Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
21 августа 2019
«Мой сын - убийца»

«Мой сын - убийца»

Именно так говорит американка, повидавшая его в подразделении рейнджеров США, дислоцированном в Ираке
Андрей Степанов
01.06.2009
«Мой сын - убийца»

В Соединенных Штатах вышла в свет уникальная книга, которая, правда, вряд ли станет бестселлером. Слишком открыто она идет вразрез с теми стереотипами, которые насаждают средства массовой информации Америки о роли Вашингтона на Ближнем Востоке и его отношений с мусульманским миром в целом.

Автор книги - Сюзан Гэллеймор, мать американского солдата, которого послали сначала в Афганистан, а потом в Ирак. Название с английского можно приблизительно перевести как «Без конца и края: матери говорят о войне и терроре». Еще в 2004-м она решила навестить своего сына, который в то время служил на одной из баз в Ираке. Сюзан чувствовала: то, что твердит пропаганда, расходится с действительностью. Она хотела предостеречь своего сына, чтобы тот не поступал вопреки своей совести и убеждениям и не брал на душу грех убийства, который будет преследовать его всю жизнь.  

И власти, и друзья, и родственники, даже сам сын – отговаривали женщину от этого шага. Однако Сюзан настояла на своем, вместе с десятью соотечественницами-единомышленницами пересекла почти половину земного шара и оказалась в оккупированной США далекой арабской стране. Увиденное и услышанное там повергло ее в шок. Оправдались ее самые худшие опасения: ее сына, рейнджера американской армии, все-таки превратили в убийцу. Сюзан стала свидетелем страшных разрушений, бездны человеческих страданий, лишений и отчаяния, которые принесло на эту землю американское вторжение.

Она поняла, что американцы просто не представляют себе реалий войны и оккупации, несмотря на свою уверенность в том, что они хорошо информированы о состоянии дел в этой стране.

Ей удалось-таки повидать сына. Для этого она прибегла к хитрости. К расположению базы американка сумела добраться под видом местной жительницы, скрыв хиджабом свое лицо. Однако когда ей грубо дала от ворот поворот охрана, Сюзан пришлось раскрыть себя. Озадаченное командование не смогло отказать ей в свидании с сыном.  

Это путешествие стало поворотным моментом в жизни американки. Она осознала, что не может просто вернуться в Калифорнию и продолжить прежнее существование. В течение нескольких последующих лет Сюзан посетила Ливан, Израиль, Сирию, оккупированные палестинские территории. Везде она встречалась с другими солдатскими матерями и скрупулезно записывала их трагические истории. До Афганистана добраться не смогла – не хватило денег. Зато пообщалась со многими афганками по телефону и взяла интервью у тех из них, кто был вынужден бежать в США. Обобщив собранный материал, Сюзан издала книгу и сейчас ездит по штатам с ее презентацией. Не везде ее принимают хорошо. «Моим сытым и самодовольным соотечественникам непросто расстаться с тщательно культивируемыми мифами и иллюзиями, - поясняет она. - Многие до сих пор считают, что американская армия защищает в Ираке их самих».  

Вот лишь несколько ярких эпизодов из ее одиссеи. Сюзан рассказывает, что ее первой знакомой в Ираке стала Анвар. Американцы убили ее мужа и троих детей, она осталась одна. Позже смерть ее семьи назвали «неумышленным повреждением во время военных действий». Никакого расследования не проводилось. Анвар попросила Сюзан сообщить миру об ее трагедии.  

Беженка из Ирака Уиссам заявила Сюзан в Дамаске: «Американцы принесли нам не демократию, а смертоносную свободу от закона и морали. Сейчас каждый может сделать все, что ему заблагорассудится, и не понести за это никакого наказания. Разве смысл демократии в свободе от всех ограничений? Ирак живет сейчас по закону джунглей».  

В США Сюзан встретилась с другой жительницей Ирака, Иман Хаммас – писательницей и переводчицей. Оказавшись в Вашингтоне у здания Капитолия вместе с Сюзан, она не удержалась от слез: «Зачем же ваша армия пришла в нашу страну и превратила ее в ад? Что вы хотите от нашей небольшой и сравнительно бедной страны?». Сюзан признается, что не нашла ответа.  

Ливанка Ильхам, мать четверых детей, сказала ей: «Я призываю американок понять, что должны чувствовать арабские женщины. Почему вы посылаете своих сыновей убивать и умирать в Ираке? Ради демократии? Но ведь демократию строит сам народ страны. Если ее навязывают извне, разве это не оккупация? Когда американцы твердят о терроризме, я оглядываюсь вокруг. Бомбят мой народ, мою землю. Так кто же террорист?

Американцы еще не поняли, что, в конечном счете, не только и не столько технология обеспечивает победу. Главную роль играет дух народа, его стремление жить на своей земле, отстоять родную культуру. Вот что рано или поздно берет верх.

У нас участники сопротивления становятся героями и мучениками, а ваши юноши погибают ради материальной выгоды кучки воротил».  

Слова простых арабских женщин подтверждают тот непреложный факт, что мессианское стремление ушедшей администрации Джорджа Буша навязать ближневосточному региону демократию по-американски завело политику Вашингтона в регионе в глухой тупик. Американские стратеги так и не поняли структуры, традиций, менталитета, культуры и религиозных убеждений арабского общества. Ориентируясь на узкую прослойку местной интеллигенции, получившей, как правило, образование на Западе, они не в состоянии понять: бездумное насильственное внедрение стандартов и норм «западной демократии» в арабском обществе разрушает традиционные структуры и чревато хаосом и анархией. Свободные же выборы зачастую приводят к власти отнюдь не прозападных либералов, а подлинно народных избранников – радикальных представителей политизированного ислама, которых на Западе именуют террористами.  

Продолжая свою череду длинных и обстоятельных интервью, Сюзан Гэллеймор подчеркивает: несмотря на все беды и невзгоды, которые Америка принесла в регион, простые люди весьма гостеприимны и радушны. Вот один из приведенных ею примеров. Женщин, прибывших из США, пригласила к себя жительница Багдада, мать десятерых детей Аглам. Она хорошо встретила американок и накормила их. Мы же, пишет Сюзан, чувствовали себя не в своей тарелке. Ведь мы – богатейшая страна в мире – пришли сюда как оккупанты. Я не стала скрывать, продолжает она, что мой сын - американский солдат, находящийся в Ираке. Но это ничего не изменило в отношении Аглам ко мне. Такую же доброжелательную реакцию американка наблюдала и в других арабских странах, что произвело на нее огромное впечатление.  

Поиск истины привел Сюзан и в Израиль. Ее собеседница, еврейка из Северной Африки Тали Фахима, прежде придерживалась крайне правых взглядов. Пытаясь разобраться в истоках терроризма, однажды она попала в лагерь палестинских беженцев в Дженине на оккупированных палестинских землях и провела там три дня. Бедственное положение беженцев, их отчаяние и безысходность в корне изменили ее взгляды, она встала на защиту палестинцев - и попала под суд по обвинению в поддержке террористов. В беседе с Сюзан Тали Фахима заявила, что ни возможное тюремное заключение, ни презрение ее друзей-евреев не повлияют на нее и не заставят ее замолчать. Каждый игрок хочет выигрывать в игровые автоматы, для этого стоит играть в лучшие онлайн казино на деньги, каждое казино имеет высокую отдачу и выплата выигрышей происходит в кратчайшие сроки. 

Другая израильтянка - Нурит Пелед-Эльханан, дочь известного в Израиле генерала, который разошелся с властями в вопросах мира и войны, за что и был изгнан из армии.

Она стала активной участницей организации, которая объединяет более 500 еврейских и палестинских семей, отстаивающих принципы диалога и сосуществования. Нурит резко критикует власти Тель-Авива за оккупацию палестинских земель. Израильтяне, по ее словам, не хотят знать, что происходит в 20 метрах от их дома, чтобы не нарушать собственного спокойствия и благополучия. Не видеть, не слышать, не знать – так жить гораздо легче и удобней. 13-летняя дочь Нурит погибла во время теракта в 1997-м, но трагедия отнюдь не ожесточила ее и подтолкнула к совершенно противоположным выводам. Она пошла по стопам отца и убедила своих двоих взрослых сыновей отказаться служить в израильской армии. Эта женщина нашла в себе мужество сказать: «Моих сыновей хотят сделать убийцами, надо что-то делать, чтобы предотвратить это».  

На палестинской земле Сюзан встретилась с женщиной, которая поведала, что в израильские застенки, по обвинению в причастности к движению сопротивления были брошены ее отец, муж и старший сын, хотя ему исполнилось всего 15. Его арестовали за то, что он бросал камни в израильских оккупантов, и посадили на 8 лет. Стоит ли удивляться, что мой младший сын, который боготворил старшего брата, теперь бредит о возмездии и готов убивать израильтян всеми доступными способами, заключила палестинка.  

Мне довелось побывать в лагерях палестинских беженцев и в Ливане, и в Сирии, и на оккупированных палестинских территориях. Везде примерно одинаковая картина, которая полностью совпадает с описанием в книге Сюзан Гэллеймор. Это гигантские очаги нищеты, отчаяния и ненависти. Их обитатели, которые в условиях оккупации считаются людьми второго или даже третьего сорта, лишены самого главного в жизни – надежды на будущее. Это ли не самая благодатная почва для терроризма!

Вряд ли вызовет удивление, например, такая вывеска над кустарной мастерской в одном из лагерей беженцев: «Ремонт швейных машин и автоматов».

Израильтяне утверждают, что насилию палестинских детей учат еще с арабских букварей. На самом деле их главный учитель – израильская оккупация.  

Книга не оставляет ощущения безысходного пессимизма. Она указывает на выход, люди доброй воли, прежде всего матери солдат, могут и должны твердо заявить: «Мой сын никогда не будет убийцей. Мы можем, может быть, лучше кого бы то ни было понять друг друга и договориться практически по любому вопросу. Судьбы мира и наших детей в наших руках».  

Вот поэтому она и не станет самой читаемой книгой в администрации президента Соединенных Штатов, которая пытается монополизировать право вершить судьбы народов Земли. 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Илана
21.11.2011 4:25
Тали Фахима не еврейка, она приняла ислам и вышла замуж за палестинского террориста. А вот Нурит Пелед-Эльханан -профессор Иерусалимского университета, преподает педагогику. Такая у нас демократичная страна.
Владимир
09.11.2009 23:30
К Персу. Перестаньте лицемерно спекулировать на теме "бедных чеченцев" убитых злыми русскими. Может мне напомнить о зверствах чеченце в отношении русских, украинцев, белорусов и многих остальных нечеченцев. Такие зверства даже гитлеровцы на оккупированных территориях не применяли. Это уже потом армия пошла. Если бы на месте русских были чеченцы, то ниодного русского в живых бы не осталось. А русские, блин, гуманисты. Дали чеченцам жить и развиваться.
to pers
  Proshu vsjo-taki utchest sledujucheje obstojatelstvo: 1991-1994 v Chechne bylo ubito 25.000-30.000 trusskih chehentnsev, ukrainsev itd. 50.000 chelovek poterjali krov i stali izgnannikami.
юзеф
Я воевал в Афганистане,Мой отец в Венгрии, два моих дяди и мои деды воевали в ВОВ. Они по логике автора убийцы?
перс
 Не так проста схема Андрей как ты её рисуешь.Может эта схема нравится примитивам или тех кто хочет прослыть патриотами.Нельзя израильских солдат называть убийцами,тогда и руские убийцы наводившие конституциооный порядок.Убийцы солдаты всех армий.Сложные вопросы не всегда впишутся в предлогаемую вами схему.Война это всегда беда всех народов.Дело в том,что тот или иной народ хочет раскрыть таланты другого народа,даже в ущер своему первенству.Либо он хочет господствовать на окружающими народами и препятствовать развитию заложенного в них богом таланта.Думаю это может стать малым критерием в определении злобных-благородных намерений армий,политического инструмента правящих парниш.

Эксклюзив
14.08.2019
Валерий Панов
Почему Россия проигрывает Западу информационную войну?
Фоторепортаж
17.08.2019
Алексей Тимофеев, Елена Безбородова (фото)
Здесь, на далёком Севере России, – один из важнейших наших духовных центров.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».