Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
21 апреля 2021
Дорога к независимости

Дорога к независимости

Западная Сахара и Восточный Тимор – пример для Южной Осетии и Абхазии?
Алексей Чичкин
15.09.2008
Дорога к независимости

Абхазия и Южная Осетия добиваются международного легитимного признания. Как известно, в отношении так называемых «непризнанных государств» Запад применяет двойные стандарты. Но многим из них удалось заставить ООН, Евросоюз и другие международные структуры признать легитимность их независимости.

Исконно сербский край Косово – исключение. Счастливое – сказать нельзя. В рекордно короткие сроки, при фактическом содействии со стороны ЕС, НАТО, США и Турции он был «очищен» от сербов, позже – теми же структурами был приведен к законной, по их мнению, независимости. Другие территории и народы многие десятилетия испытывают на себе прессинг Запада, отказывавшегося признавать их право на самоопределение. Но некоторые из них все-таки добились международного признания и вступили в ООН.
Например, Народно-Демократическая республика Восточный Тимор (герб на фото). Всего 15 тысяч квадратных километров, почти территория Южной Осетии и втрое меньше Московской области. А вокруг - почти исключительно куда более мощная Индонезия. Маленькая же островная страна Восточный Тимор - уже 10 лет представлена как в ООН, так и в других международных структурах. Страна, что называется, официально социалистическая, там даже учреждены ордена Сталина, Мао Цзэдуна, Че Гевары и Ким Ир Сена.

А путь этой части Тимора к международно признанной независимости едва ли существенно отличается от абхазского и южноосетинского.

В самом деле: после распада португальской колониальной империи в 1975-м территория оказалась без власти в буквальном смысле, до этого она была владением Лиссабона в течение нескольких столетий. Там действовало национально-освободительное, прокоммунистическое и «проиндонезийское» движения, но первое оказалось сильнее и популярнее, получая, к тому же, помощь от соседней Австралии, не желавшей усиления позиций Джакарты. Оно провозгласило в конце 1975-го создание народно-демократической республики, которую, однако, никто официально не признал - кроме «полупризнавшей» Австралии, направившей в восточнотиморскую столицу Дили миссию связи. Но неделю спустя индонезийские войска оккупировали Восточный Тимор. Руководство республики ушло в подполье, апеллировало оно не только к Австралии и Португалии, но и к региональным международным структурам. Готовились и рассылались подробные данные о «неиндонезийском» характере населения Восточного Тимора и самой его истории. Эти документы направлялись и в ООН. Причем восточнотиморские лидеры, что называется, денно и нощно добивались, причем небезуспешно, переговоров с представителями Объединенных Наций, США, СССР, международного суда, региональных организаций. Были задействованы также архивы Португалии и некоторые индонезийские документы периода правления президента Сукарно 1946-1965 годов.

В последних же было зафиксировано: Индонезия не имеет оснований претендовать на португальские районы Восточного Тимора.

Словом, не только активные боевые действия повстанцев и их поддержка со стороны Канберры, Пекина и Пхеньяна привели к тому, что через 26 лет индонезийской оккупации Восточный Тимор получил признанную независимость и, соответственно, членство в ООН в 2001-2002 годах. Тогда же и Россия установила с ним дипотношения.
По мнению кандидата исторических и географических наук Ростислава Макандова, «восточные тиморцы смогли доказать мировому сообществу, что нарастающий внутренний кризис в Индонезии требует «выхода» во внешней агрессии и, как следствие, в попытках насильственно расширить индонезийскую территорию. Чем быстрее будут проявляться такие тенденции, тем опаснее станет политика Джакарты для соседей, и тем опаснее для них, да и для всего мира станут последствия возможного распада Индонезии. Доказав это, восточнотиморцы, тем самым, укрепили свои военные успехи, убедили мир в целесообразности признания своего права на самоопределение - резолюции ООН 1976 и 1978 годов, а затем - на независимость, и, соответственно, на обуздание зарвавшейся в тот период Индонезии. А ведь едва ли не похожая ситуация, особенно в последние годы, развивалась в Грузии: результатом стала ее агрессия против Южной Осетии». По мнению эксперта, сегодня требуется максимально активная политико-пропагандистская работа властей Абхазии и Южной Осетии в большом числе стран и зарубежных структур. В том числе - с использованием данных грузинской статистики, грузинских СМИ, зарубежных исследований по современной Грузии.

Это и будет комплексная политика по достижению международной легитимности независимости Абхазии и Южной Осетии.

Еще пример - Западая Сахара, точнее - провозглашенная осенью 1975-го повстанцами, арабами и берберами, Сахарская Арабская демократическая Республика, САДР. Многие аналитики считают эту страну «копией ливийского социализма». Во всяком случае, ее руководство часто заявляет о привлекательности опыта и идей Муаммара Каддафи - его в САДР считают преемником египетского лидера Гамаль Абдель Насера - для арабских стран.
Это бывшая колония Испании. Оттуда, после кончины Франко в 1975-м, испанцы ушли. Но Мадрид решил разделить территорию между Марокко и Мавританией. Как на Восточном Тиморе, в Западной Сахаре началось повстанческое движение, но его руководство «сверхактивно» вело и ведет политико-разъяснительную работу по всему миру. Причем с помощью прежде всего Алжира и Ливии, не заинтересованных в усилении Марокко. Более того: САДР удалось привлечь на свою сторону мавританскую политическую элиту: Нуакшот еще в середине 1980-х не только отказался от своей «доли» в Западной Сахаре, но и признал САДР. А все потому, что вплоть до середины 1990-х в Марокко считали исконно марокканской и Мавританию, против чего выступает САДР.
Поэтому любые политические режимы Мавритании верны политике признания и сотрудничества с САДР: об этом заявили и новые власти, пришедшие к управлению страной после военного переворота в июле 2008-го. К тому же, почти все страны региона, где находится Западная Сахара, совместно с Ливией инициировали признание Объединенными Нациями в конце 1970-х права западносахарцев на самоопределение и независимость. А в течение 1990-х годов и последующие семь лет САДР признали большинство африканских стран и еще 30 других государств.
В результате эта страна уже участвует в ряде международных структур, включая иберо-американское сообщество, имеет миссию связи в Испании и ООН - причем Объединенные Нации с конца 1990-х посредничают в прямых переговорах САДР с Марокко.

То есть Рабат де-факто признал существование Сахарской Арабской демократической Республики.

Маленький штрих: именно САДР в конце 1990-х выступила за создание «союза государств, борющихся за свое международное признание». Очевидно, что его участниками вполне могут стать и Абхазия с Южной Осетией.
Этнограф, доктор политических наук Юсуф Симехменов рекомендует: «Абхазии с Южной Осетией нелишне, по-моему, изучить опыт и западносахарского руководства по продвижению Западной Сахары к международно признанной независимости. Интересна практика создания западносахарских «бюро внешних связей» в разных странах и организациях. Причем от стран или структур, где есть такие «бюро», Западная Сахара не требует быстрого признания ее независимости. Проводили подобную политику и восточнотиморцы. А в результате расширяется политическое если не влияние, то, во всяком случае, присутствие САДР за рубежом, что, в свою очередь, работает на международную легитимность ее независимости».
Похоже, зарубежные «адресаты» такой политики Западной Сахары убеждаются или начинают убеждаться в негативном характере последствий создания «Большого», или, как это именуют в Рабате, «Великого Марокко». А ведь схожий характер имеют «великогрузинские» вожделения и действия. Потому и нужны комплексные внешние действия Абхазии и Южной Осетии - по примеру тех же Западной Сахары и Восточного Тимора.
Убедить мировое сообщество в неизбежности признания новых государств не так-то просто и быстро. Вспомним, что СССР, провозглашенный в 1922-м, большинство государств мира признало только после 1930-го. Тот же путь прошла и Китайская Народная Республика, провозглашенная в 1949-м: большинство «западных» стран ее признало только в 1960-1970-е годы.
Дорогу осилит идущий, одиннадцатого сентября стало известно: Сахарская Арабская демократическая Республика готовится признать Абхазию и Южную Осетию до конца нынешнего года.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
16.04.2021
Артем Леонов
Российско-иранский канал может обеспечить евроазиатские перевозки кратчайшим путем.
Фоторепортаж
20.04.2021
Подготовила Мария Максимова
В Государственном историческом музее представлена выставка императорских одежды и принадлежностей.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.