможность оказания давления на любую страну, стремящуюся в Евросоюз.

Вот уже десть лет граждан БиГ никто и не думает спрашивать, хотят ли они видеть свою страну (одну из самых бедных на Балканах) членом НАТО. Страна уже десять лет живет под угрозой экономического коллапса.

Что можно сделать в этой ситуации? "Главная проблема, которую нужно сегодня решить, это объединение двух существующих на территории республики государственных образований, - Республики Сербской и Мусульмано-хорватской Федерации, - в единое государство. Существующее сегодня политическое и административное разделение не позволяет эффективно собирать налоги и распределять социальные расходы. Кроме того, созданная в Боснии политическая конфигурация отпугивает потенциальных инвесторов: непонятно, кто будет платить по общим боснийским долгам в случае распада федерации после ухода миротворцев из страны", - пишет эксперт по Балканскому региону лондонского центра исследования мировых рынков (WMRC) Валери Мэйсон.

Вот, оказывается, в чем загвоздка! Дейтон – мина замедленного действия. Квази-государство БиГ нежизнеспособно, только слияние в единое государство позволит эффективно развивать экономику. Необходимо, следовательно, инициировать процесс нового государствообразования, создать "нормальное", как выражается новый постоянный представитель России при Евросоюзе В.Чижов, государство.

Как будет происходить процесс слияния? Чем будут обеспечены права этнических общин? Кто гарантирует соблюдение интересов сербского этноса? Уже сейчас можно предвидеть, что операцию снова планируют провести за счет сербов, а именно за счет ликвидации автономии Республики Сербской. Сербов еще раз хотят заставить заплатить по чужим долгам.

…Пересмотр Дейтонских соглашений невозможен, - так формулирует свою позицию Глава МИД Боснии и Герцеговины Младен Иванич. Так считает и большинство жителей Республики Сербской, поскольку худо-бедно Дейтон гарантировал им подобие автономии. "Пересмотр соглашения в целом невозможен. Если начать всеобъемлющую дискуссию по этому поводу, то стороны выдвинут неприемлемые требования: боснийцы-мусульмане потребуют государство "без энтосов", сербы – максимальной самостоятельности, хорваты потребуют четыре уровня власти – государственный, региональный, кантональный и общинный. Глобальная дискуссия может лишь возродить страх, недоверие, давление и т.п.", - разъясняет министр.

А не будет никакой глобальной дискуссии… Механизм навязывания решений отработан до деталей – все на том же боснийском полигоне. Недавно провели, так сказать, генеральную репетицию "процесса слияния". Попытка создать единую полицию вызвала бурные протесты в Республике Сербской и консолидировала общество (прозвучало требование организовать референдум). Национальная полиция (МВД) – атрибут автономии и самостоятельности, вроде бы гарантированный Дейтонскими соглашениями. Но настоящую цену этих "гарантий" уже продемонстрировал высокий представитель международного сообщества в БиГ Педди Эшдаун, пригрозивший санкциями против Республики Сербской. Политический кризис разгорался. "Если мы согласимся на единую полицию, то через несколько месяцев нас ждет принуждение к единому здравоохранению, образованию, сельскому хозяйству. А мы не забыли, чем кончилось подобное в начале 1990-х годов – кровавой бойней. Сегодня сербский народ в Боснии не желает воевать, мы просто хотим жить в своей стране и готовы строить добрососедские отношения с Мусульманско-хорватской федерацией", - говорит Дане Чанкович из Оргкомитета по проведению референдума.

Все понимают, что начался демонтаж сербской автономии.

Сербские министры стали уходить в отставку, но "проконсул" Боснии и Герцеговины, непреклонный Педди Эшдаун, не отклонился от курса на ликвидацию созданных Дейтоном структур. Это не импровизация: действия Эшдауна координируются Вашингтоном, заморозившим финансовые счета политических партий Республики Сербской. Под угрозой санкций Народная Скупщина приняла в октябре 2005 года план реформирования боснийской полиции, предложенный Евросоюзом. Теперь Европейская комиссия сможет назначить дату начала переговоров о вступлении Боснии в Евросоюз. Механизм давления на сербское население – прежний. Если "высокому представителю" не нравится, что Радован Караджич еще на свободе, он может уволить разом, как это было летом 2004 года, 60 представителей Республики Сербской. Какие уж тут сомнения по поводу формата принятия БиГ в Евросоюз.

Эксперты Евросоюза считают, что Западные Балканы – это узел взаимосвязанных проблем, и для этой организации имело бы смысл разговаривать не с каждой из этих стран в отдельности, а с единым блоком. Да, Хорватия может оказаться в Евросоюзе раньше, благодаря уровню своего развития, но Сербия должна идти в одной группе с Боснией или Македонией, как это делали центральноевропейские страны.

В самом деле, после того как в Евросоюз примут Хорватию, можно отложить в долгий ящик нерешенных (и не решаемых) проблем вступление в Евросоюз Сербии и Черногории (неясно, принимать их вместе или отдельно), Косово (в составе Сербии и Черногории или как самостоятельной единицы?), Македонии (у той нерешенный спор с Грецией и албанские сепаратисты), наконец, бесконечно реформируемой Боснии и Герцеговины.

…Известный всему миру американский двойной стандарт (на Балканах он означает, что всегда и во всем виноваты сербы) уже привел к тому, что албанские боевики гоняют "миротворцев" по всему краю, албанская мафия распространяется по Европе, а хорваты и мусульмане смеются в лицо Джеку Стро, заговорившему о необходимости взять на себя ответственность за преступления последней войны также хорватскому и мусульманскому руководству. Джека Стро просто освистали.

В обозримом будущем дежурная схема "виноват серб" вряд ли изменится. Евросоюз идет на отказ от Дейтона, отказ от квази-автономий и создание унитарного государства в БиГ за счет ликвидации Республики Сербской.

В случае с определением статуса Косово схема прямо противоположная (отказ от единого государства Сербии и Черногории с автономным краем Косово), но опять-таки за счет сербских интересов и с нарушением прав сербского меньшинства в Косово. Кто гарантирует права сербов в крае в случае независимости Косово, если их не обеспечивают сейчас международные миротворцы и общая с Сербией государственность?

Перекройка, или как ныне выражаются, фрагментация Балкан идет полным ходом. Сербский суперэтнос, давший некогда государственность всем южным славянам и имевший (в отличие от хорватов и словенцев) независимое государство, которое включало земли Черногории, частично Македонии, Косово и Метохии, Боснии и Герцеговины, дробят сегодня на мелкие составляющие. Из сербского национального единства искусственно вычленяются новые народы – черногорцы, боснийцы, косовары, войводжанцы, и несть им числа.

Веками сплочение Балкан обеспечивалось сербским языком и православной верой. В ХХI веке за сплочение Балкан взялся североатлантический альянс. Похоже, что это ловушка.

…Несмотря на стремление нынешних правительств Боснии и Герцеговины, Сербии и Черногории, Македонии к скорейшему вступлению их государств в ЕС и НАТО, этот процесс может растянуться на долгие годы. Для каких-то стран он не завершится никогда. Даже если эти страны будут приняты в евро-атлантические структуры, это для них будет сопряжено с колоссальными экономическими и политическими потерями.

Опыт стран Восточной Европы показывает, что на смену эйфории приходит отрезвление. Без воли к самостоятельному национальному развитию никакие международные союзы государство не укрепят.

В ближайшие 10-15 лет решающее значение на Балканах будет иметь идеология, альтернативная евродиктату. Будущее – за социально и национально ориентированными политиками. Жизнь балканских народов будет определяться в первую очередь не решениями Брюсселя и Страсбурга, а успехами таких предприятий и компаний, как "Железара Никшич", "Нефтяная индустрия Сербии", "Комбинат алюминия Подгорица". Не последнее слово здесь принадлежит российскому бизнесу.

За последние пять лет российский бизнес инвестировал в Болгарию более 450 миллионов долларов, на долю наиболее активной в регионе компании "Лукойл" приходится 25% налоговых поступлений в Болгарии. В Сербии "Лукойл" стал эксклюзивным покупателем контрольного пакета акций "Беопетрола" и держит сейчас более четверти АЗС страны. Активно выступает ТНК, поставляя 140 000 тонн нефти в месяц. 90% акций крупнейшего на Балканах металлургического комбината "Железара Никшич" принадлежит российско-швейцарской компании "Техностил". "Русал" считается главным претендентом на алюминиевый комбинат и связанный с ним рудник бокситов в Черногории.

Балканский регион интересен для России и в сфере переработки сельскохозяйственной продукции, и в области машиностроения, и в области нефтегазопереработки, и с точки зрения транспортировки углеводородных ресурсов в обход Черноморских проливов. Естественно, развитие экономического взаимодействия невозможно без взаимопонимания политического. Вероятно, пришло время отказаться и от иллюзорных политических конструкций вроде "славянских союзов", и от инерционного внешнеполитического курса времен Ельцина. Будущее – за Европой эффективного регионального экономического сотрудничества. И в такой Европе для России всегда есть место.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
19.01.2021
Максим Столетов
О книге А. Тимофеева «Как русские научились воевать. Откровенные беседы с фронтовиками».
Фоторепортаж
20.01.2021
Подготовила Мария Максимова
О первой в мире инсталляции, размещенной в движущемся составе.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».