Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
29 сентября 2020
Китайская газовая экспансия

Китайская газовая экспансия

Запуск газопровода «Туркменистан-Китай» означает усиление экономической экспансии Пекина в Центральной Азии
Александр Шустов
24.12.2009
Китайская газовая экспансия

Ввод в строй экспортного газопровода «Туркменистан-Узбекистан-Казахстан-Китай», состоявшийся 14 декабря, вновь заставил заговорить об усилении китайской экономической экспансии в Центральной Азии. Несмотря на успокаивающие заявления ряда экспертов о том, что начало работы нового газопровода принципиально ничего не меняет, и геополитическая ситуация в регионе кардинально не изменится, реальное положение дел свидетельствует об обратном.

В течение последних лет Китай последовательно наращивает свое экономическое присутствие в Центральной Азии, особенно интересуясь сырьевыми и инфраструктурными отраслями. И создание трубопроводной инфраструктуры играет в этом процессе далеко не последнюю роль.

Строительство газопровода, протяженность которого по территории Центральной Азии составляет почти две тысячи километров, в общая длина – более семи тысяч километров, состоялось в рекордные сроки. Соглашение о его строительстве было подписано в апреле 2006 г., а уже к концу 2009 г. газопровод был готов. Его пропускная способность к 2012 г. составит 40 млрд. кубометров в год, что сопоставимо с теми объемами, в которых до сих пор закупала газ у Туркмении Россия. Гораздо меньшую мощность – около 30 млрд. кубометров - имеет и главный европейский проект строительства газопровода в обход территории России – «Набукко». И хотя в энергетическом балансе самого Китая доля центральноазиатского газа будет невелика, в течение ближайших 30 лет, на которые подписан контракт, трубопроводная инфраструктура как нельзя лучше свяжет основные страны региона с Китаем.

Новый газопровод соединил с Китаем все государства Центральной Азии, располагающие значительными нефтегазовыми ресурсами. В Киргизии и Таджикистане, территорию которых газопровод обошел, промышленных запасов нефти и газа пока не найдено.

Причем помимо Туркмении, квота которой в газопроводе составляет 30 млрд. кубометров, экспорт газа в КНР будут также осуществлять Казахстан и Узбекистан, получившие помимо статуса транзитных стран дополнительный рынок сбыта. Казахстану новый газопровод позволит также улучшить газоснабжение Жамбылской, Южно-Казахстанской и Алма-Атинской областей, до сих пор зависевших от поставок узбекского газа. Все это свидетельствует о том, что трубопроводная инфраструктура государств Центральной Азии, которая в советский период шла исключительно в северном направлении, в последнее время активно разворачивается на восток.

Только сферой газотранспортной инфраструктуры интересы Китая не ограничиваются. Построенный за счет китайских кредитов комплекс промышленных и инфраструктурных объектов на месторождении Самандепе Лебапского велаята Туркмении, которое станет основной ресурсной базой газопровода, включает завод по очистке газа ежегодной мощностью 5 млрд. кубометров, газосборные пункты, компрессорную станцию, газоизмерительную установку и внешние инженерные сети. На самом месторождении Самандепе был произведен капитальный ремонт большой группы ранее эксплуатируемых скважин, а также пробурен ряд новых колодцев.

Помимо нефтегазовой сферы Китай предоставил Туркмении кредиты на развитие химической промышленности, и, в частности - производства минеральных удобрений. В республику поставляется китайское нефтегазовое и телекоммуникационное оборудование. Китайские инвестиции направляются в фармацевтическую, легкую промышленность, строительство. В 2007 году между Министерством строительства и промышленности строительных материалов Туркменистана и консорциумом китайских компаний был подписан контракт на строительство в Ашхабаде стекольного комбината.

На выданные китайской стороной кредиты, как правило, покупается китайские же машины и оборудование, что позволяет стимулировать производство в самой КНР.

В ходе своего визита в Ашхабад председатель КНР Ху Цзиньтао предложил разработать программу среднесрочного и долгосрочного сотрудничества с Туркменией в несырьевых секторах экономики. Среди наиболее перспективных были перечислены такие отрасли, как транспорт, телекоммуникации, производство стройматериалов и строительство инфраструктурных объектов. Два рамочных соглашения о предоставлении Китаем Туркмении льготных кредитов были подписаны непосредственно в ходе визита. Кредиты, которые выделит Экпортно-импортный банк Китая, предназначены для реализации третьего проекта реконструкции сетей связи и второго этапа проекта закупки в КНР железнодорожных пассажирских вагонов. В целях дальнейшей активизации торгово-экономического сотрудничества стороны подписали также межправительственное соглашение об избежании двойного налогообложения.

Об активизации китайско-туркменского экономического сотрудничества в последнее время говорит тот факт, что по сравнению с 2000 годом товарооборот между двумя странами увеличился почти в сорок раз и по данным на 2008 г. составил около полутора миллиардов долларов США. В настоящее время на территории Туркменистана действуют 35 предприятий с участием китайского капитала, зарегистрировано 53 инвестиционных проекта, реализуемых в ключевых отраслях экономики: нефтегазовой и телекоммуникационной сферах, транспорте, сельском хозяйстве, текстильной, химической и пищевой промышленности, в здравоохранении и строительстве.

Сотрудничество Китая в нефтегазовой сфере с Казахстаном развивается не менее активно, чем с Туркменией. В декабре 2005 г. был запущен в эксплуатацию первый на пространстве бывшего СССР нефтепровод Атасу-Алашанькоу, идущий в направлении Китая. Его пропускная способность составила 10 млн. т. нефти в год. Помимо газопровода «Туркмения – Китай» на территории Казахстана строится газопровод «Бейнеу–Бозой» с пропускной способностью 10 млрд. куб. м в год, предназначенный для поставок в Китай газа с западных казахстанских месторождений. В ходе состоявшегося 12 декабря визита в Казахстан председателя КНР Ху Цзиньтао было объявлено о планах предоставить республике 3,5 млрд. дол. для реализации проектов в несырьевых отраслях экономики. В планах Пекина – модернизация Атырауского нефтеперерабатывающего завода, строительство завода по производству дорожного битума и аренда 1 млн. га, которые планируется засеять соей и рапсом.

Торгово-экономическое сотрудничество Китая с Узбекистаном стало активно развиваться с середины 2000-х гг., после того, как республика после Андижанских событий 2005 г. оказалась в международной изоляции со стороны Запада.

В течение одного 2005 г. между Китаем и Узбекистаном было подписано 20 инвестиционных соглашений, кредитных договоров и контрактов на сумму около 1,5 млрд. долларов, в том числе 600 млн. долларов - в нефтегазовой отрасли. В том же году состоялся первый узбекско-китайский бизнес-форум, где было подписано 8 договоров на общую сумму 473 млн. долларов. В итоге торгово-экономическое присутствие Китая в Узбекистане на протяжении середины – второй половины 2000-х гг. существенно возросло. В 2003-2007 гг. поставки китайских поставок в Узбекистан увеличились в 5,5 раза, а общий товарооборот вырос в 7 раз и достиг 1,6 млрд. долларов. К 2008 г. в Узбекистане функционировали 107 совместных китайско-узбекских предприятий, а общий объем китайских инвестиций в республике на конец года составил около 362,3 млн. дол.

Основным объектом интересов КНР в Узбекистане также служит нефтегазовая отрасль. Помимо строительства через территорию республики газопровода «Туркмения-Китай» китайские компании планируют разрабатывать целый ряд нефтегазовых месторождений в Ферганской долине, Бухаро-Хивинском регионе, на плато Устюрт и в узбекской части Аральского моря. В электроэнергетике, транспорте, телекоммуникациях, производстве строительных материалов, химической промышленности и сельском хозяйстве экономическое присутствие КНР пока не велико и сводится в основном к выдаче кредитов для финансирования отдельных проектов и поставкам промышленного оборудования. Тем менее, в ходе последних переговоров президента Узбекистана И. Каримова и председателя КНР Ху Цзиньтао в Ашхабаде, состоявшихся в рамках церемонии открытия газопровода «Туркменистан – Китай», республика также получила предложения о расширении сотрудничества с КНР в сфере топливно-энергетического комплекса и несырьевых отраслях экономики.

В Таджикистане, ближе расположенном к Китаю и имеющем с ним общую границу, экономическая активность КНР проявляется сильнее, чем в других странах Центральной Азии.

По мнению таджикского политолога Рахматулло Рахмонова, руководство Таджикистана стремится использовать Китай «в качестве своеобразного противовеса взаимоотношениям с Россией, США и отдельными странами Европейского Союза», уделяя особое внимание «разработке и реализации инвестиционных проектов, обеспечивающих вхождение китайского капитала в ведущие отрасли таджикской экономики». Со своей стороны Китай умело использует сложившуюся ситуацию для постепенного проникновения в ключевые сегменты экономики республики, особенно капиталоемкие и инфраструктурные проекты с длительным сроком окупаемости.

Примером перехвата китайцами у России экономической инициативы является ситуация вокруг Таджикской алюминиевой компании («ТАЛКО»). 21 мая 2008 г. в Пекине между «ТАЛКО» и Китайской национальной корпорацией тяжелого машиностроения был подписан контракт на строительство в республике заводов по производству фтористого алюминия и криолита. Согласно контракту на территории Яванского района Таджикистана должны быть построены два завода общей стоимостью около 30 млн. дол., которые обеспечат «ТАЛКО» сырьем для производства первичного алюминия, импортируемого в настоящее время из России, Прибалтики и Китая.

Между тем, в соответствии с российско-таджикскими соглашениями 2004 г. строительство завода, а также обеспечивающей его электроэнергией Рогунской ГЭС должен был осуществлять «РусАл». Однако разногласия с правительством Таджикистана по поводу высоты плотины («Русал» считал достаточной плотину высотой 285 метров, а таджикские власти настаивали, что она должна быть не менее 385 м), а также отсутствие перспектив по приобретению дающей более половины экспортных доходов республики «ТАЛКО», продать которую Таджикистан отказался, привели к тому, что интерес «РусАла» к этому проекту был утерян. Для самого Таджикистана это означало потерю партнера по ключевому экономическому проекту, а также необходимость достройки Рогунской ГЭС собственными силами, для чего населению республики в настоящее время настоятельно предложено купить ее акции.

Наиболее крупные проекты на территории Таджикистана реализуются Китаем в сфере гидроэнергетики. В 2007 г. был подписан контракт, в соответствии с которым Зеравшанскую ГЭС мощностью в 150 МВт и стоимостью около 260 млн. дол. построит китайская компания «Синохидро». Разработка технико-экономического обоснования Зеравшанской ГЭС была поручена Чендунскому проектно-изыскательскому институту. Китайская энергетическая компания «ТВЕА» планирует построить в 2010 году на реке Хингоб ГЭС «Нурабад-1» мощностью 350 МВт, инвестировав в нее 560 млн. долларов США, а также угольную ТЭЦ в Душанбе мощностью 200 МВт и стоимостью 400 млн. дол. Кроме того, 61 млн. дол. будут выделены на модернизацию линий электропередачи «Лолазор-Хатлон» и «Юг-Север». Всего же Китай планирует вложить в ключевую для Таджикистана электроэнергетическую отрасль более 1 млрд. дол.

Интерес Китая вызывают и другие инфраструктурные отрасли. В частности, 51 млн. дол. планируется инвестировать в проект восстановления автомобильной магистрали «Душанбе-Дангара», являющейся составной частью международной трассы «Душанбе-Дангара-Куляб-Калайхумб-Хорог-Кульма-Кашгар», ведущей в Китай.

В общей сложности на территории Таджикистана по данным Госкомстата республики действуют более 20 китайских компаний, работающих в таких отраслях, как электроэнергетика, телекоммуникации, транспорт, горнодобывающая промышленность. За девять месяцев 2009 г. внешнеторговый оборот Таджикистана с Китаем по сравнению с аналогичным периодом прошлого года вырос на 43% - до $459,4 млн., составив 18% совокупного товарооборота республики.

Об активности КНР в Таджикистане свидетельствует тот факт, что за последние семь лет товарооборот между двумя странами увеличился почти в 100 раз, достигнув по итогам 2008 года 1,5 млрд. дол.

Торгово-экономическое присутствие Китая в Киргизии определяется географической близостью двух стран и слабостью киргизской экономики. Несомненный интерес представляет и геостратегическое значение республики, на территории которой в связи с удобным географическим положением в центре Евразии расположены военные базы России (Кант) и США (Манас). В течение 2003-2007 гг. двусторонний товарооборот между Киргизией и КНР увеличился более чем в 10 раз, достигнув около 984 млн. дол. При этом данные китайской стороны, статистика которой учитывает неофициальную, так называемую челночную торговлю, в разы превышают киргизские. Если по данным Госкомстата Киргизии товарооборот между двумя странами в 2008 г. составил около 800 млн. дол., то по китайским данным он колебался в диапазоне 6-9 млрд. дол. Из Киргизии в Китай поставляется лом черных и цветных металлов, кожевенное сырье и шерсть, а из КНР – продовольствие, товары широкого потребления, химическая продукция, машины и промышленное оборудование.

По данным киргизской газеты «Белый парус», в настоящее время китайцами контролируется более 70% валютного рынка республики, что вполне соответствует объему китайских товаров на рынках. Обе страны являются членами ВТО, что определяет отсутствие между ними торговых барьеров. В Киргизии зарегистрировано более 520 китайских предприятий, работающих в сфере гидроэнергетики, транспорта, телекоммуникаций, инфраструктуры, легкой и пищевой промышленности, сельского хозяйства, туризма, системе общественного питания и разработке месторождений полезных ископаемых. Быстрое развитие торгово-экономических связей привело к формированию в Киргизии многочисленной китайской диаспоры. На протяжении последних 15 лет в республику переселилось более 120 тысяч китайцев, причем в течение следующих 10 лет их численность по прогнозам может увеличится еще в два раза.

Столь активная экспансия со стороны КНР вызывает опасения, что однажды жители Киргизии могут «проснуться гражданами Китайской Народной Республики».

В целом торгово-экономические отношения Китая и государств Центральной Азии можно охарактеризовать как «сырье в обмен на готовую продукцию». Если за Китаем прочно закрепился статус поставщика промышленных товаров, то за странам Центрально-Азиатского региона – источника сырья. В течение 2002-2007 гг. около 86% поставок в Китай пришлось на долю сырья, причем главным образом углеводородного, тогда как аналогичную долю поставок из КНР составляла готовая продукция.

По оценке казахстанского аналитика, директора Группы оценки рисков Досыма Сатпаева, слова которого цитирует «Независимая газета», экономическая экспансия Китая в Центральной Азии является результатом той подготовительной работы, которую он проводил здесь на протяжении последнего десятилетия. Фактически Китай пытается стать главным стратегическим партнером государств региона, используя для этого столь необходимые в условиях кризиса кредиты, а работа в несырьевых секторах экономики призвана повысить доверие к нему со стороны региональных элит.

Следующим шагом станет формирование в странах Центральной Азии прокитайских лоббистских групп, которые пока, по мнению экспертов, отсутствуют.

Для России, которая со следующего года вместе с крупнейшей по территории и экономике страной региона – Казахстаном – войдет в Таможенный союз, усиление позиций Китая дает хороший повод задуматься о границах собственной экономической «ойкумены». В противном случае вся южная периферия бывшего СССР окажется в сфере влияния более дальновидных и прагматичных центров мировой экономики.



Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Наблюдатель
20.01.2010 16:46
«Китайская экспансия» - это грамотное взаимовыгодное сотрудничество. Не только в Средней Азии, а повсюду в мире китайская политика строится одинаково: они предлагают то, что нужно и выгодно их зарубежным партнерам. В Африке строят школы, в Иране – дороги и элеваторы, туркменский газопровод проложили так, что всем трем республикам это выгодно. Разумеется, китайские инвестиции – не благотворительность. Они окупаются. Но не за счет выкручивания рук партнеру, не за счет прикарманивания чужой собственности. А путем создания новых производств, новой сферы деятельности, новых рабочих мест. Без скандальных "войн" с партнерами. А Россия, напротив, со всеми ведет себя по-хамски. По принципу: отдайте то, что осталось от советского наследства и сами катитесь на все четыре. Тот же РусАл не пожелал достраивать нурекскую плотину, зато хотел прикарманить доходную «Талко». Не случайно у Китая нормализованы отношения со всеми соседями. А Россию бывшие «братья» по СССР сейчас дружно неприемлют. Даже белорусы, как показывают опросы, передумали и уже не хотят никакого союзного государства.
ПЕТР
02.01.2010 14:35
Наконец-то Медведев признался в очевидном:"Без модернизации экономики у России нет будущего."Спасибо за мужество,но про это и моя бабушка в прошлом веке знала.Только вот вопрос,
кто будет осуществлять эту модернизацию,
на самом деле у нас работать не кому.Я работаю на серьезном предприятии и вижу
кто и как работает,80 %-ам на все наплевать,все курочат,все ломают,наклодные расходы колосальные,вот такой у нас менталитет.
domkrat
28.12.2009 8:02
И вновь информативная и полезная статья от Александра Шустова. Каждый раз с интересом читаю тексты этого автора. Спасибо!
Пробел
24.12.2009 21:57
Всё то мы про Китай видим ,знаем, понимаем. А почему у себя ни чего не делаем? Кто не даёт? Ответ: не даёт корумпированая Гос.Дума.
Dess
24.12.2009 14:21
Следствием воровского и недееспособного политического режима России и глупого народа, - является не только внутренняя экономическая деградация, но и постепенное исчезновение самой глупой страны с мировой карты, где правят бал  более жизнеспособные нации.
**************************************
Выход один - полит. реформа в России. Но поскольку власть никогда не пойдет на самореформирование, упомянутая выше историческая перспектива представляется неизбежной в долговременном плане.

Эксклюзив
24.09.2020
Анатолий Булавко
Почему ветеран Великой Отечественной написала письмо Путину
Фоторепортаж
28.09.2020
Подготовила Мария Максимова
В Музее военной формы открылась выставка военно-исторической миниатюры.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».