Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
8 марта 2021
Крах «ковбойской дипломатии»

Крах «ковбойской дипломатии»

Россия и США на новом витке истории
Александр Крылов, доктор исторических наук
15.02.2008
Крах «ковбойской дипломатии»

Очевидно, что руководство США и НАТО существенно переоценило степень ослабления российского государства. С приходом к власти В. Путина процесс распада российской государственности был остановлен. Россия перестала быть объектом политики Вашингтона, и по мере укрепления ее позиций число разногласий в двусторонних отношениях неуклонно нарастало.

Нынешняя администрация США много лет заявляла, что главной целью американской политики является продвижение демократии и свободы по всему миру. Но официально заявленные благородные цели и реальная политика США настолько противоречили друг другу, что это повергает в уныние даже самых пылких сторонников евроатлантической ориентации и западной демократии.  

Советская интеллигенция (особенно ее либеральная часть) всегда смотрела на США сквозь розовые очки. Она много лет безмерно идеализировала Запад, видела в нем образец «светлого будущего», моральный ориентир и альтернативу неприемлемого для нее тоталитаризма. Однако уже вскоре после распада СССР местная бюрократия и расплодившиеся олигархи довели идеи свободы личности и рыночной экономики до абсурда и в большинстве постсоветских государств они оказались совершенно скомпрометированными в глазах обнищавшего населения.  

В этих условиях откат к авторитаризму и «управляемой демократии» был вполне закономерным итогом совместных усилий постсоветских «демократов первой волны» и евроатлантических творцов нового миропорядка.

И во многом это произошло из-за того, что США оказались совершенно не готовы к роли авангарда мировой демократии.

Да и сама демократия оказалась не универсальной ценностью, а всего лишь средством информационно-пропагандистского прикрытия своих собственных эгоистических интересов.  

После распада СССР Вашингтон не предложил миру модель принципиально новых более честных и справедливых международных отношений, вместо этого мир вернулся в позапрошлый век, когда колониальные державы строили мировые империи и стремились установить контроль над богатствами планеты. Быстрее всего разочарование в «идеальном Западе» наступило в России. В других постсоветских государствах этот процесс был замедлен ввиду страха местных элит по поводу возможного возрождения «империи».  

После распада СССР имелись все условия для установления взаимовыгодных отношений между Россией и Западом. Но это вовсе не было целью американской политики. Как констатировал американский политолог Дмитрий Саймс, американская администрация вовсе не стремилась к налаживанию взаимовыгодных и равноправных отношений, вместо этого она продемонстрировала «желание воспользоваться слабостью России. Белый дом стремился, прежде чем Россия оправится от бурного переходного периода, получить для Соединенных Штатов как можно больше дивидендов и в политическом, и в экономическом отношении, и с точки зрения безопасности в Европе и республиках бывшего СССР».  

Нежелание устанавливать равноправные отношения с Россией объяснялось тем, что после формирования однополярного мироустройства Вашингтон свято уверовал в безграничность своих возможностей. Фактически власти США начали обращаться с Россией как с побежденным врагом, и это очень напоминало их отношение к Германии и Японии после Второй мировой войны. Для России подобная роль была унизительной и совершенно неприемлемой.  

В США предпочли забыть, что распад СССР был вызван отказом общества от обанкротившейся идеологии коммунизма.

Без этого никакая победа Запада в «холодной войне» была бы невозможна. Поражение коммунизма было не поражением, а победой России, так как оно открыло для нее историческую перспективу. Поэтому крах коммунизма имел для российского общества куда более важное значение, чем для США.  

После распада СССР западные демократии приписали победу в «холодной войне» исключительно себе и быстро забыли о своих обещаниях не действовать в ущерб интересам России, об уважении прав народов и принципе равноправия государств. Они предложили новой России не равноправное, а «ассиметричное» партнерство, в которых нашей стране отводилась роль послушного объекта политики Запада.  

Много лет Москва следовала в фарватере политики США/НАТО, чем в полной мере пользовались наши западные партнеры. Вначале они установили свой контроль над зонами былого геополитического влияния СССР в Восточной Европе и афро-азиатском мире, а затем начали вытеснять Россию с постсоветского пространства.  

Настойчивый интерес, который проявлял Запад к конфликтам на Северном Кавказе и других российских национальных окраинах, свидетельствовал, что там были бы не против повторения в России сценария распада СССР. В конце 1990-х наши западные партнеры всерьез обсуждали идею установления своего контроля над российскими ядерными (в том числе военными) объектами, так как Россия якобы не в состоянии обеспечить безопасность данных объектов собственными силами. Другая полюбившаяся западным политикам идея - сделать «общим достоянием человечества» запасы российских недр. Показательно, что в отношении других богатых нефтью и газом государств ничего подобного никогда не предлагалось.  

Вопреки множеству предсказаний о распаде и скорой гибели России, наша страна сумела пережить очередную смуту.

Общество сбросило коммунистический балласт, но оно отказалось признавать себя проигравшим в «холодной войне», соглашаться с тем, что судьбу страны будет определять «оккупант-победитель». Это стало главной причиной полного неприятия властями и обществом (в том числе и большинством интеллигенции, которая прежде столь пылко идеализировала Запад) той политики, которую проводили Соединенные Штаты и их союзники по отношению к России.  

Бывший президент США Ричард Никсон и многие другие американские политики и бизнесмены еще во времена Б. Ельцина указывали на изначальную порочность такого «фатально ошибочного допущения», будто Россия не была и довольно долго не будет мировой державой. Они подчеркивали, что высокомерие Вашингтона поставит под угрозу сохранение мира и подвергнет опасности демократию на постсоветском пространстве. Но администрация Дж. Буша-младшего предпочитала остаться глухой к подобным предостережениям.  

Вместо партнерства и учета своих государственных интересов Россия получила расширение НАТО на восток, затем разразился косовский кризис. НАТО, несмотря на возражения России, начала войну против Сербии. В 2001 г. США вышли из Договора об ограничении систем противоракетной обороны, началась подготовка развертывания американских противоракетных систем в Чехии и Польше.  

В состав НАТО вошли три прибалтийских государства, в отношениях с которыми у России сохраняется множество проблем. Затем последовала оккупация Ирака, против которой выступали Россия, Германия и Франция. Ряд американских политиков (бывший глава федеральной резервной системы США Алан Гринспен и др.) в своих мемуарах откровенно признали общеизвестный, но до сих пор категорически отрицаемый официальным Вашингтоном факт: главной целью войны в Ираке было установление американского контроля над иракской нефтью.  

В последние годы российская дипломатия все более активно противодействует американским планам на постсоветском пространстве, на Балканах, Среднем Востоке, по созданию американской ПРО в Европе и т.п.

Результат политики США на российском направлении совершенно очевиден. К настоящему времени в нашей стране осталось очень мало тех, кто продолжает идеализировать США, верить, что блок НАТО не направлен против России, что США не представляют угрозы и продолжают оставаться образцом демократии. Пожалуй, даже самые страстные ненавистники американского государства и западной демократии не смогли бы нанести более сокрушительного удара по их положительному образу, чем нынешняя администрация США.  

Провалы американской внешней политики сокрушительны и очевидны. И это позволяет надеяться, что после выборов и формирования новой администрации прежний курс на утверждение мировой гегемонии США может быть пересмотрен. О необходимости выработки принципиально новой политики для США заявляют все кандидаты в президенты от Демократической партии. Хилари Клинтон, например, заявляет, что результатом политики администрации Дж. Буша-младшего стало небывалое ухудшение отношений США с внешним миром и с «эпохой ковбойской дипломатии» должно быть покончено.  

В отличие от демократов, кандидаты от Республиканской партии предлагают следовать прежним внешнеполитическим курсом. Дж. Маккейн выступает за перманентное продвижение демократии путем интеграции независимого Косово в евро-трансатлантические институты, а также дальнейшего расширения НАТО за счет Хорватии, Албании, Македонии, а в перспективе - Украины и Грузии. Он призывает заменить «обанкротившуюся» ООН «Лигой демократии» и исключить Россию из «большой восьмерки». Как считает Дж. Маккейн, «настоящее партнерство» США с Россией невозможно до тех пор, пока в ней не восторжествует «истинная демократия». Поэтому он поддерживает идею насильственного насаждения этой демократии путем вмешательства США/НАТО во внутренние дела России, Белоруссии и других стран, где ее «недостает».  

Разочарование американцев в нынешней республиканской администрации и низкий уровень ее популярности среди избирателей делают шансы демократов на победу в президентской гонке вполне реальными.

В этом случае (как и после краха коммунизма в Европе) может появиться реальная перспектива оздоровления всей системы международных отношений. В противном случае США и весь мир могут ожидать новые испытания.  

Приход к власти Дж. Маккейна и прочих приверженцев «ковбойской дипломатии» неизбежно приведет к консолидации тех стран, которые не желают подчиняться американскому диктату. В этом случае мир может вернуться к эпохе противостояния военно-политических блоков, и новая холодная война станет практически неизбежной.  

Фактически у «Pax Americana» уже есть противовес в лице Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). В настоящее время территория входящих в ШОС государств составляет 61 % территории Евразии, здесь проживает четверть населения планеты. Наращивание военной составляющей в деятельности ШОС и перспективы расширения этой организации в решающей мере зависят от того внешнеполитического курса, которым будут следовать США после президентских выборов.  

 

 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
05.03.2021
Беседа с известным писателем и политическим деятелем.
Фоторепортаж
26.02.2021
Подготовила Мария Максимова
В Москве проходит один из крупнейших в мире фестивалей природной фотографии.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».