Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
24 августа 2019
Курдский перекресток

Курдский перекресток

Москва и Пекин могут оказаться ближе Ближнему Востоку, чем Вашингтон
Елена Пустовойтова
09.03.2016
Курдский перекресток

США, давно и настойчиво прорубающие коридор к нефтяным залежам Центральной Азии, через Курдистан, похоже, опаздывают – на наших глазах там рождается новый «золотой треугольник» силы.

Хорошо известный в Европе аналитик Вильям Энгдал, давно изучающий «нефтяной фактор» во внешней политике США, считает, что намерение американцев втянуть весь персидский Восток в сложную политическую игру Запада против России и Китая - их большая ошибка. «Освобожденный от санкций Иран весьма далек от того, чтобы стать пешкой в интригах НАТО в этом регионе: он решительно развернулся к своим соседям, тогда как саудовцы и турки под девизом «Аллах и нефть» повязали себя с убийствами и насилием в Сирии, Ираке и Йемене», – пишет он.

Действительно, январский визит Председателя КНР Си Цзиньпина – а он первым из мировых лидеров посетил освобожденный от санкций Иран – пришпорил события.

Уже через неделю после того, как две страны подписали договор о присоединении к китайскому проекту «Нового шелкового пути» и «Проекту морского пути», Китай открыл новый морской маршрут в Иран, а за два дня до этого – первый грузовой железнодорожный состав отправился из Пекина в Тегеран.

И это только первые звенья в создании новой высокоскоростной магистрали, которая нарушит экономическую изоляцию Ирана и откроет стране с большими человеческими и минеральными ресурсами возможность участия в экономическом буме, который нарождается сейчас в Азии.

Такое мнение западного аналитика лишь на первый взгляд может показаться излишне оптимистичным. Если проследить тенденцию последних лет в этом регионе, то стремительно растущая роль Евразии в мировой экономике, при сохранении имеющихся темпов, может стать крупнейшим за последние два века экономическим чудом. И будущие историки будут считать датой его начала сделанное два года назад стратегическое заявление Си Цзиньпина о проекте создания «одного пояса, одной дороги» в будущее и первой «станции» на этом пути – Азиатском инвестиционном банке в Пекине. И Пекин, видимо, всерьез намерен вернуть Ирану, с которым торговал сотни лет, его законное место на новом «великом шелковом пути».

Иран, конечно, не будет против. Недаром на все той же январской встрече в Тегеране верховный лидер Ирана аятолла Хаменеи заявил, что «Запад никогда не вызывал доверия у иранцев, правительство и народ Ирана всегда искали связи с независимыми и вызывающими доверия странами, как Китай». И через пару дней после этого иранский президент Роухани объявил о строительстве через всю страну стратегической железной дороги – которая станет иранской частью нового Шелкового пути. Куда она ведет? Нет, не в Европу. На Ближний Восток, связывая этот богатый нефтью регион с Центральной Азией, Китаем и Индией. Более полутора тысяч километров железной дороги пролягут, заметьте, через священные для шиитов Машхад в Иране и Карбалу в Ираке – ту самую Карбалу, в битве при которой в 680 году от Рождества Христова был лишен жизни имам Хуссейн, внук пророка Мухаммеда. И это только на первый взгляд очень от нас далеко во времени. Если добавить, что этот район находится рядом с опорными пунктами террористов ДАИШ в Северном Ираке, все становится очень и очень близко. А если глянуть на карту, то и Туркмения, и Таджикистан, и Киргизия через афганский Герат и китайский Кашгар легко «насаживаются» на эту дорогу.

Учитывая, что Иран и Пакистан уже договорились соединить железной дорогой свои порты Чабехар в Аденском заливе и Гвадар в Аравийском море, будущая железнодорожная сеть становится для всей Евразии гео-стратегической.

Таким образом, без разноцветных революций и бомбардировок, без создания марионеточных правительств и бесполетных зон, китайский «паровоз» фактически въезжает на Ближний Восток, подсаживая по пути всех, невзирая на религиозные пристрастия. Последняя его станция – «курдский коридор».

Как пишет Кристофер Леманн (Christof Lehmann) на сайте nsnbc, создание курдского коридора к сердцу Центральной Азии для США и НАТО всегда было и остается главной целью. Их план предполагает разделение Сирии, Ирака и, в конце концов, Северного Ирана. Военный аналитик майор пакистанской армии Ага Амин, по сообщениям nsnbc, считает, что основной задачей американцев является организация вялотекущих конфликтов в Средиземноморье и вдоль южных границ России – в ее слабом, но богатом ресурсами азиатском подбрюшьи – до Пакистана и далее.

Как раз навстречу китайскому «паровозу».

Однако именно поэтому американские спецподразделения, пишет Леманн, помогают частям Курдских защитников людей (Kurdish People’s Protection Units – YPG) и их политическому крылу Демократической объединенной партии (Democratic Union Party – PYD), которые требуют создания курдского государства на территории Сирии, в которой проживает лишь 4 процента курдов. При этом ближайшего их союзника в Турции Курдскую рабочую партию (РКК) все члены НАТО дружно считают террористической организацией.
Это легко понять с учетом того простого обстоятельства, что Турцию и ее союзников по НАТО вполне устраивает раздел Сирии по «курдскому коридору», но никак не устраивает курдский сепаратизм у себя дома – при том, что именно в Турции проживает едва ли не половина всех курдов. Сейчас курды – а это около 30 миллионов человек – крупнейший в мире этнос, лишенный права на самоопределение и государственный суверенитет. И «курдский коридор», при желании, можно протянуть с запада на восток на тысячу, а с севера на юг – на 500 километров. Эти 450 тысяч квадратных километров поделены между Турцией (200 тысяч кв. км) Ираном (160 тысяч кв. км), Ираком (75 тысяч кв. км) и Сирией (15 тысяч кв. км).

И это в регионе, где добывается треть всех углеводородов мира – в том числе и в недрах самого Курдистана.

А что же Москва?

Нам, разумеется, было бы выгодно использовать Курдскую рабочую партию как союзника, противостоящего натиску США и НАТО на «курдский коридор».

Тем более что ее союзники в Сирии (YPG / PYG) сейчас вступают в переговоры с Дамаском и обретают реальный политический вес не только для Москвы, но и для Вашингтона.

И, как отмечает тот же Кристофер Леманн, «партнер Турции по НАТО Вашингтон, как и Москва, оба могут согласиться с разделом Турции, как часть запасного плана «Б». По «курдскому коридору», конечно.

Но у нас есть козырь и покруче. Понятно, что Москва, как и Пекин, рассматривает Тегеран как необходимого партнера в Евразии. И это движение навстречу, очевидно, взаимно. Нас это радует, кого-то – пугает. «Общая золотая нить, – пишет Энгдал, – связывающая три великих евразийских нации – Китай, Иран и Россию – это их принцип, как между людьми, так и между государствами, считать всякие границы и каждый национальный суверенитет главными ценностями развития... И никакая страна или группа стран не могут объявить чужие границы и интересы неугодными».

Опираясь на эти, по сути, антиамериканские принципы внешней политики и собираются строить «дорогу в завтра» Пекин, Москва и Тегеран, стоящие сейчас, как и вся Западная Европа с США, на «курдском перекрестке».

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Ник 45
15.03.2016 19:26
Курдистан будет не меньшей головной болью, чем иные страны этого региона.

Эксклюзив
20.08.2019
Алексей Байлов (Россия), Ярослав Дворжак (Чехия)
События в Чехословакии: взгляд через полвека.
Фоторепортаж
17.08.2019
Алексей Тимофеев, Елена Безбородова (фото)
Здесь, на далёком Севере России, – один из важнейших наших духовных центров.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».