Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
14 ноября 2019
Исламисты осваивают Центральную Азию

Исламисты осваивают Центральную Азию

В странах региона растет влияние радикального ислама
Александр Шустов
26.08.2011
Исламисты осваивают Центральную Азию

Центральная Азия – регион, с которым Россию объединяют многочисленные политические, экономические, военные, культурно-языковые и просто человеческие связи, в последние годы испытывает растущее влияние радикального ислама. Рост числа приверженцев мусульманских традиций наблюдается во всех государствах региона и заметен невооруженным глазом. Для России исламизация Центральной Азии – вопрос не только военной безопасности, которая окажется под угрозой в случае дестабилизации ситуации в одной или нескольких странах региона, но и трудовой миграции.

Влияние ислама в республиках Центральной (Средней) Азии всегда было различным. В Узбекистане и Таджикистане – странах с древней земледельческой культурой, оседлым населением и городской цивилизацией, ислам занимал гораздо более сильные позиции, чем в посткочевых обществах – Казахстане, Киргизии и Туркмении. Северная Киргизия и Казахстан к тому же были раньше включены в состав Российской империи, испытав более сильное влияние европейской культуры и цивилизации в ее российском варианте. На этих территориях более значительной была численность славянского населения, широкое распространение получили русский язык и культура, а уровень русификации коренных этносов оказался более значительным. Особенно характерным эта ситуация были для Казахстана, большая часть которого находится на значительном удалении от влиятельных мусульманских центров Средней Азии.

В постсоветский период республики Центральной Азии стали «позиционировать» себя как светские государства, исламские – по культуре, своему историческому и духовно-религиозному наследию. Это не могло не сказаться на самоидентификации коренного населения региона, которое все больше стало воспринимать себя в качестве мусульман. На территории Центральной Азии были построены сотни мечетей, открылись новые мектебы и медресе. Однако интересы ислама в политической системе представлены не были. Местные авторитарные режимы боялись и продолжают бояться возрастания политического влияния ислама, и потому всячески блокируют проявления его общественной активности. Единственной страной, где ислам оказался институционально представленным в политической жизни, стал Таджикистан. После заключения мирных соглашений 1997 г. Исламская партия возрождения Таджикистана (ИПВТ) была легализована и вошла в парламент, где до сих пор имеет представительство.

Гражданская война и последовавшая за ней интеграция исламской оппозиции в политическую систему и силовые структуры привели к тому, что по уровню исламизации общества Таджикистан оказался лидером на пространстве Центральной Азии.

В республике официально функционируют 27 центральных мечетей, 325 соборных мечетей и 3 тысячи 334 мечети для пятничных молитв. В среднем одна мечеть приходится на 2 тыс. жителей 7-миллионной республики. Поскольку более 1 млн. взрослого, преимущественно мужского, населения большую часть года находится на заработках в России и других странах СНГ, такое количество мечетей позволяет охватить почти всех жителей страны. Некоренные, европейские этносы с началом гражданской войны почти полностью покинули Таджикистан. Из 388,5 тыс. русских, проживавших в республике по данным переписи 1989 г., осталось не более 30 тыс. чел. В итоге Таджикистан стал одной из наиболее однородных в этническом и конфессиональном отношении стран СНГ. Ислам исповедуют 99% населения республики. Абсолютное большинство из них – сунниты ханафитского толка, около 200 тысяч исповедуют исмаилизм, распространенный в Горном Бадахшане. В отличие от других стран Центральной Азии, где еще проживает довольно многочисленное европейское население, доля христиан в Таджикистане минимальна.

К усилению влияния ислама, особенно заметному в последние годы, власти относятся настороженно. Опасения усиливаются распространением радикальных мусульманских течений – ваххабитов, «Хизб-ут-Тахрир», «Джамоати Таблиг». За два последних года в Таджикистане были осуждены более 100 активистов «Хизб-ут-Тахрир» и «Джамоати Таблиг». В августе 2010 г. Верховный суд Таджикистана вынес обвинительные заключения по делу пяти членов «Джамоати Таблиг», которые были приговорены к тюремному заключению сроком от трех до шести лет. Все они признаны виновными в призывах к насильственному изменению конституционного строя. «Таблиговцы» были задержаны в середине апреля во время проповеди в одной из мечетей Душанбе. По данным министра внутренних дел Таджикистана генерал-лейтенанта милиции Абдурахима Каххарова, они проходили специальное обучение в религиозных центрах и медресе Индонезии, Пакистана и Объединенных Арабских Эмиратов. В Таджикистане представители «Джамоати Таблиг», возникшей в конце 1940-х гг. на территории Индии, появились в 1997 г. после завершения гражданской войны. До этого они скрывались в Афганистане и Пакистане.

Главная цель организации – привести к «истинному» исламу всех «заблудших» мусульман, а в идеале – исламизировать всю планету. Число сторонников «Джамоати Таблиг» в Таджикистане оценивается в 5-6 тыс. чел.

Массовые процессы против «таблиговцев» проходили в Таджикистане весной 2010 г. В марте по обвинению в причастности к деятельности этого движения были осуждены 56 человек, 23 из которых получили от трех до шести лет лишения свободы, а еще 33 были оштрафованы на крупные суммы. В мае на территории южной Хатлонской области Таджикистана проходил процесс против 36 «таблиговцев», трое из которых были приговорены к шести с половиной годам лишения свободы, а остальные получили сроки от трех до пяти лет и были приговорены к штрафам в размере 4,5 тыс. евро каждый. Еще пятеро «таблиговцев» были осуждены Верховным судом Таджикистана в августе 2009 г. При этом многие таджикские богословы и мусульманские деятели не считают, что «Джамоати Таблиг», деятельность которой была запрещена в республике в 2006 г., представляет угрозу национальной безопасности страны. В поддержку организации выступили лидер Партии исламского возрождения Таджикистана Мухиддин Кабири и бывший духовный лидер исламской оппозиции Ходжи Акбар Тураджонзода.

Обеспокоенность ростом влияния радикальных религиозных течений вынудила власти принять ряд запретительных мер. В августе 2010 г. президент Таджикистана выступил с инициативой вернуть домой всех студентов, обучающихся в зарубежных религиозных образовательных учреждениях, после чего на родину вернулось около 1000 чел. В июле этого года нижняя палата парламента Таджикистана одобрила проект закона об ответственности родителей, ограничивающий права несовершеннолетних жителей республики. В соответствии с законопроектом они не могут быть членами религиозных объединений и имеют право посещать мечети только в религиозные праздники, объявленные выходными днями - Рамадан и Курбан-байрам. Весной началась очередная операция под кодовым названием «Медресе», направленная на закрытие нелегально действующих религиозных школ. Их количество со временем только увеличивается. В 2010 г. было закрыто 20 незаконно действующих медресе, а в мае-июне этого года – 58. На законных основаниях в республике действуют 19 медресе и Исламский университет, где образование можно получить как на платной, так и на бюджетной основе.

В отличие от Таджикистана Киргизия традиционно была менее исламизированной. В недавнем прошлом киргизы были кочевниками, в связи с чем ислам, особенно на севере страны, не получил среди них значительного распространения. Почти втрое выше была и численность европейского, преимущественно славянского населения. Однако влияние ислама на киргизское общество в последние годы также заметно возросло. В настоящее время мусульманами считают себя более 80% киргизов, которые составляют почти 3/4 населения страны. За полтора десятилетия количество мечетей в республике удвоилось. Сегодня в Киргизии официально действуют более 1700 мечетей, 9 исламских вузов, около 60 медресе и целый ряд различных мусульманских центров и объединений. Только за 2010 г. регистрацию прошли около 100 новых мечетей. Несколько сотен мечетей действуют неофициально. Многие из них строятся за счет мусульманских, главным образом арабских стран. Число постоянных прихожан, регулярно посещающих пятничные намазы, оценивается более чем в 250 тыс. чел. Исламизация общества становится заметной и на политической уровне.

Из первоначального варианта новой конституции исчезла формулировка о том, что Киргизия является светским государством. В декабре 2010 г. депутаты предложили ввести по пятницам двухчасовой перерыв для намаза, а в июне этого года в парламенте открылась специальная молельная комната для мусульман.

Исламизация общества заметна и в Казахстане. Причем проявляется она не только в увеличении числа мечетей, их прихожан и тех, кто следует канонам ислама в одежде и быту. В последнее время Казахстан столкнулся с ростом влияния радикальных мусульманских течений, которое все чаще проявляется в виде терактов. Только в этом году в республике произошло сразу несколько инцидентов, очень напоминающих теракт или подготовку к нему. 25 февраля произошел взрыв у ворот следственного изолятора г. Актюбинска. В нем находилось несколько обвиняемых в подготовке теракта, лидер которых ранее был найден мертвым. В ночь на 14 марта произошел взрыв в расположенном недалеко от Алма-Аты городке Иссык, жертвами которого стали два молодых человека и тяжело пострадавшая девушка.

4 апреля в Алма-Ате спецназ штурмом взял квартиру, в которой засели трое обвиняемых в нескольких убийствах экстремистов. Одного из них удалось захватить живым, двое других подорвали себя гранатами.

17 мая произошел теракт в управлении Комитета национальной безопасности Актюбинска. В здание вошел мужчина, оказавшийся членом местной община салафитов, который почти сразу подорвал себя. Сам он тут же погиб, пострадали еще четыре человека.

24 мая машина со взрывчаткой взорвалась у следственного изолятора КНБ Астаны. Погибший от взрыва 34-летний житель Павлодарской области Сергей Подкосов, будучи несколько лет назад в заключении, стал приверженцем радикального ислама. В Астане его целью было здание КНБ, а взрыв возле следственного изолятора произошел из-за технической ошибки. В начале июля в поселке Шубарши Актюбинской области члены местной общины салафитов в отместку за задержание их товарища расстреляли двух полицейских. В ходе операции по их преследованию казахстанские силовики попали в засаду, был убит спецназовец. После этого в Актюбинской области началась масштабная войсковая операция с привлечением тяжелой бронетехники, авиации и спецподразделений МВД Казахстана. 9 из 11 салафитов позднее были обнаружены и ликвидированы в одном из домов поселка Кенкияк, где они оборонялись всю ночь. В ночь с 10 на 11 июля произошел массовый побег заключенных в колонии АК-159/21, расположенной в городе Балхаше Карагандинской области республики. 16 заключенных, используя огнестрельное оружие, напали на охрану и убили одного полицейского. Бежавшие укрылись на территории промзоны, а когда прибыл спецназ, подорвали себя с помощью баллона с кислородом и все погибли. Побегом руководил осужденный за экстремизм мулла-салафит из Караганды, под влияние которого попали заключенные. Причем в прилегающей к колонии промзоне обосновалась целая община салафитов.

Серия терактов и вооруженных столкновений в Казахстане акцентировала внимание на том, что его западные регионы расположены близко к Северному Кавказу.

По данным российских СМИ, этим обстоятельством активно пользовались кавказские боевики, превратившие Западный Казахстан в свою тыловую базу. Однако ситуация в Казахстане – лишь частный случай процесса исламизации Центральной Азии, который принимает весьма разнообразные, причем нередко – радикальные формы.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Асеке
05.09.2011 0:05
"Да не плачьте шовики, с казахов такие же исламисты как с вас русаков интернационалисты" - Маке красавела))))
Марат
02.09.2011 17:29
Почему бы вам не обратить внимание на рост фашизма в РФ, причем здесь Путин, он то и сдерживает РНЕ и прочих русских националистов.
Марат
02.09.2011 17:28
Да не плачьте шовики, с казахов такие же исламисты как с вас русаков интернационалисты
Дина
30.08.2011 15:54
исламизация Средней Азии потянет за собой исламизацию крупных городов России
Сегодня на проспекте Мира 50 тысям мусульман,а завтра исламистов.Российская власть так ненавидит русский народ,что уже не скрывает свои преступные против него действия.Сначала ограбили страну,теперь взялись за уничтожение нации.
Игорь
29.08.2011 21:39
Исламизация Средней Азии - неизбежное следствие американизации России и угасания нашей страны, её цивилизации и культуры. Другими словами, это изнанка путинского курса на встраивание в мировую систему на правах пасынка.

Эксклюзив
12.11.2019
Дмитрий Федоров
Под эгидой Совета Европы прошел VIII Всемирный форум за демократию.
Фоторепортаж
06.11.2019
Подготовила Мария Максимова
В Манеже открылась выставка, посвященная Великой Отечественной войне в изобразительном искусстве.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».