Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
29 октября 2020
Боливия объявляет «Кола-войну»

Боливия объявляет «Кола-войну»

Латинская Америка предлагает вместо известного напитка новый «источник энергии»
Александр Игнатов
04.02.2010
Боливия объявляет «Кола-войну»

«Кока-колья». Так будет называться напиток, который станут производить в Боливии уже через несколько месяцев. В североамериканскую «колу» изначально входили листья коки и вытяжка из африканского ореха колы. Ла-Пас использует вместо второй составной названия имя одного из живущих в Андах народов.По-испански оно пишется с двумя «л», но произносится при этом не «колла», а «колья».

Некоторые российские издания уже принялись нападать на президента страны Эво Моралеса: он, де, потворствует производству и распространению кокаина в своей стране и за рубежом. Кое-кто предположил даже, что создание «новой коки» - коварный план боливийских сторонников социализма, которые хотят «изнутри» подорвать западное общество, опоив его «Кока-кольей» до полного одурения. Вспомним о том, что и ранее, борясь с популярным политическим деятелем, «страшилки» активно распространяли латифундисты Боливии, эту тему нещадно эксплуатировали в США, пытаясь помешать избранию Эво Моралеса президентом.

Вообще-то из листьев коки в Боливии издавна делают чай, настои, сиропы, даже зубную пасту, не говоря уже о карамели, ликере и пирожных. Есть даже произведения искусства, созданные из листьев - вроде портрета Эрнесто Че Гевары, который висит в приемной президента республики.

Директор перуанского Института неврологии Фернандо Кабьесес, подаривший мне свою книгу «Кока: трагическая дилемма?», отметил, что в листьях этого растения содержится не только кокаин, но и 14 разных алкалоидов, и для превращения этого продукта в наркотик требуются специалисты, химикаты и техническое оборудование – индейцам Анд до этого далеко. Да и потребляют кокаин, в основном, не в Ла-Пасе, Лиме или Боготе, а в США и Западной Европе.

Авторами идеи нового напитка, рекламируемого как «источник энергии», стали крестьяне из района Чапаре, традиционного центра выращивания коки. Место это знаменито еще и тем, что здесь начал свою профсоюзную, а затем и политическую карьеру нынешний президент страны Эво Моралес. Под выращивание «источника энергии» запланировано выделить 8000 гектаров земли, они добавятся к 12000 га, на которых официально разрешено выращивание листьев коки в Боливии.

Большая часть урожая будет направлена на национальное потребление, в том числе для выработки «Кока-кольи», остальное пойдет на экспорт и будет переработано в кокаин для медицинских целей.

С 2003-го каждая крестьянская семья Чапаре имеет право сеять коку на участке размером 40 на 40 метров. Прежние власти не давали на это официального разрешения, но - терпели. Всего же в этом районе насчитывается 45700 «кокалерос», как называют здесь тех, кто растит листья: исходя из разрешенных норм, они засевают кустарником 7000 гектаров. Помимо Чапаре, коку выращивают в районе Юнгас департамента Ла-Пас. Тамошний продукт тоже идет на традиционное потребление индейцами.

Нынешнее правительство, сформированное партией Движение к социализму, собирается эту практику узаконить, говорит заместитель министра социального развития Фелипе Касерес, отвечающий, в том числе, и за борьбу с наркотиками.

Главный вопрос: как увеличить производство коки, не способствуя наркоторговле? Ла-Пас предлагает введение жесткого контроля.

По словам того же Касереса, семьи, превышающие нормы или высевающие эту культуру в неположенных местах, будут наказывать, вплоть до конфискации принадлежащих им земель. Сенатор от правящей партии, Хулио Саласар, говорит, что и раньше коки сеяли намного больше, но сейчас стали лучше следить за порядком. Хотя противники нынешнего боливийского режима, как внутри республики, так и вне ее, упрекают сторонников Моралеса в пренебрежении борьбой с наркобизнесом и даже в содействии ему.

Управление ООН по борьбе с наркотиками изучило фотографии, сделанные со спутников, и установило: до 2008-го в Боливии действительно выращивали коку на площади в 30500 гектаров, то есть заметно большей тех 12000 «легальных га», о которых говорят местные чиновники. С другой стороны, Ла-Пас утверждает, что уже уничтожил посевы на 20000 гектарах. К тому же, по словам Саласара, «настоящие кокалерос» отказываются поставлять листья в нелегальные лаборатории для переработки в кокаин. «Совесть наших товарищей, - говорит он, - позволяет нам успешно вести борьбу с наркоторговлей».

Правительство признает: листья нелегально вывозят в Аргентину, Чили и Парагвай, но оно не в состоянии привести точные цифры незаконного экспорта.

Касерес считает, что следует легализовать торговлю кокой в рамках всего континента, дабы контролировать ее передвижение и взимать налоги.

При этом официальный ввоз и вывоз листьев, по мнению того же чиновника, не должен и не будет иметь ничего общего с преступным бизнесом.

Споры вокруг коки ведутся давно, но последнее время приобретают очень острый характер. Боливия занимает лишь третье место по производству листьев после Колумбии и Перу. По мнению Фернандо Кабьесеса, употребление коки насчитывает в этом районе более четырех тысяч лет. Традиционное жевание листьев ученый считает «социальным актом», основанным на правилах этикета, традициях и мистических представлениях жителей Анд. Для многих из них кока и сегодня носит священный характер, ассоциируется с религиозными церемониями и колдовством, а то - и с божеством. В эпоху инков ее потребление было исключительной привилегией императорской элиты, супруга Инки, Майта Капак, даже взяла себе священное имя - «Мама Кока».

С приходом испанцев жевание «волшебных листьев», которое конкистадоры сочли варварским обычаем, внезапно стало доступным каждому. Вынужденные трудиться на конкистадоров, жители Анд оценили коку: она не только снимала чувство голода, но и становилась утешением в их жизни рабов. Пришельцы быстро поняли это и принялись снабжать ей индейцев. Вот так привычка употреблять коку стала массовой именно в колониальную эпоху.

Любопытно и другое наблюдение доктора Кабьесеса: в конечном счете, кока стала едва ли не «основным средством социальной интеграции и проявления этнической солидарности индейцев». При том, что «она не превратилась в Южной Америке в предмет злоупотреблений, способных нанести вред здоровью личности».

В какой-то степени эта роль коки сравнима в Андском регионе с употреблением алкоголя в «цивилизованных» странах.

Однако согласно исследованиям ООН, использование коки «наносит вред и, возможно, приводит к расовой неполноценности индейцев». Этот вывод послужил основой для внесения листьев коки в список наркотиков, принятый Международной конвенцией ООН 1961-го - она действует до сих пор. Исходя из этого, до 2000-го правительства Боливии вели курс на полное уничтожение коки. Но нынешний президент, Эво Моралес, отказался от подобной практики в принципе.

При этом нынешнее боливийское правительство не заинтересовано в поощрении наркотрафика. Да и, берясь за создание нового национального напитка, оно думает не столько о сражении с «империей», как все чаще именуют на континенте США, сколько об использовании собственных природных богатств, национальном развитии. Кто-то может подумать, что знаменитой компании, символу США, наплевать на появление нового конкурента в какой-то «южноамериканской дыре». Но это не так.

Примером отчаянной битвы за место под солнцем служит история борьбы «Кока-колы» с «Инка-колой»,оказавшейся удачливой соперницей североамериканского продукта в соседнем с Боливией Перу.

Похожий на коку-колу, но чуть более сладкий, этот напиток золотистого цвета давно появился в Перу и затмил «Кока-колу». Успех - в учете вкуса перуанцев и национальной психологии, в том числе - патриотизме. В конечном счете, не сумев победить своего удачливого конкурента, американская компания сдалась и в 2005-м купила часть акций «инки» за 150 миллионов долларов, отказавшись от идеи вытеснить или заменить ее. Даже начала продажу и разлив «Инка-колы» в США.

Как заметил американский журналист, в боливийской армии 55 тысяч военнослужащих, на «Коку-колу» работает 77 тысяч человек во всем мире. И, тем не менее, язвительно замечает он, маленькое южноамериканское государство не побоялось объявить войну Соединенным Штатам – она называется «Cola war», созвучное «Cold war», то есть выражению «холодная война».

Может быть, именно о победе «Кока-кольи» мечтает индеец Эво Моралес?

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
Фоторепортаж
28.10.2020
Подготовила Мария Максимова
В Музее имени Андрея Рублева открылась выставка, посвященная 70-летию его реставрационной мастерской.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».