Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
17 апреля 2021
Борьба белуджей

Борьба белуджей

Судьба народа: между автономией и собственным государством
Андрей Степанов
20.05.2008
Борьба белуджей

Постоянно бурлящие на Ближнем и Среднем Востоке события оставляют в стороне острую проблему белуджей. Народа индоевропейской языковой группы, населяющего обширную территорию на стыке трех государств – Ирана, Пакистана и Афганистана.

О размерах этого региона дает представление хотя бы входящая в состав Пакистана провинция Белуджистан: ее площадь превышает территорию Германии. Протяженность побережья Аравийского моря в пределах исторического Белуджистана составляет не менее 1.500 километров. По разным данным, белуджей, среди которых весьма сильны родоплеменные и феодальные отношения, насчитывается от 5 до 19 миллионов.  

Разброс оценок их численности велик, и объясняется тем, что власти стран, на территории которых проживают белуджи, стремятся преуменьшить реальные цифры. Вместе с ней – и проблему. В то же время представители национального движения белуджей - по вполне понятным причинам – видимо, несколько завышают эту цифру. В восточной иранской провинции Систан и Белуджистан со столицей в Захедане проживает до 5 миллионов белуджей, в афганской провинции Нимроз, частично в провинциях Фарах и Гильменд - до 2 миллионов, в пакистанском Белуджистане – около 8 миллионов. За рубежом, в основном в государствах Персидского залива - не менее миллиона человек.  

В этом-то и заключается основная проблема.

Довольно крупный этнос со своими четко выраженными национальными чертами, многовековой историей и самобытной культурой, как и гораздо более многочисленные курды, не имеет своей государственности.

 Он искусственно раздроблен на части, лишен элементарных национальных прав, более того, белуджи подвергаются разнообразным формам угнетения, насильственной ассимиляции и влачат жалкое существование.  

В Иране средний доход белуджа не превышает трех долларов в день, а в соседнем Пакистане три четверти белуджей живут ниже официальной черты бедности. Не лучше картина и в Афганистане. Более половины белуджского населения неграмотно, а национальный язык повсеместно запрещен для официального пользования. Его не преподают в школах, издающиеся на нем газеты и журналы выходят мизерным тиражом.  

К возникновению проблемы белуджей, как и многих других национально-этнических и социальных проблем в разных частях света, в свое время приложили руку британские колонизаторы. Оберегая жемчужину британской короны, Индию, Лондон в своей стратегической «большой игре» с российской империей за влияние и господство в регионе рассматривал белуджей как весьма ценную фигуру. Они традиционно тяготели к России, поэтому Британия манипулировала разрозненными княжествами или ханствами белуджей, чтобы не допустить там распространявшегося из Средней Азии российского влияния. К концу XIX века эти княжества по инициативе Лондона были поделены между Ираном и Афганистаном, а наиболее крупное княжество Калат, в результате неравноправного договора 1876-го, фактически стало британским протекторатом и вошло в британскую Индию. Белуджи под руководством своих племенных вождей неоднократно поднимали восстания, но были неизменно биты превосходящими силами Ирана и британской империи.  

На долгие годы национальное движение белуджей оказалось в состоянии спячки. Пробуждение, хоть и на короткое время, наступило вслед за уходом англичан из Индии после второй мировой войны. С образованием независимой Индии почти на год был восстановлен статус независимого княжества Калат.

Но после отделения от Индии Пакистана независимое государственное образование белуджей было им поглощено - при явном одобрении Запада. США и Британия опасались, что белуджи с помощью СССР создадут просоветское государство.

Страхи Запада не были лишены оснований. Подтверждение тому я обнаружил три десятилетия спустя. В течение всего периода присутствия советских войск в Афганистане белуджи весьма лояльно и доброжелательно относились к ним. Мне довелось в те годы встретиться с руководителями города Заранджа, столицы провинции Нимроз. Они рассказали, что с нетерпением ждут прихода «родной Красной армии», поскольку рассматривают ее как свою освободительницу. Всеми делами у них ведают местные выборные советы, которые украшают портреты классиков марксизма-ленинизма, действуют молодежные и пионерские организации, сформировано ополчение, которое готово поддержать советские войска и помочь им в случае необходимости выхода на побережье Аравийского моря. При этом представители совета Заранджа делали особый акцент на традиционной тяге белуджей к России - как противовесу британскому колониализму и препятствию на пути американской экспансии. Гости уверяли, что эти чувства разделяют их собратья в Иране и Пакистане.  

После поглощения ханства Калат зависимый от Запада Исламабад, входивший в военно-политический блок СЕНТО, предпочитал опираться на белуджских сардаров - родоплеменную и феодальную знать. Новый этап истории пакистанских белуджей начался с 1970-го, когда их княжества были объединены в провинцию Белуджистан. Этот шаг пакистанских властей помог этнической консолидации белуджей и укреплению их национального самосознания. Попытки центральных властей Пакистана отменить в 1973-м остатки местного племенного права и такую форму самоуправления как совещания представителей племен, джирги, арест противившихся этому видных племенных вождей спровоцировали восстание. Более того, во всем районе компактного расселения белуджей стали образовываться политические организации – от религизно-экстремистского толка до радикально-левацкого. Именно к этому периоду относится зарождение Армии освобождения Белуджистана (АОБ) - военизированных формирований, способных вести партизанскую войну.  

Хотя восстание, продолжавшееся четыре года, и было подавлено, но Исламабад, в конце концов, пошел на некоторые уступки. В университете столицы Белуджистана, Кветты, стали преподавать язык белуджей, а на государственные посты были назначены видные представители местной родоплеменной верхушки. Кроме того, власти страны объявили о планах развития населенных белуджами районов, в частности - строительстве коммуникаций и дорог, а также крупного порта и прилегающей к нему зоны свободной торговли.  

Планы Исламабада по развитию региона, включая продолжение строительства крупного порта, прокладку нитки газопровода из Туркменистана к побережью Аравийского моря и такой же нитки из Ирана в Индию по территории провинции белуджские националисты встретили скептически. Они убеждены: все это служит исключительно интересам Исламабада, пенджабской буржуазии, и транснациональным корпорациям - в последнее время в регион активно проникает китайский государственный капитал - а отнюдь не белуджам.  

Отношения провинциальных властей с Исламабадом испытывали приливы и отливы, однако неизменно обострялись, когда в стране к власти приходили военные.

Горести белуджей, равно как и список их претензий к центральным властям, дополнили испытания пакистанского ядерного оружия в 1998-м.

 Они прошли на территории Белуджистана в пустынном районе Чагани. Обширные площади и многочисленные источники воды подверглись радиоактивному заражению, многие местные жители вынуждены были эмигрировать.  

Новое обострение отношений белуджей с центральными властями Пакистана произошло после прихода к власти в Исламабаде генерала Первеза Мушаррафа. В провинции Белуджистан активизировалось партизанское движение, видную роль в котором играл харизматический вождь племени бугди - Наваб Акбар Хан Бугди. Умеренное крыло белуджей – сам Наваб Акбар Хан и Национальная партия во главе с Ахтаром Менгалом – выступали за укрепление автономии белуджей в рамках Пакистана при одновременном интенсивном развитии самой провинции Белуджистан. Тем не менее, власти отвергли переговоры, ответили усилением репрессий и карательных операций в рамках «священной войны против террористов». Из провинции потекли во всевозрастающем объеме потоки беженцев.  

В 2006-м Наваб Акбар Хан был убит пакистанскими солдатами. Гибель лидера обострила партизанскую войну, умеренные во главе с Ахтаром Менгалом – сыном известного вождя - покинули все официальные посты в администрации провинции и перешли в оппозицию. Сам Ахтар Менгал был арестован и до сих пор находится в заключении. Вполне логично, что усилились позиции сил, которые отвергают идею большей автономии для белуджей в составе Пакистана и ратуют за независимость Белуджистана. За последние пять лет не проходит и дня без сообщений об акциях партизан-белуджей против пакистанских войск, которые несут существенные потери. Партизанские действия развертываются и в иранском Белуджистане. Однако Тегеран проявляет крайнюю жесткость по отношению к белуджам, применяет к ним репрессии и абсолютно не готов признать их исконные национальные права. В Афганистане же белуджи фактически сами управляют своими делами и не вмешиваются в политическую жизнь Кабула, у которого пока не доходят руки до отдаленных, населенных белуджами районов. Не выказывают они и активной поддержки действующим на юге страны талибам.  

Недавние выборы в Пакистане, победа на них светской оппозиции вселили в белуджей надежду на конструктивный диалог с Исламабадом и решение проблемы демократическим путем. Но отведенное белуджскими радикалами время для мирного варианта развития событий стремительно истекает.  

Как заметил председатель Национальной рабочей партии белуджей Юсуф Мусти Хан, «еще несколько месяцев, и если кто-нибудь захочет посетить наш регион, то ему надо будет не испрашивать разрешение в Исламабаде, а получать визу у властей Белуджистана».  

 

 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
16.04.2021
Артем Леонов
Российско-иранский канал может обеспечить евроазиатские перевозки кратчайшим путем.
Фоторепортаж
13.04.2021
Подготовила Мария Максимова
В Московском планетарии открылась выставка фотографий, посвящённая первому космонавту Земли.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.