Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
23 февраля 2020
Латинская Америка: спиной к «гринго»

Латинская Америка: спиной к «гринго»

Политика Вашингтона по отношению к государствам на соседнем континенте вернулась на круги своя
Михаил Белят
27.08.2009
Латинская Америка: спиной к «гринго»

Вопрос, почему в Латинской Америке недолюбливают и не доверяют «гринго», конечно, риторический. На него можно или не отвечать совсем - и без того все ясно, или долго перечислять обиды, несправедливость и притеснения Вашингтона по отношению к своим южным соседям. Не так давно президент Бразилии заметил, что, переживая кризис, латиноамериканцы «расплачиваются за ошибки людей со светлыми волосами и голубыми глазами», которые навязали региону негодные экономические модели.

«Экономический кризис заставил нас приступить сегодня к реализации того, о чем мечтали и что готовили наши народы в ХХ веке, - заявил президент Бразилии Лула да Силва, анализируя итоги завершившегося визита президента Мексики Фелипе Кальдерона в Бразилию. – А мечтали более 200 миллионов бразильцев и более 100 миллионов мексиканцев о Мексике, повернувшейся лицом к Латинской Америке, и о Бразилии, развернувшейся к Америке Центральной, к Карибскому бассейну и Мексике». В прежние времена безудержной любви к пафосу эту встречу двух президентов, без сомнения, назвали бы исторической. Впервые за долгие годы два крупнейших государства региона, объединяющие свыше половины территории Латинской Америки и производящие свыше 70 процентов ее совокупного валового внутреннего продукта, заявили о взаимном стремлении к расширению интеграции и сотрудничества. С 2000 по 2008-й они уже сумели утроить объем своего торгового оборота, который достигает сегодня 8 миллиардов долларов в год. Однако обе страны выражают неудовлетворенность этими успехами, считая, что потенциал сотрудничества неизмеримо масштабнее.

Именно поэтому в ходе визита Фелипе Кальдерона в Южную Америку президенты решили разработать и подписать договор о свободной торговле Бразилия–Мексика. Лула да Силва пошел еще дальше и предложил расширить этот договор до рамок южноамериканского общего рынка МЕРКОСУР-Мексика. Для латиноамериканских стран углубление и расширение процессов региональной интеграции, то есть разворот лицом друг к другу, означает поворот спиной к северному «большому брату». Ибо и по сей день организация свободной торговли на континенте видится Соединенным Штатам, как серия договоров Вашингтон–Мехико, Вашингтон – Тегусигальпа, Вашингтон–Богота и так далее.

«Фундаментальная зависимость нашей экономики от Соединенных Штатов послужила главной причиной того, что Мексика так серьезно пострадала от глобального кризиса, эпицентр которого находится именно в США, - подчеркнул президент Фелипе Кальдерон.

– Осознание этого факта заставляет нас стремиться к диверсификации рынков и, в частности, к углублению и расширению интеграции с Бразилией».

Надо отметить: обе страны планируют интеграцию не только экономическую, но и политическую. Наиболее энергично и конкретно высказался на эту тему Лула да Силва: «Наши страны осознают свою ответственность перед Латинской Америкой и перед миром. Поэтому мы выступаем за прочный мир, за многополярный миропорядок, за развитие социально ответственной экономики. Глобальный кризис обнажил несостоятельность рыночных приоритетов и импортных экономических моделей. Сегодня развивающиеся страны, чтобы влиять на международную ситуацию, должны провести глубокие структурные реформы».

Нарастающие интеграционные тенденции характерны не только для Мексики и Бразилии, хотя этот пример попыток совместного поиска ответов вызовам времени наиболее яркий. Интеграция – процесс региональный. Подавляющее большинство латиноамериканских и карибских государств уже идут по этому пути, оформляя двусторонние и многосторонние договоры о сотрудничестве, создавая интеграционные объединения и системы. Естественно, сегодня главный движитель латиноамериканской интеграции – кризис и необходимость преодоления его последствий. Однако немаловажным стимулом процесса служит и разочарование Латинской Америки в региональной политике Белого дома, которое в последнее время стало весьма заметным.

Недоверие к «светловолосым и голубоглазым», каноническому в США англосаксонскому типу, прочно засело в сознании латиноамериканцев. Поэтому, когда к власти в Белом доме пришел явно не англосакс, в регионе возникла надежда на перемены к лучшему. Да и сам новый президент Соединенных Штатов щедро раздавал обещания и авансы. Еще в апреле этого года, во время саммита Организации американских государств в Тринидаде и Тобаго, Барак Обама достаточно тепло общался со своим венесуэльским коллегой, антиамериканистом и антиглобалистом Уго Чавесом, и признал необходимость восстановления дипотношений, прерванных в 2008-м. Говорил о пересмотре моделей латиноамериканской политики США, о новом партнерстве, основанном на равноправии, о демократии и взаимной выгоде. Обама даже чуть ослабил санкции против Кубы, публично признал, что экономическая блокада острова не достигла поставленных перед ней целей и потому, похоже, изжила себя.

На той встрече глав государств континента президент США демонстрировал желание начать отношения с Кубой и Венесуэлой «с чистого листа».

Словом, оснований для оптимизма и светлых надежд на будущее у латиноамериканцев минувшей весной хватало. Но вот прошло всего лишь четыре месяца, и выяснилось, что эта, вроде бы вымощенная добрыми намерениями дорога привела американскую региональную политику в то же самое место, откуда стартовал поход к «новому партнерству».

Сначала многие латиноамериканские государства увидели вашингтонский след в военном перевороте в Гондурасе, случившемся в конце июня. Затем Белый дом заключил соглашение по безопасности с Колумбией, согласно которому Пентагон получает доступ к семи военным базам на территории этой страны. Уго Чавес немедленно заявил, что договоренность несет в себе «угрозу региональной войны», и обнародовал решение о приобретении нескольких батальонов танков и другой военной техники у России. Южная Америка уже и без того перенасыщена оружием. Стокгольмский институт изучения проблем мира подсчитал, что объемы импорта оружия в эту часть континента с 2003 по 2007-й выросли почти в два раза по сравнению с предыдущими четырьмя годами. А сегодня даже самая бедная страна Южной Америки – Боливия – готова закупить оружие на 100 миллионов евро.

С чего вдруг?

Не только Венесуэла, Эквадор и Боливия считают расширение американского военного присутствия в Колумбии угрозой региональному миру.

Свою озабоченность высказали Аргентина, Бразилия, Парагвай, Уругвай и ряд других стран. И озабоченность настолько серьезную, что главы южноамериканских государств договорились провести в конце августа в аргентинском городе Барилоче чрезвычайную встречу: выработать и принять совместное решение по этому вопросу. Таковы нынешние итоги латиноамериканской политики Вашингтона.

Прибавьте к этому присутствие на континенте Южного командования США с его ударными морскими и сухопутными группировками, более 350 миллиардов долларов частных американских инвестиций в регион, заинтересованность в нефти и газе, которые поступают оттуда. Суммируйте эти факторы - и поймете, что опасения латиноамериканских правительств не напрасны. Возможный вооруженный конфликт, в который, несомненно, будут втянуты все или почти все страны региона, не сможет обойтись без вмешательства «миротворцев» из частей и соединений Южного командования. Великолепный шанс для Вашингтона разом покончить и с Боливарианской инициативой для Латинской Америки, и венесуэльской моделью «социализма XXI века», и с прочими реалиями местной жизни, которые не устраивают Соединенные Штаты.

Неудивительно, что государства региона все больше стремятся полагаться на собственные силы и взаимопомощь. Разумеется, неверно считать Латинскую Америку неким однородным организмом, все составляющие которого объединены общей идеей и пребывают в мире и согласии: в регионе достаточно противоречий и споров. До сих пор не восстановлены прерванные весной 2008-го в результате военного конфликта дипломатические отношения между Эквадором и Колумбией. До сих пор Боливия, лишенная выхода к морю, имеет претензии к Чили. До сих пор далеко не все страны региона поддерживают требование Кубы о снятии экономической блокады…

Однако практика отношений показывает: латиноамериканские государства научились преодолевать противоречия и «работать в команде».

Например, недавно Аргентина, Боливия, Бразилия, Венесуэла, Парагвай, Уругвай и Эквадор создали Южноамериканский банк, деятельность которого будет направлена на уменьшение зависимости этих стран от МВФ и Всемирного банка. По заявлению президента Боливии Эво Моралеса, создание такого финансового инструмента – первый шаг по пути перехода Южной Америки на единую валюту. Давно и успешно действуют и другие региональные объединения, такие как МЕРКОСУР, «Группа Рио», Андское сообщество, Центральноамериканская интеграционная система, Карибское сообщество.

…Традиционная сиеста - это когда в жаркий послеполуденный час замирают в сонной истоме городки и селения Латинской Америки. Похоже, континент заканчивает свою сиесту: сны хороши, пока они снятся. А жизнь заставляет действовать.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Николай
01.09.2009 3:19
Да только вместе может выжить в наше время Латинская Америка.Всего лучшего  в её будущем.
west down
27.08.2009 21:46
Да будет свет в Латинской Америке!

Эксклюзив
18.02.2020
Валерий Панов
75 лет тому назад погиб один из лучших полководцев Красной армии.
Фоторепортаж
21.02.2020
Подготовила Мария Максимова
На выставке в Музее Международного нумизматического клуба представлено 234 экспоната.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».